Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
1-7 декабря 2011
Рубрику ведет Леонид Школьник

1 декабря

1849 - Главный ашкеназский раввин Иерусалима с 1910 по 1920 годы Йосеф-Хаим Зоненфельд родился в городе Врбове в Словакии в семье Аврома-Шлоймэ Зоненфельда. Учился в Пресбурге (Братиславе) у Хаима-Цви Манхеймера, сына Хатам Софера. В 1873 году переселился в Святую землю и обосновался в Старом городе. Близко сошелся с прославленной семьей раввинов Дискиных — раввином Йегошуа-Лейбом и его сыном, рабби Ицхаком-Ерухамом, вместе с которыми много сделал для превращения разрозненных групп жителей Иерусалима в монолитную общину «харедим». В 1920 году встал во главе городской общины, посвящая все свое время защите евреев Торы от посягательств со стороны разного рода новоявленных политических организаций. Содействовал созданию новых районов в городе и призывал своих сторонников принимать участие в великой заповеди заселения Святой земли. В 1920 на съезде раввинов подмандатной Палестины раввин Авраам-Ицхак Кук, создатель философской концепции религиозного сионизма, был избран первым ашкеназским главным раввином страны. Как результат, раввин Йосеф-Хаим Зоненфельд, придерживавшийся отрицательного отношения к сионизму, отказался признавать авторитет главного раввината и в том же году создал и сам возглавил «Эда Харедит» — отдельную религиозную общину, с отдельной системой школ и кашрута. А рав Кук во время своей жизни в Иерусалиме создал иешиву «Мерказ ха- Рав», которая стала основным учебным заведением, готовящим раввинов и общественных деятелей национально-религиозного направления. После смерти Йосефа-Хаима Зоненфельда 26 февраля 1932 года его последователи, по не очень приятной еврейской традиции, разделились на два лагеря: более умеренные продолжили быть активистами созданной им общины, а более крайние, не признающие сионизм и весьма араболюбивые, из неё вышли и создали движение «Нетурей карта». В наши дни все ещё продолжаются споры между представителями двух лагерей, успевших еще несколько раз расколоться на тех, кому ближе взгляды раввина Йосефа-Хаима Зоненфельда, и тех, для кото они абсолютно неприемлемы. Примечательно, что у раввина Зоненфельда было много противников политического характера, но не было личных врагов. Вот одна из историй, которые до сих пор рассказываются о нем. Однажды в разгар субботы соседи пожаловались, что на одной из улиц живет семья, открыто нарушающая законы субботы: у них из трубы валит дым! Рав тут же бросился на указанную улицу, вбежал в дом и принялся громко упрекать хозяев в том, что они намеренно зажигают огонь в субботу. Надо сказать, в те времена нерелигиозные жители Иерусалима стеснялись нагло попирать законы Торы. Хозяйка дома хладнокровно посмотрела на взволнованного рава и спокойно заявила, что они, культурные и образованные люди, не понимают, как это раввин может позволить себе без разрешения врываться в чужой дом да еще читать хозяевам нотации. Пришлось раву Зоненфельду объяснить свое поведение: «Тора предписывает в случае пожара без промедления бежать на помощь. Тут уже, извините, не до стука в дверь и не до обмена красивыми любезностями. О какой культуре поведения вы говорите, когда ваш дом полыхает всеми красками огня!».

2 декабря

1946 – Сегодня свое 65-летие отмечает известный деятель еврейского национального движения в Украине Иосиф Зисельс. Он родился в Ташкенте, но в 1948 году с родителями перебрался в Черновцы и с тех пор его жизнь неотделима от жизни этого прекрасного города. Отец - Самуил Иосифович – родился в Кишиневе в 1907-м, учился в хедере, свободно говорил на трёх языках – на идише, русском и румынском. В 30-е годы был призван в румынскую армию, служил в музыкальном взводе (играл на скрипке). В начале 40-х, уже при Советах, его, как и многих других бессарабцев, в Красную армию не взяли, но мобилизовали на трудовой фронт на востоке СССР. Мать Иосифа Клара (Хая) Натанзон, родом из Каушан, умерла в апреле 1953 года. Отец вступил в брак вторично спустя три года - с Елизаветой Эпельбаум (врачом Черновицкой скорой помощи), которая заменила Иосифу мать. Отец умер в июне 1965-го. Формирование Зисельса совпало с „хрущевской оттепелью“ в кругу интеллигенции. Черновцы - город, известный своей либеральной и толерантной межнациональной и межконфессиональной атмосферой. С 1962 года Иосиф начал знакомиться с самиздатом. В 1969 году он окончил физический факультет (кафедра теоретической физики) Черновицкого университета. В 1969-1970 годах служил в военно-морском флоте на о. Кронштадт. С апреля 1971 г. до первого ареста работал в Черновицком радиотелецентре инженером технического контроля. В августе 1972 г. за выступление на профсоюзном собрании в защиту сослуживца, который подал документы на выезд в Израиль, Зисельса исключили из комсомола и потребовали, чтобы он уволился "по собственному желанию". Иосиф отказался но, несмотря на создавшуюся вокруг него атмосферу клеветы и придирок, уволен с работы не был. Начиная с 1970-1971 г.г., он активно помогал тем, кто выезжал в Израиль, провожал семьи до границы, трижды был задержан пограничниками в пограничной зоне г. Чоп. В 1971-1976 годах Иосиф Зисельс активно распространял самиздат. В августе 1976 г. во время обыска была изъята фотокопия книги „Архипелаг ГУЛАГ“ А. Солженицына и другие произведения самиздата, которые принадлежали Иосифу. По этому эпизоду Зисельс 27 часов подвергался допросу в Черновицком управлении КГБ, но отказался отвечать на вопросы следователей. В течение 1977-78 годов Иосиф наладил связь с диссидентскими группами Киева и Москвы, сотрудничал с "Хроникой текущих событий" (ХТС), Украинской и Московской Хельсинскими группами, московскими и черновицкими еврейскими "отказниками", Рабочей комиссией по расследованию использования психиатрии в политических целях (особенно тщательно собирал информацию о Днепропетровской спецпсихбольнице), с Фондом помощи политзаключенным и другими организациями. С августа 1978 года он был активистом Украинской Хельсинкской группы, собирал данные о незаконно помещенных в психбольницу, помогал вместе с женой семьям политзаключенных. 10 ноября 1978 года на квартире Зисельса был произведен 12-часовой обыск. Формально он проводился с надуманной целью изъятия предметов порнографии в деле мужа сестры Иосифа. Было изъято много самиздата и картотека узников психбольниц (около 80 карточек). 8 декабря — снова обыск. Изъяты копии протоколов собрания, на котором Зисельса исключали из комсомола, квитанции на телефонные разговоры и на почтовые переводы, 24 фотографии диссидентов и др. После обыска, не предъявив ордера на арест, Иосифа отвезли на допрос в КГБ и в тот же день поместили в камеру предварительного заключения, а 9 декабря - в следственный изолятор (СИЗО). Пятого апреля 1979 года Черновицкий областной суд осудил Иосифа Зисельса по ст. 187-1 УК УССР к трем годам лагерей усиленного режима («клеветнические измышления на советский государственный и общественный строй»). Адвокат Нелли Яковлевна Немиринская потребовала освободить ее подзащитного в зале суда, но, увы... Наказание он отбывал в г. Сокиряны Черновицкой обл. В связи с язвой желудка Зисельса сняли с работы под землей в шахте. Сначала зашивал мешки, потом перевели сбивать ящики. В лагере Иосифа неоднократно наказывали ШИЗО, несмотря на плохое состояние здоровья - обострение язвы. В защиту Иосифа Зисельса выступил академик А.Д. Сахаров, другие известные правозащитники. Освободился Зисельс в декабре 1981 года. И сразу восстановил связи с УХГ, с Комиссией расследования использования психиатрии в политических целях и еврейским движением в Москве. Стал вести обширную переписку, организовывал помощь семьям репрессированных, принимал участие в создании группы изучения иврита и издание учебников. Дважды посещал в Казахстане политических ссыльных. 19 октября 1984 года Иосифа Зисельса снова арестовали, при обыске изъяли много самиздата. В тот же день арестовали двух его друзей - Леонида Шраера и Якова Розенберга. 10 апреля 1985 года в г. Сокиряны Черновицкой обл. состоялся суд. В результате - статья та же, 187-1 УК УССР, приговор — три года лишения свободы. И снова адвокат Н. Я. Немиринская потребовала освободить Зисельса в зале суда. Иосиф виновным себя не признал. Наказание отбывал во Львове, а потом в Нижнем Тагиле. В январе 1987 года, за 9 месяцев до конца срока, отверг предложение Свердловской прокуратуры отказаться от политической деятельности в обмен на досрочное освобождение ("горбачевская амнистия"). Освободился 19 октября 1987 г. Возвратился домой в г. Черновцы, работал электриком. Год был под административным надзором. Продолжал работать в Украинской Хельсинкской группе, Украинском Хельсинкском Союзе, принимал участие в создании Народного Руха Украины (НРУ), организовывал еврейские общины. Организовал Совет национальностей Руха. В 1988 году создал в Черновцах первую независимую еврейскую организацию на Украине. В 1989 году принял участие в создании Ваада (Конфедерации еврейских организаций и общин) СССР и стал его сопредседателем. С 1991 года - председатель Ассоциации еврейских организаций и общин (Ваад Украины), исполнительный вице-президент Еврейской Конфедерации Украины. В 2002 году на учредительном съезде Евроазиатского Еврейского Конгресса избран председателем Генерального Совета. Кавалер орденов "За заслуги" III степени (2005 г.) и "За мужество" І степени. Живет в Киеве. Отец четырех детей: два сына (отслужили в израильской армии) и две дочери. Брат и сестра Иосифа со своими семьями живут в Израиле.

3 декабря

1990 - Канадская профессиональная теннисистка Шэрон Фишман родилась в еврейской семье в Торонто. Играть в теннис начала с пяти лет; её первым тренером был отец, Роберт Фишман, полупрофессиональный теннисист, а первой болельщицей – мама, Юлия Фишман. В 13 лет Шэрон стала чемпионкой Канады среди девушек в возрастной категории до 18 лет. В 14 лет, представляя Канаду на Маккабиаде 2005 года, она завоевала медали во всех трёх теннисных дисциплинах: «золото» в одиночном разряде, «серебро» в смешанном парном разряде и «бронзу» в женских парах. В этом же году начала выступления во взрослых турнирах ITF и выиграла первый турнир ITF в Ашкелоне (Израиль). Она также сыграла свой первый матч за сборную Канады в Кубке Федерации. В 2006 году Шэрон Фишман в паре с Анастасией Павлюченковой выиграла Открытый чемпионат Австралии и Открытый чемпионат Франции в парном разряде среди девушек. На Открытом чемпионате США и юниорском турнире Orange Bowl в категории до 18 лет она дошла до финала - также в парном разряде. В том же году она провела пять встреч в составе сборной Канады в Кубке Федерации (все — в парном разряде), одержала четыре победы и помогла канадкам выйти во вторую мировую группу. В 2007 году в своём родном Торонто 17-летняя Фишман выиграла свой первый турнир ITF в парном разряде. Её партнёршей была другая юная канадка, 15-летняя Габриэла Дабровски. За 2009 год Шэрон Фишман выиграла два турнира ITF в одиночном разряде и три в парах. Кроме того, она вышла в первый в своей карьере финал турнира WTA, Открытого чемпионата Эшторила. За год в парном разряде она проделала путь с 432 места в рейтинге до первой сотни. Она также возобновила выступления за сборную после двухлетнего перерыва и принесла команде две победы в двух парных матчах, выступая со Стефани Дюбуа. С начала 2010 года Шэрон Фишман провела семь игр в пяти матчах за сборную Канады, выиграла все семь (в том числе одержала решающую победу во встрече с бразильянками) и помогла команде снова вернуться во Вторую мировую группу Кубка Федерации.

4 декабря

1853 – В местечке Подзелье, Ковенской губернии, родился прозаик и лингвист Гирш-Нисон Голомб. Он изучал Талмуд в Вилкомирской иешиве. Первые познания в музыке юноша получил от скрипача, питомца Лейпцигской консерватории Пасинко, который был дядей известного виртуоза-пианиста Годовского (последний учился у Голомба еврейскому языку). Среди наиболее популярных его произведений – художественные и научные произведения, такие как «О женском праве», «Мудрые мысли», «Молодой голубь», «Запрещенный обряд обрезания». Голомб является также автором руководства по изучения древнееврейского и языка идиш, школьной хрестоматии и других учебников, а также путеводителей по Вильно, Варшаве, Гродно. Всесте с сыном Эммануилом Гирш-Нисон Голомб в 1901-1903 годах выпустил три тома «Лексикона выдающихся евреев на всех поприщах». Кроме того, он автор учебника гармонии с музыкальным словарем на иврите и на идиш, сборника еврейских народных и свадебных песен. Умер писатель Голомб 8 сентября 1934 года в Вильно. Его именем названы улицы в разных городах Израиля.

5 декабря

1907 – В местечке Славатич, Седлецкой губернии, родилась еврейская поэтесса Люба Вассерман, спустя много лет посвятившая ему такие строки:

Вот оно, мое местечко
С бубликом-базаром.
Вдоль местечка вьется речка,
И вода в ней – даром...
Пригублю воды из детства –
Вмиг помолодею.
Потому что по наследству
Будущим владею…
         (Перевел Л.Ш.).

В 1925 году Люба уехала в подмандатную Палестину, работала в кибуце, строила дороги в Тель-Авиве, была санитаркой в иерусалимской больнице; стала активисткой левого крыла рабочего движения страны. В 1931 году в Тель-Авиве вышел первый поэтический сборник Вассерман «Фарнахтн» (Вечера), а в нем, среди прочих, были стихи о Тель-Авиве 1929 года:

Танцует море вечности свой танец.
Покоятся в прохладе ленты улиц,
Без гомона и без шагов спешащих.
Ладонями ловлю частички ночи
И, как молитву, тихо я шепчу:
"Красив ты, Тель-Авив, весенний город!"
                     (Перевел Берл Кедем).

В 1934 году Люба Вассерман переехала из «капиталистической» Палестины в «социалистический» Биробиджан, где спустя 15 лет, в начале 1949 года, все еврейские учреждения еврейской автономии были ликвидированы, школы, еврейское радио и еврейский театр закрыты, книжные издания на идиш из фондов областной библиотеки им. Шолом-Алейхема изъяты и уничтожены (сожжены). В июле того же года по так называемому «Биробиджанскому делу № 68» были арестованы практически все еврейские литераторы области, включая редактора газеты «Биробиджанер штерн» Бузи Миллера, писателей Исроэла Эмиота, Гершла Рабинкова, Нохэма Фридмана, переводчика Бера Слуцкого и других. Пришли и за Любой. Произошло это 5 июля 1949 года. А спустя почти 11 месяцев (точнее, 31 мая 1950 года) Люба вместе со всеми своими друзьями-«подельниками» была осуждена по статье 58-10 УК РСФСР и приговорена к десяти годам исправительно-трудовых лагерей. Поэтесса была отправлена в сибирский Тайшет и находилась там до своей реабилитации 14 сентября 1956 года. Сегодня, когда с той горькой поры прошло более 55 лет, задумаемся над этой судьбой. Бесчеловечный сталинский режим обрек хрупкую женщину, мать, еврейскую поэтессу, жену актера Биробиджанского ГОСЕТа Мойше Бенгельсдорфа (приехавшего в СССР из Аргентины, чтобы строить в стране победившего всех социализма новую жизнь) на долгие шесть лет заточения. Ее мужу после ареста Любы и разгрома еврейского театра пришлось переквалифицироваться в рабочего местной швейной фабрики, где он за хорошую работу получил повышение по службе – стал бригадиром. А Люба... Чудом выжив в сибирских лагерях, она так и не смогла оправиться от этой трагедии. Из заключения Вассерман вернулась тяжело больной, получала нищенскую пенсию по инвалидности. После реабилитации много лет печаталась в различных еврейских изданиях – в журнале «Советиш Геймланд», в газете «Биробиджанер штерн», в польской «Фолксштиме», а в Хабаровском книжном издательстве вышли две книжечки ее стихов в переводе на русский язык (я был составителем, автором предисловия и переводчиком одной из них – «Благословляю жизнь», Хабаровск, 1987). Писательство поддерживало ее дух, хотя каждое слово давалось с большим трудом и каждое новое стихотворение оканчивалось “скорой помощью”, уколами, таблетками или больничной койкой. Но, видимо, в силу своего доброго, мягкого характера Вассерман не озлобилась за свою исковерканную жизнь: до конца дней она продолжала считать, что всем в жизни обязана советской стране, превратившей безграмотную, голодную местечковую девушку в известную еврейскую поэтессу. Террор она считала трагической ошибкой Сталина, который во имя “светлого будущего” стрелял по своим. Три последних года своей жизни она провела в Кишиневе, у сына. Помню, как провожал ее, тяжело больную, в Хабаровском аэропорту. Поцеловав меня, она тихо сказала: «А теперь иди. Мы больше с тобой не увидимся». Так и случилось... Умерла Люба в 1975 году в Кишиневе, и ее единственный и любимый сын Серго Бенгельсдорф установил на ее могиле памятник в виде раскрытой книги со стихами на идиш. Стихи, конечно, о Биробиджане. В другом веке, в другой стране и в другом городе закрываю глаза и вижу: Люба стоит у окна в своей квартире в Театральном переулке, потом подзывает меня. Я подхожу, и она, вглядываясь в дальние заводские трубы, спрашивает: «Правда, они похожи на трубы океанского корабля?». Я киваю, и она улыбается, потом приглашает к столу, угощает чаем с бубличками и читает свои новые стихи. А ее Мойшеле, Моисей Абрамович, улыбается: "Любелэ, ну зачем ты читаешь этому гою? Он же ни черта не понимает!". И я, страшно обижавшийся на эти слова, однажды сказал своей маме-одесситке, светлая ей память: "Знаешь что, научи меня нашему языку". И она научила. Идиш действительно стал для меня – мамэ-лошн. С того времени я и люблю всё, что связано с этим прекрасным языком и нашей культурой. И помню: эта любовь началась у меня с Любы...

* * *

1911 - Польский пианист и композитор, автор мемуаров «Гибель города» (1946), по которым был поставлен фильм режиссёра Романа Полански «Пианист» (2002) Владислав Шпи́льман родился ровно 100 лет назад в Сосновце в еврейской семье. Окончил Варшавскую консерваторию, учился в Берлинской академии искусств. В 1933 году, после прихода к власти нацистов, вернулся в Польшу и работал на варшавском радио. После оккупации Польши семья Шпильманов была перемещена в Варшавское гетто. В 1943 году ему удалось совершить побег с помощью знакомых, которые прятали его на квартирах. С августа 1944 года Шпильман скрывался по чердакам разрушенных домов. После окончания войны в течение 20 лет работал на варшавском радио. Автор нескольких симфонических произведений. В 1946 году была издана книга «Гибель города», в 1998 году переиздание — «Пианист: необычайная и подлинная история о выживании одного человека в Варшаве 1939-1945». Умер в Варшаве в 2000 году.

* * *

1946 – Отмечающий сегодня свое 65-летие еврейский поэт Мойше Лемстер родился в молдавском селе Стольничены Единецкого района, Молдавской ССР. Детские годы прошли в молдавском селе Костешты, откуда в семилетнем возрасте, оставшись без отца, умершего в 1949 г., переехал вместе с матерью в город Единцы (райцентр на севере Молдовы), где вырос и учился в русской средней школе. Окончил Тираспольский пединститут по специальности «учитель физики, астрономии и электротехники», преподавал в средней школе села Шофрынканы (Единецкого района), затем в Кишинёве, работал инженером по научной организации труда Единецкого быткомбината, а позже заведовал отделом НОТ проектно-технологического института в Кишинёве. Писать стихи на идиш начал в студенческие годы. После учёбы в еврейской (идиш) группе на Высших литературных курсах при Литературном институте им. Горького (1989-1991) занялся научной работой, связанной с историей еврейской литературы Бессарабии. Публиковаться начал в 1982 г. в московском журнале «Совeтиш геймланд» с поощрения своего кишинёвского ментора и ребе Ихила Шрайбмана, был членом редколлегии журнала "Ди идише гас", издававшегося вместо «Совeтиш геймланд». В 1999 году Лемстер защитил (на румынском языке) диссертацию на учёную степень доктора филологических наук (doctor habilitat) по анализу произведений еврейского баснописца Элиэзера Штейнбарга. Вместе с Рудольфом Ольшевским (1938-2003) был составителем ежегодного альманаха «Ветка Иерусалима». Подготовил подстрочники и биографические очерки для книги выполненных Ольшевским переводов из еврейской поэзии Бессарабии «Летящие тени» (2000). Мойше Лемстер был ведущим телепередачи на идиш, румынском и русском языках «На еврейской улице», преподавал идиш и еврейскую литературу на филологическом отделении Молдавского Государственного университета; был научным сотрудником Отдела истории и культуры евреев Молдовы республиканской Академии наук, на протяжении нескольких лет возглавлял Кишинёвское общество еврейской культуры. Опубликовал работу о том, как был отражен Кишинёвский погром 1903 года в произведениях еврейских писателей и др. Участвовал в проекте «Краткой Еврейской энциклопедии». В 1996 стал членом Союза писателей Республики Молдова. С марта 2000 года Мойше Лемстер живет в Израиле (Бат-Ям). Работал в Еврейском университете в Иерусалиме, в проекте по индексации архива довоенной еврейской (идиш) периодики, а также в библиотеке Университета, где занимался био-библиографической работой (аннотацией всего корпуса изданной на идиш литературы и биографиями их авторов); участник диалектологических экспедиций в Молдове, Украине и Румынии под эгидой Блумингтонского университета (штат Индиана, США). В настоящее время - преподаватель идиша тель-авивского Дома Шолом-Алейхема, член правления израильского Союза писателей и журналистов, пишущих на идише. Стихотворения Лемстера публиковались в различных современных периодических изданиях на идиш, включая альманах «Найе вэгн» (Новые пути, Тель-Авив), газеты «Форвертс» (Нью-Йорк) и «Ундзэр кол» (Наш голос, Кишинёв) и многих др. В 1996 году вышел в свет сборник стихотворений Лемстера «А идишер рэгн» (Еврейский дождь), впоследствии переведённый на русский язык Рудольфом Ольшевским, издал в 1999 г. научную монографию "Еврейский баснописец и мудрец – Элиэзер Штейнбарг". Второй сборник стихов «Амол брейшес» (Когда-то в самом начале), избранное 1982-2007, был выпущен в 2007 году. Мойше Лемстер - внештатный сотрудник газеты "Форвертс", написал серию статей для ИВО-энциклопедии евреев в Восточной Европе (The YIVO Encyclopedia of Jews in Eastern Europe), основатель серии "Библиотека Дома бессарабских евреев", по истрии евреев Советской Молдавии, автор нескольких брошюр из этой серии. Песни на стихи Лемстера писали кишинёвские композиторы Злата Ткач, Олег Мильштейн, Олег Негруце. Стихи М. Лемстера переведены на иврит, русский, украинский, английский, немецкий, французский и румынский языки. Он - лауреат израильских литературных премий Шварцмана (2004), Рубинлихта, Сегала и Фихмана (2007).

 

6 декабря

1896 - Свой первый гонорар в размере одного доллара он получил за стихотворение в журнале Smart Set. Став известным, на вопрос, «что появляется раньше – стихи или музыка?», ответил: «Контракт». А началось всё с того, что в 1893 году сапожник Морис Гершович и дочь скорняка Роза Брускина перебрались из Петербурга в Нью-Йорк, спустя два года поженились, еще через год родился их первенец Изя, а за ним – Яша, Артур и Фрэнсис. Все четверо так или иначе связали свою жизнь с музыкой. Изя – Айра Гершвин – стал поэтом-песенником, с которым сотрудничали многие известные композиторы, включая, естественно, и младшего брата Яшу, ставшего впоследствии «всего лишь» Джорджем Гершвином. Артур, хотя и работал маклером на бирже, всю жизнь писал песни и остался, по его же словам, «гением неопубликованных произведений». А Фрэнсис (Фрэнки) стала популярной эстрадной певицей. Айра, поступив в один из бруклинских колледжей, увлекся стихотворчеством, завел дневник, в который записывал свои впечатления от прочитанных книг, и, конечно, публиковал стихи в студенческой газете. Увлекся Айра и театром, много времени проводил среди людей творческих, богемных. Однако в те времена, обнаружив, что на литературной ниве в материальном плане быстро преуспеть почти невозможно, Айра перепробовал разные занятия: работал устроителем карнавальных шествий, помощником фотографа, конторским служащим на торговом флоте, обозревателем театрального журнала "Клипер". Прямой его противоположностью был Яша – Джордж Гершвин, который рос уличным сорванцом, не отличался хорошим поведением, да и учился весьма посредственно. Когда Джордж к 20 годам стал известен как композитор и музыкант, он попросил старшего брата стать соавтором его песен и мюзиклов. И Айра согласился, взяв себе псевдоним Артур Фрэнсис (по именам младших брата и сестры) – для того, чтобы в мире искусства был всё же один Гершвин. Этот творческий союз позволил им создать более 20 мюзиклов, поставленных на Бродвее и для кино. Самые известные песни Джорджа Гершвина были написаны на стихи старшего брата, в том числе и первая национальная американская опера "Порги и Бесс" (1935). За полтора года она выдержала 124 постановки в "Алвин-театре" - цифра весьма солидная для любой оперы классического репертуара. Несмотря на хороший приём, надежды братьев Гершвин на материальный успех не оправдались: они потеряли более 10 тысяч долларов, вложенных в постановку. Джордж не огорчался. Когда и где опера приносила доход? - посмеивался он. Центральные арии оперы "Порги и Бесс" - Summertime, It Ain't Necessarilly So, I Love You, Porgy, Bess, You Is My Woman Now, A Woman is a Sometime Thing, I Got Plenty o'Nuttin - созданы братьями Гершвин. Но особым вниманием джазовых вокалистов пользовался "Летний день". Замечательная американская певица Сара Воан, обладательница голоса с диапазоном в три с половиной октавы, записала в 1957 году альбом - Sarah Vaughan Sings George Gershwin. Но подлинное признание и понимание "Порги и Бесс" пришло после смерти композитора. В течение нескольких десятилетий продолжается её триумфальное шествие по материкам и континентам. Опера вышла за пределы американской музыкальной культуры. Стихотворные тексты Айры к мюзиклу 1931 года Of Thee I Sing получили первую премию, впервые присужденную за музыкальную комедию. Некоторые их вещи становятся хитами. Песня They Can't Take That Away From Me впервые прозвучала в исполнении Фрэда Астера в фильме Shall We Dance, и за эту песню фильм был представлен на премию "Оскара" в 1937 году. Творческий дуэт братьев Гершвин распался неожиданно и трагически. Колоссальное нервное напряжение во время работы над "Порги и Бесс" истощило силы Джорджа, он не мог ни есть, ни спать. Врачи рекомендовали поменять климат и на время забыть о музыке. Первому совету композитор последовал с большим удовольствием. О музыке, естественно, он забыть не мог. Внешне он почти не изменился, но стал очень раздражителен и по временам выглядел усталым. 9 июля 1937 года врачи обнаружили у него симптомы опухоли головного мозга. Джорджа поместили в Лебенен-клинику. Однако спасти Гершвина не удалось. Он скончался, не приходя в сознание, утром 11 июля 1937 года, не дожив немного до тридцати девяти лет. Композитор умер в расцвете сил, полный творческих планов. Айра, мужественно пережив смерть младшего брата, не замкнулся в себе, не бросил любимое дело, столь успешное начатое с помощью и при поддержке Джорджа. Его соавторами стали известные композиторы Бертон Лейн, Джером Керн, Гарри Уоррен. Созданная с Джеромом Керном в 1944 году для кино лирическая песня Long Ago and Far Away стала значительным событием в музыкальной жизни Америки. Именно Айра оказался первым в стране поэтом-песенником, в честь 100-летнего юбилея которого 6 декабря 1996 года в Карнеги-Холл был устроен торжественный вечер как дань памяти его таланту. Айра Гершвин (а сегодня мы отмечаем 115-летие со дня его рождения) до последнего дня он умер 17 августа 1983 года) помнил и ценил своего младшего брата-композитора, в застольных компаниях рассказывал о нем всевозможные веселые истории, вспоминал забавные высказывания, сразу же становившиеся очередной легендой из жизни Джорджа Гершвина. Айра однажды вспомнил, как изящно его брат высказался о творчестве одного из своих коллег, «скромно» считавшего себя лучшим пианистом в США. Так вот, этот самый пианист, отправившись в гастрольную поездку по Ближнему Востоку, внезапно вернулся на родину. При встрече с Гершвином он объяснил, что вынужден был прервать гастроли и уехать, потому что его дважды обстреляли арабы.
- Да что ты говоришь! - удивился Гершвин. - Вот уж никогда не предполагал, что арабы так хорошо разбираются в музыке!..

7 декабря

1945 - Встреча с этой популярной финской поп-певицей (точнее — знакомство с ее песнями) произошло в далеком 1974 году, когда я только-только начал работать в «Биробиджанер штерн». Именно тогда в редакцию пришло письмо от молодого финского еврея, желающего побольше узнать о еврейской автономии и вообще о еврейской жизни в СССР. Завязалась переписка, и однажды я получил из Хельсинки бандероль, в которой обнаружил диск не известной мне финской певицы. На конверте, по его верхнему краю, большими буквами было написано ее имя — MARION, а внизу слева, значительно меньшими буквами выделялось название диска— SНАLOM, и в этом слове в букву О был заключен израильский бело-голубой флаг со звездой Давида. Сегодня, спустя почти сорок лет я помню все песни с того диска на идиш и иврите — такие, как «Дер ребе hот геhэйсн», «Лайла, лайла», «Эрец зават hалав», «Ойфн припечек», «Финджан», «Шэйн ви ди левонэ», «Эрев шель шошаним», «А идишэ мамэ», «Хава нагила» и другие. Но я не только полюбил эти песни, многие из которых в ту пору услышал впервые, но и с удовольствием знакомил с ними своих друзей, для которых мир еврейской песни открыла именно она, популярная финская певица Марион Рунг. Она родилась в Хельсинки, ее дед и мама были профессиональными исполнителями. Марион не изменила семейной традиции, и в 16 лет, участвуя в общефинском конкурсе исполнителей шлягеров, заняла второе место и была удостоена права выпустить свой первый сингл. Успех вдохновил Марион, и еще через год она отправилась в Люксембург на конкурс Евровидения и заняла там седьмое место. Через 11 лет Марио вновь оказалась в Люксембурге на таком же конкурсе и по его итогам поднялась на строчку выше своего прежнего результата. Но более благосклонным к Марион оказался Международный фестиваль эстрадной песни в Сопоте, на котором Марион дважды – в 1974 и 1980 годах – завоёвывала Гран-при этого престижного конкурса. В Германии и Великобритании она записала пять пластинок, которые быстро разошлись по свету. Марион много гастролировала, была частой гостьей на всевозможных телевизионных ток-шоу. В 1995 году, по случаю своего 50-летия, вместе с популярными финскими исполнительницами Хеленой Катри, Паулой Койвиниеми и Леей Лавен Марион отправилась в большой и весьма успешный гастрольный тур по стране, назвав его Leidit lavalla («Дамы на эстраде»). В 2004 году певица выпустила альбом, в который вошли ее лучшие песни на идиш и иврите из того самого «Шалома», а также новые песни под общим названием «Я живу в хорошее время. 36 любимых песен». В 2005 году, в честь 60-летнего юбилея Марион Рунг, в Хельсинки появились в продаже сразу четыре аудио-сборника с ее лучшими песнями, а также автобиографическая книга «Я Марион».

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 3350
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость | 06.12.2011 07:57
Г-н Школьник, почему в этом номере "МЗ" нет Александра Гордона?
Гость Зиси Вейцман | 04.12.2011 16:17
Одну из пластинок Марион автор этой рубрики мне прислал в 70-х в таежную глухомань - то ли в Амурскую область, то ли в Хабаровский край ( сейчас уж и не припомню). Долгое время она у меня хранилась, я ее возил с собой с одного места службы на другое,слушал много раз, чуть было не разбил. При передислокации с берегов Волги в Израиль в 2007 году вместе с другими пластинками пришлось пожертвовать и пластинкой Марион. Впрочем, не только пластинками.Тогда, в 70-х, в связи с выходом этой еврейской пластинки( и где- в Финляндии!) я написал Л. Школьнику: Школьнику: "Пусть песни нашего народа совсем уж бросил петь Кобзон, но для души, а не для моды поет их нынче Марион..."

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com