Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18










RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Неуспех Лиона Фейхтвангера
Александр Гордон, Хайфа

Национальный невроз

Эмансипация подвергла еврейский народ тяжёлому испытанию. Вышедшие из гетто и местечек евреи оставляли свой образ жизни, отставляли в сторону веру отцов, ослабляли связи с традицией. Они подражали коренному большинству, играли по незнакомым правилам, чтобы включиться в недоступную для них ранее жизнь. Сильное желание жить по новому, «как все», потрясло нацию, вывело её из состояния равновесия, в котором она находилась сотни лет. Активное участие в жизни других наций, ранее неведомое евреям и отвергаемое религией и традицией, давление на коренные нации для вхождения в их жизнь, стремление завоевать достойное место в обществе и загладить «вину» за обособленность привели евреев к многочисленным конфликтам с обществом, особенно в периоды революций и войн, которыми была так богата первая половина ХХ века. В долгой, сложной и печальной послеэмансипационной истории евреи не раз энергично пытались устранить свою аномалию, солидаризируясь с ультралевыми и ультраправыми течениями и настроениями. После многовекового аутсайдерства и отчуждения от коренных жителей они хотели участвовать в переменах и катаклизмах в обществе на равных правах.

Стремление евреев разделять взгляды правых, которое имело место в основном в германоязычном мире, было нивелировано самим национальным характером немцев. Солидаризация евреев с тевтонским духом, выраженная в мировоззрении и деятельности таких выдающихся людей как Вальтер Ратенау и Фриц Габер, была трагическим недоразумением, результатом искажённого взгляда на место евреев в германском мире. «На совести у немцев – национализм, самый варварский, самый безумный недуг из всех существующих, тот nevrose nationale (национальный невроз), которым больна Европа. Германия лишила Европу рассудка, отняла у неё разум». Это изречение Фридриха Ницше является эпиграфом ко второй части «Сегодня» книги Лиона Фейхтвангера «Семья Опперман». Хорошо разбиравшийся в немецком национализме и в германском национальном неврозе Ницше ещё в XIX веке понял то, чего не поняли многие образованные евреи в XX веке, а особенно в начале одной из самых жестоких и бессмысленных войн человечества - в начале Первой мировой войны. Евреи, деятели немецкой культуры и науки, оказались мало восприимчивыми ко злу и опасностям германского национализма. Они считали эмансипацию началом участия евреев в жизни немецкого общества, тогда как она спровоцировала конец еврейской общины Германии. Немецкоязычный писатель, еврей Якоб Вассерман, вдохновлённый началом Первой мировой войны, писал: «Я предвижу большую победу Германии и германизма; Германия становится мировой державой, да хранит нас Бог от чрезмерной гордости!.. Нет сомнений, что высший дух реет над Германией».

Знаменитый немецкий философ-еврей Герман Коген, лекции которого слушал в Марбурге Борис Пастернак («Тут жил Мартин Лютер. Там братья Гримм. Когтистые крыши. Деревья. Надгробья», Б. Пастернак, Марбург, 1916), представлял евреев частью германского мира, приписывая им германофонию, «поскольку все основные потенции ума и мышления формируются языком». Он писал о «глубинном братстве между иудаизмом и германизмом». Вассерман и Коген игнорировали то, что писал об их нации во время войны известный германский философ, один из значительных мыслителей Европы того времени Освальд Шпенглер: «Даже когда (еврей) считает себя частью народа той страны, где он живёт, и разделяет его судьбу, как это происходило в 1914 году в большинстве стран, на самом деле он не переживает это событие как свою судьбу, но он вступает в борьбу за него, рассматривает его как заинтересованный наблюдатель, и по этой самой причине глубинное значение того, за что ведётся сражение, остаётся для него недоступным...». Шпенглер отставлял в сторону рвущихся в борьбу на благо других наций евреев. «Глубинное братство между иудаизмом и германизмом», о котором писал Коген, оказалось бездонным отчуждением и безграничной ненавистью германских националистов к еврейским патриотам Германии. Стремление евреев принадлежать к германским правым выглядело как адаптационный синдром «молодой» нации, избавляющейся от уз, связывающих её со старым, «компрометирующим» еврейских германофилов народом. Стремление к ультраправым и ультралевым стала частью национального невроза евреев, обретающих новый облик в старом мире. Убийство Вальтера Ратенау в 1922 году означало конец еврейского участия в германских патриотических предприятиях. Им оставался лишь интернациональный социализм.

«Умный немецкий еврей стоит у советских дверей,
но я не прельщусь его видом, а вдруг он окажется Жидом»


Знаменитые еврейские строители «нашего нового мира» в Германии и России редко умирали своей смертью, чаще они падали под ударами правых или левых представителей коренных наций. Иной была судьба немецкого левого интеллектуала, писателя Лиона Фейхтвангера. Фейхтвангер прожил сложную жизнь (1884-1958), полную опасностей и успехов. Он был солдатом, заключённым, изгнанником, доктором литературоведения и знаменитым писателем. Нацисты лишили его степени доктора Мюнхенского университета. После Второй мировой войны этот университет вернул ему отнятую степень. Его клеймили и прославляли в Европе и Америке. Его книги издавались огромными тиражами на десятках языков.

Французский писатель Андре Жид, в будущем лауреат Нобелевской премии по литературе, симпатизировавший идеям социализма, посетил СССР в 1936 году. В конце 1936 года вышла в свет его яркая книга «Возвращение из СССР», в которой он критиковал отсутствие свободы мысли, жёсткий контроль в литературе и человеческое перерождение в этой стране. Реакция Сталина была страшной, осуждение Жида было тотальным и в СССР, и в среде левых западных интеллигентов, таких, как Ромэн Роллан и Лион Фейхтвангер. Немецкий писатель рвался в СССР, как и герой его романа «Успех» Каспар Прекль. И, как Преклю, Лиону Фейхтвангеру удалось осуществить мечту и посетить Советский Союз - дважды. Накануне второго визита Фейхтвангера в СССР в декабре 1936 года и под влиянием московской книги Андре Жида родилась эпиграмма, вынесенная в подзаголовок. Сталин опасался «умного немецкого еврея». В январе 1937 года он больше трёх часов «обрабатывал» немецкого писателя во время их встречи в Москве. И диктатору удалось убедить Фейхтвангера в правоте советского строя. «Когда из этой гнетущей атмосферы изолгавшейся демократии и лицемерной гуманности попадаешь в чистый воздух Советского Союза, дышать становится легче... Как приятно после несовершенства Запада увидеть такое произведение, которому от всей души можно сказать: да, да, да! И так как я считал непорядочным прятать это «да» в своей груди, я и написал эту книгу» - писал Фейхтвангер в книге «Москва 1937».

Фейхтвангер не был сторонником франкфуртской школы, критиковавшей и отрицавшей буржуазную демократию и западную цивилизацию, но взгляды франкфуртцев ко времени его визита в Москву уже стали bon ton (хорошим тоном) в среде деятелей искусства на Западе. Отчуждение от капитализма и демократии было для Фейхтвангера равнозначно симпатии к их альтернативе - к советскому режиму. Он отталкивал от себя всё, что беспокоило его в Советском Союзе, и давал благожелательную трактовку палаческим мероприятиям Сталина, «правильного» революционера, так сильно отличающегося от «неправильных» баварских революционеров, хорошо знакомых писателю по Мюнхену 1918 года. В книге «Москва 1937» Фейхтвангер описывал слепоту германских вождей-евреев: «Некоторые руководители германской революции, как Курт Эйснер и Густав Ландауэр, имели, правда, в миниатюре, немало общего с Троцким. Упорная приверженность к догме, неумение приспособиться к изменившимся условиям, отсутствие практически-политической психологии сделало этих теоретиков и доктринёров только на очень короткое время пригодными к политическим действиям. Бóльшую часть жизни они были хорошими писателями, а не политиками». Фейхтвангер тоже бóльшую часть жизни был хорошим писателем, а не политиком. Поэтому Сталин легко обыграл его. Он навязал немецкому писателю розовую картину победившего социализма. Сталин также внушил Фейхтвангеру мысль о сходстве между Троцким и вождями баварской революции Эйснером и Ландауэром по оторванности от масс. Аналогия, навеянная беседой со Сталиным, не была понята немецким писателем до конца - он не увидел сходства конца жизни этих героев: Эйснера и Ландауэра убил «народ», то есть мюнхенская чернь. Троцкий, следовательно, уже был приговорён к смерти «народом», то есть, почитаемым Фейхтвангером Сталиным. Троцкий был убит в Мексике через три года после окончания московских процессов, на которых он был по сути дела осуждён. Левых евреев уничтожали в националистической Германии, и в 1937 году их уже начали истреблять в интернациональном СССР. Немецкие правые, германские националисты не простили евреям стремления стать немцами. В СССР левые социалисты не простили евреям их выдающуюся активность и лидирующую роль в переделке их страны. Фейхтвангер, симпатизировавший социалистическому режиму, закрывал глаза на пожирание им личности в СССР. Он видел перед собой лишь одного врага – правых экстремистов, нацистов. Однако озабоченность еврейской проблемой заставляла его задуматься над еврейским аспектом московских процессов.

Еврейский вопрос

Доктор Лион Фейхтвангер родился в ортодоксальной еврейской семье, получил начальное еврейское образование, изучал Тору и иврит, однако не исполнял религиозных обрядов. Он получил докторскую степень за анализ неоконченного произведения Генриха Гейне «Барахахский раввин» и написал несколько романов на еврейскую тему - «Иудейская война», «Сыновья», «Настанет день», «Успех», «Семья Опперман», «Еврей Зюсс», «Еврейка из Толедо, или Испанская баллада», «Иеффай и его дочь». Фейхтвангер был космополитом. Его можно охарактеризовать словами, которые он нашёл для главного героя его «Иудейской войны», еврейского писателя и историка Иосифа Флавия - «космополит умом и националист сердцем». Дуальность, которую Фейхтвангер приписывал Иосифу, была свойственна ему самому. Он был «гражданином мира», но его духовный мир был заполнен библейскими образами и еврейскими обычаями. Хотя он был против сионизма, его космополитическая позиция в тридцатые годы ослабела и стала окрашиваться в национальные цвета. Эти его колебания отражены в статьях «Исторический процесс евреев» (1930) и «Национализм и еврейство» (1933). Фейхтвангер рано почувствовал опасность антисемитизма и показал её в блестящем памфлете «Разговор с Вечным Жидом» (1920). Роман «Еврей Зюсс» вырос из полемики Фейхтвангера с антисемитским рассказом немецкого детского писателя Вильгельма Гауфа, автора «Маленького Мука» и «Карлика Носа». Фейхтвангера пугал неизбывный германский национализм. Он искал решение еврейского вопроса и с интересом изучал жизнь евреев в СССР 1937 года.

В книге «Москва 1937» Фейхтвангер посвятил много места анализу еврейской проблемы в СССР. Из того, что он написал на еврейскую тему, следует вывод о том, как он плохо понял страну победившего социализма, «социализма», победившего человеческое достоинство и распространявшего Ложь о решении еврейского вопроса. «В том, насколько здорова и действенна национальная политика Советского Союза, меня лучше всего убедил применённый Союзом метод разрешения трудного, казавшегося неразрешимым, еврейского вопроса. ....Советский Союз... ассимилировал большую часть своего пятимиллионного еврейского населения и, предоставив другой части обширную автономную область и средства для её заселения, создал себе миллионы трудолюбивых, способных граждан, фанатически преданных режиму ... Таким образом, если хозяйственное развитие Советского Союза, с одной стороны, благоприятствовало ассимиляции евреев, то, с другой—Советский Союз, окончательно ликвидировав тезис о «вредной иллюзии еврейской народности», дал возможность своим евреям сохранить их национальность».

Вариации на еврейские темы

У Фейхтвангера было несколько причин для поездки в Москву в 1937 году. Наиболее известная причина – его левые, просоциалистические взгляды. Другая причина – интерес к еврейскому вопросу и к тактике поведения евреев-лидеров: какой тип вернее служит нации – придворный еврей Иосиф Зюсс Оппенгеймер из его книги «Еврей Зюсс», Иегуда ибн Эзра, фаворит короля Альфонсо VIII из «Испанской баллады», ассимилировавшийся и отошедший от народа историк и писатель, сотрудничавший с римлянами, Иосиф Флавий из трилогии «Иудейская война», Иеффай, вождь и борец за национальные интересы из романа «Иеффай и его дочь», или поэт еврейского происхождения Эрнст Толлер, изображённый писателем в романе «Тысяча девятьсот восемнадцатый год» (1920) под именем Томаса Вендта?

Фейхтвангера интересовало то, каким должен быть выдающийся еврей среди неевреев - благородным поборником справедливости, как руководитель баварской революции Эрнст Толлер, не сумевший удержать людей «от озверения» и отказавшийся от власти, или Г. Зиновьев, Л. Каменев и К. Радек, евреи-вожди, глубоко вошедшие в жизнь коренной нации и в её революцию и шедшие с ней до конца, до конца своей жизни. Фейхтвангер желал присутствовать на судебных процессах, на которых, по указанию Сталина, были обвинены эти социалистические вожди с мировым именем - Григорий Зиновьев, Лев Каменев и Карл Радек. Преследования евреев нацистами, по-видимому, возбуждали подозрения Фейхтвангера в переносе заразы германского антисемитизма на Советский Союз. В течение восьми дней судебного процесса над Радеком Фейхтвангер молча сидел в зале и нервно двигал пальцами. Возможно, судьба Зиновьева, Каменева и Радека напомнила ему трагический конец еврея Зюсса. Возможно, именно во время этого судебного процесса Фейхтвангер размышлял на свою излюбленную тему: «Много лет назад мне было чрезвычайно важно показать путь человека, который переходит от действия к бездействию, от активности к созерцанию, от европейского мировоззрения к индусскому. Проще всего было бы воплотить эту идею развития личности, обратившись к современности: к истории Вальтера Ратенау. Именно это я и попытался сделать, но потерпел неудачу. Тогда я отодвинул мой сюжет на двести лет назад, попытался изобразить путь еврея Зюсса Оппенгеймера - и приблизился к цели». Фейхтвангер был озабочен горькой судьбой еврейского вождя Вальтера Ратенау, убитого чернью в качестве еврея, «сионского мудреца», не достойного, по мнению масс, быть лидером германской нации. Ратенау разделил судьбу Зюсса Оппенгеймера. Разделили ли евреи Зиновьев, Каменев и Радек судьбу еврея Зюсса?

Над московскими судебными процессами витал призрак главного вождя социализма, еврея Льва Троцкого, «Иудушки» Троцкого, по популярному высказыванию Ленина. Ленин сравнивал Троцкого с Иудушкой Головлёвым, героем романа М. Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы». Сталин под «Иудушкой» имел в виду Иуду Искариота. Все осуждённые признали себя агентами «предателя» (Иуды) Троцкого. Мог ли Фейхтвангер поверить в правдивость следующей реплики Сталина, произнесенной в их беседе 8 января 1937 года: «Некоторые люди не верят, что Троцкий и Зиновьев сотрудничали с агентами гестапо. А их сторонников арестовывают вместе с агентами гестапо. Это факт. Вы услышите, что Троцкий заключил союз с Гессом, чтобы взрывать мосты и поезда и т. д., когда Гитлер пойдет на нас войной. Ибо Троцкий не может вернуться без поражения СССР на войне»? Разве мог писатель, написавший роман «Семья Опперман» о политике нацистов по отношению к евреям, поверить в сотрудничество гестапо со знаменитыми евреями-коммунистами Троцким и Зиновьевым? В этом сообщении Сталина всё было невероятно. Нацисты доверяют Троцкому и Зиновьеву и сотрудничают с «презренными» евреями в борьбе против большевистского «еврейского» режима!?... Нацисты заключают компрометирующий их союз с лидерами коммунистического движения, находящимися у всех на виду!?..

Книга немецкого писателя о Москве 1937 года была лживой. Эта была та самая история, о которой писал убитый в 1933 году нацистами еврейский философ Теодор Лессинг: "История - это попытка придать смысл бессмысленному". Самооговоры еврейских вождей, пытаемых и изымаемых Сталиным из того, что он считал Историей, историей большевизма, правды и победы, выглядели фантасмагорией. Бред о предательстве распинаемых, построенный лишь на их признаниях, не уживался в мозгу Фейхтвангера с его представлением о «новом мире». Он не мог понять происходящее до конца, ибо ещё не встречал в своей жизни такой бездны коварства. Однако поверить в сотрудничество евреев Троцкого, Зиновьева, Каменева и Радека с нацистами Фейхтвангер не мог. Тем не менее, писатель принял правила сталинской игры, «придал смысл бессмысленному».

В своей книге 1937 года Фейхтвангер описывает СССР как Землю Обетованную для евреев. Читая запись беседы Сталина с Фейхтвангером, невозможно понять, как немецкий писатель мог не заметить перед собой диктатора, демагога и лжеца. Фейхтвангер не проявил «мудрость чудака» (название его романа о Жан-Жаке Руссо). Книга Фейхтвангера «Москва 1937» – была ошибкой и заблуждением одного из самых прозорливых писателей первой половины ХХ века либо подделкой, навязанной ему единственной силой, противостоящей фашизму. Героиня «Испанской баллады» королева донья Леонор бросает своему мужу королю дону Альфонсо: «Почему твоя наложница и её отец не укрылись за стенами иудерии вместе с другими евреями? Бог поразил их слепотой». Казалось, Фейхтвангера поразила слепота. Приведенный «еврейский» отрывок из «Москвы 1937» больше напоминает мечтания, чем реальность. У Фейхтвангера не было достаточного числа фактов для его выводов. Это была его фантазия на еврейские темы. Немецкий писатель скорее описал то, какой должна была быть судьба советских евреев, чем её реализацию. Его описание больше похоже на мечту о нормализации жизни еврейской общины Германии, чем на устройство судьбы советских евреев. Фейхтвангер выглядел утопистом. Описавший трагедию немецких евреев в «Семье Опперман», он в 1937 году понимал, что еврейская община Германии агонизирует. Фейхтвангер, политический иммигрант, изгнанник, которого лишили немецкого гражданства, имущество которого конфисковали, библиотеку которого сожгли, за голову которого была объявлена награда в десять тысяч марок, опасался за судьбу немецких евреев. Надежда на спасение была слабой, оставалась мечта.

В «гнетущей атмосфере изолгавшейся демократии»

Было ли «да» Фейхтвангера «чистому воздуху» 1937 года в СССР наивностью или поощрением единственной силы, противостоящей нацизму? В мемуарах второй жены Исаака Бабеля Антонины Пирожковой «Годы, прошедшие рядом, 1932-1939» приводится следующий эпизод: «Лион Фейхтвангер приехал в Москву и пришёл к Бабелю в гости. Это был светло-рыжий человек, небольшого роста, очень аккуратный, в костюме, который казался чуть маловатым для него. Разговор шёл на немецком языке, которым Бабель владел свободно... После ухода Фейхтвангера я спросила Бабеля, что особенно интересного сообщил наш гость?— Он говорил о своих впечатлениях от Советского Союза и о Сталине. Сказал мне много горькой правды». В пересказе Пирожковой Бабель услышал от Фейхтвангера не сладкую ложь об СССР и Сталине, как принято считать, а «горькую правду».

Илья Эренбург, встречавшийся с Фейхтвангером в Москве, считал, в отличие от Бабеля, что Фейхтвангер ничего не понял в чудовищной сталинской политике. Однако знаток еврейской истории Лион Фейхтвангер разбирался в еврейских судьбах значительно лучше, чем Исаак Бабель и Илья Эренбург. Фейхтвангер не предвидел тотального уничтожения евреев нацистами. Однако он хорошо знал, что происходит с евреями в Германии и видел их бегство из-под власти фашизма. Возможно, он предполагал, что нуждавшийся в кадрах для своего строительства СССР примет евреев, спасающихся от нацизма.

Фейхтвангер не был слепым глупцом, как полагал Эренбург. Он уже в 1930 году (год публикации романа «Успех») знал, что такое фашизм. Стефан Цвейг считал, что нацизм победил и потому покончил с собой. Лион Фейхтвангер видел выход. Перед угрозой нацизма он искал достойного противника Гитлера. Он надеялся, что режим национал-социалистов может ослабеть или пасть в схватке с СССР. Фейхтвангер ни минуты не забывал, что он не только немецкий писатель, но и еврей. Во время беседы с ним Сталин ни на минуту не забывал о еврейском нюансе в деле и о том, что Фейхтвангер – еврей:


Фейхтвангер и Сталин в Кремле 8 января 1937 года. Фото из каталога выставки «Берлин – Москва/Москва – Берлин»
«Сталин. ...Когда спрашиваешь, почему они (Зиновьев, Каменев и Радек – А. Г.) сознаются, то общий ответ: «надоело это всё, не осталось веры в правоту своего дела, невозможно идти против народа – этого океана. Хотим перед смертью помочь узнать правду, чтобы мы не были такими окаянными, такими иудами». Это не обычные преступники, не воры, у них осталось кое-что от совести. Ведь Иуда, совершив предательство, потом повесился.
Фейхтвангер. Об Иуде – это легенда.
Сталин. Это не простая легенда. В эту легенду еврейский народ вложил свою великую народную мудрость».

Иуда Искариот был еврей и один из самых известных и самых больших предателей в истории. Сталин сравнивал высланного из СССР Троцкого, осуждённых Зиновьева и Каменева и пока ещё только обвиняемого Радека с этим самым красочным образом предателя, причём предателя-еврея, и хвалил еврейский народ, к которому принадлежал гость, за его «мудрое» изобретение. Андре Жид не был евреем. Его нападки на Советский Союз не были восприняты как козни мирового еврейства. Если бы Фейхтвангер присоединился к критике французского коллеги в адрес СССР, это могло бы быть расценено Сталиным как еврейский заговор. Фейхтвангер не мог рисковать открытием второго фронта против евреев, советского фронта в дополнение к нацистскому.

Лион Фейхтвангер умер в предместье Лос-Анджелеса Пасифик-Полисадес в 1958 году. Он успел узнать подлинную цену сталинской политики по отношению к евреям и к нему лично. Во время кампании против космополитов 1949 года из ранга «прогрессивного писателя и друга СССР» он был переведён в разряд «прожжённых националистов и космополитов» и «литературных торгашей». Фейхтвангер узнал, что его космополитический идеал стал клеймом позора, поставленным на советских соплеменниках его московским собеседником, величие которого он так преувеличил в 1937 году. Однако вряд ли он был сильно удивлён подобным развитием событий. «Умный немецкий еврей» больше не стоял у советских дверей, не стучался в них, и ему нечего было узнавать и проверять – всё было ясно. Он не переселился в Германскую «демократическую» республику, где был одним из самых публикуемых и почитаемых писателей и где ему вручали почётные национальные премии и славословили. Невзирая на похвалы в адрес социалистической «демократии» в его книге «Москва 1937», он с 1940 года до самой смерти жил в США, то есть предпочёл «несовершенства Запада», «гнетущую атмосферу изолгавшейся демократии и лицемерной гуманности» «чистому воздуху Советского Союза» и социалистической Восточной Германии (в кавычках - цитаты из московской книги Фейхтвангера).


От автора

Предлагаемая работа является четырнадцатым эссе из моей книги "Этюды о еврейской дуальности". Тринадцать предыдущих эссе были напечатаны в "МЗ":

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2895 - № 284
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2956 - № 286
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2996 - № 288
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3075 - № 291
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3129 - № 293
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3180 - № 295
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3204 - № 296
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3522 - № 308
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3636 - № 309
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3693 - № 311
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3798 - № 314
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3860 - № 316
http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3886 - № 317

На днях я получил новый тираж книги. Желающие приобрести её могут обратиться ко мне или к редактору журнала "МЗ" по адресу, указанному на сайте. К сожалению, по техническим причинам я могу совершать операции только в шекелях и долларах.
Спасибо за внимание к моей книге.
А. Г.
Количество обращений к статье - 5556
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com