Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Последнее воскресенье августа
Цви (Григорий) Гершзон, Иерусалим

Окончание. Начало в «МЗ», №№ 528-529

Трагедия


Большая трагедия евреев молетского края началась 26 июня 1941 года, когда в город o пришли нацисты. Уже в первую неделю было схвачено и убито 60 молодых евреев. Старожилы Молетай вспоминают, что в городок приехало только 5-6 немцев, а смотреть за порядком остался только один. Немцы организовали из местных отряды белоповязочников для охраны евреев в гетто, которое находилось в центре Молетай между улицами Вильняус и Кауно, также для расстрела и дележа имущества евреев. Во главе 3-го оперативного отряда, совершавшего в Литве уничтожение евреев, был полковник СС, штандартенфюрер Карл Ягер. Его рапорты 1941 года – своеобразные бухгалтерские книги массового истребления евреев: "Сегодня могу констатировать, что 3-й оперативный отряд достиг поставленной цели – решил проблему евреев в Литве. В Литве больше евреев нет...".

 За один день 29 августа 1941 года было убито и закопано 2000 евреев. В отчете штандартенфюрера К. Ягера написано, что 29 августа 1941 года в Утене и o Молетай было убито 1469 детей. Еврейские дети часто даже не были расстреляны, их o попросту живыми бросали в ямы и закапывали с трупами родителей.

 Из работы – проекта ученицы школы Молетай Аисты Григалюнайте

«Жили евреи спокойно, без трудностей, радуясь тем, что имели, до того судьбоносного дня. В 1941 г. с начавшейся войной между СССР и Германией немцы-нацисты сразу же начали убивать евреев и грабить имущество. Не обошла страшная судьба и евреев Молетай. Мужчин собрали и вывезли в Утену, как объясняли – на работы, но расстреляли. Евреев-мужчин маленьких городков - Joniškio, Giedraičių - были убиты на месте... Стариков, женщин, младенцев, детей свезли в Молетай. Все до одного попали под град пуль. То место, где их расстреливали, сейчас огорожено, поставлен памятник, на котором написано, что гитлеровские оккупанты и их помощники 29 августа 1941 г. убили 700 евреев (мужчин, женщин, детей). Очень немногие, буквально единицы, успели убежать перед убийством. Меж ними уже упоминаемые Блокштейн, Белецкий-Рабинович. В Молетай ни один литовец не спас еврея. Доктор Мария Апейките пыталась помочь доктору Перку и его семье. Провожала их в сторону Вильнюса. Около Гедрайчией их схватили белоповязочники и убили».

  Из Акта Чрезвычайной Государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников по Утенскому уезду Литовской ССР:

 "Около местечка МАЛиТЫ обнаружена траншея длинной 60 метров, глубиной - 3 метра и шириной – 4 метра, расстрелянных около 2.000 чел. В местечке АНИКШТЫ и МАЛИТЫ еврейское население согнали в синагогу, после этого начали производить грабеж еврейского имущества. Истребление еврейского населения фашистские захватчики и их пособники учинили в пятницу 29 августа 1941года. Жители города УТЕНА - Виткова Юлия Гавриловна и Клапинске Анна Мартьяновна рассказывали:

  «Самой страшной была пятница 29 августа 1941 года, мы видели, как вели евреев на расстрел, многие были знакомые и прощались с нами. Сначала большими партиями вели мужчин со связанными за спиной руками, потом женщин, стариков и детей. Все шли в хорошей одежде, детей несли на руках, они играли в игрушки, наслаждаясь природой. В этот день погода была теплая, солнце ярко озаряло, заигрывало с матерями, да и дети не могли понимать в таком маленьком возрасте, что их через несколько минут фашистские изверги и их пособники расстреляют».

Расстреливал евреев Виджюнас Альфонсас. На допросах он давал показания:

  «Евреи до 2.000 человек были согнаны в синагогу МАЛЯТЫ, затем группами в 4-6 партий поочередно выводились и расстреливались. В первых партиях расстреливались мужчины, а во вторых партиях расстреливались женщины, дети и старички. Расстрелом евреев руководил начальник полиции местечка МАЛЯТЫ, старшина волости и четыре немца в форме СС из г. УТЕНА. Немец дал команду, чтобы все евреи разделись, их было более сотни. После того, как они разделись, им приказали зайти в яму и лечь лицом вниз, но некоторые легли, а некоторые стояли в яме. Тогда нас с оружием, человек 30, поставили на краю ямы. Немец первым выстрелил, а за ним начали стрелять в яму все остальные каратели».

  Очевидцы рассказывали, что больных и стариков, которые не могли идти, увозили и сбрасывали в ров.

  Очевидец Раечка Антон Юльевич на следствие рассказывал:

  «Женщины-матери везли в колясках и несли на руках маленьких детей, запасную одежду несли в узлах за спиной и подмышкой. Когда группы выходили за местечко МАЛЯТЫ, они понимали, что их ведут на расстрел, тогда начали бросать вещи, снимать часы и украшения и бросать в стороны. Когда вели большую группу женщин и детей, то многие прощались и плакали. Группы приводились к траншеям, несчастных заставляли прыгать в ров и потом расстреливали в упор из автоматов".

Из рассказов очевидцев:

  «Как только жертвы подходили к траншеям, начинался сильный женский и детский плач и крики. Все эти крики сливались в один душераздирающий рев. После выстрелов рев постепенно утихал, переходил в страшный стон предсмертных судорог, и последних добивали прикладами».

  Обнаружены разбитые черепа от сильных ударов. Часть людей была погребена живьем. Начальная толщина трупов при расстреле была около 2.5 м.

При вскрытии рва толщина слоя трупов оказалась 1.8-1.9 метра. После кровавой садистской расправы с мирными гражданами ров был засыпан тонким слоем земли. При давлении земли и трупов, после такого громадного количества расстрелянных кровь не могла просочиться вглубь траншеи, и тогда кровь пеной начала подниматься вверх. Погода стояла теплая, вследствие чего происходило быстрое разложение, начал выделяться сильный трупный запах. Тогда траншея была залита известью и снова завалена толстым слоем земли.

Ц.Г.
В нашей поисковой работе мы обнаружили абсолютно точные данные и факты, как все это происходило. Документы из архива КГБ Литвы с протоколами допросов и показаниями самих преступников точно рисуют всю картину происшедшего 29 августа 1941 года.

  Были у нас и встречи с пожилыми людьми, которые во время войны, будучи детьми, отлично запомнили детали происходившего в те страшные дни. И конечно же, видеопоказания из Американского музея Холокоста в Вашингтоне добавляют важную информацию обо всем произошедшим. В музее Холокоста "Яд ва-Шем" в Иерусалиме сохранились два письма, которые рассказывают о той ужасной участи, которую разделили еврейские жители Молетай.

Прощальное письмо, которое написала Ципора и выбросила его из окна синагоги, в которой были заперты без воды и еды все еврейские жители Молетай:

"Дорогие Мойше и Бейла,
Будьте здоровы. Если хотите, чтобы наши пожелания исполнились, дайте немного денег тому человеку, который доставит вам это письмо.Мы уже два дня ничего не ели и скоро будем убиты. Запомни этот день во имя нашей памяти: это будет 19 августа. Отца дома нет; кто его знает, может, он уже умер. Все уже одеты (и готовы) со своими любимыми детьми, все ждут. Мы все (заключены) в школе. Хотя времени все еще остается достаточно, но мы все желаем, чтобы смерть пришла уже сейчас. В начале нового месяца Ава они нас вывели на расстрел, но свершилось чудо. Но сегодня чудо возможно, если только Небо будет к нам благосклонно… Будь здоров и силен духом. Мы, евреи, будем жертвой, чтобы и ты был спасен. Ципора».


Письмо Юделя Нутлевича и его отца родственникам. 21 декабря 1941 года:

«Дорогие мои швагер и швагерка, пишу вам о трагической нашей смерти, которая забрала всех евреев жителей – они были расстреляны за семь дней месяца Элула. Я убежал вместе с Юдкой, Саркой и Ициком. Мы были очень взволнованы и потерялись. Они расстреляли Зельду вместе с со всеми другими. Все молетские евреи закопаны в яме за Молетай, недалеко от Латеки. Мы с Юдкой 16 недель прятались в подвале. Смертельно мучились…

Пишу это письмо из тюрьмы. Считаем минуты, пока нас поведут на расстрел. Это будет через есколько минут… Они поймали несколько евреев во дворе по улице Анмисл, 8. Аба Шниплискер был там со всей своей семьей. Они пришли сюда как из "другого мира", то есть страдали от голода и холода. Мы оставлены без теплой одежды…уже десятый день месяца Тевета. Очень холодно. Мы должны были идти и зарегистрироваться и нас поймали. Завтра нас расстреляют… Элла Гутц спаслась (убежала) в Шауляй. В окрестностях города не осталось ни одного еврея. Сегодня можно увидеть , как выглядит мир без евреев… Держитесь. Это последние слова вашего брата, который умрет вместе с сыном Юделя Нутлевича.


Сегодня 21 декабря 1941 года. Это день памяти о нас. Вот адрес крестьянина, которому оставляем письма. Когда закончится война, он вышлет их вам. Если захотите ответить, то пишите ему по-литовски".


В конце письма добавлено:
«Дорогие тетя и дядя, это мое последнее прощальное письмо, пишу вам из тюрьмы, осужденный на смерть. Варвары убийцы осудили меня жертву, которая не совершила никакого преступления. Тысячи тысяч людей уже погибли. О крови убиенных не будут молчать. Очень грустно покидать этот прекрасный мир. Мы только начали жить, а уже надо умирать мне и отцу вместе с нашей семьей. Мы не знаем , где оставят наши тела. Я заканчиваю свое письмо: живите счастливо и наслаждайтесь красивой жизнью. Ваш преданный племянник Юдель Нутлевич, который уже мертв. Молетай , 21 декабря 1941 года, из тюрьмы, несколько дней до смерти".

Рассказывает Людвиг Мушко, юрист:

"Открылась такая страшная картина. Как мне рассказывала одна женщина – тогда ей было 11 лет, сначала они сами выкопали ямы, а потом их расстреляли … И потом она, маленькая девочка, 10-11 лет, она через несколько дней (все-таки там было оцеплено, не разрешали проходить) пошла туда с детьми - посмотреть. И они просто ужаснулись – красные розы расцвели на этом... на белом фоне все. Ведь было засыпано этим... известью... И потом, потом они... увидели, она так предполагает, потому что издали - видела розы. Вы представляете, розы на белом... Наверное, все-таки просочилась кровь, я так думаю, и тогда разлились эти пятна, и они такие... вот... неровные. И издали было видно, как просто все усыпано красными розами. Такие вот впечатления девочки... женщины уже... Если она 30-го года рождения была, так уже в возрасте... 70-летняя женщина со слезами на глазах рассказывала…"

Из видео-показаний Надежды Влащенко, жительницы Молетай, в годы войны ей было 10 лет:

"Послали, чтобы я посмотрела, на самом ли деле там на этой могиле расцвели розы. Решила вечером пойти посмотреть. После расстрела не очень много времени прошло. Потому что земля была приподнята, где то на метр в высоту. Вся была в трещинах. Видны были пена и кровь. И поэтому казалось, что это розы. После этого еще везли туда известь и присыпали. Точно не знаю. Как будто бы там зацвели розы на еврейской могиле. И вторая яма была полупустая. Помню, что валялись ботиночки маленьких детей, выдранные клочья волос, игрушки, женский сапог один был. Это все было у второй могилы. Это я все видела своими глазами. И когда еще близко подошла и подумала, какая там роза…Когда вернулась, то рассказала, что никаких роз нет, а только кровь и пена. Земля вся в трещинах и невыносимая… вонь. Не дай Бог."


УБИЙЦЫ

Ц. Г.

Одна из прижившихся фраз послевоенного времени и до сегодняшнего дня – это, – «можно смело констатировать, что абсолютное большинство акций против евреев не только организовывали, но и осуществляли сами нацисты". Это то, что мы слышали от местных жителей на протяжение нашего пребывания в Молетай.

Начали же убивать евреев литовцы еще до прихода немцев в Литву и по степени вовлеченности местного населения опередили всю Европу – жертв Холокоста составляет не менее 200 тысяч или 95% довоенного еврейского населения. Именно здесь геноцид впервые стал тотальным. В Молетай за один день, с 12 часов дня до 7 вечера, была уничтожена вся еврейская община… Такая же участь постигла все небольшие литовские деревни и города, в которых жили евреи…


Молетай. Евреев гонят в гетто
Как могло случиться, что местные жители, соседи, с большим энтузиазмом и удовольствием бросились помогать фашистам на захваченных ими территориях? Как могло произойти, что массовое уничтожение евреев осуществлялось с помощью своих же сограждан? И несмотря на то, что часть из прислужников и убийц получили заслуженное наказание – это всего лишь часть?

Конечно, литовцам удобней не вспоминать об этом, завеса молчания в течение многих лет как бы дает возможность вычеркнуть эти позорные страницы истории. Встречаясь с людьми в Литве, мы постоянно задавали этот вопрос и чаще всего в ответ получали смущенное молчание. Но как писал один историк, – "…для немцев триста евреев были расовыми врагами, а для литовцев это триста пар обуви".

Из работы – проекта ученицы школы Молетай
Аисте Григалюнайте


"Почему евреев убивали? Злость, зависть? Другой образ жизни? Богатство, которое делили на городской площади? Все это имело влияние на то, что некоторые литовцы повязывали себе на руку белую повязку, выпивали стакан для храбрости и целились в невооруженных людей, стоящих на краю глубокого рва на южной окраине Молетай. Немцы уничтожали евреев не своими руками. Организовали охрану еврейского гетто (в центре Молетай), из местных жителей, а также стрельбу и раздел имущества. И они покрыли позором свою нацию.

Убийца евреев Виджунас Альфонсас Юозо

В Молетай не осталось евреев. Потомки евреев, когда-то здесь живших и оставшихся в живых, приезжают навестить могилы родителей, братьев, сестер, посмотреть на дома. Но жить здесь никто не остался.

Страшная судьба у евреев – избранного народа Божьего. Литовцы убивали и грабили их имущество. А ведь мы христиане. Неужели люди, поднявшие свои автоматы, не задумались, что нарушали десять заповедей Божьих? Неужели не дрогнула рука против невинных людей?

В кадре – юрист Людвик Мышко, житель Молетай

Разве евреи так уж отличаются от нас лишь потому, что другой веры? Ведь мы все разные! Наш мир состоит из разных народов. Уничтожая других, уничтожаем сами себя и, в конце концов, останется только пустота, тишина и одиночество. Необходимо обязательно сохранить мосты между народами, а если их не осталось – отстроить заново, открыто говорить о том, что обязательно надо знать каждому достойному гражданину. Это можно выразить одним, всем понятным словом – раскаяние..."

Ц.Г.
Но раскаяния не было... Сначала на всех памятниках и в местах захоронений в Литве писали, что это погибшие советские граждане – и ни слова о евреях… Местные жители старались забыть все то, что происходило у них на глазах – смерть их соседей – евреев. По-видимому, лучше забыть, чем расстаться с еврейскими домами, мебелью, другим имуществом…

Иерусалим, Израиль 2016 год
В работе над документальным фильмом "Последнее воскресенье августа" судьба привела нас в центр Симона Визенталя в Иерусалиме. Мы передали списки преступников – литовцев, которые убивали или служили верой и правдой нацистам в местечке Молетай. И каково же было наше удивление, когда через несколько месяцев позвонил глава Центра Эфраим Зурофф, "охотник за нацистами", и с тревогой в голосе сказал: "Там из вашего списка одному ксендзу собираются поставить памятник и переименовать улицу в его честь".

Да, действительно, ксендзу Йонасу Жвинису предполагается поставить памятник и переименовать часть улицы в Молетай. И занимается этой инициативой мэр города Молетай Стасис Жвинис.

Еще в первый наш приезд мы обратили внимание на эту фамилию и кто-то из местных жителей сказал нам, что он просто однофамилец . Выяснилось , что мэр города – дальний родственник "героя" и, естественно, поддерживает инициативу.

Стали проверять все документы, связанные с деятельностью ксендза Жвиниса. Выяснилось, что в 1941 году он был командиром партизан-повстанцев в Молетской области. В 1999 году президент Литвы Валдас Адамкус наградил Жвиниса орденом Креста Витиса за заслуги в борьбе за независимость Литвы. Однако согласно материалам, хранящимся в Особом архиве Литвы, Жвинис мог быть причастен к расстрелу около 2000 евреев

Из документа:
"О преступной деятельности белоповстанческого отряда, дислоцирующегося в с. Молетай, Молетского района в период немецкой оккупации в 1941 году"


«Еще до прихода немецких захватчиков на территорию Литовской ССР, в последних числах июня 1941 года, в с. Молетай из числа враждебно настроенных к Советской власти лиц, был организован отряд повстанцев. Организатором его был ксендз Жвинис, численность отряда составляла 46 человек.

С первых дней немецкой оккупации территории Литовской ССР этот отряд по указке и поддержке немецких фашистов продолжал свою карательною деятельность: повстанцами производились аресты советских активистов, массовые расстрелы граждан еврейской национальности и грабежи их имущества.

Около Видинишской дороги, в полукилометре от с. Молетай, было расстреляно до 1500 человек еврейского населения и советских активистов. Осенью 1941 года этот повстанческий отряд был распущен, и часть его участников была привлечена на службу в немецкие карательные органы".


Ц.Г.
Кроме этого, есть видео-показания учителя Стяпонаса Кулбиса, где он рассказывает о деятельности ксендза во время войны и его роли в создании отрядов белоповязочников и их деятельности. Со всеми этими документами мы летим в Литву в надежде на встречу с мэром города Молетай и естественным желанием помешать этой праздничной процедуре увековечения памяти преступника. И встреча состоялась! Как ни странно, мэр встретил нас достаточно хорошо, были обсуждены возможности установления памятника погибшим евреям, а также организационные вопросы по поводу шествия в честь 75-й годовщины гибели еврейской общины Молетай 29 августа 2016 года.

2016 год. Встреча с мэром Молетай Статисом Жвинисом

Когда разговор перешел к теме ксендза Жвиниса, мэр был очень удивлен нашей осведомленностью и тем документам, которые есть у нас. Наступило напряжение, появилось раздражение. В конце беседы мэр Жвинис заверил нас, что любое изменение в городе, связанное с этим именем, будет возможно только после тщательных проверок и выяснений. Уже позднее мы поняли, что, оказывается, не только мы мешаем этому процессу, но и есть еще и другие факторы, которые тормозят увековечение памяти ксендза.

У нас состоялась встреча с семьей Тумос, где Соулюс и Иоланта рассказали о том, что они живут на улице Дарбе и против того, чтобы их улицу переименовали в честь ксендза Жвиниса. Узнав о запятнанной жизни ксендза во время Второй мировой войны, Соулис и Иоланта послали письмо в мэрию города с просьбой не менять название улицы.

Нашумевшая книга «Наши» писательницы Руты Ванагайте произвела взрыв в литовском обществе. Сама Рута так объяснила нам название книги и о чем она: «Как наши литовцы убивали наших евреев».

Рута Ванагайте рассказывает:
– Причина шума для меня самой не ясна, потому что я была уверена, что ее не будет никто читать, так как все мои сверстники, мои подруги, мои друзья сказали, что даже в ту сторону они не посмотрят. Что было – прошло и вообще евреи и наших ссылали в Сибирь. Они сказали, что не будут читать, в мире столько негатива, зачем они будут читать о таких давних делах.

А молодое поколение, скажем, мои дети и их друзья, сказали, что столько насмотрелись ужасов, что им намного страшнее, что шина лопнула на дороге, чем открыть, что их дедушка был убийцей евреев. Это меня шокировало, и я думала, что молодому поколению тоже не интересно. И когда эта книга вышла, поднялся невероятный шум, который продолжается уже полтора месяца.

Рута Ванагайте: «Наши литовцы убивали наших евреев». Фото: dw.com/

Книгу просто смели с прилавков, и я была очень удивлена, так же и издатели были удивлены, что первый тираж выкупили за два дня, а сейчас на рынке уже четвертый тираж книги.

И всем людям было очень интересно. Одни ничего не знали об этом, а другие откликнулись на это очень болезненно. Литовцы – они всегда или жертвы, или герои. Они были жертвы советского режима, жертвы нацистской оккупации. Потом вышли из Советского Союза и стали героями. Нам это свойственно – менталитет жертвы или героя. Если скажешь, что сами литовцы были палачами – это люди принимают очень лично, очень болезненно, это просто живая рана. Но я об этом не знала, потому что у меня нет такого комплекса, что обязательно должны быть жертвой или героем.

Второй момент. Я узнала, что в моей родне были такие люди, которые не убивали евреев, но участвовали в переписи, и один из них был высокопоставленным полицейским в Паневежисе. Как я узнала, он в какой-то мере все таки участвовал, хотя он сам лично не убивал. Если бы в моей родне был бы кто-то, кто убивал, я думаю, что я бы не смогла этой книги написать, мне было бы слишком болезненно. И еще одна вещь, очень важная для меня, – я увидела, что люди очень боятся этой темы, даже историки, с которыми я разговаривала, никто не согласился, чтобы я их упомянула в книге, чтобы я поблагодарила их в книге.

Вот литовцы многие не понимают, многие люди еще не читали этой книги, многие не будут читать, но это название "Наши" их покоробило, как будто я всех наших, мою нацию обвиняю в том, что они расстреливали евреев. Но самая главная мысль, что наши – это те, которые убивали, и те, которых убивали. Что случилось…как мы дошли не до жизни такой, до смерти такой?"

Ц.Г. – Некоторые потомки нацистов приезжают в Израиль, некоторые – на места убийств, их цель – покаяться, освободиться от этого груза. У литовцев этого не происходит?

Рута: –
Вы знаете, у литовцев этого груза не было, они просто не знали об этом, их деды и бабушки не говорили об этом, умалчивали и только сейчас, я очень рада и это самое важное, что эта книга принесла в наше общество, что дискуссии перенеслись в семьи.

Те молодые люди, которые купили книгу, они поняли: что-то происходило не так, как в учебниках показано. Они возвращаются сейчас в свои деревни, к бабушкам, к дедушкам, и спрашивают: "Правда ли, что так было?"

И дедушки и бабушки открываются, потому что они знают, что это не единственный их случай, что это было по всей Литве. И знаете, я думаю, что это такой оздоровительный процесс, многие люди старшего поколения этого не принимают, потому что для них очень дорога эта роль жертв и героев. И они имеют право на это, и с этим они и умрут. Их я не изменю…"

– У вас не было такого чувства, что вы, работая над этой темой, тянете "в пропасть" за собой весь литовский народ?

– Нет, тот материал, который я узнала за полгода, работая в архивах, настолько меня шокировал, что я хотела шокировать этим общество. Но я думаю, что общество оказалось не готово к этому шоку - что никто не будет смотреть, никто не будет читать.

Но я не хотела ничего смягчать и даже издательства не хотели ни этих страшных фотографий, они хотели все смягчить. Я говорю – или это будет книга, полная правды, со всеми фотографиями – страшными, или вообще ее не будет.

Они и издавать ее не хотели, потому что говорили – геополитическая ситуация, Путин использует это…

Сейчас они удивлены, что у них получается коммерческий успех. Самое страшное – почему люди не отказались, почему никто не покончил жизнь самоубийством? Они могли перейти из этого батальона в другой батальон, а ребята, допустим, вот как говорят, что их заставляли. Были выродки, но были и ученики, которые во время летних каникул поработали в Панарах три месяца, а потом вернулись учиться …

Я немножко упрощаю, конечно, было очень трудно отказаться, очень трудно не участвовать, но никто не стоял с ними с пистолетом у лба и поэтому, я думаю, это может повториться.

Я сейчас уже узнаю те лица, которые могли бы стрелять. Есть определенный типаж – да тупой, агрессивный, обиженный, не образованный, типичный человек, который убивал евреев …

Литовские исследователи сделали портрет участника Холокоста, половина из них были безграмотны, а остальные были 2-3 класса начальной школы, так что в этом была и зависть к более образованным евреям, была и жажда нажиться и организация хорошая, и чувство локтя, и чувство долга, как бы это страшно не звучало.

Очень много несчастных обстоятельств, если бы сложились опять …. 2000,3000,4000 людей, которые могли бы убить и сейчас. Я это вижу по комментариям в интернете.

– Мы читаем и знаем настроение общества с момента выхода книги, знаем, что большинство против вас?..

– Да, общество раскололось. Есть прогрессивная его часть, которая верит, что так могло быть. Есть, я бы сказала, деревенские, которые живут старыми предрассудками 17 или 18-го века, считая, что евреи убили Христа, что нас ссылали и вообще…

Вот это – раскол общества, но сейчас раскол уже идет по семьям…иногда ко мне подходят люди и говорят, вот жена говорит…я уважаю евреев, я знаю, что ты пишешь правду, а муж не соглашается, со мной не разговаривает.

Мои собственные друзья даже говорят – смотри в глаза и скажи, сколько тебе евреи заплатили…Я смотрю им в глаза и боюсь…если я моргну, они поверят, что евреи мне заплатили… Или Путин… Или кто? Вот видите, такой раскол – цивилизованное общество и общество деревенское, полное предрассудков…

Но многие люди звонят и подходят при встрече и рассказывают про судьбы тех, которые убивали евреев. Я написала о том, что происходило тогда, а они сейчас мне рассказывают, что произошло с ними после этого, после того, как они вернулись из тюрьмы или из лагерей… Допустим, один из них участвовал в убийствах в Понарах. Все его любили очень, но почему-то до сих пор не может брать своих детей на руки… Однажды он взял на руки свою дочь и ... начал трястись, да так, что вынужден был немедленно вернуть ее в кроватку. Никто не мог понять, что с ним происходит, но потом люди узнали, что он, наверное, убил ... 10 тысяч детей. Вот такие истории. Был и такой случай, мне рассказали: человек, который в Белоруссии убивал, он не признавался в этом, но когда у них были банкеты, он напивался и начинал по всем стрелять…

И вот люди рассказывают такие истории…Никто не умер спокойно…
И их дети были очень несчастны. Все говорят, что-то случилось с их детьми тоже, потому что нормальных детей у них не было. Что это так просто не проходит...

Рассказывает Ц.Г.
Действительно, при встречах со старожилами Молетай почти все они рассказывали о семейных трагедиях, продолжавшихся в семьях убийц или пособников нацистов. Кто- то сошел с ума, кто-то повесился.… Многие просто спились или заболевали страшными болезнями. От них рождались потомки – больные и недоразвитые...

Конечно же, не все литовцы ненавидели евреев. Были те, которые спасали или пытались спасти евреев в годы войны. Вот и в Молетай были случаи попыток спасения и укрытия евреев, к сожалению, все они закончились неудачно…Чаще всего, соседи выдавали, да и бежать было некуда – везде была пустыня ненависти и антисемитизма…

Один из немногих случаев попыток спасения евреев известен в Молетай. Мы встречались с Донатасом Иванаускасом, он внук человека, который пытался спасти двух сестер-евреек. Мы стояли с ним напротив дома, бывшей аптеки, которая принадлежала его деду-аптекарю Иеронимусу Иванаускасу, и Донатас рассказал нам, что несколько месяцев он прятал у себя в аптеке двух сестер, одна из них была беременной.

Донатас Иванаускас – внук аптекаря Иеронимуса Иванаускаса

Аптека находилась в центре городка, напротив штаба местной полиции. Через какое – то время до аптекаря дошли слухи, что кто-то из соседей догадывается о том, что он прячет у себя людей и Иеронимус решил переправить сестер в более надежное место – на островов Беруте. Он подготовил лодочника, дал сестрам ведра и большие платки и сказал: "Девушки, наденьте платки, чтобы не увидели черные волосы. Берите ведра и идите к озеру, как будто за водой… Быстро…" Выйдя из аптеки, они пошли быстрым шагом. Надо было перейти небольшое поле, и где-то посередине их заметила соседка и что-то закричала им вслед… Сестры не выдержали, начали бежать…Полицейские выскочили из штаба и вскоре схватили девушек. Их расстреляли в том же месте, где произошло убийство всей еврейской общины.

Уже в Израиле, в Пардес-Хане, мы встретились с Рут Либерман, которая рассказала нам об этих двух сестрах. Адина, или как ее все называли – Дина, была замужем за дядей Рут Либерман, его звали Моше Шойхат. Они были молоды и незадолго до войны поженились. Когда начали собирать всех евреев из домов, Моше был в областном центре Утяны, недалеко от Молетай. Там его, скорее всего и убили. Дина была беременна и ждала первенца. Она и ее пятнадцатилетняя сестра прятались в подвале у соседей. Лишь в 2011 году Рут узнала, что это был дом аптекаря дедушки Донатаса Иванаускаса. Была очень теплая и трогательная встреча между Рут и Донатасом, встреча, которая позволила расставить на свои места всю историческую правду о попытке спасения сестер. «Праведники народов мира», – на иврите "Хасидей умот ха-олам" – почетное звание, присваиваемое израильским Институтом Катастрофы и героизма европейского еврейства "Яд ва-Шем". Согласно израильскому закону, неевреям, спасшим евреев в годы нацистской оккупации Европы, рискуя при этом собственной жизнью, присуждается данное звание. На 1 января 2016 года «Праведниками народов мира» признаны 26 119 человек из 51 страны.

Помощь евреям требовала большого мужества и самопожертвования. Нацисты угрожали смертью любому, кто укрывал евреев. На сегодняшний день известны 889 человек в Литве, – Праведников, которые спасали евреев с риском для собственной жизни.

1 марта 1995 года Президент Литвы Альгирдас Бразаускас с трибуны израильского парламента извинился за тех сограждан-литовцев, которые безжалостно убивали, грабили, уничтожали евреев. 10 июня 2010 года министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис сказал: "70 лет назад Литва переживала тяжелое и очень болезненное состояние. Результат: – мы потеряли треть своего народа, на нашей земле осуществлялся геноцид, Холокост".

И совсем недавно литовский прозаик, драматург и кинорежиссер Марюс Ивашкявичус писал в своей статье "Евреи. Проклятие Литвы": "Мой город, существующий в этом времени, не хочет или не в силах постичь значение этого события. Ему надо помочь. Помочь снять проклятие, длящееся 75 лет. Знаю, что есть мои земляки, которые хотят присоединиться к шествию, но боятся. Вы представляете? 2016 год, Литва, – люди в провинции всё ещё напуганы, им кажется опасным отдать почести жертвам геноцида. Поэтому я зову всех, кто может и хочет. Президента Литвы, председателя правительства, всех правых, левых, любых, земных и звёздных, прославленных и безвестных, безликих и официальных лиц. Пусть в тот день приедут и будут возле молетских озёр... Не надо ничего делать, только идти, несколько километров по городку Молетай, вместе с нашими евреями. Сообща помолчать, посмотреть в глаза друг другу. Почти не сомневаюсь, что кто-то заплачет, ибо такие минуты ранят в самое сердце. Кто-то из них и кто-то из нас. И этого будет достаточно. Только и всего – показать им и себе, что мы больше не враги.

Это шествие так или иначе случится. Вопрос только один: наши евреи снова пойдут одни или на этот раз мы будем вместе с ними?

Так хочется верить, что это будет ясный, солнечный день на закате лета, 29-го августа, День, когда свершилось примирение".

В Музее Холокоста в Вильнюсе я прочитал слова, которые меня потрясли…

ПОМНИ!

Помни Катастрофу народа Израиля, помни, помни его борьбу и гибель, изучай это.

И пусть это будет всегда с тобой, когда ты в пути, когда ты спишь, когда просыпаешься.

И пусть это будет во имя тех, кого уже нет. И пусть память о Катастрофе будет солью твоей крови, неотъемлемой частью твоих мышц и костей.

Сожми зубы и помни! Помни, когда ты ешь! Помни, когда ты пьешь! И когда слышишь песню – помни! Когда светит солнце – помни! И когда наступает ночь – помни!

И когда будешь строить дом, сломай одну стену и перед глазами твоими встанет разрушенный город!

И когда ты вспахиваешь поле, сделай там гору из камней в память о братьях и сестрах, которые никогда не приедут на свою Родину.

Вслушивайся и слушай, о чем говорит история Катастрофы народа. Не успокаивайся! Не успокаивайся!


Марк ДВОРЖЕЦКИЙ,
"Литовский Иерусалим в борьбе и гибели"
1948 год.

Эпилог


Полтора года назад Цви (Григорий) Крицер задумал организовать марш-шествие в память убитых своих родных и еще 2000 евреев Молетай. Помню, как он волновался и говорил о том, что приедут в Молетай два десятка человек и мы все пройдем от центра городка до места убийства местных евреев… Цви говорил: " Даже если нас будет немного, в любом случае мы пройдем этот путь 29 августа 2016 года и почтим память погибших… В этот день исполняется 75 лет с того страшного дня , когда в 1941 году были убиты все еврейские жители Молетай”.

Прошло полтора года. За это время Цви Крицер создал фонд "Malat Memory Foundation". " Мы не можем вернуть погибших, но можем вернуть память о них". Этими словами Цви объясняет задачу фонда. За это время снято много часов видеоматериала для фильма "Последнее воскресенье августа". Откликнулись десятки людей со всего света, корни которых из Молетай, этого маленького литовского местечка с населением в 6000 человек.

За это время была издана нашумевшая книга "Наши" Руты Ванагайте, в которой она писала "как наши литовцы убивали наших евреев" . Написаны две оглушающе трогательные статьи Мариуса Ивашкявичуса, который моментально отреагировал на все инициативы Цви Крицера по проведению Марша и созданию памятника – мемориала. А это значит, что интеллигенция Литвы не безразлична к темным пятнам своей истории.

Время шло. Наступил и этот день - 29 августа 2016 года. Тысячи людей собрались в Молетай, чтобы почтить память евреев, убитых во время Катастрофы.

Перед началом Марша памяти. В руках участников – фотографии убитых евреев и литовцев, пытавшихся спасти своих соседей-евреев. Фото: М.Закашански

Как точно заметили журналисты, освещающие это событие, Марш памяти жертв Холокоста – вероятно, самое масштабное событие, которое видел Молетай за последние несколько десятков лет. Марш памяти организовал Цви Крицер и фонд "Malat Memory Foundation", инициаторами которого являются родственники погибших в Молетай. Местные власти оказали содействие и помощь в организации и проведении Марша.

После выступлений мэра Молетай Стасиса Жвиниса и посла Израиля в Литве Амира Маймона на сцену поднимается Цви Крицер. В его глазах стоят слезы.… 75 лет назад, здесь, в центре городка, стояли тридцать его близких родных, которых повели на расстрел. Сегодня сам Цви стоит на этой площади перед людьми, которые пришли по его зову и по зову своих сердец. Много людей… Более 3000 человек прилетели, приехали, пришли – евреи, литовцы, русские… Более 60 человек – это семьи, приехавшие из разных стран мира – Австралии, Южной Африки, Англии, Аргентины, Израиля, Америки и России. Это люди, чьи корни из Молетай, это их родные лежат в полутора километрах от центра Молетай в яме, ставшей их братской могилой.

Это было незабываемое шествие. В первых колоннах шли те, кто прилетели издалека, потомки убитых... На груди у них значки "I'M MALATER". Шли, гордо подняв голову, в первом ряду, Цви Крицер с женой и сыном, Мина Тайхер, Лев Каплан, рядом с ними – посол Израиля в Литве Амир Маймон. За ними шли члены правительства и сейма Литвы, представители посольств США и ряда европейских стран.

Тысячи людей идут к месту захоронения. Фото: М.Закашански

В первом ряду слева направо: проф. математики Мина Тайхер, посол Израиля в Литве
Амир Маймон, пианист Лев Каплан, Цви Крицер, его сын Дан и жена Женя. Фото: М. Закашански


В колонне шел и Мариус Ивашкявичус, прозаик и кинорежиссер с женой и дочерью. Его интервью и статьи подтолкнули литовскую общественность обратить внимание на это событие в Молетай. Писательница Рута Ванагайте, также принимала участие в Марше.

В рядах я увидел Людвига Мушко с женой, одного из местных жителей, принимавших участие в съемках нашего документального фильма. Людвиг, бывший судья молетского района, рассказал нам о судьбе литовцев-убийц и их семьях. Я увидел, что у них на груди прикреплены желтые шестиконечные звезды. "Зачем это вам?" – спросил я. Людвиг ответил: "Когда-то евреев здесь собрали и заставили пришить такие знаки - шестиконечные звезды. Это были знаки смерти – человек был обречен. Что они, несчастные, чувствовали? Мы с женой решили пришить себе эти звезды, чтобы приковать к себе внимание всех, чтобы почувствовать себя помеченными…побыть хоть ненадолго в их положении.…Некоторые наши знакомые и соседи даже спрашивали нас: а вы что, евреи?”

Моя семилетняя внучка Эден спросила у своей бабушки:" А зачем все идут по улице и почему пришло так много людей?" "По этой улице давным- давно вели евреев, затем их расстреляли.… И среди них было много маленьких детей, таких же девочек, как и ты, с бабушками, как и я…" – рассказывала бабушка своей внучке Эден. "И сегодня мы идем по их пути, в память о них…" Эден промолчала, взяла бабушку за руку и они продолжили путь по этой дороге памяти с другими детьми, женщинами, мужчинами…

Люди шли полтора километра от центра Молетай до места захоронения. Фото: Э.Гершзон

В этот день я все время встречал Донатаса Иванаускаса из Молетай с женой Катей и сыном и рядом с ними всегда была Рут Либерман.…Та самая Рут из Израиля, родственница Адины и ее пятнадцатилетней сестры, которых пытался спасти дед Донатаса аптекарь Иеронимас Иванаускас. Донатас и Рут были все время рядом друг с другом. и в Музее, где была выставка довоенных фотографий Молетай, и на официальной церемонии в центре города, и на открытии мемориала двум тысячам казненных евреев. Мы стояли возле высокой сосны, вокруг нас было много людей, говорили о происходящем сегодня. И вдруг Донатас заволновался, извинился и пошел искать Рут, которая затерялась в массе людей. Это было очень трогательно: Донатас волновался за Рут, как когда-то его дед Иеронимас волновался за Адину и ее сестричку…

В воздухе пронзительно звучала молитва - плач литовского кантора Шмуэля Ятома, грустный кадиш главного раввина Литвы Калева Кралина, и уже в конце присутствующие гордо пели гимн Израиля.

Мемориал в Молетай. Фото: Ц.Гершзон

Цви (Григорий) Крицер, обычно сдержанный человек, был очень расстроган и счастлив. Его цель – установить мемориал-памятник в Молетай – осуществилась. Его желание увидеть здесь тысячи людей – исполнилось. И, наверное, самое главное: его сын Дан, солдат израильской армии, обнял отца и сказал: "Я тобой горжусь. То, что произошло здесь, для меня очень важно…Спасибо тебе, отец, за это”.

Иерусалим – Молетай (Литва)
2016 г.

Количество обращений к статье - 1848
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Благодарный Гость | 13.09.2016 16:09
Это интересно и поучительно!
Сергей Шафир, кинорежиссер | 13.09.2016 06:16
Молодцы, Гриша и Эли. Вот это настоящий и актуальный репортаж. И уникальный в своем роде. Надо бы и в Польше кому-то собрать всех оставшихся евреев и пройти маршем по Варшаве И обязательно пройти через надпись на асфальте, обозначающую границу гетто.По хорошему завидую и поздравляю. Думаю, что когда фильм будет готов, надо будет Леониду Борисовичу его включить в номер и показать. Спасибо всем.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com