Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Последнее воскресенье августа
Цви (Григорий) Гершзон, Иерусалим

Продолжение. Начало в «МЗ», № 528

Цви:
-– Вдруг двери открылись, может быть, это пришло сверху… появилась динамика – и в особенности в разговорах с людьми, и я все время думал: там, где я сейчас стою, стоял мой папа, а где я хожу – папа ходил. И вдруг мы нашли его дом, а затем он исчез, и мы снова его нашли, и до сих пор я не уверен, нашли мы дом его или нет… Но это не так важно. Место твоей родины или твоих корней – только тогда, когда люди находятся там… и в тот момент, когда люди не там – место не твое…

Так я чувствовал в первые поездки – здесь место убийства моих родных, но не жизни. И вчера это чувство исчезло. Я встретил очень теплых искренних людей, они разговаривали со мной, они особенные люди. И я почувствовал, что мы с ними близки и говорим о чем-то общем и волнующем нас. И вдруг я увидел, что место это мне не чужое, на самом деле, правда – мои корни там…

Вся моя семья оттуда – не только семья папы, но и мамы… и это не как в других семьях – одна нога здесь, другая там… тут обе ноги здесь, в этом месте.

Еврейское местечко Молетай


Католическая церковь видна со всех сторон
Из газеты:

«В Молетай, как и в большинстве городов Литвы, проживало много евреев. На центральной Вильнюсской улице были их дома с магазинчиками. На месте здания из красных кирпичей стояли деревянные, прислоненные друг к другу еврейские домики. Но городское управление решило, что дома очень простые и только портят вид Молетай. Старые дома были снесены. Евреи и построили сохранившееся по сей день здание из красных кирпичей.

Первое помещение, куда попадали люди, был магазинчик (теперь магазин "Мигле") Белечки Рабинович. Там, где сейчас хозяйственная часть отдела просвещения и культуры, стояли еврейские дома и ресторан. Место банка занимал дом Гордона, в котором также был ресторан.

Здание бывшей детской консультации раньше было домом Левина, а в полуподвальном помещение располагался магазин. Он торговал тканями и материалами, а зимой – яблоками. На месте почты стояли дом Карцева и его магазин. Он торговал всякими мелочами – нитками, носками, пуговицами ...

Евреи были очень хорошими торговцами, умели привлечь покупателей. По пятницам евреи запасались рыбой. В лавках стояли полные корзины рыбы: евреи арендовали здешние озера, и рыбы всегда было вдоволь. Также по пятницам в Молетай шумел базар, куда приезжали сотни людей. В тот день в ресторане, в основном, подавали рыбу.

Евреи заранее заботились о том, чтобы и зимой в магазинах всегда были яблоки. Еще весной они брали в аренду цветущие сады, а осенью собирали урожай. Тем самым продавали зимой яблоки. О цене товара всегда можно было договориться».

Молетай в начале ХХ века. Центральная улица

Ц.Г.
Когда мы занимались поиском материалов о еврейской жизни, к нам в руки попал проект 15-летней школьницы из Молетай. В начале 2000 годов в этой школе учащиеся с помощью преподавателей пытались восстановить по крупицам жизнь евреев – соседей в местечке Молетай. Кроме поисков материалов в музеях и архивах, важной работой являлось то, что собирались воспоминания местных жителей-литовцев об их еврейских соседях, и, вероятно, это была самая ценная информация всего проекта. Школьница Аисте Григалюнайте обошла немало стариков и по крупицам собрала этот материал.

Мы смогли отыскать ныне тридцатилетнюю женщину, и Аисте приехала в Молетай на встречу с нашей съемочной группой издалека, преодолев около ста километров. Она была на последних месяцах беременности и сказала, что ей очень важна встреча с нами…

Во время съемок мы попросили Аисте прочитать на камеру несколько отрывков из ее работы, и в какой-то момент нам пришлось сделать перерыв – слезы не давали ей возможности читать написанное …

Из работы "Евреи Молетай"
(автор – Аисте Григалюнайте, учащаяся школы из Молетай, Литва


"О довоенных отношениях жителей городка (литовцев, русских, поляков) с евреями рассказали учитель Стяпонас Кулбис, Чесловас Шилинскас, Янина Имбрасене и другие молетайцы. Не все из них считают, что отношения с евреями были дружескими. Литовцам не нравились евреи, они завидовали их состоянию, но без них (евреев) и не могли обойтись.

С. Кулбис и Ч. Шилинскас росли среди евреев. Их воспоминания более теплые. Спокойствие улиц сотрясали несогласия между детьми и драки. Но дрались не из-за национальных различий. По их мнению, евреи – хорошие люди. Продавали часто в долг, а то и вообще отдавали просто так свои товары. Если брал ссуду в банке, нужно было заложить какое-то имущество, которое описывали, если не мог выплачивать ссуду. А евреи так не делали. Давали в долг, выписывали расписку и всё.

В магазинах, которые держали евреи, также давали товары в долг – это называлось „ant kreidos". Еврей всегда записывал кто, когда, на какую сумму брал товары. При возврате долг вычеркивался. Конечно, случалось, что кто-то и не возвращал долг, но такому человеку евреи больше ничего хорошего не делали. Во время литовских праздников евреи приносили то муки, то крупы или мяса кусок.

Были у евреев Молетай не только продуктовые магазины, но и несколько мануфактур. Одна из них находилась на Вильнюсской улице, на месте центральной аптеки, и принадлежала крупному купцу Натулевичу. Он продавал английские костюмные ткани. И еще у него была новинка, которой у других евреев-торговцев не было: на прилавке стояла карточка с надписью: «О цене не торгуемся».

Литовцы, наработавшись в течение дня, после захода солнца шли спать. А евреи любили вечером прогуляться, пообщаться со своими людьми. Старшие на ступенях и лавках сидели, обсуждали, как идет торговля и т.д., а молодые, обнявшись, пели песни. Развлечений перед Второй мировой войной почти не было.

Все евреи городка умели читать, писать и считать. Литовцы часто школу не посещали, а евреи обязательно должны были окончить начальную школу. В Молетай до Первой мировой войны было три еврейских молитвенных школы, где учили иврит. Две из них располагались по дороге в Ажубалис, третья находилась в центре, рядом с домом культуры. Начальные школы были отдельные, но в прогимназию, которая начала работать в 1923 г., шли и литовцы, и евреи.

Много внимания евреи уделяли религии, праздникам, обычаям, могилам, синагогам. По словам С. Кулбиса, синагог в Молетай было четыре. И все на современной Каунасской улице. Одна, каменная, стояла там, где сейчас кинотеатр „Siesarties", только несколько глубже, так как на самой улице был дом еврея Блокштейна.

Деревянная синагога в Аланте, в 10 км от Молетай. Точно такие же синагоги были в Молетай

Справа от него, в сторону Ažubalių, где сейчас почта, стояли две деревянные синагоги, и довольно большие. Между ними был немаленький рынок животных. Еще одна небольшая каменная синагога стояла там, где сейчас продуктовый магазин. Синагоги были двухэтажными. Внутри не было как-то особо украшено, только сундуки. В них евреи держали молитвенные принадлежности. Молясь, облачались в белые одежды с синими краями. Вокруг рук привязывали четырехугольные коробочки и, качая головами, молились.

Ароматы, несущиеся из магазинчиков, притягивали покупателей. А кто же откажется, если можно сторговаться о цене, когда еврей так мило уговаривает... На улице Кауно, Крицер, прозванный Баранкиным, продавал очень вкусные баранки трех сортов. Большие стоили 5 центов, связка простых баранок – 20 центов, а сухих, хрустящих, пахнущих ванилью баранок – 30 центов. На том месте, где сейчас здание полиции, был хлебный магазин, который молетайцы называли „Chafka". Там можно было купить различный белый, черный хлеб, булочки с маком, сахаром».

Ц.Г.
Наши поиски дома родных Цви затруднялись тем, что большинство домов были, в основном, деревянными, и некоторые из них сгорела во время войны. Но совершенно точно было известно, что дом находился недалеко от синагоги, и при нем была булочная. Именно этот факт вселял надежду, что все- таки мы найдем этот дом.

Старые жители Молетай хорошо помнят это место, где продавал бейгеле дедушка Ханан и отец Цодик Крицеры. Это был семейный бизнес, булочная находилась в том же доме, где и проживала семья. С большим волнением Цви обходит этот дом, заглядывает в окна – никого нет, дом закрыт и выставлен на продажу…

Цви:
– Увы, зачастую мы вспоминаем о своих корням, то мы возвращаемся слишком поздно… тогда, когда уже нет родителей или они не в состояние рассказать нам о наших корнях. И сейчас я ищу иголку с стоге сена – а мог бы просто спросить своего отца и он бы мне ответил на все мои вопросы о наших корнях. И это было бы очень просто, но, видимо, я должен пройти свой, другой путь …

В семье моей мамы у них было 6 сестер и родители и все вышли после войны целыми и невредимыми – живыми…и это была большая редкость, почти не было таких семей, которые не потеряли бы никого. Были семьи, что потеряли по 50 человек своих родных… И сегодня я чувствую, что мой долг – рассказать об этом. И это не столько мое пробуждение – это идет изнутри… можно поверить в мистику, я как будто слышу голоса, и это все идет от них…

Это крик, это память и это чувство того, что если я не сделаю этого, то никто не сделает это…

Говорят, что каждый человек приходит в этот мир с каким-то заданием – может быть, это то, что я должен сделать…не знаю…


Продолжение следует
Количество обращений к статье - 1426
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com