Logo


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Резонанс
Драка или покушение?
Феликс Рахлин, Афула

История, которую спешу рассказать, поистине удивительна. Никогда не был склонен к мистике, но этот сюжет заставляет меня поверить в чудеса. Однако всё по порядку.

Мне 77 лет, из коих  последние 18 живу в Израиле, куда приехал из бывшего СССР. Там всю жизнь, с 19-ти лет,  работал в педагогике, а затем и в журналистике, иногда совмещая эти два занятия, иногда сосредотачиваясь на одном из них. Где-то в возрасте около 45-ти  потянуло  писать мемуары.

Примерно  в это время  отмечалось 25-летие нашего школьного выпуска, и я  набросал записки, положившие начало будущей книге «Мужская школа» (она и до сих пор в работе). С 5-го по 10-й классы я действительно учился в такой школе  и, естественно, в памяти осталось немало  мальчишеских стычек, драк, «стуколок», описывая которые, я не мог не упомянуть  одного из наиболее запомнившихся мне «драчунов», с которым  учился  только  один 1944 – 1945 учебный год – в шестом классе. Его звали Виктор Файнберг (сокращённо же почему-то не Витя, а Вика), мальчик был дружелюбный, очень начитанный, вовсе не забияка, но чрезвычайно болезненно реагировал на любой антисемитский выпад, каких тогда, особенно в городе, только что освобождённом от фашистов, случалось немало.. В нашем классе ему такое испытать не пришлось, а вот в других у него завелись противники, с которыми он бегал драться  чуть ли не на каждой большой перемене и, как правило, возвращался  окровавленный, но довольный. Вскоре стало ясно, что доставалось и его обидчикам, так как посыпались жалобы на него от их родителей. А родителей Вики уговорили показать мальчика врачам, те  не задумались  вынести диагноз «шизофрения», и это, возможно, спасло тогда нашего одноклассника от серьёзных неприятностей, так как бойцом он оказался крепким: одному что-то сломал, другому – расквасил…

Весной 1945-го  нашу жизнь озарила Великая Победа, а уже через месяц мы навсегда расстались с Викой: его родители уехали работать в Ленинград и увезли его с собой.

Любопытно распорядилась судьба:  в 1968 году, когда стало известно о знаменитой демонстрации протеста семёрки отважных на Красной площади  против  ввода советских войск в Чехословакию,  в нашей семье к этому событию отнеслись с особым вниманием, потому что в числе демонстрантов была  ближайшая подруга моей сестры Лариса Богораз – тогда ещё жена томившегося в лагере писателя Юлия Даниэля.  Среди имён других участников  мы слышали и о Викторе Файнберге, но мне и в голову не пришло ассоциировать его с тем  моим одноклассником.  Прошло много лет, я написал несколько мемуарных книг, часть их вышла  из печати, другие опубликованы в Интернете, а множество фрагментов – в израильских газетах и журналах, но только лишь недавно пришло мне в голову проверить: а не одно ли это лицо: мой одноклассник – и московский демонстрант-диссидент? Без особого труда разыскал в Интернете фотографию – и предположение подтвердилось: да, это он!

В ряде Интернет-публикаций прочёл подробнее то, что мне было известно лишь в общих чертах: при избиении демонстрантов  «патриотами в штатском» нашему Вике  особенно досталось: в милицию, куда все были доставлены, он принёс в кулаке четыре выбитых зуба и вид имел такой, что представить его суду было невозможно. «Органы» поступили, однако, весьма находчиво: воспользовавшись его детской медицинской карточкой (где, как помните, был записан много лет назад диагноз «шизофрения»»), водворили Виктора в ленинградскую  тюрьму-психушку МВД.

Из других Интернет-материалов явствовало, что в молодости Виктор привлекался к суду за избиение… милиционера. И был наказан весьма мягко: годом принудительных работ. Такой «либерализм» суда объясняется просто:  представитель власти назвал Файнберга «жидовской мордой», за что и был бит.  Но что же получается: выходит, суд  приговорил к наказанию «невменяемого»? Разумеется, нет!  Никакого психиатрического заболевания у него на самом деле не было. Так что все пять лет, которые ему довелось пробыть потом  в психушке, врачи (все до одного – офицеры МВД!)  «лечили»  здорового человека! Лечили заведомо мучительными процедурами, назначали сильнодействующие психотропные препараты… Это было  преступлением советского режима, настолько очевидным, что среди врачей нашлись отважные люди, которые стали тайно помогать Виктору и его друзьям в связях с волей, с  прессой свободного мира. И любая из беспримерных по длительности  голодовок и прочих акций протеста Виктора Файнберга  становилась известна мировой общественности. Власти были вынуждены отпустить Виктора на волю, а вскоре поспешили избавиться от него как от жителя страны,  фактически выдворив его за пределы СССР.  В 1974 г. он выехал в Израиль.

Своими воспоминаниями о школьном товарище и тем, что  узнал о нём, я поделился в мемуарном очерке с читателями ежемесячника «Еврейский камертон»,  издаваемого газетой «Новости недели», Тель-Авив (в номере от 13 марта с. г.).  Но на этом сюжет  не кончается …

Дело в том, что мой сын с семьёй наметили на дни Песаха нынешнего года поездку в Париж, где, как мне стало известно из того же Интернета, уже много лет  живёт Виктор.  Вскоре после  репатриации в Израиль  главное дело, которому он решил посвятить себя за рубежом – борьба за свободу узников советской карательной психиатрии – потребовало . его присутствия  на Западе, где были сосредоточены   крупнейшие международные организации: как правозащитные, так и объединения врачей. Первым ещё предстояло убедить вторые в том, что буквально не укладывалось в сознание: в преступной практике использования советской медицины в карательных целях. В Израиле,   из-за разрыва  Советским Союзом дипломатических отношений с этой страной,  не было тогда даже советского представительства, и не было  перед кем проводить   демонстрации протеста… Так и случилось, что правозащитная деятельность Файнберга протекала, в основном, в Европе и Америке, хотя из Парижа он неоднократно выезжал, по мере необходимости, в самые горячие точки планеты – в том числе и в Израиль. (Надо сказать, что  демарши правозащитных организаций в результате увенчались успехом: советская карательная психиатрия была разоблачена, сотни людей освобождены из-под незаслуженного психиатрического контроля, от разрушительного «лечения»).

Буквально за несколько дней до отъезда сына с семьёй, по моей просьбе  прислали из Москвы парижский телефон дочки Виктора, Маши, которая, после  учёбы и работы в США,  родив там дочь, вернулась в столицу Франции. Набираю номер – и мне отвечает сам Виктор!  Мы расстались за 63 года до этого, но, едва я назвал своё имя, он меня немедленно вспомнил! Он рассказал о своей семье: жена Франсуаза приняла гиюр, дочь Маша – тоже, притом вышла замуж за израильтянина…  Мы договорились, что я пришлю с сыном свои книги (в том числе и ту, в которой я по плану, составленному отцом, который вскоре умер, записал его рассказы о тюрьме и лагере 50-х гг, куда по ложному политическому обвинению были брошены мои родители), а также  и статьи (в том числе мой самый свежий мемуарный рассказ о нём – о Викторе!).

А он поведал мне о  недавнем эпизоде своей жизни, который мог стать в ней последним:   ему нанёс удар молотком по голове  человек, казалось бы, сходной судьбы – некто Сергей Потылицын, которому  Франция недавно  предоставила политическое убежище от российских властей.

Оказалось, этот дикий эпизод уже получил огласку в мировой печати и в Интернете. О С. Потылицыне там приводятся такие сведения: он в 1968 году был призван на действительную службу в Советской Армии, но служить отказался, сославшись на своё неприятие советского вторжения в Чехословакию. За что был  посажен в тюрьму, а затем,  с 1971 по 1978 гг. находился на принудительном лечении – сперва в психиатрической тюрьме, а затем, под конец указанного срока, в психбольнице обычного типа.  То есть биография в этой части весьма напоминает то, что пришлось перенести и человеку, которого он ударил (а мог бы и убить!)

Что же их поссорило?

Оказывается, поначалу, пока Сергей, появившись в Париже как российский правозащитник и  беженец от путинского режима, ожидал предоставления  политического убежища,  Виктор предоставил ему приют в своей крохотной квартирке. Этого не отрицает и его гость. Однако, по словам Файнберга,  тот стал мучить его… антисемитскими рассуждениями! «Я попал у самое странное  и двусмысленное положение, - рассказывал мне  мой бывший одноклассник.  – Выставить его за дверь я никак не мог: ведь сам его и пригласил пожить у меня. Но и терпеть было невозможно…».

Надо отметить, что мы с Виктором ровесники: ему сейчас тоже 77.   Судя по году призыва в армию, Потылицын лет на 20 моложе. Старому, намученному жизнью человеку, как правило, терпеть возле себя  враждебно настроенного  соседа  особенно тяжело. Тут перед Виктором встала задача приютить других нуждавшихся в том, и прежнего гостя переместили во временно пустовавшую квартиру Маши (дочки Виктора). Но, как видно, чувств, которыми теперь пылал Потылицын к Файнбергу, это не охладило.

26 ноября 2007 г., как раз в день, когда Виктору исполнилось 76 лет, он вместе с чеченским правозащитником Ахъядом Идиговым  давали интервью японским журналистам в одном из парижских кафе. Когда, по окончании беседы, они вышли оттуда, к Файнбергу подошёл прямо на площади напротив кафе Потылицын и ударил его по голове молотком, который скрывал в рукаве. От удара  Виктор упал, но подбежавший Идигов помог ему встать и не допустил повторного нападения. Была вызвана полиция, но, пока она прибыла, нападавший  с места происшествия удалился. Так описывает дело потерпевший, это же подтверждает Идигов.

Газеты приводят объяснения Потылицына. Не скрывая своей неприязни, даже ненависти к Файнбергу,   он представляет дело совершенно иначе: Файнберг, де, вышел из кафе, увидел его (Сергея), подошёл – и замахнулся палкой. Чтобы предупредить удар,  Потылицын достал из сумки молоток  и ударил им нападавшего Файнберга, но столь умеренно, чтобы не убить…

З июля  по иску Файнберга должен состояться суд. Заседание уже несколько раз было перенесено: то – по состоянию здоровья истца, то – по другим причинам. Ответчик, однако, обвиняет  противника и его адвоката в намеренной оттяжке: дескать, они хотят оставить неомрачёнными  дни приближающегося 40-летнего юбилея августовской демонстрации на Красной площади…

Пока что  Потылицын опубликовал ряд нападок на Файнберга, его  адвоката, его свидетелей, а также друзей, которые выступили или собираются выступить на стороне Виктора.  Прежде всего, он отрицает и факт своих юдофобских высказываний, а также стремится  представить себя невинной жертвой какого-то заговора, в центре которого стоит Файнберг.

Не зная автора статей, ни его деятельности, якобы заставившей его попросить убежища за рубежом, ни тех сведений, которые он сообщает о себе как о народном умельце, изобретателе портативной складной табуретки (что, видимо, должно оправдать  ношение с собою молотка),  –   не буду входить во все эти детали. Более того, отмечу, что целый ряд  высказываний автора этих многословных статей  - в той части, в какой они критикуют сталинистское прошлое России советской, путинское правление, гебистский реваншизм, не вызовут возражений у объективного читателя. Но у меня возникло стойкое мнение, что для того-то они и приведены, чтобы сбить с толку, подтвердить репутацию автора  как  политбеженца.  Однако  ход  рассуждений Потылицына лишь подтверждает, а не опровергает,  юдофобский характер его «идеологических»  установок и потому  объективно является саморазоблачительным.!

Вот две статьи Потылицына, опубликованные им в «Живом журнале» 
<http://sp-minusinsky.livejournal.com/>  Первая – «Кому служат СМИ» - указывает, кто, с его точки зрения,  правит бал в средствах массовой информации  России (да и не только России): это, по его словам, некая  (цитирую!)  «глубокоэшелонированная корпорация», члены которой… идеологизированны особой корпоративной идеологией, которая к России и её  интересам не имеет никакого отношения. Под «членством», следует, конечно, подразумевать не принадлежность к некой организации.  Национальность – вот главный фактор членства». КАКАЯ же  национальность?  Ответ на этот вопрос у автора, как ему кажется, прикрыт «глубокоэшелонированной»  маскировкой, однако на деле  очевиден. В виде этой маскировки он называет двух «хозяев» СМИ:

«Хозяин №1  (пишет Потылицын, многозначительно добавляя в скобках::  «нумерация не в порядке значимости») – это, конечно, Кремль (тоже своего рода корпорация, главной эмблемой которой можно считать пятиконечную звезду цвета крови, венчающую Спасскую башню).
Хозяин №2 – «корпорация», на знамени которой другая звезда».

В данном случае Кремль употреблён для отвода глаз – и с этой же целью поставлен на первый план, где на самом деле – корпорация не под пятиконечной, а под «другой»  звездой… 

Какой же «другой»?  Вот конспирологическая загадка! Даже ребёнок в наши дни догадается: это звезда шестиконечная, еврейская, «звезда Давида», ещё с нацистских и  советских времён  состоящая на службе антисемитской, антиизраильской пропаганды!

Кто же вам, Потылицын, поверит, что Вы не изводили  черносотенными  нападками  человека, который близоруко принял Вас за единомышленника,?! Нам, евреям,  такие выпады, действительно, порою лишь чудятся, но тут Вы их сами  сформулировали!

Прошу читателя последовать дальше за рассуждениями господина «интернационалиста».  Адвоката Шеве, взявшего Файнберга, под защиту, он обвиняет в том, что тот, со слов своего доверителя, «вбросил» в суд утверждение, «будто»  Потылицын – антисемит. Можно поздравить адвоката: теперь он может ссылаться на слова не Виктора, а самого Сергея…    

Досталось от «правозащитника»  на орехи ещё куче народу: это и вдова академика Сахарова Елена Боннэр, и известный украинский диссидент Леонид Плющ, и упомянутый Идигов (которого  хитроумный изобретатель табуретки задолго до суда клеймит как «лжесвидетеля», и ряд журналистов, возмутившихся нападением на видного, заслуженного правозащитника. Но уж  не на орехи, а под орех разделал он самого Файнберга:. «…этот человек совершил на моих глазах столько преступлений (уголовных и нравственных), что, не записав перечень этих преступлений на бумаге, невозможно их все перечислить по памяти», - сказано в его второй статье, которая озаглавлена столь же бессмысленно, сколь и нагло: «От диссидентства до сталинизма – один шаг». Так и ждёшь, что сейчас-то многознающий автор приведёт  весь список криминалов своего недруга…

Не приведено – ни одного!!!

Потылицын тщился сочинить памфлеты, а получилось два банальных  пасквиля.

И в этих, и в  других своих писаниях  на ту же тему  он пытается  «опустить» своего  ненавистника, называя его  «профессиональным бездельником» и уличая в разных грехах – например, в… трусости:  почему-де он  живёт  не в опасном для существования Израиле, куда направился первоначально, а – в удобной Франции? И от неё, а не от Израиля получает пособие? 

Можно бы возразить: в каких только горячих точках мира не побывал «робкий»  наш «драчун» Вика как правозащитник и миротворец: И в Боснии, и в Чечне, и несколько раз в Израиле – причём, в наиболее острое время здешних противостояний и в весьма опасных для жизни местах! К моменту своего ареста в 1968-м работал слесарем на заводе. Насколько знаю, он окончил заочно  институт иностранных языков, английский факультет… Но, с другой стороны, возмутительно: как это  он мог не попросить у  Потылицына  разрешения  жить именно во Франции?! И ещё:   может,  у Сергея  есть и дополнительный источник дохода, кроме скромного пособия  политического беженца, которое выплачивает ему, надо полагать, не г-н Путин и не г-н Медведев, а та же французская казна? .

Впрочем, шутки в сторону:  рассмотрим под конец моего повествования  тот широкий фон, на котором развернулся данный конфликт.  Приближается 40-я годовщина той примечательной демонстрации,  Та акция стала первой в ряду открытых политических демонстраций, которые в итоге, вместе с глубокими экономическими и политическими причинами, привели к краху коммунистической  партийно-советской  диктатуры. Почти через два десятилетия в России утвердилась власть олигархической бюрократии, во многом подавившая  достижения демократии и либерализма. Нынешним российским  властям, показавшим новые примеры  разгона демонстраций и шествий несогласных, вряд ли придутся по вкусу сравнения, которые будут  неизбежны  в августе. На фоне той «культуры» нападений и даже убийств, которая  распространилась  волей определённых нынешних властных кругов России, в том числе  и  за её пределами (вспомним встреченный  без особого возмущения  в мире закон Госдумы о наделении спецорганов полномочиями карать неугодных даже за пределами российских границ!) не слишком невероятным будет предположение, что и  дерзкий некогда демонстрант Файнберг оказался под прицелом  российских карателей.  Роль же  народного умельца  Потылицына пусть остаётся на его совести.

Если таковая у этого человека всё-таки есть. Будем надеяться, что французский суд разберётся, что к чему и кто тут кто…

Количество обращений к статье - 3838
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com