Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
19 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
Об Иосифе Керлере
Михаил Выгон

Об одном из выпускников моей школы я хочу рассказать подробней. О жизни и творчестве Иосифа Керлера (на снимке), талантливого поэта, писавшего на идиш, узника Воркутинского лагеря строгого режима, автора десяти поэтических книг, в том числе мужественной книги «Гезанг цвишн цейн» («Песнь сквозь зубы»), отмеченной высокой премией имени Ицхока Зингера, бессменного редактора замечательного журнала «Ерушалаимер алманах», написано немало статей и волнующих воспоминаний.

Но я хочу вспомнить о школьном детстве будущего поэта, об ученике-старшекласснике, курчавом еврейском пареньке, юном поэте и артисте. Он был старше меня на 6 лет, но два учебных года Иосиф жил в нашей семье, так как интерната при школе не было, а родители его жили в отдаленном колхозе.

С отцом моим, религиозным евреем, у ретивого комсомольца, активиста «легкой кавалерии», отношения были сложные. Отъявленный безбожник, слагавший дерзкие богохульные стихи и устраивавший шумные антирелигиозные карнавалы, не мог принимать традиционные нормы кашрута в нашем доме и не признавал шабат. Но вне этих неразрешимых проблем, связанных с вечностью, Иосиф был родным человеком в нашем доме. Часто по вечерам, когда была свободная минута, мы с удовольствием слушали, как он мастерски читал Шолом-Алейхема и особенно знаменитый рассказ «Ди фруме кац» («Набожная кошка»).

Кто тогда мог подумать, что Иосиф Керлер, еврейский поэт, герой Великой Отечественной войны, прошедший сквозь все круги ада сталинских лагерей, напишет открытое письмо советскому правительству и к председателю Совета Министров СССР А.Н. Косыгину с единственным требованием – «Отпустите нас домой!».

В открытом письме Иосифа Керлера есть одна благородная мысль, которую стоило бы напомнить тем представителям большой алии 90-х годов, которые забыли свое прошлое. Вот эти слова поэта, солдата, прекрасного человека, покидающего землю своей юности: «Верьте нам: никто больше нас не будет предан благородной памяти о той земле, которая приютила наших дедов и прадедов в годы долгих скитаний. Никто не может быть больше благодарен советским народам, внесшим самый большой вклад в дело освобождения всего человечества от фашистской чумы. Каждый из нас честно и самозабвенно трудился и воевал за землю, ставшую нам родной. Об этом мы никогда не забудем, покидая пределы России».

Через полгода после того, как письмо было передано советским властям и в правозащитные организации Запада, Иосиф и Анна Керлеры вместе со своим сыном Береле 25 марта 1971 года ступили на израильскую землю.

...Мы встретились через 25 лет в Ялте, в доме моего доброго друга писателя Станислава Славича. Однажды Виктор Некрасов привел в гостеприимный дом Славичей своего соседа по Ялтинскому дому творчества Литфонда. Это был Иосиф Керлер. Мы не сразу узнали друг друга: когда Иосиф в 1937 году уезжал учиться в техникум в Одессу, мне было 13 лет...

После этой неожиданной встречи он не раз бывал в нашем доме. Все, о чем мы сегодня читаем в его книгах «12 августа 1952-го» и «Избранная проза», я услышал тогда в своем ялтинском доме. Однажды ранней осенью, когда крымская земля особенно щедра, мы съездили в Майфельд. Отец мой еще был жив. Мы втроем пошли к тому скорбному месту, где были расстреляны полторы тысячи земляков поэта. Потом остановились возле школы, полуразрушенной во время бомбежки в начале 1944-го: говорят, что там был румынский госпиталь... Прощаясь, он обнял отца и тихо сказал на прощание: «Ибер а йор ин Ерушалаим!». Я думаю, что именно после этой встречи с расстрелянным детством были написаны эти пронзительные строки:

Сухой кусок – на третий день.
Сухой огонь – в груди.
Рубаху с плеч и шкуру с плеч –
С чужбины уходи!

Пусть ветви вцепятся – постой!
Пусть камни вопиют.
Пусть детство плачет сиротой –
Не оставайся тут!
От песен памяти своей
Ты сив и сед сейчас...
Не обернись, не оглянись, –
Уйди! И – в добрый час!
           Москва, 1965
           (Перевод А. Воловика)

Я приехал в Израиль, когда Иосиф Керлер был тяжело болен. Мы несколько раз говорили по телефону, вспоминали Майфельд, школу, учителей, наши ялтинские встречи. Мы так и не встретились... Я помню его живым.

Ну, что ж, – обо мне погорюйте, друзья,
Как водится меж людьми.
Но в жизни печалиться долго нельзя!
Она хороша, черт возьми!

Свои первые стихи Иосиф написал в школьные годы. Артистичный, ладный, с копной курчавых волос, он вдохновенно читал их на школьных вечерах. Он писал лирические строки о дружбе, о любви, о крымских степях, о трудовых делах своих земляков. Мне сегодня трудно оценить первые ученические опыты Иосифа Керлера, но уже в 17-18 лет он был любимцем Ирмы Друкера, а в 1938 году стихи молодого поэта печатали в газете «Дер эмес» («Правда»), его первым литературным редактором был известный поэт Арон Кушниров, его сразу заметили замечательные мастера Давид Гофштейн и Мотл Грубиян. За месяцы до войны Иосиф Керлер написал прекрасное стихотворение «Прощание», вошедшее в сборник «Виноградник моего отца»:

Мой конь одинокий прискачет в село –
Повисшее стремя,
Пустое седло...
Но, если увидишь коня у плетня,
Еще не считай, что убили меня.

Тебе принесут гимнастерку мою,
Набрякшую кровью в недавнем бою...
Но, если моя гимнастерка в крови,
Еще ты убитым меня не зови.

Когда же винтовку мою ты найдешь,
Прикладом примявшую спелую рожь,
То с этой минуты,
Надежд не храня,
Ты можешь считать, что убили меня.
               (Перевод Юлии Нейман)

Иосиф Керлер был образованным человеком, закончил филологический факультет Московского университета. Он прекрасно знал русскую и мировую классику, но всю жизнь писал стихи и прозу только на идиш. Это его маме-лошн, язык, его детство, он совершенствовал его в школе, в литературной студии Ирмы Друкера, в театре великого Михоэлса. Он учился у Шолом-Алейхема и Самуила Галкина, у Давида Бергельсона и Давида Гофштейна. Он остался верен идиш и в Израиле, где, мягко говоря, его не очень чтут.

Язык родной. Каким щитом,
Каким заклятьем он храним?
Пробился он сквозь крах руин,
Сквозь пламя, пепел, бурелом.
........................................................
Он выжил, выжил, не зачах,
Его плоды питает прах
Шести мильонов. Нет, не зря
Зовет рассветом наш народ
Любой конец, любой исход.
Строка последняя – заря.

С этой верой в язык родной и умер старый поэт. Он хранил его на поле битвы в дни войны и в каторжных норах Воркуты. С этой верой жил и творил великий Исаак Башевес Зингер, увенчанный Нобелевской премией. Во имя бессмертия этого языка ушли на злую плаху Перец Маркиш и Давид Гофштейн.


Коротко об авторе

Михаил Иосифович Выгон родился 26.01.1924 в Рудне Смоленской области (Россия), умер 03.01.2011 в Ашдоде (Израиль). Его книга «Еврейское счастье в степи под Джанкоем» опубликована в Израиле в 2004 году. Впервые опубликована в Интернете 04.05.2012 – благодаря внуку автора Даниэлю Голштейну, подготовившему текст к публикации в Интернете.
Количество обращений к статье - 2457
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (6)
Таня Х. | 05.10.2015 21:07
Михаил Иосифович Выгон-это имя уже 35 лет не забываемо в моей памяти. Он был моим учителем в Ялте в школе №6 по литературе. Когда М.И. Выгон начинал свой урок,я с открытым ртом слушала его рассказы, он так мог воплотиться в персонаж героя,как артист,с интонацией,рассказывал о данном произведении, заинтриговывал,так, что хотелось прочиталь это произведение, "Мёртвые души". или Поднятая целина , Мойна и мир и др. Он вёл в 9 и в 10 классе подготовительные уроки для поступающих в вузы и техникумы,и что вы думаете,все конспекты писала,как стенографистка,а потом дома переписывала, и эти конспекты мне помогли в поступлении в техникум,а потом в Вуз. Огромное спасибо Михаилу Иосифовичу Выгону. Светлая память вам. Пусть будет пухом вам земля,вас помнят ваши ученики.С уважением бывшая учениуа шк.№6 г.Ялты Таня Хлопюк выпуск 1981 г.
Алёна | 19.05.2015 05:32
Михаил Иосифович был не только моим учителем литературы, но и мамы моей. Всегда с теплом вспоминаю его уроки, гениальный учитель; ведь он даже и учебники наши редактировал и заставлял нас думать.....
Ольга | 07.04.2015 21:10
С большой теплотой вспоминаю любимого учителя ,Михаила Иосифовича,и доброго соседа,жили мы в одном доме в Ялте.Его уроки,его литературные вечера помню всю жизнь.Вспоминаю Викторию Борисовну,Иру...Какое чудное было время
Гость | 15.03.2015 18:55
Михаил Иосифович Выгон - мой учитель литературы в г.Ялта,каждый его урок литературы, это как посещения театра.
Гость Юрий Кац | 29.06.2012 21:48
Замечательный, пронзительный очерк. Те, кто вырос в идишских семьях - понимают это. Идиш потихоньку возрождается. Мне посчастливилось слышать чтение стихов сыном Керлера - Береле. Песни на слова Иосифа Керлера звучат в спектаклях Театра идишской песни, руководимого великой Нехамой Лифшиц. Участвуют в этом представители разных поколений. В прошлом спектакле - пелось и о Джанкое. Мы, старики, рады возвращению в довоенное детство, но поют на идиш уже и наши правнуки. Памяти погибших поэтов будет вечер в Бейт Шолом-Алейхем 11 июля в 19 ч. Приходите.
Любовь Гиль | 28.06.2012 08:35
Спасибо Даниэлю Голштейну, внуку автора, за прекрасную пуликацию.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com