Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18










RedTram – новостная поисковая система

Всем смертям назло
Невостребованная память
Д-р Леонид Смиловицкий, Иерусалим

Я начал собирать военные письма - фронт, эвакуация, тыл. Зачем? Конечно, не в поисках секретов. Атмосфера, которую они с собой несут, переживания, сознание того, что эти листочки из того самого времени – оставляют ощущение сопричастности. И тут я обнаружил, что писем сохранилось очень мало. Люди, собравшиеся в Израиль, жгли письма и рвали фотографии. В конце 1980-х и начале 1990-х годов из Советского Союза ведь уезжали навсегда, без права возвращения. Оставлять было некому.

Репатриация сняла немоту, люди начали делиться тем, о чем молчали много лет. Но одновременно она уничтожила документальные свидетельства народной памяти. Остались устные свидетельства, удивительные рассказы, но не осталось писем...

И когда вдруг случается удача, и кто-то приносит «треугольник» или почтовую карточку, иногда цветной конверт (они были редкостью, стоили дорого, взять было негде), то я чувствую себя счастливым.

Публикация писем с войны предпринималась и в нашей прошлой жизни. Как правило, это были парадные издания, приуроченные к той или иной юбилейной дате – 20, 30, 35, 40 лет Победы. Это были пронзительные письма–прощания солдат перед боем, когда выжить было нельзя, партизан и подпольщиков, осужденных на казнь (и почти никогда узников гетто). Они дышали жаждой жизни и ненавистью к врагу. Словом, то, что и требовалось для режима личной власти Сталина. Все остальные свидетельства выбраковывались военной цензурой или передавались по списку в органы контрразведки…




Ни разу в советское время не было издано ни одного сборника писем о тяжелом материальном положении в тылу, безвозвратных потерях на фронте, отчаянном голоде и непосильном труде эвакуированных, вранье властей и служебных преступлениях, эпидемиях и детской смертности, каторжном труде в колхозах … Всё списывали на войну. Считалось, что даже в голодном тылу лучше – там не стреляли, не бомбили и не взрывали. А что происходило на самом деле? Были люди, которые вопреки всякой логике, писали, или передавали письма с нарочным, пользуясь случайной оказией, вели дневник…

Важны все письма, чтобы наиболее полно отразить картину событий тех судьбоносных лет. Я предполагаю собрать максимальное количество почтовых отправлений, что станет основой большой серьезной книги. В ней будут показаны не только те, кто писал, но и те, кто проверял корреспонденцию.

Как работал у людей внутренний цензор, что приходилось приносить в жертву самоконтролю? Военные письма (фронт и тыл) дополнят секретные донесения, составленные сотрудниками Министерства госбезопасности о задержанных посланиях, компрометировавших советскую власть. Отдельная глава будет посвящена отношению к политике нацистского геноцида еврейского населения.

Письма отличались не только по внешнему виду и содержанию. Большую роль играло то, кто писал: мужчина или женщина, юноша или девушка? Родители сыну или дети отцу на фронт? Письма содержат неповторимые детали, наивность или суровую констатацию.

Воевавшие в действующей армии вспоминают, что политработники специально инструктировали солдат и офицеров не писать правду о лишениях и потерях, избегать любой негативной информации. Почему? С одной стороны, чтобы не выдать «военную тайну», а с другой - не разочаровывать родных, которые и так выбиваются из сил, чтобы помочь фронту. На самом деле, это было стремление скрыть просчеты и неудачи командования, неподготовленность и непрофессионализм, неоправданные людские потери…

Письмо с фронта всегда было радостью, даже если лишено содержания. Пишет, значит, жив, есть шанс, что вернется…

Я собираюсь привлечь к работе над книгой не только уже существующие коллекции писем (Яд Вашем, музеи истории Великой Отечественной войны в Минске, Киеве, СПб, Российский Центр "Холокост" в Москве и др. научных учреждений), но и вести расширенный поиск невостребованных до сих пор писем. Далеко не все представляют ценность писем в семейных архивах. Когда уйдут из жизни последние участники и свидетели войны, письма могут быть окончательно утрачены. С другой стороны, даже ту часть, которая останется, некому будет прокомментировать...

Публикация писем - это самый простой вариант. Их анализ и обобщение послужит правдивому изложению общей картины событий. Значение писем войны, как нестандартный и достоверный источник, не поддаются переоценке. Фактически речь идет о включении в научный оборот нового пласта народной памяти.

Собрать письма – значит, уберечь от забвения память о многих людях и тех, кто им был дорог. Времени для выполнения этой работы осталось немного. Нужно торопиться. Если у вас что-то есть, поделитесь. Мне можно позвонить 02-672-3682 (+972-2-672-3682) или отправить электронное письмо: smilov@zahav.net.il или воспользоваться обычной почтой по адресу:

Leonid Smilovitsky
Alexander Rubovich Str., 322-20
93811, Jerusalem, Israel

Заранее благодарен,
Леонид Смиловицкий, доктор исторических наук,
ст. научный сотрудник Центра диаспоры
при Тель-Авивском университете
Количество обращений к статье - 2670
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Лея Дар,Иерусалим | 30.03.2012 11:25
Я постараюсь Вам помочь.У моей мамы,которая умерла неделю назад,были письма с фронта от её земляка.Вы правы,очень жаль было их уничтожать.Здесь,в Израиле,я их перечитывала,так что надеюсь найти их,разбирая документы.Их около 12.Очевидно,с гибелью
Сёмы,поток их прекратился.
Спасибо Вам за Вашу работу. Я Вам позвоню.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com