Logo
11-19 марта 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
28 Мар 17
28 Мар 17
28 Мар 17
28 Мар 17
28 Мар 17
28 Мар 17
28 Мар 17









RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Еврейский театр
в годы Катастрофы, ч.2
Д-р Злата Зарецкая, Иерусалим

(Продолжение. Начало в «МЗ», № 540)

Интерес нацистов к театру внутри лагерей был настолько силен, что они позволяли даже открытую критическую сатиру, но избегали наказаний по причине «хорошего вкуса», как было, например, в лагере Вестерборг в театре «Кадеко» Макса Эрлиха, или в юмористическом шоу «Идн Шмидн», созданном в гетто Лодзь Моше Пуловером, или в сатирических ревю Кабаре Лейба Розенталя и Катриэля Бройде в гетто Вильно... Эти «легкие шоу» с нескрываемой сатирой на Юденрат или власти лагеря воспринимались нацистами как норма, потому что парадоксально были частью общего Цирка Истории – коллективного имиджа «окончательного решения».

«Пациент» - сатира на больницу в гетто. Театр «Кадеко», реж. Макс Эрлих,
лагерь Вестерборг, 1942

Как писал Хинкель в 1941-м коменданту Рейхсварбанда в Польше: «Театр - это практическое решение культурной политики национал-социализма в еврейском вопросе».

Но каков же был еврейский подход к выступлениям в тюрьме, игре перед лицом гестапо, действам в период тотального геноцида еврейского народа?

Театр в условиях постоянного давления воспринимался евреями однозначно как путь к духовной свободе, возможность преодолеть границы воображением. Сцена позволяла возвратиться памятью к предвоенной жизни, выражала ностальгию по обещанному дому – по Израилю и помогала ради будущего поддерживать молодежь.

В Варшаве, Лодзи, Кракове, Вильно, Риге, Берген-Бельзене – везде были созданы организации «Еврейского самоспасения». Их цель была в том, чтобы учить детей и тех, кому не на что было пойти в ночной клуб. Параграф 5 «CENTOS» гласил: «Утренние представления должны быть организованы для развития ребенка с помощью профессиональных актеров».

«Ребецн Ривка», театр «Эльдорадо», гетто Варшавы, 1941.
На сцене - евреи, в зале – нацисты

В официально разрешенных немцами «Новый Азазазел» в Варшавском гетто, в театре «Авангард» в гетто Лодзи, в группе «Брит Иврит» в Виленском гетто... наряду с дешевыми развлекательными программами типа «Мотке-ганэф» - «Вор Мотке» или наивными действами с надеждой на «культуру воспитанных немцев» типа «Ребецн Ривка» в театре «Эльдорадо» в гетто Варшавы в 1941, шли спектакли еврейской классики, напоминавшие о нашем богатейшем культурном наследии, о «голдене кейт» - золотой цепочке поколений, и эти спектакли, как могли, согревали отчаявшихся узников. Это «Рахель Имейну» С. Цвейга в «Молодежном театре» гетто Вильно, «Шуламит» Гольдфадена в театре «Новый Азазел» гетто Варшавы, «Каббалисты» по И.-Л. Перецу - театронетто Вольфа Лурье в гетто Ковно, «День и Ночь» по Анскому - импровизация по книге «Исход» профессионалов из лагеря «Вапнярка» в Транснистрии , актуализировавших библейский текст как собственный выход из нацистского Египта. Искусство скрытого протеста сопровождалось постановками открыто провокативными. Таковы «Бог мести» по Ш. Ашу в театре «Новый Азазел» в гетто Варшавы, а в рабочем лагере Ченстохов идишский актер Шай Тигель и любитель Якубович организовали так называемый передвижной театр: они ходили от барака к бараку и разыгрывали представления в проеме дверей. С приездом новых транспортов театр Тигеля пополнился джаз- бэндом. Ему предоставили отдельный барак, соорудили сцену , занавес и прожекторы. Здесь был поставлен Тигелем мюзикл «Мне суждено сгореть» - идишская версия пьесы Сергея Третьякова «Рычи , Китай!» Там пьеса заканчивалась восстанием китайских кули против колонизаторов. Тут на идиш прозвучала пропаганда бунта против нацистов. Спектакль был поставлен только один раз – все исполнители были уничтожены, но для зрителей талант и смелость артистов дорогого стоили!

«После дневной жестокости фашистов не интересовала жизнь в бараках. Там ночью было поле сражений за спасение культуры. Театр поддерживал иллюзию нормальности в абсолютно ненормальной обстановке», - вспоминали выжившие. Арт-терапия была сражением за еврейское будущее, путем спасения человеческого достоинства, национальных ценностей. На флаге театра КАЦЕТ Сами Федера было написано: «Ундзер флихт трогн лихт он культур» – Наш долг нести свет культуры! В лагере Шаргорода Либи Шарф поставила «Танго Шаргород» как драму и сатиру одновременно; в гетто Могилева учителя вместе с детьми сыграли комедию «Ария тифозной вши» и идиш- мюзикл «Возвращение».

Ицхак Каценельсон, звезда еврейского театра предвоенных лет, чьи пьесы украшали сцены Габимы, а песни (Как прекрасны ночи Ханаана) распевал весь Эрец-Исраэль, вошел в гетто Варшавы в 1940-м. Все свои ранние пьесы он перевел с иврита и польского на идиш ради детей, которых продолжал спасать как педагог и режиссер. В организованном им молодежном театре «Дрор» («Свобода») он ставил свои танахические актуалии для морального воспитания питомцев. Его пьесы «На реках Вавилонских», «Йов», «Яаков и Эйсав», «Путешествие в Израиль» и особенно «Вокруг Иерусалима», представленная перед восстанием 1943 года как иудейская мечта о будущем – все это было частью драмы Холокоста, еврейской оппозицией нацистскому обесчеловечиванию, национальному унижению, физическому уничтожению, порой единственным путем духовного еврейского противостояния.

Приведу еще один пример духовной несгибаемости театральных деятелей. В Дахау, как отмечает один из спасенных евреев Нико Рост, очень любили ночные дискуссии о соотношении театра на идиш и европейского. В одном из бараков регулярно обсуждались драмы Гольдфадена на фоне Расина и Мицкевича. В какой-то из вечеров один из присутствовавших исполнил собственную ироническую пьесу – импровизацию о том, как среагировали бы звезды немецкой литературы на Дахау!..

Амбивалентный юмор искусства узников был одновременно формой трагедии и протеста. Лагерная ирония, еврейский «Шмальц» из Бухенвальда: «Здесь, в Бухенвальде, у нас самые лучшие артисты всей Германии. Здесь вы можете громко смеяться над нашими шутками. Здесь самый свободный театр в Рейхе!».

Однако вопрос о коллаборационизме актуален и в наши дни. Не все так просто и однозначно в истории еврейского театра в годы геноцида. Некоторые произведения до сих пор вызывают дискуссии, ибо сложны для анализа. Можем ли мы точно сказать, какие постановки были проявлением духовного мужества и противостояния врагу, а какие – формой личной инициативы - предательским соглашением с убийцами? Противоречива, контрастна, многослойна картина театра в гетто Терезиенштадт, якобы «образцового рая, который Гитлер создал для евреев». Об этом пишут супруги Макаровы в четвертой книге «Крепость над бездной», посвященной искусству Терезина.

Театр, как и везде в гетто, с одной стороны, был «формой наивысшей свободы», по свидетельству актера Яна Фишера. Здесь был театральный бум – реакция на дьявольский театр абсурда, устроенный эсэсовскими палачами-«режиссерами». Здесь шли спектакли классические и написанные в Терезине. Были представлены все жанры, кроме трагедии - на сцене запрещено было жаловаться , страдать – это было требование свыше. Но и участники терезинского театра вспоминали, что если бы не смеялись – сошли бы с ума. Актеры и режиссеры показали публике более 700 спектаклей и репетиции продолжались до последней минуты... Здесь были показаны Мольер, Чехов, Кокто, Гольдони ,но даже еврейские пьесы «Эстер», «Бен Акива», «Тевье-молочник», «Голем» для театра марионеток шли на чешском или немецком языке. В Терезине еще существовала иллюзия духовного равенства с развитой нацией, надежда на возможность договора с культурными немцами... Как пел в своем кабаре Карел Швенк: “Все завершилось громом, а вовсе не погромом. И кто бы мог поверить, что можно мирно жить?» Не случайно его сценки стали основой первого немецкого пропагандистского фильма осенью 1942 года.

Cудьба чеха Карела Швенка известна – он умер на марше смерти в 1944-м. И понятно, что прозрение пришло к нему слишком поздно, как и ко многим деятелям культуры, которых немцам удалось оболванить.

Курт Герон (слева) и Карел Швенк

Но в Терезине в мире визуальных искусств занял особое место сценический мудрец из Германии Курт Герон – актер, режиссер, который снимался вместе с Марлен Дитрих в фильме «Голубой ангел». Он был первым исполнителем роли Меки Нож в «Трехгрошовой опере» Бертольда Брехта. Он, как и Дитрих, видел костры из книг, знал про «Кристаллнахт» (Хрустальную ночь), исчезновение людей в лагерях, антисемитизм, как тотальную политику Рейха. Но Дитрих, не будучи еврейкой, уехала в Голливуд и оттуда помогала немецкому и французскому Сопротивлению. А Герон от Америки отказался, попытался приблизиться к Германии через Голландию, где собрались такие же, как он, артисты- беглецы. Из Амстердама в 1941-м его и забрали на конвейер уничтожения – сначала в лагерь Вестерборг, где он играл в сатирическом еврейском театре «Кадеко» , затем его перевели в Терезиенштадт, где он создал на немецком языке «Кабаре «Карусель», пользовавшееся успехом у всех без исключения – как у заключенных, так и у тюремщиков.

Афиша театра-кабаре «Карусель» Курта Герона в гетто Терезиенштадт, 1942-1944

А в 44-м именно ему фашисты поручили снять пропагандистский фильм «Гитлеровский рай для евреев». И он сделал это блистательно, используя весь свой энтузиазм и профессиональный опыт. Это он снял детскую оперу «Брундибар», где все улыбаются, где запрещено было быть печальным, ибо надо было демонстрировать атмосферу благополучия для Международного Красного Креста.

Детская опера «Брундибар», гетто Терезиенштадт, из фильма «Гитлеровский рай
для евреев» К. Герона, 1944 (после съемок все актеры были уничтожены)

Герон был потрясен, когда его включили в список на Аушвиц. Сохранились два свидетельства о нем перед отправкой. «Он шел в душегубку, как король, в элегантном пальто, небрежно накинутом на плечи, словно играл роль в спектакле» (это Маргит Зильберфельд, «Крепость над бездной» Сергея и Елены Макаровых, 2007, т.4, с. 345) и второе – актрисы Навы Шен: «Он упал на колени и умолял о разрешении остаться. «Я же сделал этот фильм для вас!» Но они втолкнули его в транспо рт» (Нава Шен, «Быть актрисой», 1991, с. 124). Для кого он работал – для своего любимого искусства или из страха перед врагом для спасения себя и жены Камилы Спира – ведь она осталась жива ?! – на эти вопросы нет ответа до сих пор...

  В 2004 году Малкольм Кларк и Стюарт Сендер получили «Оскара» за документальный фильм о Курте Героне, названный «Узник Рая» (Prisoner of Paradise).


Кто он был? – это до сих пор дискуссионный вопрос, как и вся немецко-еврейская культурная деятельность. Для большинства из еврейских артистов – «немцев Моисеева завета» это была Катастрофа крушения конвенций между сценой и залом, разрыв человеческих связей –трагедия войны между братьями...

Существует еще множество проблем феноменологии культуры в Катастрофе, которые ждут своих исследователей...

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 873
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (10)
Гость Моше Лифшиц | 27.02.2017 21:16
Господин Дан Рогинский!
Странно, что многие не удосуживаются вспомнить, что два слова суд и суждение, дающие одинаковый глагол судить , разные понятия.
Необходимо дать оценку, суждение, происшедшему в то ужасное время.
Что не означает производить суд над несчастными узниками, обвиняя их в неспособности или нежелании восстать против своих мучителей.
Но называть героизмом , высоким творчеством поведение отчаявшихся, опустившихся до сотрудничества с палачами людей - опасная ошибка.
Последствия этой опасной ошибки деятельность увы, многих наших соотечественников против нашего народа и государства.
Дан Рогинский | 25.02.2017 22:45
Игорь | 08.02.2017 22:22
Не имеете Вы права судить наших несчастных братьев, называя их "червоточием". Это кощунство - смотреть на них свысока. Можно многое сказать в их оправдание, но они не заслужили обвинения, а потому не нуждаются в оправдании. Да будет благословенна память этих мучеников.
Гость | 12.02.2017 12:53
Не желая никого обидеть, хочется отметить, что с сороковых годов прошлого века, когда просочились сведения о еарейском (большей частью нелегальном) театре в гетто, ещё никогда героическая деятельность артистов не рассматривалась под таким углом зрения. Ни в одной статье, ни в одной книге. Складывается впечатление, что данный вопрос требует исследования не только со стороны знатоков еврейской культуры, знатоков идиша и еврейского театра. Ибо их подход не учитывает тех оценок, которые прозвучали в данной дискуссии. И, стало быть, точка зрения еврейско-русской интеллигенции, не знакомой с историей еврейского театра, тоже представляет огромный интерес.
Гость Моше Лифшиц | 11.02.2017 19:23
Многоуважаемые мои соотечественники!
У нас всех одна забота: выжить.
Для этого необходимо научиться жить в мире друг с другом.
В пылу спора раздавать друг другу нелестные, мягко говоря, определения ни к чему хорошему не приведёт.
В конце концов важно для нас и для наших потомков сделать правильные оценки происшедшего в Катастрофе, чтобы не повторять ошибки прошлого.
Увы, явление под названием пособничество врагу цветёт пышным цветом сегодня среди нас.
Лозунг движения "Шалом ахшав , мир сегодня" - это желание , пренебрегая происходящим вокруг нас,
всегда, любой ценой, наслаждаться всеми благами жизни и искусства.
Боюсь, такой подход имеет корни в недавнем нашем прошлом.
Гость | 11.02.2017 11:07
Очень жаль, что серьезнейшая тема еврейской культуры в годы Катастрофы проваливается между невежественным пошлым морализированием и, теперь уже, отвратительной иронией. Тема-то не новая и с 40-х годов прошлого века, когда первые сведения просочились на страницы еврейской прессы, она вызвала величайший интерес и сочувствие со стороны еврейского читателя. Но кто же мог тогда знать, что несколько поколений ассимиляции лишат нынешнего, в целом культурного по-русски читателя, возможности достойно реагировать на еврейские культурные коды? Это же не только театр. Это великая поэзия и великий музыкальный фольклор. В знаменитой колыбельной песне "Штилер, Штилер" (победившей на конкурсе в Виленском гетто) мать обращается к ребёнку, умоляя его не плакать: врагам все равно не понять наших слез. В комментариях к данной статье мы не видим врагов. Но с точки зрения понимания вопроса - его, понимания, не может быть. Чтобы понять эту возвышенную трагедию, надо родиться с еврейским языком (по-еврейски он называется идишем), чтобы прочувствовать каждый нюанс, каждое слово, каждый мотив того творчества. Иначе все ассоциации останутся на уровне ресторанных песенок и морализирования насчёт тех трагических актеров.
Паниковский, Михаил Самуэльевич | 10.02.2017 20:58
Вы жалкая личность, Сава. Вы знаете, как я Вас уважаю, но Вы ...
Гость Sava | 09.02.2017 14:25
Вы, Игорь,рассуждаете как пошляк и дилетант.Где это вы слышали о восстаниях доходяг, заморенных голодом,холодом и пытками в ЛАГЕРЯХ СМЕРТИ? Не требуется большого воображения, чтобы представить себе истинное физическое и духовное состояние несчастных жертв нацистских палачей, чтобы понять о их неспособности и неготовности к сопротивлению.Нам неведомы истинные порывы,побудившие их к актерской импровизации, но осознанный выбор еврейской тематики фрагментов пьес,свидетельствует о их безграничной мужественности.
Это был отчаянный от безысходности вызов обреченных нацистским ублюдкам.
Гость Моше Лифшиц | 09.02.2017 09:12
От всей души благодарен Игорю и Саве за отзывы, которые я отчаялся увидеть и услышать.
Но простим тех людей, которые оказались жертвами отвратительных выходок нацистов и иже с ними.
А нам необходимо понять, что , называя героизмом , высоким служением искусству подыгрывание палачам или моральным
попытки любой ценой выжить, даже помогая убийцам, мы деморализуем сами себя и следующие за нами поколения.
Игорь | 08.02.2017 22:22
Вероятно, найдутся люди, которые скажут, что мы не имеем права судить этих актеров, не испытав даже доли того, что испытали они, но... мы знаем людей, которые предпочли смерть унижению, восстание - покорности, труд на пустой земле - прозябанию. Значит эти актеры - исключение, червоточие, стыд нации, чем и нравились нацистам и, безусловно, понравятся антисемитам. Поэтому, знать это полезно, но надо ли публиковать, выставлять на всеобщее обозрение этих уродов, как постыдное заболевание?
Гость Sava | 07.02.2017 15:17
Напрашивается предположение, что план внедрения театрального действа в концлагеря уничтожения был задуман нацистами в двух основных целях:
1.Сфальсифицировать для внешнего мира якобы существующую для заключенных благоприятную, чуть ли не цивилизованную среду обитания.
2.Усладить свои садистские потребности,удовлетворяясь наблюдением за унизительными и позорными тщетными попытками безнадежно обреченных на погибель несчастных и страдающих узников,вымолить у палачей милости и пощады.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com