Logo
28.06.-08.07.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18








RedTram – новостная поисковая система

ART-галерея «МЗ»
Эрнест Аранов. Портреты
Изабелла Слуцкая. Тель-Авив

В Музее русского искусства им. Марии и Михаила Цетлиных (Рамат-Ган) открыта выставка портретов израильского фотомастера Эрнеста Аранова. Мне она кажется очень интересной по нескольким причинам: автор – известный талантливый режиссер, представивший свое фотоискусство. Его выбор - черно-белые фотографии, они привлекают меня как документальное кино, как графика, как вечная тайна света и тени…

Название выставки “In the Spotlight” означает “В центре внимания”, а в данном случае это снятые крупным планом персонажи Аранова – известные писатели, поэты, актеры и музыканты, политики и режиссеры, журналисты и художники, творчество которых связано с русской и израильской культурой. Со многими из них автор близко знаком, дружит, творит. С грустью мы смотрим на портреты рано ушедших незаурядных талантливейших израильтян, среди которых поэт Михаил Генделев, писатель, сценарист и телеведущий Аркан Карив, журналист и создатель интернет-сайтов Антон Носик… В экспозиции – портреты выдающихся российских режиссеров Юрия Норштейна и Павла Лунгина, израильского драматурга театра “Гешер” Рои Хена и композитора Ави Биньямина, профессора лингвистики Моше Табачника и многих других…

Михаил Генделев. Фото: Эрнест Аранов

Антон Носик (слева) и Аркан Карив. Фото: Эрнест Аранов

Проф. Моше Табачник. Фото: Эрнест Аранов

Художник Саша Галицкий (слева) и композитор Слава Френклах.
Фото: Эрнест Аранов

Куратор выставки Леся Войскун пишет: “Крупный план на нейтральном фоне притягивает внимание к характеру, к внутренней сути, к квинтэссенции образа… Контрапункт света и тени является главным выразительным средством в работах Аранова, что сообщает тонкое настроение и психологическую ауру его портретам”.

Для меня главное в лице человека – глаза, они – отражение души. На портретах Аранова глаза избранных им личностей особенно выразительны: они обладают неким магнетизмом или магией, хочется в них бесконечно вглядываться, разгадывать, вспоминать, сопереживать…

Я предполагаю, что небезынтересно представить портрет автора этой экспозиции Эрнеста Аранова, любезно согласившегося дать нам интервью.

Эрнест Аранов. Фото: Д. Кудрявцев

- Как справедливо отметил художественный директор музея русского искусства Меир Аронсон, “в эпоху быстрой фотографии мобильными телефонами, в эпоху, когда все превратились в фотографов, все меньше становится работ, подобных представленным на выставке”. Как же родилась ваша выставка?

- Эта выставка – тридцать лет моего общения с людьми, которых я очень люблю и горжусь моим знакомством с ними.

- Эрнест, хотелось бы подробней познакомиться с вашей творческой биографией.

- Я приехал в Израиль в 1987 году. Мы с друзьями-студентами снимали квартиру в самом центре Иерусалима. Собственно, Иерусалим и подарил мне знакомство со многими интересными людьми. В ту пору там жил Миша Генделев, он был нашим другом, учителем, это был круг художников, поэтов, литераторов... Мне повезло тогда и до сих пор везет на хорошимх талантливых людей. Я очень внимательно к ним отношусь, слушаю и наблюдаю за ними с большим любопытством, стараюсь с ними дружить…

- В вашей биографии отмечено, что вы изучали лингвистику?

- Да, я учил лингвистику в России и немного продолжил здесь - в Иерусалимском университете. Но потом у меня возник другой интерес: я прочел книгу сценариста Виктора Шкловского об Эйзенштейне. Они работали вместе, и Шкловский написал о нем книгу. Так вот, Эйзенштейн определял кино как язык. И мне стало интересно, потому что это был еще один язык, которым мне захотелось овладеть.

- Я вас на секунду прерву: Эйзенштейн еще говорил, что кино рождается за монтажным столом.

-  Совершенно точно! Именно поэтому я очень люблю заниматься монтажом, но это иссушающая профессия… Несколько раз я уезжал в Америку, учился, снимал кино, монтировал, но всегда меня тянуло в Израиль. Мне здесь нравится, я - бытовой сионист.

- А что вам нравится в Израиле?

- Мне здесь нравится жить. Я считаю, что этого достаточно.

- Вас не смущают климат и ... евреи?

- Я вам скажу так: мне и евреи “местами” нравятся, и климат – вот сейчас, осенью, например, просто прекрасный! Мне приятно путешествовать, последние годы я иногда уезжаю куда-нибудь работать. Вот в этом году был в России и в Латвии. Немного меняешь обстановку, и тем радостнее возвращаться домой.

- Как складывалась ваша профессиональная деятельность в Израиле?

- Много лет я проработал на телевидении – на первом канале, был режиссером монтажа, снимал сюжеты на темы о культуре и искусстве, работал на втором канале.

- Я впервые увидела вашу работу с Арканом Каривом на 9-м русскоязычном канале в блестящей программе “Иврит катан”. Это, на мой взгляд, были маленькие телешедевры с большим чувством юмора…

- Эта программа появилась еще до открытия этого канала. Идея программы была моя, Аркан сначала не хотел делать ее, думая, что получится аналог его книги “Слово за слово…”, уже имевшей большой успех. Я его уговорил. Мы с ним сняли пилотный выпуск и понесли его на «девятку». Программа вышла в первый день эфира. Она была направлена не только на изучение иврита… Программа должна была рассказать о людях , живущих в Израиле, о всех этих странных, на первый взгляд, не очень нормальных людях, которые ходят по этим улицам. Программа оказалась очень удачной и популярной.

- Я помню еще одну вашу программу - “На ночь глядя”, где вы были режиссером, помню оригинальный ракурс студийных съемок и любопытные дискуссии. К сожалению, вскоре незаурядный талантливейший Аркан Карив, ее участник, уехал в Москву. А у вас началась новая серьезная работа “Тмоль Шильшом” – история Израиля “с человеческим лицом”. Расскажите немного о ней, пожалуйста.

- Это был интереснейший период творчества, который длился три года. В начале проекта сценаристом был Аркан Карив, потом его сменил Аркадий Красильщиков, с которым работала целая команда. Нам хотелось рассказать, как жили простые люди, которые создавали эту страну, что они любили, что ели, какие были моды, что писали газеты в то время… Было отсмотрено огромное количество кинохроники, мы говорили с теми людьми, кто еще помнил то время, читали их письма. Я хотел передать общинный дух той жизни и сионистский быт, а исторические события были фоном. Мне очень важно было показать портрет эпохи, важны были героические люди Пальмаха, каждый человек, мальчики и девочки, как они сражались, как умирали, и почему они так беззаветно были преданы своей новой родине. Меня всегда интересовали люди. Я считаю, история Израиля очень романтическая и патриотическая, и создать документальное подтверждение этому очень важно.

- Меня тоже очень волнует документальное кино, и мы, наконец, приблизились к главному поводу нашей встречи - к фотографии, которая тоже документ эпохи: в лицах людей, запечатленных на снимках, есть неповторимое отражение того времени, в котором они жили и живут. Как и когда началось ваше увлечение фотографией?

- Фотографировать я начал в шесть лет. Фотопаппарат мне подарил дедушка. Он получил прекрасное образование, учился в Париже, там виделся с Эренбургом, который много фотографировал. Деду это тоже нравилось. Он и подарил мне первый фотоаппарат “Смена-8М”. В первом классе я начал снимать. Дед привил мне любовь к фотографии, это стало частью моей жизни, моим увлечением, моей любовью, но не работой.

- Я обратила внимание на то, что на этой выставке представлены исключительно портреты мужчин…

Инженер Дани Найгеборен (слева) и писатель, драматург Рои Хен. Фото: Эрнест Аранов

Актер Владимир Фридман. Фото: Эрнест Аранов

Композитор Ави Биньямин (слева) и книгоиздатель Михаил Гринберг. Фото: Эрнест Аранов

Медиаменеджер Демьян Кудрявцев. Фото: Эрнест Аранов

Художник-карикатурист Андрей Бильжо (слева) и музыкант Андрей Макаревич. Фото: Эрнест Аранов

Режиссер, художник-мультипликатор Юрий Норштейн.
Фото: Эрнест Аранов


Кинорежиссер Павел Лунгин (слева) и фотохудожник Дмитрий Вилькин. Фото: Эрнест Аранов

– Это правда… Все мои друзья - это евреи среднего возраста. Я сам стал таким, и это – мое окружение. Там есть фотографии 30-летней давности, снятые еще на пленку.

- Я вижу, что вы не гонитесь за красивой внешностью, позой…


- Нет, это как правило документальная фотография, за столом, за разговором. Главное - передать личностную суть.

- Интересно, я давно подметила, что мужчин совсем не портят морщины, в отличие от женского облика. Мужчины выразительнее выглядят именно на черно-белой фотографии…

- У мужчин все написано на лице. Морщины – это их характер, это прожитое ими… Женщины иначе устроены: они сами придумывают и создают свой образ, и хотят на снимках видеть именно его…

- Мне очень понравились ваши фотопортреты, представленные также и на видео. Там эти же люди многоликие, как в кинохронике, и будто все еще живы…

- Здесь нет ни одного человека, про которого нельзя было бы не написать новеллу. Я благодарен судьбе за встречу с ними.

- Спасибо и вам за талант и мастерство, за вашу любовь к людям и за то, что мы увидели на портретах в неожиданном ракурсе знакомые лица и новые, таинство которых еще предстоит разгадать. Успехов вам во всех начинаниях!
Количество обращений к статье - 643
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com