Logo
10-20 июля 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17








RedTram – новостная поисковая система

Резонанс
Новые патриоты на старых берегах
Михаил Копелиович, Маале-Адумим

В одном из сравнительно недавних номеров московской «Литературной газеты» (см. приложение «Время новостей» к газете «Новости недели» за 13 апреля) помещена пространная статья «Езжай, мой сын, езжай отсель…» с подзаголовком «Новые европейцы, отчалившие от оплёванных берегов» (автор – Геннадий Красников). В этой статье сделана негодная попытка (такие нередко предпринимаются в сегодняшней России) противопоставления истинных патриотов, из которых состояла вынужденная эмиграция сливок русского общества после революционных событий 1917 года – в советское время их обзывали белоэмигрантами - эмигрантам из путинской вотчины последних лет.


Вот что пишет, в частности, г. Красников: «Массовый исход из России начался в ХХ веке, после революции 1917 года. Без преувеличения можно сказать, что в эмиграции оказался будущий (? – М.К.) золотой фонд русской классики. Одно перечисление имён писателей, философов, художников, музыкантов, среди которых были…». И далее следует поминальник из 25 имён, который я приводить целиком не стану. Назову лишь нескольких: Ив. (почему Ив., а не просто И.?) Бунин, З.Гиппиус, М.Цветаева, Е.Замятин, И.Северянин.

Сергей Эфрон и Марина Цветаева/ Фото: Public Domain

Таким композитор Прокофьев покинул Родину в 1918 г. Путь через охваченную Гражданской войной Сибирь его не испугал. Фото: РИА Новости <br/><br/>

Ниже читаем: «Мы не в изгнании, мы в послании» – говорили русские эмигранты». Ну, во-первых, это не эмигрантский фольклор; у этого афоризма есть автор, а именно вышеупомянутая Зинаида Николаевна Гиппиус, та самая, между прочим, которая ещё в Петрограде перестала подавать руку автору «Двенадцати». И, во-вторых, сказано броско, запоминается легко, но по сути это попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Кроме всего прочего З.Н. очень рассчитывала на скорое возвращение из «послания» на родину, опоганенную и растоптанную большевистской властью (каковая, увы, продержалась несколько дольше, чем предполагали «белоэмигранты»).

Очень занятна характеристика «философского парохода» с его нерядовыми пассажирами, извергнутыми из революционной России по прямому указанию Ленина: «Так называемый "философский пароход", с нестерпимой болью отрывавший (это пароход-то? – М.К.) от родных берегов цвет нации – выдающихся мыслителей, лучших сынов России, – стал своего рода ковчегом спасения не только для них, но – через них! – и спасения самой России в её многовековой национальной самобытности, её культурного кода, исторической памяти». Бог ты мой, какой пафос, сколько возвышенных слов о России, оказывается, спасённой «философским пароходом»! Хотелось бы спросить автора, как осуществилась эта акция спасения – и, главное, в какие сроки.

И всё это написано для того, чтобы на этом торжественном фоне обличить другой «пароход» – русофобский, он же смердяковский. Г.Красников последними словами кроет нынешних эмигрантов – таких, как: экс-чемпион мира по шахматам и оппозиционер путинскому режиму Гарри Каспаров (по Красникову, «мелкая сошка на "Великой шахматной доске" всемирных русофобов господ Бжезинских и Соросов»); блестящий политолог Андрей Пионтковский («старый подстрекатель, скрывающийся на Западе от российского правосудия» – неправосудия; тут, видимо, оговорился молодой подстрекатель, – и «русофобствующий эксперт-чревовещатель»); Лилия Шевцова («крутая интеллектуалка ("большой учёный")», всё подбрасывающая «свои вязанки хвороста в русофобский костёр»); Михаил Ходорковский, «вскормленный в неволе орёл молодой» (ах, какая подходящая цитата, в особенности дефиниция «молодой» применительно к 53-летнему человеку, десять лет проведшему в заключении по цинично сфабрикованному уголовному обвинению – за то, что не подчинился требованию Путина делиться с властью своими честно заработанными миллионами!)

Автор не замечает, что его лексикон, его площадная брань по адресу всех этих и других достойных людей в точности повторяет те характеристики эмигрантов первой волны, которые были в ходу у агитпропа после 1917 года. Он не опасается дожить до тех времён, когда маятник симпатий и антипатий, притяжений и отталкиваний снова, как это не раз случалось в истории России, качнется в противоположную сторону, и те, кого сегодня смешивает с дерьмом г. Красников, завтра перейдут в лагерь подлинных патриотов своей страны (если, конечно, Путин со товарищи не успеет к тому времени довести её до полного расставания с образом великой державы).

Г. Красников предпослал своему разнузданному очерку эпиграф из «Былого и дум» А.Герцена, который (эпиграф) так же смотрится на фоне его, Красникова, текста, как котелок на голове сельского жителя. А вот в своей работе «О развитии революционных идей в России» тот же Герцен сформулировал: «Что же это, наконец, за чудовище, называемое Россией, которому нужно столько жертв и которое предоставляет детям своим лишь печальный выбор погибнуть нравственно в среде, враждебной всему человеческому, или умереть на заре своей жизни. Это бездонная пучина, где тонут лучшие пловцы, где величайшие усилия, величайшие таланты, величайшие способности исчезают прежде, чем успевают чего-либо достигнуть». Кажется , это сказано о сегодняшней, путинской России. Вот только г. Красников и его шеф, главный редактор «Литературной газеты», уже не стоят перед печальным выбором, окончательно предпочтя первый вариант обозначенной Герценом альтернативы.

И последнее замечание. Близко к концу своего пасквиля г. Красников обращается к Игорю Северянину: приводит концовочное двустишье его поэзы (так!– М.К.) «Классические розы» (1925), выбитое на могильном памятнике поэта, на Александро-Невском кладбище в Таллинне: «Как хороши, как свежи будут розы, / Моей страной мне брошенные в гроб!» Но в том стихотворении есть ещё одна важная строка «Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране…» Полагаю, что Северянин мечтал о розах, которые, как ему хотелось бы, вырастила не Совдепия, а прежняя, обожаемая им Россия. В этом меня убеждает более поздний (1926), но тоже написанный в эмиграции сонет Северянина «Салтыков-Щедрин». Процитирую и его:

Иудушки из каждой лезут щели.
Страну одолевают. Одолели.
И нет надежд. И где удел иной?


Как эти строки перекликаются с выписками Красникова из ещё одного нынешнего эмигранта, недавнего кумира российских прозы и телевидения – Г.Чхартишвили (Б.Акунина): «Если вы входите в российскую сумеречную зону, вы теряете всякое чувство ориентации»! Впрочем, это, собственно, почти то же, что знаменитое тютчевское: «Умом Россию не понять…»

Апрель 2017
Количество обращений к статье - 869
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость | 11.05.2017 21:25
Путаные люди среднего уровня культуры, с полумещанской психикой и психологией - никакой не золотой фонд, а столпы культуры того же претенциозного мещанства от культурологии.
Новую русскую словесность создали совершенно другие люди: Севский, Платонов, Булгаков, Маканин, Айтматов - в прозе, Осип и Роальд Мандельштамы, Заболоцкий, Хармс, Тарковский, Соколов, Красовицкий, Волохонский и другие - в поэзии, Лосев и Аверинцев - в философии, а уж в других областях знания и общественной жизни - и говорить не приходится. За рубежом и близко не было таких созвездий человеческого интеллекта. Странность? Парадокс? - не совсем. Запад, в силу успехов науки, перешел к техническому осуществлению ее идей. Возникла цивилизация конвейера - ОПЕРАЦИОНАЛИЗМ, с ее неизбежным снижением уровня интеллекта познающего Человека. Нобелевская премия - апофеоз этого непотребства. Конечно, советская интеллигенция понимала, что , бандитское вранье кремлевских СМИ и мещанские примитивные агитки их западных конкурентов - одно и то же античеловеческое непотребство. То, что Запад угробил Восток - вовсе не признак его культурного и морального превосходства. Дуализм в больших системах не работает. Третья сила, а вернее - другой уровень - сегодня сводит на нет цивилизацию Запада, сведя операционализм к виртуалу - ЦИВИЛИЗАЦИИ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИГРЫ. Все ценности оказываются фантомными.
Еще сохранились люди, это понимающие, но сознание и мышление сегодня почти тотально оказались роботизированными, что демонстрирует и эта публикация.
Интересно другое – вообще мало кем понимаемое: Израиль, где есть все социальные уклады и необычайная чересполосица людей и этносов – оказался уникальным культурным азилем - убежищем интеллекта. Именно это, а не низкопробный шовинизм и тупое претенциозное мессианство делает его центром мира.
Гость | 03.05.2017 09:16
Михаил Копелиович, вольно или невольно, собою воссоздал образ русского интеллигента, близко волнующегося за падение нравственности в общественной жизни и литературе России. Пройдут годы и будет написано скорбное исследование
об исходе Евреев, алии в своей интеллектуальной «массе» равновеликая «философскому пароходу» и белоэмигрантам.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com