Logo
18-29 сент. 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18











RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Последнее воскресенье августа
Цви (Григорий) Гершзон, Иерусалим

Наша съемочная группа пересекла границу Литвы, и мы приземлились в аэропорту Вильнюса. Намечалась первая съемочная неделя полнометражного документального фильма о поисках карней, исследования предвоенной жизни еврейской общины и ее уничтожения в годы Второй мировой войны в небольшом городке Молетай, который находится в 70 километрах от столица Литвы.


Несмотря на предсъемочную подготовку, мы знали не онень много о том, как и чем, жили евреи этого городка, и как произошло убийство всех до одного еврейских жителей. Совершив посадку на литовскую землю, мы боялись, что с нами не захотят разговаривать жители городка, и мы не сможем получить полную информацию о том, что же там произошло…

Тем более, было известно, что тема Холокоста на протяжении всех этих долгих лет практически умалчивалась в Литве.

Цви (Григорий) Крицер родился в Вильнюсе, он – представитель второго поколения переживших Катастрофу. В 70-е годы Цви с родителями переехал в Израиль, где и живет до сих пор. К сожалению, уже нет в живых его отца – Цодика Крицера, который бы мог рассказать о жизни евреев в местечке Молетай. Да и мама, Менуха Скуркович, последние 10 лет тяжело больна.

Цви Крицер (на снимке):
– В моей юности это была какая-то далекая история, несмотря на то, что отделяли меня от трагедии каких-то 20-25 лет. По-видимому, в этом возрасте мы заняты какими-то совсем другими проблемами, которые кажутся нам более важными – учеба, друзья, и уже позднее – работа, карьера, дети…


Но вдруг приходит время пробуждения, и ты понимаешь, ощущаешь, чувствуешь величину той трагедии, которая произошла в Молетай, и это заставляет тебя остановиться и задуматься – человеческий ум не в состоянии понять, как можно в один день уничтожить все еврейское население – мужчин, женщин, стариков, детей…

Это произошло не только в Молетай, это происходило по всей Литве – убийство еврейского населения в течение нескольких часов или дней. А весь мир продолжал жить, как будто ничего не случилось – то же самое солнце, тот же дождь, и лето с зимой – те же…

Одно из первых и ярких впечатлений детства – наша поездка с родителями в маленькое местечко Молетай (или – Малят, так называли это место до войны евреи и поляки). Оно находилось примерно в 70 км от Вильнюса, где я родился. Когда мне было 6-7 лет, мы каждое лето всей семьей присоединялись к группе из 15-20 человек и все вместе ездили в Молетай. Я долго не мог понять, что нас объединяет в этой поездке. Все между собой говорили на идиш, и это был мой родной домашний язык. Была какая-то особая атмосфера – все друг друга хорошо знали и, общаясь между собой, называли безобидными еврейскими кличками – Мойшеле, Кецеле, Лейбеле … из далекого детства и юности…

Со временем я понял, что объединяла этих людей страшная трагедия – потеря близких и родных во время Второй мировой войны. Все они (и мы тоже) ехали на братскую могилу в Молетай, где произошло страшное убийство всех евреев – в один день, в течение нескольких часов…

На протяжении многих лет история гибели семьи моего отца всегда присутствовала фоном моего взросления. Это была неотъемлемая часть моей жизни, жизни моего отца и всей моей семьи.

Интересно, что семья моей мамы, родители и шестеро сестер, также родом из Молетай, и все они остались живы, что являлось редким исключением жуткой трагедии евреев Литвы и этого маленького местечка.

Огромным счастьем семьи моей мамы явилось то, что до войны они переехали из Молетай в Ковно, и затем часть из них убежали в сторону СССР, а старшая сестра Лея попала в гетто, оттуда ушла в партизаны и так осталась в живых…

Мама рассказывала, что вся ее семья осталась в живых – по сравнению с папиной. И она чувствовала на себе после войны косые взгляды – другим людям казалось, что тут какой-то «непорядок» – все остались живы, а ведь во всех семьях многих убили…


Вдруг, в середине моей жизни, появилась невероятная потребность в том, чтобы как можно глубже понять, что же произошло с моими родными и их еврейскими соседями. Огромное желание оставить что-то в память о моей семье и всех погибших евреях Молетай. Нельзя, чтобы мир забыл это. Нельзя, чтобы поколения не знали и не помнили о жизни и смерти еврейского местечка Молетай…

Сегодня я чувствую: что-то упустил, потерял. Не могу себе простить, что не смог вовремя расспросить родителей обо всех подробностях и деталях того, что знали они о семье, о еврейской жизни в Молетай. Какими были мои бабушка и дедушка? Какими были братья моего отца?

Я понимаю, что мой отец жил в тени этой жуткой трагедии, с горьким, тяжелым грузом потери близких. И я понимаю, что сегодня мои близкие и все, кто лежит в братской могиле, стали мне братьями. Не зря такие могилы называют "братскими": все погибшие – это братья по крови…

Цви Гершзон:

Прожитая неделя в Вильнюсе и Молетай на наше удивление была насыщена встречами и открытиями. С нами охотно общались в музеях и архивах. Мы получили интересную информацию от Виктории Казлиене, директора местного краеведческого музея Молетай, с большим вниманием и заинтересованностью прошла встреча и с Ингридой Вилкиене, директором Комиссии по изучению нацистской и советской оккупации в Литве.

Жители Молетай делились своими воспоминаниями детства, что-то осталось и от их родителей, живших бок о бок с соседями–евреями…



Мы пытались представить и понять, как жили здесь евреи, в этом красивейшем месте, где природа родила озера и леса. Взгляд в любую сторону – это как будто глянцевая картинка – величавый костел в центре городка, дома из красного кирпича, выстроенные еще евреями в их бытность здесь, в Молетай. Трудно было себе представить, что до Второй мировой войны это было типичное еврейское местечко со своим укладом жизни.

История евреев местечка Молетай уходит в 18-й век. Обоснованию евреев в Литве способствовала привилегия Витаутаса Великого (18-й век) и несколько миграционных волн. В 1897 году в Молетай общее число жителей составляло 2397, из которых 1948 были евреи. Их религиозная жизнь проходила в четырех синагогах, которые не строили в центре города, где обычно доминировали католические церкви или в царское время построенные православные храмы.

В 1860 г. в Молетай при пожаре сгорело 130 домов и синагога. Большие пожары имели место в 1888 и 1906 годах. Но сразу всё отстраивалось. В конце 19-го века много городских евреев эмигрировали в другие страны, большинство – в Южную Африку. Некоторые евреи из Молетай отправились в Эрец Исраэль. В Иерусалиме, на Масличной горе, есть надгробия того времени выходцам из Молетай. В Израиль уехал и молетчанин Р. Гордон, который являлся одним из основателей города Хадера.

Долгие века еврейская община жила бок о бок с литовцами. И с 1918 по 1940 годы евреи были самым многочисленным национальным меньшинством, которое имело свои школы с преподаванием на идиш или иврите. По данным переписи населения на 1923г. в Молетай и Гедрайчяй большинство жителей были евреи, а не литовцы. В Молетай в то время проживало 1772 жителя, из них 1343 еврея.

В 1918 году по провозглашению независимости Литвы из России вернулись сосланные русскими евреи. Их экономическое положение было очень тяжелым. До 1922 г. в Молетай уже действовал Еврейский банк, начинали организовывать и другие Еврейские народные банки.

В 1920 г. был открыто спортивное общество «Маккаби», в котором молодые сионисты-литваки занимались физическим и духовным развитием еврейской молодежи. Отделение «Маккаби» в Молетай было основано в 1923 году. В городскую футбольную команду " Маккаби" входили только евреи, потому что они могли купить себе спортивную форму, а литовцы не могли себе это позволить.

С 1923 года в Молетай действовала и сионистская партия социалистов " Цеирей Цион", цель которой – развитие национального и социального сознания евреев, забота об открытии культурных и образовательных обществ.

Эта лавина информации о еврейской жизни в Молетай, естественно, подводила к вопросу – как же это можно было уничтожить, уничтожить не только евреев, но и почти все связанные с ними признаки их богатой и разнообразной деятельности? И наше присутствие на этой земле казалось невероятным. Мы слой за слоем поднимали и исследовали, спрашивали и узнавали…

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 1404
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Мотке Хабад | 17.07.2016 11:32
Цитата: "с большим вниманием и заинтересованностью прошла встреча и с Ингридой Вилкиене, директором Комиссии по изучению нацистской и советской оккупации в Литве".

Слава МЗ! МЗ Слава!

Если вы спросите Мотку за что МЗ такая честь, так он с удовольствием ответит: После публикации в МЗ статьи "Вместо правды о Холокосте – мифы о спасении евреев" уважаемую г-жу Вилькене повысили до уровня "Директора Комиссии по изучению нацистской и советской оккупации в Литве".

Вы, конечно, можете еще спросить, а куда подевался бессменный председатель этой Комиссии Эмануэлис Зингерис?
Так Мотке вам не ответит. Он не обязан все знать.



Mel | 15.07.2016 18:36
"привилегия Витаутаса Великого (18-й век)"
Vytautas the Great issues his charter about the rights of Jews in 1388

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com