Logo
September 2019


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Пурим, который всегда с тобой
Амик (Эммануэль) Диамант, Кирьят-Оно

60 лет назад, 5 марта 1953 года, умер Сталин. Пряча глаза, миллионы советских людей начали пугливо оглядываться вокруг, ещё не веря своей неожиданной удаче – тиран умер, сдох, завтра, может быть, наступит новый, более счастливый день. Это было, как в древних поверьях и сказках, – на пике ужаса и неотвратимой погибели вдруг приходит неожиданное спасение. На дворе стояло время еврейского праздника Пурим. И даже самые отпетые атеисты в этот момент готовы были опять поверить в чудесную силу божественного провидения. Это было локальное чудо – не для всех евреев по всему миру, а только для советских евреев. (И для примкнувших к ним ссыльно-поселенцев из освобождённых в 1939-1940 годах западных областей Советского Союза).

В память об этом замечательном событии Центр изучения идиша им. Рены Косты при факультете иудаики Бар-Иланского университета решил провести Межуниверситетскую конференцию, посвящённую памяти еврейских советских литераторов - жертв сталинизма [1]. Организаторами и вдохновителями этого замечательного мероприятия были проф. Гилель Вайс, глава Центра по изучению идиша в Бар-Иланском университете, и д-р Бер Котлерман, академический директор этого же Центра. Конференция была проведена 28 февраля 2013 года в зале Бек факультета иудаики Бар-Иланского университета и явилась, по моему мнению, событием совершенно уникальным для сегодняшнего Израиля, неправдоподобно трогательным и прекрасным. Просто какое-то маленькое пуримское чудо, неожиданно свершившееся и в наши дни.

Дело в том, что к идишу в Израиле очень странное отношение. С одной стороны, для поколения тех, кто когда-то покинул отчий дом (в Центральной и Восточной Европе) и отправился в далёкую, дикую Палестину воплощать сионистскую мечту о государстве для еврейского народа, идиш – это язык оставленного родного дома, мамэ-лошн, язык детства, язык памяти, язык, на котором ты постигал и создавал свой мир, своё мироощущение, своё миропонимание. От него нельзя отказаться, от него нельзя избавиться, его нельзя забыть. (Хотя сионисты и пытались это делать, сознательно отказываясь от него во имя единого языка государства для всего еврейского народа. И преуспели они в этом деле замечательно – история не знает другого такого случая, когда, одержимые идеей возрождения своей национальной государственности, отдельная, малая часть народа усилием воли возрождает и делает живым, разговорным язык, на котором говорили их предки 2000 лет назад. Это, воистину, одно из величайших достижений сионизма).

Но, с другой стороны, идиш – это язык врага, язык тех, кто отрицал и отказывался принять сионистскую идею. И не просто отрицал, а воинственно противостоял ей. И таких, как вы понимаете, по всему миру было немало. Но в Советском Союзе это разворачивалось особенно яростно. Советская власть считала, что она обладает рецептом единственно правильного решения национального вопроса. Не только для евреев, для всех народов Советского Союза. Но для евреев, угнетаемых более других в прежней царской России, новые условия, предоставленные советской властью, выглядели особенно благоприятными. Для доказательства правильности своего подхода, в 20-е годы прошлого столетия, в начале своего исторического похода, советская власть готова была прилагать немалые усилия. И это быстро вело к серьёзным и значительным успехам. Это касалось тогда всех народов Советского Союза. Но прежде всего это касалось еврейского населения Союза. Сионистское строительство в Палестине, конечно же, никак не могло сравниться с таким размахом и такой мощью еврейского национального строительства. Очень скоро это стало зримым и понятным всем. И из всемирного галута очень быстро потянулись в советские палестины лучшие представители культуры идиш – Моше Кульбак из Вильно, Перец Маркиш из Варшавы, Давид Гофштейн из Тель-Авива. Даже группа кибуцников из Эрец Израэль во главе с Менахемом Элькиндом вернулась в Крым и основала там свою сельскохозяйственную коммуну.

Но исторически этот праздник жизни продолжался совсем недолго. Уже с середины 30-х годов всё начало быстро меняться в Советском Союзе. А грянувшая Вторая мировая война, гитлеровский Холокост, сталинский план решения еврейского вопроса – всё это очень быстро уничтожило любые следы еврейского национального существования в Советском Союзе. Т.е., евреи в Союзе ещё оставались. Но с еврейским народом (и любыми формами его национального существования) там было покончено навсегда.

Это затянувшееся вступление мне понадобилось для того, чтобы дать возможность читателям, не очень искушённым в завихрениях новейшей еврейской истории, понять смысл того, что происходило 28 февраля этого года на конференции в Бар-Илане, посвящённой памяти убиенных советских еврейских писателей.

К жертвам в Израиле относятся хорошо. К жертвам Холокоста, например, к шести миллионам мертвых антисионистов у нас относятся замечательно. К тем, кто выжил и приехал в конце концов в Израиль, относятся не очень хорошо. Даже, прямо скажем, плохо относятся. Напрасно они митингуют и бастуют у стен Кнессета, взывая о помощи и сострадании. Ничего им тут не поможет – государство у нас этим не занимается, забота о выживших в Холокосте (как и всё у нас) уже давно приватизировано, а приватный бизнес существует для того, чтобы приносить доходы, а не для какой-то там убогой благотворительности. (Так что пеняйте теперь на себя – вы ведь об этом всю жизнь мечтали, и всякие разговоры о социализме и социальной справедливости вам надоели ещё в Союзе).

К еврейским советским писателям - жертвам сталинизма у нас тоже относятся хорошо. В 1992 году их причислили к лику Аругей Малкут (Взошедшие на эшафот), хотя Бегин в 1977 году отказался предоставить им эту честь. (В ивритском тексте приглашения на конференцию, между прочим, сказано, что конференция посвящается памяти Аругей Малкут, еврейских писателей на языке идиш). Но к языку идиш, как уже было сказано, у нас в Израиле плохо относятся. И к тому, что создано на этом языке, у нас в Израиле тоже плохо относятся. И то, что написано когда-то на этом (враждебном нам) языке идиш, публике совершенно не интересно. А вот оплакивать судьбу писателей, творивших на идише, нам интересно, мы это делаем с удовольствием.

Так вот, конференция памяти советских еврейских писателей, проходившая 28 февраля в Бар-Иланском университете, резко отличалась от всего того, к чему мы привыкли в Израиле. Там лучшие израильские историки и исследователи судьбы еврейского народа впервые (по крайней мере, на моем веку) говорили не о трагической судьбе советских еврейских писателей, а об их творчестве, об их произведениях, о том, как отразились в них противоречия еврейской советской жизни, т.е. история и судьба поколения еврейского народа, насильственно лишённого своей национальной истории и национального самосознания. Это было достойно, честно и умно. Так о писателях на идиш у нас ещё не говорили.

Я не буду перечислять выступавших или пересказывать содержание их докладов – всё это вы можете узнать и увидеть на сайте факультета иудаики [2]. Жаль, что я не могу отослать вас к какому-нибудь сайту, где вы могли бы найти хотя бы краткое изложение сказанного. Open sources and Free access – такие понятия гуманитарным исследователям ещё неведомы (хотя в научном мире свободный доступ к первоисточникам уже давно принят). Но – будем надеяться. Даст Б-г, доживём и до этого.

Что же я могу сделать для вас? Могу дать вам возможность посмотреть фотографии, сделанные Марком Кругляком во время этой конференции, снабдив их подписями с указанием Who is Who на этих снимках.

Организаторы и вдохновители конференции – д-р Бер Котлерман (слева)
и проф. Гилель Вайс в последний момент перед началом конференции.
На заднем плане – портрет Переца Маркиша

Первое заседание конференции. За столом президиума проф. Яков Рои (слева)
и проф. Гилель Вайс. На трибуне - Авром Новерштерн (Еврейский университет
в Иерусалиме) выступает с докладом «Литература на идише в СССР:
новизна и ангажированность»

Участники конференции (слева направо): Авром Новерштерн, Гилель Вайс,
 Яков Рои, Велвл Чернин

В перерыве конференции беседуют Аркадий Зельцер (стоит слева)
и Авром Новерштерн, сидит (весь белый) Шмуэль Ацмон

Д-р. Бер Котлерман (слева) и проф. Гилель Вайс с замечательной
исполнительницей песен на идиш Вирой Лозинской

В перерыве конференции беседуют Мордехай Альтшулер (слева) и Иосиф Бегун

Второе заседание конференции. В президиуме (слева направо) –
Аркадий Зельцер, Мордехай Альтшулер, Гилель Вайс

Было ещё одно, третье, специальное вечернее заседание конференции, о котором мне не очень хочется говорить, но оно было, и не упомнить об этом было бы некорректно. В программе конференции тема этого заседания была определена как «18 Адара – День памяти и благодарения за чудо репатриации из СССР», или, более конкретно, в подзаголовке программы третьей сессии, – «Воспоминания и очевидцы».

Если я правильно понимаю замысел устроителей конференции (с вашего позволения, я позволю себе эту отсебятину, потому что к устроителям конференции не принадлежу, а всё, что собираюсь сейчас сказать, – это чисто мои домыслы). Так вот, то, что я понял из происходящего, выглядит в моих глазах следующим образом:

Израиль сегодня – единственное реально существующее воплощение и олицерворение еврейского народа. Он не стал, как мечтали отцы-основатели, тем плавильным котлом, из которого выварится новый тип еврея. Совсем нет. Он представляет собой сегодня сложный конгломерат еврейских общин со своими историями, традициями, религиозными обрядами и философиями. Даже вечные враги сионистской идеи и отъявленные антисионисты сегодня стали неотъемлемой частью Израиля. (Куда уж дальше, после переворота 1977 года религиозные антисионисты законно входят теперь во все правительственные коалиции и даже занимают посты в правительстве Израиля. Не министрами, конечно, нет, – этого их антисионистская совесть допустить не может. Но замминистрами – так пожалуйста. В прошлой каденции Кнессета хасид Гурского ребе Яаков Лицман (партия Яадут ха-Тора) был полновластным хозяином в израильском здравохранении, но министром здравоохранения, как вы помните, числился Биньямин Нетаниягу).

Подобные же рассказы можно было бы привести и из истории последней массовой алии из Советского Союза, когда миллион советских евреев перебрались в Израиль. Их тоже никак в сионисты не определишь.

Однако все те, кто сегодня становится неотъемлемой частью Израиля, не хотят и не могут быть тут случайными пришельцами без рода, без племени. Они хотят иметь своё лицо, свою историю, своё прошлое. И с этим идти в сионистское содружество еврейских народов. То, что сегодня у нас процесс вхождения в современное израильское общество управляется наследниками Баба-Сали, нарядившимися в литовские лапсердаки, – это, я думаю, явление временное (хотя и длится оно вот уже 35 лет). Мне хочется верить, что Нафтали Беннет и Яир Лапид очень скоро положат конец этому недоразумению. И вот тогда наступит время всеобщего обретения своего лица и поиска своей предистории. Вот этот-то процесс, кажется мне, и начала готовить Бар-Иланская конференция, легитимизируя творчество советских еврейских писателей и начиная разбираться с тем, как отразилась в нём жизнь и судьба советского еврейского народа (которому через 40 лет после расстрела его писателей и поэтов, кастрированному, лишённому своего национального лица, суждено было выехать в Израиль «на постоянное место жительства» и влиться в ряды сионистов).

Всего этого устроители третьей сессии Бар-Иланской конференции, увы, не поняли и не почувствовали, хотя в контексте сказанного выше история исхода советских евреев естественно ложится и хорошо совпадает с замыслом и концепцией Бар-Иланской конференции. Они предпочли не заметить этого, и весь смысл третьей сессии был сведен к «...жив Г-сподь, который вывел и который привел потомство дома Израиля из страны северной и из всех стран, куда Я изгнал их; и будут они жить на земле своей» (Йермийя 23:8) [3].

И так оно всё и выглядело – рассказывать вам, как ведущий Шмуэль Ацмон вырывал из рук выступающих микрофон, потому что они, дорвавшись до трибуны, никак не готовы были уйти, не поведав собранию своего виденья чуда, которое сотворил им Г-сподь, – как я уже сказал, рассказывать вам об этом не хочу и не буду.

Посмотрите лучше ещё несколько фотографий:

Президиум третьей сессии конференции, (слева направо) – Шмуэль Ацмон,
Эли Бар-Яалом, Иосиф Бегун, Йосеф Менделевич

Моше Фейглин и Ася Энтова

Шмуэль Ацмон и Ася Энтова

И это всё.



Примечания:
[1] «Пурим де-Москва», День памяти еврейских литераторов - жертв сталинизма, Мы Здесь, # 391, 21-27 февр. 2013, Наша история, http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=5811
[2] Программа конференции:
http://www.biu.ac.il/js/li/yiddish/images/events/purim2013/Purim%20deMoskva%20Rus%20Prog%206.pdf
[3] Конференция "Пурим де-Москва" в Бар-Илане, Feb. 18th, 2013, Originally posted by L.J.entova at post, http://shenbuv.livejournal.com/2301462.html

Фото: Марк Кругляк. Тель-Авив
Количество обращений к статье - 3685
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (8)
Гость | 16.03.2013 20:25
Безмерно рад видеть живым и здоровым Иосифа Бегуна, с которым не встречался почти 50 лет. Живи, Иосиф, на благо своему народу!
Твой лаборант
Гость | 10.03.2013 14:25
Амик крепко вдоховился в палатке Цахала. Чувствуется свежее дыхание.
Гость | 10.03.2013 10:26
Как приятно видеть Моше Фэйглина и Асю Энтову на фотографиях Амика Диаманта. Желаю успеха в дальнейшем сближении взглядов с этими достойными людьми.
Гость | 09.03.2013 09:39
Вместо того чтобы реализовать вопрос замены арабского языка, официально признанного только Министерством юстиции Израиля, на еврейский язык идиш, Факультет иудаики Бар-иланского университета очерняет СССР разгромившшего гитлеровских фашистов.
Скептик | 08.03.2013 21:34
Автор: "история не знает другого такого случая, когда, одержимые идеей возрождения своей национальной государственности, отдельная, малая часть народа усилием воли возрождает и делает живым, разговорным язык, на котором говорили их предки 2000 лет назад. Это, воистину, одно из величайших достижений сионизма"

А как назвать то, что это достигнуто ценой по-большевистки безжалостного и безвозвратного уничтожения трехсотлетнего слоя идишской культуры, культуры мирового уровня?
Аврум | 08.03.2013 16:42
Автору. Пурим в 1953 г. был, вообще-то, 1-2 марта.
Москва обнесена стеной, так что, можно считать, что 2-го.
Гость | 08.03.2013 16:39
Ну и сиди в своем русском поле! А Израиль не тронь!
Гость | 08.03.2013 06:00
С большим призрением отношусь к участникам и устроителям этого "общественного" очернения вождя СССР.
Для меня и для многих других евреев переживших Холокост
в СССР и сейчас проживая в Израиле отношение к России выражено Яном Френкелем в песне "Русское поле".

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com