Logo
14-24 янв. 2018


 
Free counters!


Сегодня в мире
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18









RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Памяти Аллы Айзеншарф

В Ашкелоне на 82-м году жизни скончалась талантливая израильская поэтесса Алла Айзеншарф.

Она родилась 6 июня 1936 гола в Немирове, Винницкой области Украины. Мать, Татьяна (Тойба) Самойловна (в девичестве Мельман), до войны работала в еврейском детском доме с преподаванием на идише; отец, Ной Осипович Айзеншарф, был бухгалтером на немировском спиртзаводе.

Во время оккупации города были заключены в гетто[1]. Отца убили в первую акцию уничтожения евреев Немирова 24 ноября 1941 года.[2][3] Мать была депортирована в один из концлагерей Транснистрии, а шестилетней Шеле (так в детстве звали поэтессу) вместе с десятилетней сестрой удалось скрыться и после скитаний по окраинам города укрыться в сарае у знакомой семьи Ореховских, а затем у незнакомых жителей в селе Грабовцы до 2 мая 1942 года, когда они также были отправлены в Браславское гетто в Транснистрии; в 1943 году они были переведены в Бершадское гетто, откуда освобождены в марте 1944 года наступающими войсками РККА[4][5]. Алла с сестрой Мэрой и их мать пережили оккупацию и 15 марта 1944 года вернулись в Немиров, а в 1947 году поселились в Бендерах, где она из-за туберкулёза окончила школу лишь в 21 год, а затем — медучилище[6].

  С 1961 года по комсомольской путёвке работала выездным фельдшером в Хакасии в Красноярском крае (Бискамжа), а вернувшись в Бендеры — медсестрой в городской больнице и туберкулёзном диспансере. Была замечена Кириллом Ковальджи, который привлёк её в литературное объединение «Орбита» в Кишинёве[7]. Окончила Литературный институт имени А. М. Горького (1968—1973)[8]. Работала учителем рисования и преподавателем в бендерской школе эстетического воспитания детей «Светлячок», которую она организовала (отмечена малой бронзовой медалью ВДНХ СССР). Публиковала стихи в городской и республиканских газетах, а также в коллективных сборниках; возглавляла городское литературное объединение.

С 1988 года — с сыном, сестрой и матерью в Израиле, жила в Иерусалиме (1988—1990), затем в Ашкелоне

[] Автор семнадцати поэтических сборников. В 2001 году в Израиле и в 2004 году в России вышел сборник детских стихов и рисунков Аллы Айзеншарф периода гетто «Хорошо если выстрелят в рот...», с более поздними комментариями[12][13][14][15]. Публиковалась в альманахах «Роза ветров» и в журнале «Слово писателя». Отмечена премией имени Давида Самойлова (2008)[16]. Лауреат литературной премии «Олива Иерусалима» (за книгу «Рука твоя», 2005)[17]. Спектакль «...А нас искают немцы и собаки» по стихам Аллы Айзеншарф был поставлен в рамках проекта Яд Вашем, затем одесским театром «Мигдаль»[18][19]. Под руководством дирижёра А. Абдурахманова и поэта К. Рубинского симфоническим оркестром кафедры оркестровых струнных и духовых инструментов Челябинской государственной академии культуры и искусств была подготовлена программа «Д. Шостакович — Алла Айзеншарф: Памяти жертв фашизма»[20].

Горькое сообщение прислал в «МЗ»Живущий в Кацпмек поэт и журналист Феликс Куперман: «Очередная потеря, уже этого года. Не стало моего друга Аллы Айзеншарф. Написал на радио РЭКА: Ушла из жизни Алла Айзеншарф поэт редчайшего дара, автор свыше десятка книг, член Союзов писателей Израиля и России, пережившая все жестокости холокоста. Это громадная потеря не только литературы, но всего еврейского народа». Увы, на РЭКЕ не нашли места для нескольких слов об этом печальном факте, сочувствия этой потери для её сына и всех нас... . Когда-то я ей написал: "Когда тебя читаю, слушаю, / то будто и себя я слышу./ Так близко, рядом наши души./ Ну, разве что твоя – повыше..." Высокая душа Аллы Айзеншарф всегда с нами в тысячах мудрых, замечательных строк её стихов».

Публикуем несколько стихотворений Аллы Айзеншарф, з" л .


Как ни смотри, - ни нимба, ни крыла.
Лгала, судила, суетна была,
Брала-брала, всё называла вслух,
В мольбы и клятвы погружала Дух,
И лишь услышав горнее – Не сметь!
Вдруг оглянулась: Ах ты чудо, Смерть!

* * *

Ложится ночь на полотно
Мазками чёрными и красными.
Костра горящее крыло
Ещё кричит во тьму бессвязное.
Швыряет искры ночи в пасть,
И стынут звёзды, кружат перья,
И тщатся белые упасть
На холст, на вымысел, в поверья.

* * *

Забрызган оранжевой кистью
мой лес, заговОренно тих,
пока я опавшие листья
несу на иголках своих.
Укроюсь, зароюсь, залягу,
в ладони тепло надышу.
как мало звучаний и знаков,
Пока я стихами грешу.

* * *

И вот он – рай, и вот он – миг:
собачий лай, вороний крик,
плетённый коврик у крыльца,
с коровьих губ клочок сенца
за лунным серпиком плывёт.
И весь огромный звёздный свод
со мною смотрит заодно
земное старое кино.

* * *

Всё у̀же круг, всё ближе расставанье,
непостижимей слов поспешных суть,
и лишь одно коротенькое: «Будь!» -
одно – наказ, мольба, увещеванье.

* * *

Двенадцать часов, а в двенадцать
так хочется в тайну облечь
листвы торопливую речь
и таинство лунного танца,
с умением женским касаться
воды, и заплечий, и свеч
в бессонную полночь, в двенадцать…

* * *

Последний день. Последняя страница
уже влекома ветром и огнём
туда, где в красных отсветах на лицах
прощание вершится с этим днём,
и новенький копытцами стучится.

* * *

А на том берегу, а на том берегу
Серебристые волны по травам бегут.
Там рассветные флаги,-
Будто выигран бой.
Там в горячие маки
Не ступают ногой.
На мосту, на мосточке,-
Ах, не глянуть бы вниз! –
Молча строки-отстрочки
протянула мне жизнь.

* * *

Пока нам час предсмертья страшен,
Страшнее, чем судейства час,
Ничто в ничтожной жизни нашей
не приведёт к молитве нас.
мелькнёт поспешной тенью птицы
миг на последнем вираже,-
кого простить и с кем проститься,
нам не подскажется уже.
Количество обращений к статье - 463
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость | 04.01.2018 20:46
Ушла и навсегда осталась
Лина Торпусман, Иерусалим | 04.01.2018 18:04
В истории Холокоста навсегда останутся строки-свидетельства шестилетней Шели Айзеншарф:

Ну, сколько можно в этих лопухах,
А нас искают немцы и собаки.
И страшно. Он большой, как небо, - страх.
И писать хочется, и громко-громко плакать.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com