Logo


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Революционный этюд
Александр Гордон, Хайфа

Евреи шли рука об руку с революциями, порой далеко опережая их.
В ХХ веке они внесли большой вклад в три революции –
социалистическую, сексуальную и антизападную.


Перманентная революция

Несомненно, именно евреи выдвинули идею мировой социалистической революции. Национальные революции звучали для них неудобно и недостаточно масштабно. Национальные революции подходили коренным нациям. Евреям нужны были наднациональные революции, с которыми было легче солидаризироваться. Карл Маркс, Александр Парвус и Лев Троцкий были идеологами мировой перманентной социалистической революции, то есть революции, происходящей, как цепная реакция, в разных странах. Только под эгидой мировой и постоянно захватывающей всё новые и новые нации революции можно было замаскировать еврейскую энергию, направляемую угнетаемой нацией против своего угнетения. Если революция идёт перманентно, то есть с постоянным ростом числа наций-участниц, то её совершение не бросает тень на евреев, желающих освободить себя в каждой, отдельно взятой стране и выдать свои локальные цели за международные. При этом динамика процесса такова, что лозунги должны были быть как можно более общими и как можно менее еврейскими. Активное участие евреев в социалистическом и коммунистическом движении было результатом их бегства от собственного утомительного и неудобного еврейства и следствием ассимиляции в универсальном нееврейском мире. Их разрыв с национальными традициями превращал их в радикалов, действующих во имя универсализма и против еврейства, тянущего к национальным ценностям. Не относя себя ни к какой нации, евреи-социалисты-коммунисты не были озабочены последствиями своих радикальных действий по отношению к любой нации, в том числе и к еврейской. Согласно марксизму-ленинизму, евреи должны были ассимилироваться. Эта идеология обязывала их способствовать исчезновению еврейской нации. Вожди-евреи должны были стряхнуть с себя принадлежность к еврейству и выглядеть как можно более преданными интернациональному пролетариату. Они должны были пройти ритуал очищения от еврейства окунанием в интернационализм. Евреи-революционеры, естественно, не любили нацию, из проблем которой образовалась их мотивация действовать на благо мировой революции. Отталкивание от сугубо национального, еврейского, вело их к противоположному, интернациональному полюсу. Чтобы приобрести энергию для требуемых превращений революционеры-евреи нуждались в культивировании ненависти к миру, в котором они были изгоями, и к среде, которая породила их и вынудила ненавидеть себя за неудачное рождение.

Психологию еврея-вождя описал в начале ХХ века специалист по самоненависти, один самых больших евреененавистников среди евреев Отто Вейнингер: «Кто ненавидит еврейскую сущность (сам Вейнингер – А. Г.), ненавидит её, прежде всего, в себе самом. Тот факт, что он безжалостно преследует всё еврейское в другом человеке, есть попытка самому таким образом освободиться от него... человек ненавидит только того, кто вызывает у него неприятные воспоминания о себе самом». Вейнингер сделал попытку избавиться от себя как источника ненависти к себе рано утром 4 октября 1903 года в Вене: в доме, где умер Бетховен, он выстрелил себе в грудь. Перед самой смертью он написал: “Я убиваю себя, чтобы не иметь возможность убивать других...”. Ему было двадцать три года. В двадцать один год он, соученик Стефана Цвейга, защитил докторскую диссертацию по философии в Венском университете, в двадцать два года опубликовал одну из самых известных и скандальных в ХХ веке книг по психологии «Пол и характер». Благодаря этой книге крещёный еврей Отто Вейнингер стал одним из самых известных женоненавистников и антисемитов в мире. В евреях Вейнингер ненавидел обособленность и изоляцию от других наций. Он считал, что подобные стремления ведут к вырождению еврейства: «в физической дегенерации современного еврейства не последнюю роль сыграло то обстоятельство, что у евреев гораздо чаще, чем где﷓либо на свете, браки заключаются не по любви, а через посредников».

Явление еврейской самоненависти, ярко проявившееся в книге Вейнингера, проанализировал профессор Ганноверской Высшей технической школы, немецкий философ и публицист еврейского происхождения Теодор Лессинг. В 1930 году он опубликовал книгу «Еврейская самоненависть». Основную идею книги он, по-видимому, взял из жизни Отто Вейнингера и из одной из его статей. В статье «О Генрике Ибсене и его произведении «Пер Гюнт» Вейнингер писал о Ницше как об индивидууме, испытывавшем особую ненависть к самому себе. Теодор Лессинг перенял из этой статьи понятие “ненависти к себе” (Selbsthass), чтобы объяснить психические особенности многих деятелей еврейской культуры, в том числе и самого Вейнингера. Направленная вовнутрь личности агрессивность мотивировала, согласно Лессингу, и переход Вейнингера из иудаизма в протестантизм, и его раннюю гибель.

Теодор Лессинг (на снимке) был одним из самых ненавистных людей в Веймарской республике. Будучи евреем, он, в отличие от германских патриотов-евреев Вальтера Ратенау и Фрица Габера, был антипатриотом. Во время выборов президента Германии в 1925 году он посягнул на одну из германских святынь – фельдмаршала Пауля фон Гинденбурга, пациента его отца-врача. В пражской антинемецкой газете “Prager Tageblatt” (Пражский ежедневный листок), Лессинг опубликовал статью “Zero-Nero?” («Нерон или нуль?») против заслуженного фельдмаршала, описав его как «простака», «нечеловека», «свирепого волка». Лессинг утверждал, что Гинденбург будет ещё одним «Нероном». Фельдмаршал Гинденбург, будущий президент Веймарской республики, был в Германии культовой фигурой, как адмирал Нельсон в Англии и Джордж Вашингтон в США. В течение всей Первой мировой войны он был главным военным вождём Германии – командующим Восточным фронтом, позже начальником генерального штаба, и народ, и войска его любили. В возрасте семидесяти семи лет он решил снова встать в строй, чтобы помочь разорённой родине. Поведение Лессинга по отношению к герою германской нации вызвало к нему ненависть и повлекло за собой рост народного возмущения против евреев. Он резко разоблачал Гинденбурга и точно предсказывал скорое установление в Германии открытой военной диктатуры при содействии фельдмаршала. За эту статью Лессинг был лишён кафедры профессора философии в Ганновере, которую занимал в течение восемнадцати лет. В мемуарах о Первой мировой войне, вышедших в свет в Праге в 1929 году, он цинично писал: «Я стал уклоняющимся от призыва. Всю войну, все четыре года мне каждый месяц слали повестки. Отмазываться от призыва становилось всё труднее и труднее, но я всё придумывал и изобретал уважительные причины». Лессинг предсказал приход нацистов к власти. Он заявлял, что тот, кто проголосует на выборах за Гинденбурга, проголосует за Гитлера. Дезертир, обидчик национального героя Гинденбурга, критик нацизма Лессинг стал одним из самых больших врагов новой власти. Когда нацисты победили на выборах 1933 года и президент Гинденбург поручил канцлеру Гитлеру сформировать правительство, Лессинг бежал в Чехословакию. В ночь с 30 на 31 августа 1933 года он пал от руки наёмного убийцы, подосланного к нему нацистами в чехословацком городе Мариенбаде.

Бунт Вейнингера против еврейства не сделал его сторонником другой революции, сексуальной, до которой оставалось лет тридцать. Исходя из оригинальной теории бисексуальности, он выдвинул идею взаимодополнения мужчин и женщин, которые находят пару путём складывания мужских и женских признаков, недостающих мужчинам и женщинам и наличествующих у партнёра противоположного пола. Этот сексуальный детерминизм Вейнингера оправдывал брак и отвергал «свободную любовь»: «Приведенный закон полового притяжения... учит, что ввиду существования бесчисленного количества половых промежуточных форм, могут быть две такие особи которые лучше всего подходят друг к другу».

Основоположники перманентной социалистической революции произошли от Маркса. Основоположник сексуальной революции также был евреем и марксистом.

Сексуальная революция

Ученик и первый клинический ординатор (ассистент) Зигмунда Фрейда, вице-директор основанной Фрейдом психоаналитической клиники, первый директор психоаналитического института, а с 1924 года руководитель семинара по психоаналитической терапии (первого учебного курса по психоанализу), австрийский еврей Вильгельм Райх был ревностным марксистом и занимал руководящие посты в германской коммунистической партии. Психоаналитическая карьера Райха была головокружительной, уже через пару лет после знакомства с Фрейдом он получил право являться к нему в дом без приглашения, когда и как ему будет угодно. Однако эта близость была недолгой. Фрейд обвинил Райха в неоправданных попытках объединить психоанализ с марксизмом, а Райх воспринял как личное оскорбление отказ Фрейда заняться его – Райха – психоанализом. В 1928 году Райх полностью порвал отношения с учителем – Фрейд выступил с разгромной статьёй, в которой критиковал Райха за упрощённое предположение относительно того, что длительное отсутствие сексуального удовлетворения является главным источником неврозов.

Райх откровенно восхищался успехами Советского Союза. Особое впечатление на него произвела статья Александры Коллонтай «Дорогу крылатому Эросу», в которой революционерка призывала отбросить предрассудки прошлого и перенести революцию и в сексуальную сферу. Она выступала против буржуазной целомудренности и утверждала, что настоящему революционеру (или революционерке) должно вступать в половую связь, легко отбрасывая буржуазный стыд и реакционную мораль капиталистического общества. Коллонтай считала семью пережитком старого времени. Райх был в восторге от статьи. Он решил, что в Советском Союзе зарождаются основы нового мышления – более раскрепощённого, более открытого, более свободного.

В тридцатые годы ХХ века Райх ввёл в научный обиход термин «сексуальная революция» и делал всё от него зависящее, чтобы эта самая сексуальная революция воплотилась в жизнь. Выдвинув требование сексуальной свободы, подавляемой современным «репрессивным» обществом, Райх связал идею сексуальной революции с марксистским тезисом о революционном преобразовании капиталистического общества. Отсутствие в ортодоксальном марксизме требования сексуальной революции побудило Райха в начале 1930-х годов создать в рамках немецкого рабочего движения революционную сексуально-политическую организацию («Секс-пол»), от которой отмежевались и психоаналитики, и марксисты. На марксизм Райх возлагал надежды качественного изменения, преобразования общества. Немецкие коммунисты не любили идеи Райха. С его критикой выступил их лидер Эрнст Тельман – он не воспринял радикальные программы сексуального воспитания немцев. Райх утверждал, что все проблемы человечества, включая нацизм, кроются в отсутствии сексуального удовлетворения, он был автором радикальных программ сексуального просвещения и пророком сексуальной революции. Он был борцом против сексуального угнетения и расходился со своими жёнами «по идеологическим соображениям». Спасаясь от нацистского преследования, Райх выехал в Данию, но через год был изгнан из страны «за пропаганду разврата». Он переехал в Швецию, где, наконец, познакомился с Александрой Коллонтай, ставшей к тому времени послом СССР в этой скандинавской стране. Из Швеции его выдворили через полгода. Затем из прогитлеровской Норвегии он бежал в США. Впоследствии, уже живя в США, Райх выразил разочарование положением сексуальных дел в СССР: «Сегодня, в 1944 г., Советская Россия, являющаяся результатом пролетарской революции, реакционна в сексуально-политическом отношении (я сожалею, что приходится говорить об этом), тогда как Соединённые Штаты Америки, родившиеся в ходе революции буржуазной, можно охарактеризовать как страну, по меньшей мере, прогрессивную в этом отношении».

О Вильгельме Райхе вспомнили во второй половине шестидесятых годов двадцатого века в период массовых студенческих волнений во Франции. Новые левые избрали Райха одним из своих символов – сексуальная революция стала важной темой на повестке дня мирового молодёжного движения, воплотившись в идеалах движения хиппи и в лозунге «Любовь вместо войн!». Райха рассматривали как героя-мученика, великого мыслителя и ставили в один ряд с Че Геварой. Его ценили как человека, бросившего вызов буржуазному лицемерию и попытавшегося доказать, что при помощи активной жизни (в том числе и сексуальной), путём избавления от психологических комплексов каждый человек может сделать мир здоровее и счастливее. Райх стал одним из столпов европейских левых. Его сексуальная экономика расположила к себе новых европейских революционеров. Политическое, экономическое и сексуальное освобождение стали категориями одного ряда.

Новая еврейская революция

Евреев обвиняли и продолжают обвинять в совершении Октябрьской революции в России. Однако их решающая роль в революционном антизападном движении осталась почти незамеченной.

Теория сексуальной революции не была обособленным учением одного человека, а появилась как часть неомарксистской доктрины так называемой «франкфуртской школы». В 1923 году Дьёрдь Лукач и несколько членов германской коммунистической партии создали во Франкфуртском университете Институт марксизма, в 1930 году его директором стал Макс Хоркхаймер. Первые франкфуртцы пришли к выводу об ошибочности теории Маркса, так как пролетариат, постепенно превращающийся в средний класс, не был способен играть роль авангарда революции. Франкфуртская школа трансформировала марксистскую теорию в культурные термины. Главным врагом, по этой теории, стала западная культура.

В начале 1930-х годов музыкальный критик Теодор Адорно, психолог Эрих Фромм, социолог и психолог Вильгельм Райх, философ, литературный критик и писатель Вальтер Беньямин присоединились к франкфуртской школе. Позже к ним примкнул философ Герберт Маркузе. Все названные лица были евреями. Ими была разработана так называемая «критическая теория» или «критическая социология». Главным её положением была критика всех без исключения элементов западной культуры, в том числе христианства, капитализма, авторитета семьи, патриархата, иерархической структуры, верности традиции, сексуальных ограничений, патриотизма, национализма, этноцентризма, конформизма и консерватизма.

Критика духа культуры, философии эпохи не была изобретением франкфуртцев. Они следовали критической философии Канта, критике цивилизации и культуры Шопенгауэра, Ницше, Шпенглера, Гуссерля, Хайдеггера. Термины «упадок», «закат», «кризис», «отчуждение», «разрушение», «крах» применительно к европейской культуре и цивилизации были в трудах франкфуртцев более чем обычными. Философия франкфуртской школы шла от старой «философии кризиса», философской критики европейской культуры и цивилизации, но придала ей обобщённое и весьма радикальное выражение.

В конце 1950-х – начале 1960-х годов государства Западной Европы и США вступили в полосу относительной стабилизации, благоприятной экономической конъюнктуры, быстрой демократизации. Закладывались основы правовых государств современного типа. На этой волне родились апологетические концепции «государства всеобщего благосостояния» и «общества всеобщего изобилия». Франкфуртцы, основываясь на критической теории общества, выступили против этого апологетического сознания и против социальных и духовных бед, таких как потребительство и духовное опустошение личности. Критическое отношение к существующим наукам об обществе прямо связывалось франкфуртцами с критикой реалий современного им позднекапиталистического, индустриального общества, наиболее полно воплотившего все негативные тенденции предшествующего развития человеческой цивилизации.

В работах франкфуртской школы экономический детерминизм Маркса уступил место детерминизму культурному. Патриархальная семья подлежала уничтожению через раннее сексуальное образование. Положение мужчины и женщины в семье основывалась на принципе взаимозаменяемости. На базе новой теории возник воинствующий феминизм. Идеи франкфуртцев были подхвачены и растиражированы левыми. В середине 1960-х кличкой «фашист» наделяли каждого, кто смел возражать против новых взглядов. Постмодернистская идеология эмансипации во многих аспектах восходит к левым традициям франкфуртской философской школы. Выработанная франкфуртцами «критическая социология» была радикально направлена против позитивизма и рационализма как причин отчуждения человека от его естественного контекста (чистой сексуальности). Антропологическая революция должна была начаться с сексуальной: “Make love, not war!” («занимайся любовью, не войной!»). Молодёжи объяснили, что всякая власть, как система авторитетов, строится, в конечном счёте, на сексуальном подавлении индивида средствами навязанной правящими элитами патриархальной морали. Маркузе считал, что базовыми в структуре потребностей индивида являются сексуальные влечения. Идя от критики традиционной теории и образа науки, характерного для их времени, франкфуртцы пришли к критике реалий современного общества. Конформное сознание, определяющее соответствующее поведение, служит стабилизации существующих социальных структур. Сломать их может только социальная сила, находящаяся вне этих структур и не подверженная их влиянию. Отсюда вытекает и крайне революционный, леворадикальный настрой, который особенно отличал Маркузе. Его творческий расцвет пришёлся на вторую половину 1960-х годов с характерными для неё бурными событиями, инициированными «новыми левыми». К шестидесятым годам ХХ века, когда ряд теоретических положений франкфуртцев стал получать выражение в экстремистских политических установках «новых левых», между основоположниками «критической социологии» явно обозначились разногласия.

В 1960-е годы студенческие волнения в США, майские события 1968 года во Франции имели своей первопричиной социальные проблемы в динамично развивающихся государствах Запада. Бунтующее молодое поколение воспринимало социальные проблемы сквозь призму нравственных, духовных, культурных утрат, в связи с отношениями «отцов и детей», с проблемами ответственности и достоинства личности. Студенты Парижа на своих демонстрациях несли плакат, на котором были написаны три заглавных буквы «М»: Маркс, Мао, Маркузе были их кумирами. Книга Маркузе «Одномерный человек», опубликованная в 1964 году, приобрела особую популярность в мятежном и тревожном 1968 году. Её с восторгом прочитало немалое число тех, кто строил баррикады на улицах Парижа, кто боролся против вьетнамской войны.

Идеология новых левых движений произрастает из франкфуртской школы и является плодом труда группы евреев. Почти все участники франкфуртской школы были далеки от еврейских национальных и сионистских идей. Они внесли огромный вклад в создание нового левого движения в Европе и в Америке. Антизападный нигилизм франкфуртской школы, овладевший сознанием европейской молодёжи, был трансформирован в экстремизм. Торжество «критической социологии» привело к образованию критической массы разрушителей, желающих сломать западную демократию, западную цивилизацию.

Учение, обращённое против национальных и религиозных идей, против традиций и консерватизма, против превалирования какой-либо идеологии, оказалось соблазнительным приобретением для израильских левых. Индивидуализм, культ человека и знаменитое изречение Протагора «человек есть мера всех вещей» (а, значит, народ – вторичная ценность) стали их идеологическим императивом. Арабо-израильский конфликт явился благодатной почвой для израильских левых, ибо содержал классические элементы для сопротивления. В нём идеологически противостоящая арабам еврейская сторона исходит из патриотизма, национализма, этноцентризма, верности традиции – ценностей, осуждаемых левыми. Эсхатологические термины философии Шпенглера и франкфуртской школы - «кризис», «крах», «закат», «упадок», «распад», «развал», «конец» - копируются израильскими левыми: «конец сионизма», «крах сионизма», «распад еврейского государства», «конец государства Израиль».

Революция, произведенная евреями-«франкфуртцами», пришла на еврейскую землю и очаровала национально отчуждённых левых борцов против «репрессивного», капиталистического, националистического еврейского государства и за права арабов. Борьба за чьи-то права не всегда означает сохранение собственных прав. Кризис левой идеологии на Ближнем Востоке отчётливо виден на марше исламского фундаментализма, который культивирует ценности, враждебные левым, и стремится снизить акции личности и цены жизни отдельного индивида. Отсутствие общего языка с религиозными фанатиками ислама, за права которых борются левые, создаёт идеологический кризис левой идеологии в Израиле. С идейной точки зрения израильские левые принципиально не могут солидаризироваться с исламскими консерваторами и фанатиками, ибо такая позиция противоречит идеологии франкфуртской школы, раскритиковавшей национализм, консерватизм и религиозность как болезни современного общества. Однако в арабо-израильском конфликте израильские левые не следуют традиционным принципам левой идеологии. Долгая борьба за победу палестинского дела привела их к потере иммунитета и революционного заряда и сделала консерваторами, не заметившими перерождения палестинского движения в движение религиозное, консервативное и экстремистское.

*      *       *

ОБРАЩЕНИЕ АЛЕКСАНДРА ГОРДОНА

Дорогие друзья, коллеги, читатели!

В Тель-Авивском издательстве Pilies-Studio Сергея Баумштейна вышла моя вторая книга «Этюды о еврейской дуальности». Я рад, что книга вызвала интерес и что первый её тираж быстро разошёлся, невзирая на то, что у меня нет агентов по продаже и рекламы, за исключением газетных рецензий. Недавно я получил второй тираж.

Предлагаемая читателю книга – сборник эссе. Essai по-французски – проба, попытка, очерк. Как и полагается в эссеистике, я пытался сделать набросок, этюд духовной жизни моих героев. Я стремился описать их соприкосновение с еврейской проблемой и ношение ими её бремени. Нигде я не исчерпывал тему, а лишь описывал некоторые аспекты взаимодействия героя с еврейским вопросом и ставил многоточие, желая втянуть читателя в продолжение "диалога" с героем. Я старался изобразить и понять своих героев и тяжесть, которую они несли в силу своего происхождения. Я хотел показать дилеммы и раздвоенность жизни нации в диаспоре в эссе о её некоторых выдающихся представителях. Дуальность, порождённая желанием быть "нормальными", как все, и оставаться евреями, либо порвать с еврейством ради "более высоких идеалов", стала национальной экзистенцией.

В книге около 30 персонажей, среди которых 20 германоязычных евреев; не всех их можно назвать героями по уровню храбрости, но их роль в истории, по-видимому, даёт им право называться героями, то есть, важными историческими фигурами. Некоторые из них выдвинули важные для евреев и неевреев идеи, созидательные и разрушительные, обогатившие и обеднившие человечество и их собственный народ. Без них мировая история выглядела бы иначе. Я хотел познакомить читателя со своим взглядом на этих людей и на события, к которым они привели, либо которые они формировали, либо те, в которых они участвовали.

Оглавление книги

Краткие биографические данные

Всеобщий антигерой (Б. Спиноза)
Историческая сцена
Враг народа
Идеи
Характер
Первый секулярный еврей

Красный ребе (Моисей Гесс)
Пролог
Выбор судьбы
Патент на сионизм
Социалист между ненавистью и любовью
Кровавый навет
Социалистический антисемитизм
Отец еврейской социал-демократии

Зевс из Трира (К еврейскому вопросу Карла Маркса)
Философия освобождения от еврейства
Ленин против Маркса
Лжемессия
Материалистическое непонимание евреев
Цена самоэмансипации героя
Идолы его отчуждения

Неврозы Зигмунда Фрейда
Исход из бессознательного
Монотеизм атеиста
Еврейский невроз
Квазирелигиозное движение

Относительная религия (Альберт Эйнштейн)

Критическая масса и критическая встреча (Нильс Бор)
Увертюра
Перед поднятием занавеса
Великая ошибка
"Белый еврей"
Сотрудничество, равного которому не было
Загадочная встреча
Атомная драма
Накануне ареста
Цена заблуждения
Мнимая мораль
Еврейский заговор

Безродный патриот (Фриц Габер)
Явление героя
Открытие
Тайный советник
Тупик
Жертвоприношение
Проблеск
Окончательное решение
Крушение патриота
Творец истории

Необыкновенное убийство (Вальтер Ратенау)
Зарисовка
Еврейский олигарх
Портрет
Убийство
Кто убийца
Кто жертва

Трагедия европейца (Стефан Цвейг)
Смерть пророка
Венская идиллия
Мир любой ценой
Пролог о наивной и сентиментальной поэзии
Внеисторический еврей
Недооцененный антисемитизм
Трагедия

Профиль монарха (Анри Бергсон)
Человек из очереди
Время Анри Бергсона
Диспут
Метаморфоза в литературе
Возвращение проблемы

Революционный этюд (Отто Вейнингер,
Теодор Лессинг, франкфуртская школа)

Перманентная революция
Сексуальная революция
Новая еврейская революция

Человек из театра абсурда (Эжен Ионеско)
Введение в абсурд
Шестидневная война
Театр абсурда
«Оносороживание»

Призрак социализма (баварские революционеры, Герберт Маркузе)
Эмансипация, порождённая войной
Метод политических убийств
Последний немецкий еврей

Неуспех Лиона Фейхтвангера
Национальный невроз
«Умный немецкий еврей стоит у советских дверей,
но я не прельщусь его видом, а вдруг он окажется Жидом»
Еврейский вопрос
Вариации на еврейские темы
В «гнетущей атмосфере изолгавшейся демократии»

Буревестник революции (Александр Парвус)
Увертюра о погромах
Марксист
Пророк и вершитель
Делец
Революция как бизнес
Необычный агент
Покушение
Финал

Поверх испанских барьеров (Л. О. Пастернак и Б. Л. Пастернак)
Изгнание
Еврейская симфония Рембрандта ван Рейна
Хаим Нахман Бялик
Отец и сын
Сын и отец

В красном квадрате (Дьёрдь Лукач)
Культурная революция и кредо героя
Кафкианство в марксизме
На «волшебной горе»
Жизнь творения
Нееврейский еврей
Небо над головой иконоборца

Франция превыше всего (Ирен Немировски)
Интродукция
Ненависть как вдохновение
Французский писатель
Католичка с жёлтой звездой
В ожидании казни

Встречи с Генрихом Гейне
Узник Сиона через семьсот лет, или Гейне на Востоке. Встреча первая – Иегуда Галеви.
Остроумие и его связь с революцией. Встреча вторая – Зигмунд Фрейд.
Социалистический аристократ. Встреча третья – Фердинанд Лассаль.
Чёрная быль на красном полотнище. Встреча четвёртая – Яков Гордон.
Поэт и призрак. Встреча пятая - Карл Маркс.

Тот, кто хочет приобрести книгу, может обратиться за этим ко мне.
Мой электронный адрес: algor точка goral собака gmail точка com
С отрывками из книги можно познакомиться, открыв сетевой журнал "Мы здесь":

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2895 - № 284
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2956 - № 286
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2996 - № 288
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3075 - № 291
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3129 - № 293
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3180 - № 295
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3204 - № 296
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3522 - № 308
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3636 - № 309
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3693 - № 311
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3798 - № 314
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3860 - № 316
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3886 - № 317
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4024 - № 322

С благодарностью и уважением,
Ваш Александр Гордон
Количество обращений к статье - 4130
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Валерий,Германия | 17.09.2011 20:22
Замечательные раздумья Александра Гордона,об еврейской судьбе,быть катализатором разных явлений,иногда,увы,ударяющих бумерангом по самим евреям,но таков народ...
Интересна трактовка побудительных мотивов его "героев",от освобождения от самого себя,к созданию хаоса и разрушения.
Осмелюсь заметить,что революция и есть создание хаоса,динамика вместо статики застывшего,иеархического,сословного общества,где место евреев было заранее определенно,обслуживать других.Нельзя держать Гулливера в пеленках...
Знали ли мы бы Наполеона без революции?
Масса интересной информации,прекрасный слог,четкая структура подачи материала.
Это Мастер!
Большое спасибо!
Михаил Баратов | 17.09.2011 06:58
Серьёзное, глубокое по содержанию ээсе о евреях как о "зачинщиках" мировых революций, инициаторах течений, далее распространяющихся по миру. Можно только поздравить автора с очередной большой удачей и порадоваться выходу его очередной книги.
Наум Вольпе, Харьков | 16.09.2011 10:52
Искренне приветствую очередную публикацию Александра Гордона! Я уже поделился радостными впечатлениями как обладатель книги "Этюды о еврейской дуальности". Несомненно, каждый интеллигентный человек, а евреи в особенности, украсят свою домашнюю библиотеку этим изданием. Энциклопедизм знаний, тщательный подход к теме, литературный дар и национальная ментальность способствуют обогащению читательского кругозора, обостряют пытливость взгляда, приводят в порядок мысли. Хочется перечитывать книгу многократно. Огромная благодарность Автору. Желаю новых вдохновенных работ!
Luba and Michael Gil | 15.09.2011 19:07
Дорогой Александр!
Замечательное эссе, образец талантливой публицистики на все времена!
Ваша книга "Этюды о еврейской дуальности" - достояние нашего и всех последующих
поколений еврейского народа!
Появление этой книги в нашей семье считаем УДАЧЕЙ!
Творите на радость всем нам!
Ваши читатели и почитатели - Люба и Михаил Гиль
Гость Эстер Пастернак | 15.09.2011 11:20
Корни "еврейской дуальности" глубже, чем видимые его причины, и об этом с высокой нравственной ответственностью и болью в сердце, пишет Александр Гордон. А.Гордон нам не "изобразил глубокий обморок сирени", а в очередной раз напомнил о трагедии сынов Иакова в рассеянии, которое рав Авраам Ицхак коэн Кук справедливо назвал "одним большим кладбищем".
Только не забывая уроки прошлого, человек в состоянии изменить будущее.
Спасибо автору!
Эстер

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com