Logo
20-30 нояб..2017


 
Free counters!


Сегодня в мире
25 Ноя 17
25 Ноя 17
25 Ноя 17
25 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17









RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Иудейская Калькутта
обрела электронный архив
Александр Меламед, «МЗ»

Великолепная шестерка

- ... Такому цветку, как я, положено украшать царство усопших, - философски замечает дама с говорящим именем Флауэр. Госпоже Силлиман под 90. Она гид по еврейскому кладбищу Калькутты. Флауэр, знавшая многих лично, не согласна с тем, что те ушли в небытие.

- Тут покоится актриса Эстер Аврахам, сценический псевдоним Прамила. Мало кто знает, что эта еврейская красавица была к тому же первой Мисс Индия.

Воспоминания о современниках стали основой еврейской летописи города, созданием которой Флауэр занимается вместе с дочерями и внучками. Великолепная шестерка собирает фотографии, письма, рецепты. Материалы присланы экс-жителями Калькутты из Австралии, Англии, Израиля, США, Канады. Есть уникальные. К примеру, написанный на арабском еврейский брачный контракт начала XIX в., присланный из Лондона

Сбором документов Флауэр и ее дочери, вернувшиеся после 35-летнего пребывания за границей, занимаются несколько лет. Экспонаты не пылятся на полках, не трескаются в непогоду.

Яэль Силлиман (стоит в центре) вместе со своей матерью Флауэр (сидит) и дочерьми
Шихой (слева) и Майей в настоящее время занимается оцифровкой архива живущих
в Калькутте евреев – выходцев из Багдада.
Фото: Ранодхир Пальчхоудхури / probashionline.com/


Родной город запомнили как место с общиной в 5000 евреев. Каждый из которых говорил на нескольких языках: бенгальском, английском, иврите. «Ни один язык не забыт. Но важно, чтобы не был забыт ни один еврей Калькутты. Задача сложная. Но мы постараемся».

Яэль, дочь Флауэр, подтверждает: «Мы – дамы упрямые». Намекает за то, что ее имя с иврита переводится как «горная коза».

Так считает и Яэль, прибывшая из США, где работала профессором-гинекологом, и которая в Калькутте включилась в сохранение культурно-исторического наследия. Она взялась за создание цифрового архива. Ее дочери Шиха и Майя держат связь между научными центрами Индии и США. Свои обязанности у всех потомков Флауэр.

Непостижимый город

Среди наречий в Калькутте, переименованной в Колкату, иврит не слышен. Что понятно: на 4,5 млн. населения 20 иудеев.

- Не удивляйтесь, - говорит Яэль. - Город является средоточием парадоксов. Красота архитектурных стилей - и нищета, которую принесло 34-летнее правление коммунистов. Калькутта сочетает буддизм на основе эстетики древней Греции; научные центры, нацеленные на покорение космоса, и дефицит питьевой воды; экспорт высоких технологий и устойчивость кастовой системы. Сами индийцы считают, что Калькутта должна исчезнуть с лица земли, как средоточие мирового кошмара.

Город причастен к появлению трех нобелевских лауреатов – поэта Рабиндраната Тагора, экономиста Амартия Сена и матери Терезы, создавшей в Калькутте организацию по уходу за обездоленными жителями трущоб «Сёстры – миссионерки любви».

На фоне несоответствий не кажется странным отсутствие иудаизма в перечне конфессий.

Золотая эра

Превращению в Жемчужину Востока способствовали евреи, прибывшие пару веков назад из Сирии и Ирака. Они увидели в столице Британской Индии возможности для успешного бизнеса.

Местная власть сделала Калькутту для гонимых иудеев местом, где они могли без страха исповедовать свою веру и применять таланты.

В 1798 г. прибытием еврейского купца Шалома Овадия ха-Коэна в Калькутте был заложен первый камень в фундамент будущей диаспоры.

Он приехал из Алеппо. Опытный коммерсант слыл универсалом: знал толк в торговле драгоценными камнями, розовой водой, арабскими скакунами, специями, шелком. После его смерти эстафету бизнеса принял сын Моисей, ставший основателем еврейской общины в Калькутте.

Первые поколения евреев говорили на иврито-арабской смеси. К концу XIX в. был освоен английский. На нем говорила семья Дэвида Джозефа Эзры, владельца недвижимости, который стал работодателем для соплеменников.

К началу 1940-х в городе насчитывалось 6000 евреев, посещавших синагоги, бизнес-дома, кошерные рестораны, еврейские школы.

- Я застала благословенные времена, - рассказывает Флауэр. –Училась в еврейской школе для девочек, где царили строгие нравы. Кошерная еда. Жесткий дресс-код.

Эти частности – крупицы семейной истории, которая вплетается в общинную.

Потери и память

Дамы знают: евреи массово покинули Индию после обретения ею независимости в 1947 году. Но не из-за антисемитизма, а потому что не были уверены в будущем.

Политические потрясения 70 лет назад спровоцировали миграцию в Израиль, Европу, США. Страна обрела независимость, но лишилась еврейства. Потеря ощущается в синагогах Калькутты. Редко удается собрать миньян. Выручают дипломаты из посольства Израиля и туристы.

Община, как некогда древние иудейские колена, растворилась во времени. Неужели однажды не останется ни одного еврея?.. Даже если так, иудеи не будут забыты. Онлайн-архив, который создает семья Силлиман, сохранит еврейское наследие.

К тому же сейчас Индия – государство с динамично развивающимся хозяйством. Возможно, пришло время возвращаться.

Община породила генерала Фари Якоба, ботаника Салли Майера, фокусника Эдди Джозефа, скульптора Герри Иудейского, первую в Индии женщину-стоматолога Табиту Соломан. Имена калькуттских улиц - Белилиоз-стрит (известный бизнесмен), Эзра-стрит (семья банкиров), Синагога-стрит - хранят память о евреях.

Еврейское обучение


Калькутта, еврейская школа для девочек
С эмиграцией пришло запустение в еврейские школы. Мэрия разрешила прием детей других конфессий. Почему мусульмане не пошли в христианские школы? Потому что опасались: из них сделают миссионеров. А иудаизм миссионерство не приемлет.

В школе, где когда-то училась госпожа Силлиман, за последние 40 лет не было ни одного учащегося-иудея. Завуч госпожа Джо Коэн заверяет: «Мусульманки со звездами Давида на одежде довольны: считают, что здесь высоко качество преподавания». Отправляя в еврейскую школу своих детей, одетых в хиджаб и шаровары, родители знают: в раздевалке те надевают юбки и блузки.

- И я, когда училась в Ирвин-колледже в Нью-Дели, носила шаровары, - вспоминает Флауэр. - Приехала на каникулы в Калькутту, и мать, увидев меня в шароварах, хлопнулась в обморок.
- Так ты, мама, училась в мусульманском колледже?
- Когда родители отдали меня в Ирвин-колледж, они не знали, что там царят мусульманские нравы. Директором-то была еврейка Ханна Сен. Там вообще была неразбериха: ели руками, говорили не на бенгальском, а на хинди.

Сегодня девочки-мусульманки из еврейской школы приноравливаются к иудейским реалиям: в субботу, как и в праздники, уроков нет.

- Девочки обожают еврейские праздники! Это же дополнительные выходные дни, - подчеркивает госпожа Индира Бхаттачария, директор школы. – Но, если серьезно, то выпускницы школы желанны в любом из 17 вузов Калькутты. Мы отвечаем за сохранение главного наследия - качественного образования.

Ну а что с обучением мальчиков? Этой школой, полное название которой Elias Meyer Free School & Talmud Torah, руководит господин Элиша Твина, выпускник 60-х. Он – живая история заведения, помнит учителей, соучеников, особенности эмигрантской жизни в Израиле. В Израиле был прекрасно устроен, трудился в солидной фирме. Но родным домом считает Калькутту.

- О чем мечтаете?
- О том, как вернутся одноклассники из разных стран, по которым разъехались. Вот соберемся за сладким столом – с вкусняшками из кондитерской Nahoum. О, эти творожные кексы и пироги со сливой!

Духовные центры

Иудеи оставили богатое наследие – усадьбы, школы, больницы, синагоги. Первая в городе синагога «Неве Шалом», построенная в 1831 г. и реконструированная в последние годы, была названа в честь ее создателя Шалома Коэна.

«Неве Шалом» - первая синагога в Кальккутте

Это традиция в Калькутте: синагоги носят имена благотворителей. Учитывая, что в священных покоях хранятся реликвии, взятые государством под охрану, требуется разрешение, чтобы фотографировать интерьеры синагог. Его выдает уже знакомая госпожа Джо Коэн.

Поражает убранство синагоги Бет-Эль. Зал с мраморным в черно-белую клетку пол. Портрет основателя синагоги Дэвида Джозефа Эзры. Свиток Торы за тремя дверями. Причудливая вязь букв - Десять Заповедей. Во дворе синагоги печь, на ее огне невесть когда пекли пресный хлеб.

Все это демонстрирует Фирозе Хан, смотритель синагоги в третьем поколении. «Мое место займет сын Рабул». Они мусульмане. Это не мешает им гордиться духовным наследием иудеев.

Самая грандиозная – построенная в итальянском стиле синагога Маген Давид. Красное здание с высоким шпилем. Интерьер зала усеян коринфскими колоннами, арками, люстрами. Подлинный шедевр – витражное стекло, которым любуются все.

-... Красота! Как вы думаете, евреи вернутся? – спрашивает Рабул госпожу Силлиман. – Пусть размышляют. Я же делаю все, чтобы, приехав, они могли убедиться – все в целости-сохранности. Пользуйтесь!

В этой уверенности заключен еще один парадокс Калькутты.
Количество обращений к статье - 331
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com