Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Атлант из Иерусалима
Татьяна Азаз-Лившиц, Иерусалим

О том, что Борис Камянов – прекрасный поэт, один из самых больших русскоязычных израильских поэтов, автор пяти поэтических книг, целого ряда переводов с иврита на русский язык стихов Хаима-Нахмана Бялика, Шауля Черниховского, Авраама Шленского, Иосифа Керлера, о том, что ему также принадлежит комментированный перевод «Песни песней» в соавторстве с р. Н.-З. Рапопортом (2000), - было написано и опубликовано в последние годы немало.

О том, что он – великолепный редактор, работавший в издательстве «Шамир» и в издательстве Института раввина Адина Штейнзальца, которые впервые выпустили переводы религиозной литературы, достойные оригинала, – тоже.

Его смешные «офонаризмы» и «очепятки» стали такой же классикой, как и многие строфы его стихов.

Когда я думаю о Борисе Камянове, Барухе Авни, то как-то сразу непроизвольно начинаю мурлыкать «Атланты держат небо на каменных плечах». И буквально в ту же минуту вижу его грузную фигуру и слышу рокочущий увещевательный басок: «Танечка, но какие же "каменные", с чего вы это взяли? Плечи у меня округлые, опущенные немного, а вот руки и впрямь когда-то были сильными». Однако выражение «каменные плечи» при мысли о Борисе всплывает совсем не по ошибке, и не только из-за сходства с фамилией.

В нем самом есть что-то очень твердое, устойчивое, как у утеса или скалы, которых не поколеблют и не сдвинут с места ни сильные ветры, ни проливные дожди.

У Бориса на редкость ясные и четкие представления о том, что хорошо и что плохо, как в жизни, так и в литературе. Классическая ясность его моральных принципов, его литературных вкусов, его поэтического слога складывается в некий монолит. А что такое классическая ясность? Это – точное знание меры. Меры вещей и меры времени, меры вкуса и меры доброты. Вот этим знанием зрелый Борис Камянов щедро награжден - Богом, природой, собственным жизненным опытом.

Губерман. Камянов, Окунь. Иерусалим, 10 сент. 2015. Фото: В. Мак

Соблюдение классических пропорций очень ощущалось и в организации юбилейного вечера. Все было четко продумано, выстроено и исполнено. От знаменитых (не только в Израиле) ведущих – Игоря Губермана и Саши Окуня – до поздравительных выступлений. От презентации Бориных книг, приуроченных к этому событию – юбилейного сборника стихов и сборника воспоминаний, вышедшего по инициативе и за счет издательства «Либерти» в Нью-Йорке – до выставки картин, удачно приуроченной к вечеру.

Кстати, юбилейный сборник стихов - перевертыш, раскрывается с двух сторон и содержит как бы две книжки. С одной стороны - "Свет в конце тоннеля" (стихи и переводы последних лет), и на обложке портрет Камянова работы Александра (Саши) Окуня, с другой - "Есть друзья у меня...", это посвящения друзей, эпиграммы и пародии, и на обложке шарж Аркадия Цыкуна.

Губерман и Окунь непринужденно и весело поведали собравшимся об удивительных метаморфозах Бориса на жизненном пути: о его московском бесшабашно-богемном литературном существовании, о сомнениях, раздиравших душу в российских кабаках, об алие, о внутреннем духовном перерождении и возвращении к еврейству. О его поэтическом даре, о большом редакторском таланте, об удивительном юморе Камянова.

Зина Палванова и Владимир Ханан

Лорина Дымова и Игорь Губерман

Далее начались выступления друзей-поэтов, традиционные признания в любви-дружбе и чтение Бориных стихов: каждый выбирал свои любимые. Зинаида Палванова, Лорина Дымова, Светлана Аксенова-Штейнгруд, Владимир Ханан... Поскольку я – не поэт, а регламент соблюдался четко, мне слова не досталось. Поэтому я сейчас возьму его сама и тоже процитирую свое любимое камяновское стихотворение – «Мертвое море». Тем более, что посвящено оно недавно ушедшему удивительному человеку и поэту Илье Войтовецкому, о котором в прошлом номере «МЗ» несколько проникновенных слов написал Леонид Школьник.

На Святой земле светает,
За Моавом пышет жар:
Это топку разжигает
В преисподней кочегар.

Под землей огонь пирует,
Воет рыжая пурга,
И все яростней шурует
Кочегара кочерга.

Полыхает зло людское,
И из переплавки той
Выплывает над грядою
Край монеты золотой.

И все выше, выше, выше
Воспаряет красный круг.
Море, полное кровищи,
Он высвечивает вдруг.

Постепенно различимы
Моря Мертвого окрест
Лики, лица и личины
Старожилов этих мест:

Гор Моава и Амона,
Над Эйн-Геди серых скал,
Там, где Лот во время оно
Дочерей своих ласкал.

...Полдень. Солнышко в зените -
Абсолютное добро.
Рассыпает нам – ловите! –
свое злато-серебро.

А в котельной подземельной
Копится людское зло.
Дрыхнет кочегар похмельный:
Работягу развезло.


Сонный вечер в вечность канет,
День займется молодой...

Никогда живым не станет
Море с мертвою водой.

2002

Да, прямо скажем, стихи не праздничные, не для юбилеев. Да что поделаешь? Недаром ведь у юбиляра осанка и борода пророка, а временами и взгляд такой, что буквально пригвождает. Но, к счастью, только временами. Прозаик Иосиф Букенгольц поведал нам еще об одной важнейшей Бориной ипостаси: основателя и бессменного руководителя литературного содружества «Огни столицы», где находят приют и доброе слово русскоязычные литераторы со всего Израиля. Прелестный капустник сочинил и прочитал Иосиф на эту тему. Как мощный храп Председателя открывает уста даже самым робким. Но это, конечно, шутка. А всерьез Борис не только объединяет и подталкивает к литературному творчеству многих новичков, но и учит их относиться к себе и своему творчеству всерьез, – на себе испытала. Свидетельство этому – семь выпусков альманаха «Огни столицы», сделанные на самом высоком профессиональном уровне.

Юбиляра приветствует Александр Окунь

Светлана Аксенова-Штейнгруд и Иосиф Букенгольц

Удивительно, что во всех разнообразных выступлениях звучала одна общая нота: чувствуешь себя в мире надежней, когда знаешь, что в Иерусалиме восседает Борис Камянов. А он именно восседает, любя по мере сил, помогая по мере сил, охраняя по мере сил. И даже исправляя метеорологию по мере сил… Потому что за четыре дня до вечера повисла над Иерусалимом черная пыльная завеса, исчезло небо. Не видать было ни зги. Но в зале «Гармония», где собрались к исходу четвертых суток этого небывалого хамсина чествовать юбиляра, дышалось легче легкого, разглаживались морщины, исчезала с лиц усталость. Царили радость и веселье.
А все потому, что нас защищало секретное камяновское оружие: его способность принимать всех такими, какие они есть, даже если кому-то не повезло и мамы у них оказались не еврейками. Любовь эта, словно волшебная паутина, окутывала всех участников, убаюкивала и питала силой продолжать жить дальше... До ста двадцати, дорогой Борис-Барух!

Фото: Елена Элимелех, Иерусалим
Количество обращений к статье - 1577
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Юлия Систер, Реховот | 26.09.2015 00:37
Хорошая статья, глубокая, добрая, достойная юбиляра. Спасибо, Татьяна. Борису Камянову желаю здоровья, дальнейших творческих успехов, удачи. Продолжайте радовать нас своим талантом.
С радостным праздником Суккот!
Александр Гордон, Хайфа | 19.09.2015 18:34
Очень хорошая журналистская работа. Спасибо. К сожалению, я не знаком с поэзией Бориса Камянова.
Гмар хатима това.
miron | 19.09.2015 18:02
Spasibo

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com