Logo
28.06.-08.07.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18








RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Пройдя по городу резни
Александр Гордон, Хайфа

Встань, и пройди по городу резни
Хаим-Нахман Бялик, "Сказание о погроме"
(перевод Владимира Жаботинского)

Воды войны

Это было 22 июня. Шла отечественная война, но войну эту вело другое отечество, то, в которое я переселился за два с половиной года до описываемых событий. И война эта была частью долгой борьбы за существование, которую моё отечество государство Израиль вело с момента его создания. Мне довелось участвовать в одном из эпизодов этой войны за предотвращение еврейских погромов.

22 июня 1982 года я сидел на берегу реки Литани в Южном Ливане после купания в ней (другой возможности помыться не было) и подвергался словесному обстрелу-опросу моего командира, тогда ещё капитана Мордехая (Моти) Бускилы из Беэр-Шевы: как я оказался в таком переплёте, какая сила привела меня к этому берегу? Я смотрел на воды Литани и вспоминал воды Днепра, из которых "выплыл" за два с половиной года до начала ливанской войны, первой ливанской, первой, но не последней.

Южный Ливан вместе с Литани мог бы достаться еврейскому государству, если бы требования некоторых сионистских вождей были удовлетворены. Тогда мы бы не имели проблем с водой, но палестинская проблема была бы шиитской, а не суннитской. Как важны источники воды на Ближнем Востоке! Как важны источники, из которых пьёшь чашу судьбы своей! Как я попал в Израиль и тем самым - в своё первое заграничное безвизовое путешествие в Ливан?

Руки в крови

Отец моего отчима Фалик Ахиезерович (позже Фёдор Александрович) Дейген (сводный брат известного израильского врача и литератора Иона Дегена) получил диплом инженера в политехническом институте в Тулузе. Он любил вспоминать те годы, годы учёбы во Франции, свою молодость. Он читал единственную издававшуюся в СССР на французском языке газету l'Humanité, газету коммунистической партии Франции. Я часто покупал ему эту газету. Она была столь же тенденциозна, как и советские газеты, но всё же была чуть-чуть приятнее их. По крайней мере, бумага, на которой она печаталась, была мягкая и тонкая, в отличие от жёсткой и толстой бумаги советских газет, и больше годилась для использования в качестве дефицитной туалетной бумаги. Ф. А. не любил упоминать эти туалетные тонкости. У него были сантименты ко всему французскому. Он любил эту малосимпатичную газету за помещаемые в ней кроссворды, шутки, рекламы, сообщения о событиях в Париже. Эти сообщения напоминали ему названия улиц и площадей, по которым он гулял в молодости. Он часто говорил дома по-французски, очень любил этот язык, его мелодию. Однако самые сильные впечатления во время его учёбы во Франции, были, по-моему, связаны с Россией, которая стояла на пороге революции. Это были годы перед Первой мировой войной. Париж был центром демонстраций и собраний всех русских революционных партий. Прийти на демонстрацию, послушать выступавших и реакцию собравшихся на выступления было способом узнать о происходящем в России. Тогда Ф. А. было примерно двадцать лет, и ему нравилось слушать речи вождей будущей революции. Ораторы были блестящие и соревновались один с другим. Однажды он слушал Льва Троцкого и был потрясён его выступлением. Это был красивый мужчина чуть старше тридцати лет, с пышными тёмными волосами, голубыми глазами и правильными чертами лица. По Троцкому, всё было ясно – кто виноват, что и как делать. После выступления раздались бурные аплодисменты. Революционеры любили Троцкого, носили его на руках. Ф. А. был взволнован речью, и когда толпа стала расходиться, находился под сильным впечатлением от услышанного. Он шёл к остановке трамвая, когда заметил рядом с собой быстро шедшого лысеющего мужчину небольшого роста примерно сорока лет. «Вам понравилось выступление Троцкого, товарищ?» - спросил человек по-русски. Ф. А. утвердительно кивнул. «Он болтун и опасный человек! Много крови он прольёт. Я уже вижу кровь на его руках!». Ф. А. был поражён: вся толпа обожала Троцкого и только этот человек так резко того критиковал. «Бывают бескровные революции?» - спросил он. «Вы действительно хотите знать, как нужно делать революцию? Если так, приходите вечером в клуб по этому адресу». - «Кого мне там спросить?». - поинтересовался Ф. А. «Меня, моё имя Ульянов-Ленин Владимир Ильич».

Смерть героя

Ф. А., встречавший вождей русской революции, едва не стал одной из многочисленных жертв украинской революции, возглавляемой социал-демократами Директории, правительства Украинской народной республики (УНР). Одним из ведущих украинских революционеров был член Революционной украинской, а затем Украинской социал-демократической партии Симон Васильевич Петлюра. После разгона Центральной Рады с ноября 1918 года Петлюра - член Директории (правительства) УНР. Это правительство поддерживалось и некоторыми евреями. Ф. А. к ним не принадлежал. В бескровные революции он не верил и революций вообще опасался. После 1917 года украинская революция не вызывала у него доверия. Он уже хорошо понимал революцию и революционеров и пришёл к выводу, что евреи не должны участвовать ни в одной революции. Он не был контрреволюционером, он был антиреволюционером. В сионистских терминах он был типичным ревизионистом, сторонником В. Е. Жаботинского: никаких занятий чужими, нееврейскими, делами, никаких чужих революций – "Мы (сионисты – А. Г.) отказываемся от всяких притязаний на творчество чужой истории. Поле нашего творчества - внутри еврейства" (В. Жаботинский, "Еврейская крамола", 1906); "Когда евреи массами кинулись творить русскую политику, мы предсказали им, что ничего доброго отсюда не выйдет ни для русской политики, ни для еврейства, и жизнь доказала нашу правоту" ("Дезертиры и хозяева", 1909).

Ф. А. Дейген с женой Екатериной Соломоновной и сыном Мишей,
Проскуров, 1924 год

В том победном для украинской революции 1918 году у Ф.А. в Проскурове родился сын, мой отчим Михаил Фёдорович Дейген. Через 8 месяцев после его рождения, 15 февраля 1919 года в Проскурове на главной Александровской улице города произошёл самый большой петлюровский погром: 1650 человек были убиты. Погром длился с двух часов дня до 5.30 дня. Петлюровцы убивали евреев с криками: "За Украину, за Петлюру!". Тогда Петлюра уже был председателем Директории (премьер-министром) и Верховным атаманом (министром обороны) УНР. За него уже убивали, и он нёс ответственность за эти убийства. Семья Дейген спаслась, однако тень погрома вновь надвинулась на Ф. А. семь лет спустя. Она пришла из страны его юности – Франции. В 1926 году Ф. А. встретился в Проскурове с французским адвокатом Анри Торресом. Кто был Анри Торрес и зачем он прибыл из Парижа в украинский провинциальный городок?

25 мая 1926 года на улице Расина в Париже к сорокасемилетнему бывшему премьер-министру правительства УНР Симону Петлюре, иммигранту, основателю и сотруднику националистического, антисемитского направления еженедельника "Тризуб" подошёл сорокалетний владелец магазина по починке часов Шолом Шварцбард и спросил того по-украински: "Вы господин Петлюра? Защищайтесь! Вы бандит!". Петлюра поднял правой рукой трость. Шварцбард выстрелил трижды: "Это за погромы, за убийства, за жертв!" ("За Украину, за Петлюру!"). Шварцбард потерял в проскуровском погроме родителей и тринадцать членов семьи. Петлюра был убит. Убийцу арестовали. Начался судебный процесс. Анри Торрес был защитником Шварцбарда. Для сбора свидетельских показаний он приехал на место событий. Ф. А. был в Проскурове во время погрома и знал французский язык. Он помогал адвокату. Линия защиты Торреса была проста: покушавшийся мстил убийце за уничтожение его семьи. Петлюра не был в Проскурове во время погрома. Красная армия вытеснила Директорию из Киева. 2 февраля 1919 года Директория оставила Киев и перебралась в Винницу, находящуюся примерно в 120 километрах от Проскурова. (Через тридцать пять лет после погромов в ознаменование празднования трёхсотлетия воссоединения Украины с Россией Проскуров был переименован в Хмельницкий в честь гетмана Богдана, в одежду войск которого были наряжены доблестные петлюровские воины). Однако Петлюра знал о происходящем и не останавливал погромы. Торрес нуждался в фактах о погроме. Ф. А. ходил с ним по главной Александровской улице и помогал снимать показания с родственников жертв. Много лет спустя он рассказывал мне о той волнующей встрече. Он остро чувствовал свою миссию - помочь еврею-мстителю, наказавшему убийцу еврейского народа. У него была та разновидность национальной гордости и самоуважения, которые, по мнению Жаботинского, были "органически несовместимы с тем, что судьба евреев менее важна, чем другие вопросы мирового значения". Он видел в поступке Шварцбарда торжество необходимой еврейскому народу обороны и гордился своей помощью адвокату.

Подготовка этого сенсационного процесса заняла 17 месяцев. Анри Бергсон, Ромэн Роллан, Альберт Эйнштейн и Александр Керенский выступили в защиту Шварцбарда. Юрист и свидетель на парижском суде Генрих Слиозберг писал: "Погромы давали петлюровскому движению подходящую возможность добывать пищу, одежду и амуницию совершенно даром. Происходило убийство "большевистских евреев". Признавшись в убийстве, Шварцбард утверждал: "Я убил убийцу". Французский суд согласился с доводами защиты: обвиняемый хотел отомстить за родителей, за жертв петлюровских погромов на Украине. Шварцбард был оправдан и выпущен на свободу 26 октября 1927 года.

Слово о погромах

Погром – слово, вошедшее во многие языки, термин, обозначающий непереводимые на другой язык зверства, совершённые над евреями и характерные для Руси Великой. Первый еврейский погром состоялся на Руси в 1113 году и именно в Киеве в период правления Владимира Мономаха. Причина была в недовольстве местного населения экономической предприимчивостью и инициативой евреев. Евреи слыли разбойниками ещё в русских былинах об Илье Муромце и Добрыне Никитиче. Одним из врагов русских богатырей был Богатырь-Жидовин, обобщённый образ ненавистного еврея.

В истории Украины было много еврейских погромов. Николай Полетика, журналист, киевлянин, украинец, современник и свидетель погромов в Киеве, писал в своих воспоминаниях: "Украина – историческая родина еврейских погромов". Три волны были суть украинские: 1648 год – казаки Хмельницкого (120-150 тысяч убитых евреев, по некоторым данным - 250 тысяч), 1768 год – гайдамаки (30-40 тысяч убитых евреев, по некоторым данным - 50-60 тысяч), 1919 год – "вольные казаки", "гайдамаки" и сечевые стрельцы (СС) Петлюры (по данным комиссии Красного Креста, бойцы Петлюры убили примерно 50 тысяч евреев, по некоторым данным - около 100 тысяч; всего за годы гражданской войны было убито порядка 200 тысяч евреев; в 1919 году войска Петлюры совершили около 1000 погромов, деникинцы – около 200, красные - около ста).

Полетика вспоминал: "Особенно страшными еврейскими погромами и резнёй евреев отличались "вольные казаки", "сечевые стрельцы" и "гайдамаки" Украинской Рады и Директории, банды украинских "батек-атаманов" и офицерские полки Деникина...Путь Рады из Житомира в Киев (январь-февраль 1918 года – А. Г.) был обозначен волной еврейских погромов. 3 февраля на вокзале в Бородянке (рядом с Киевом – А. Г.) делегация местных евреев обратилась к Петлюре с просьбой о защите. Петлюра ответил, что ему некогда заниматься этим делом... Киевская городская дума отправила навстречу Раде и её войскам делегацию представителей украинских, русских и еврейских социалистических партий. Задачей делегации было просить возвращающиеся войска, погромные настроения которых уже были известны в Киеве, не допустить, вернее воздержаться от еврейских погромов в столице Украины... Делегация была встречена солдатами и офицерами... что называется, в штыки: "Полгорода (Киева), всех жидов надо перерезать... Все три миллиона жидов надо выгнать из Украины".

...Потрясённая такими настроениями украинских войск делегация обратилась к Петлюре с просьбой не допустить погромов и кровавой бани в Киеве. Петлюра ответил, что "он не может ничего гарантировать; настроения солдат ему известны, но он видит здесь жажду мести, а не антисемитизм"...Волна насилий, грабежей и погромов в феврале-апреле 1918 года прокатилась по всей Украине...После ухода из Киева войска Петлюры занялись погромами (начиная с февраля 1919 года – А. Г.). Это были страшные по своей жестокости февральские и мартовские погромы...Мы, корректоры типографии Кульженко, были хорошо осведомлены об этих погромах, т.к. и советские, и добровольческие (то есть деникинские - во время гражданской войны власть в Киеве менялась 12 раз – А. Г.) газеты охотно печатали рассказы беглецов о погромах в провинции (такими беглецами были мои бабушка и дедушка, бежавшие весной 1919 года в Киев из Коростеня с двумя маленькими дочками, одна из которых была моя мать – А. Г.)...Погромы, совершённые петлюровскими войсками, батьками-атаманами и бандами, преследовали цель истребления возможно бóльшего количества евреев и при том самыми зверскими методами. Общее число убитых в этих погромах евреев в 4-5 раз больше, чем в погромах, совершённых Добровольческой армией. Грабёж и уничтожение имущества играли важную, но не основную роль в петлюровских погромах. Главной задачей петлюровцев было истребление самих евреев".

С начала вторжения нацистов в СССР гитлеровская пропаганда призывала украинцев мстить евреям за убийство Петлюры Шварцбардом. Этот призыв был услышан. Некоторые присоединились к нацистам. Пятнадцать лет назад я случайно, "из первых рук", узнал о горячем приёме, который "коренное" население Киева оказало нацистам, и об его, населения, участии в убийствах евреев в Бабьем Яре. Об этом мне рассказал бывший фельдшер гитлеровской авиации, мой квартирный хозяин господин Маурер. В 1991 году я работал в Институте имени Макса Планка в Штутгарте и снимал квартиру рядом с институтом. В сентябре 1941 года Мауреру было тридцать семь лет. Он был только что мобилизованным медбратом и с содроганием описывал дружественный приём, оказанный местным населением "нацистам" (в кавычках - слова рассказчика – А. Г.). Он слышал звуки выстрелов палачей в Бабьем Яре. Жена Маурера рассказала мне, что он всю жизнь видел ночные кошмары - результат испытанного им в Киеве.

Антиеврейские проявления страстно осуждал ещё в 1884 году взволнованный ими великий русский философ Владимир Соловьёв: "Иудеи всегда относились к нам по-иудейски, мы же, христиане, напротив, доселе не научились относиться к иудейству по-христиански".

Уцелевший

В 2003 году в журнале Advances in Physics ("Достижения физики") вышла моя обзорная статья на семьдесят страниц. В конце статьи было написано: «Автор приносит глубокую благодарность своему покойному учителю и отчиму М. Ф. Дейгену, чьё вдохновляющее влияние также внесло вклад в эту работу». Я писал эти строки через 25 лет после смерти моего отчима.

Михаил Дейген - солдат Красной армии; мой отчим, член-корреспондент
Академии наук УССР, доктор физ-мат. наук, профессор М. Ф. Дейген

В Российской Еврейской Энциклопедии, Москва, 1994, том 1, стр.419 значится: "Дейген Михаил Фёдорович (1918, Проскуров Подольской губернии – 1977, Киев), физик. Доктор физико-математических наук (1959). По окончании Киевского университета (1940) оставлен в аспирантуре. В 1941-1944 работал на одном из обороных предприятий, затем продолжил научную работу в Киеве (пропущено то, что он несколько месяцев служил в армии – А. Г.). В 1947-1960 работал в институте физики АН УССР. Профессор Киевского университета. В 1960 создал и возглавил отдел радиоспектроскопии в институте полупроводников АН УССР. Член-корреспондент АН УССР (1967) (далее следует краткий перечень направлений исследований – А. Г.). Курировал все исследования по радиоспектроскопии на Украине. Был редактором "Украинского физического журнала" (был заместителем главного редактора – А. Г.). Автор около 200 научных работ".

Сухой справочный перечень не может передать того, кем был М. Ф. Дейген. Блестящий учёный, великолепный организатор науки, выдающийся педагог, богатый идеями, он был человеком пронзительного ума, редкого таланта и обаяния. Он был одарённым рассказчиком, увлекательным собеседником, человеком разносторонних интересов. Всё, что я рассказал до сих пор о моём отчиме, хорошо известно и не раз говорилось и писалось его многочисленными коллегами, учениками, друзьями и знакомыми. Его "тайная" жизнь не признаётся, не принимается и в некоторых случаях вызывает бурное несогласие и недоверие украинских коллег и учеников. Настоящий М. Ф. им не принадлежал. Его критический ум, его оппозиция режиму были известны узкому кругу людей. В его богатом внутреннем мире бурлили еврейские подводные течения. Он жил в сложном ритме высокопоставленного учёного и гордого еврея, патриота Израиля.

М. Ф. Дейген в Институте физики Академии наук УССР в Киеве с акад.Л. Д. Ландау.
В центре - будущий директор института и будущий академик АН УССР М. Т. Шпак,

спустя 20 лет назвавший меня изменником родины


Они не знали, как он был прикован цепью к своему народу. М. Ф. был достойным сыном своего отца. (Ф. А. пережил сына и написал мне записку в Израиль, вложенную в письмо моей матери: "Дорогой мой! Я горжусь твоим поступком (репатриацией в Израиль – А. Г.) и не сомневаюсь, что Мишенька (его умерший к тому времени сын – А. Г.) тобой гордится. Ему и мне не удалось сделать то, что сделал ты, но я полон горячей благодарности к тебе за то, что ты осуществил нашу мечту за нас и за себя. С уважением и любовью. Твой Фалик"). Он остро переживал всё, что было связано со сложными судьбами еврейского народа. Он нёс в себе проскуровскую трагедию и был готов к борьбе против тех, кто хотел её повторить. Он уцелел в проскуровском погроме, одолел зоологических антисемитов своего времени и оказался в элите тогдашнего украинского общества. Он оказал гораздо бóльшее влияние на моё мировоззрение и судьбу, чем все те, с кем я был связан кровным родством. Когда родился мой сын, М.Ф. мне сказал: "Здоровый народ, здоровая личность воспитываются на своей земле. Самоопределение вытекает из самоуважения. Здесь мы безоружны. Там у нас есть автоматы". Я репатриировался в Израиль через два года после его смерти. М. Ф. спасся, но сколько талантливых евреев были истреблены Молохом украинской революции?!..

Памятники Владимирской улицы

История этой улицы начинается с февраля 1837 года, когда она была прорезана в теле столицы Украины. Я прожил на ней с самого рождения 25 лет. Напротив моего дома был Оперный театр. Владимирская улица медленно тянется на несколько километров с Юго-Запада на Северо-Восток украинской столицы к Днепру. Окружённая каштанами, она скользит мимо красно-коричневатого Киевского университета, приветствует Тараса Шевченко, выглядывающего из парка его имени на университет его имени. Задержимся возле великого Кобзаря, откроем его поэму "Гайдамаки" ("гайде" по-турецки – гнать, преследовать), воспевающую кровавую Колиивщину 1768 года (названо по основному оружию восставших – колу):

Ото гайдамаки. На гвалт Украïни
Орли налетiли; вони разнесуть
Ляхам, жидам кару.

......
Дайте ляха, дайте жида!
Мало менi, мало!
Дайте ляха, дайте кровi;
Наточить з поганих!
Кровi море...Мало моря...

......
Одчиняй, проклятий жиде!
Бо будеш битий...одчиняй!
Ламайте дверi, поки вийде
Старий паскуда!

.....
Упали дверi...а нагай
Малює вздовж жидiвску спину.
Здоров, свине, здоров, жиде.

......
Розiшлися гайдамаки,
Куди який знає:
Хто додому, хто в дiброву,
З ножем у халявi,
Жидiв кiнчать.

Владимирская улица пересекает улицу имени Богдана Хмельницкого, проходит мимо Золотых ворот, через которые в Киев вошёл Богдан Хмельницкий. Она вползает на Владимирскую горку, возвышающуся на 70 метров над Днепром. На второй террасе Владимирской горки стоит двадцатипятиметровый памятник с бронзовой фигурой князя Владимира-крестителя, возвышающийся над Киевом с 1853 года.

Бросим взгляд на самый знаменитый киевский памятник, символ Киева. В правой руке князь держит крест, в левой - шапку Мономаха (эта шапка является исторической бессмыслицей, так как Мономах княжил после Крестителя). Владимиру предлагали несколько религий. Он выбрал православие, чтобы жениться на стратегически важной византийской принцессе Анне, породниться с Восточной Империей, есть свинину и пить вино. Многие киевляне страдали, когда в реку была брошена статуя старинного божества Перуна ("Покорный Перуну старик одному, заветов грядущего вестник"- А. С. Пушкин, "Песнь о вещем Олеге"). Киевлян насильно загоняли креститься в холодные воды Днепра. Отказавшихся креститься убивали на месте. Вода в Днепре стала красной. С того кровавого крещения в Днепре начались преследования нехристей-евреев. С тяжёлой руки Владимира-Красно Солнышко при Владимире Мономахе началась кровавая вакханалия еврейских погромов. Этот человек был возведён православной церковью в лик святых. Его личный знак - трезубец - стал гербом УНР и гербом современной Украины.

Перед впадением Владимирской улицы во Владимирскую горку на бывшей Софиевской площади с 1888 года стоит гранитный десятиметровый памятник Богдану Хмельницкому с булавой, направленной на Север в сторону Москвы. Памятник гетману установлен в память об объединении Украины с Россией. Он был самым большим убийцей евреев после Адольфа Гитлера. Н. И. Костомаров в книге "Богдан Хмельницкий" так описывает погромы Хмеля: "Убийства сопровождались варварскими истязаниями – сдирали кожу с живых, распиливали пополам, забивали до смерти палками, жарили на углях, обливали кипятком; не было пощады и грудным младенцам... Евреи были осуждены на конечное истребление, и всякая жалость к ним считалась изменой. Свитки Закона выбрасывали из синагог: казаки плясали на них и пили водку, потом клали на них евреев и резали без милосердия; тысячи еврейских младенцев были брошены в колодцы и засыпаны землёй". С тех пор все погромы, гайдамацкие и петлюровские, шли по этому сценарию, совершались в лучших традициях хмельнитчины.

Кого ещё не хватает на Владимирской улице? Кому ещё необходимо поставить памятник в столице Украины?

В мае 2006 года оранжевое украинское правительство решило установить в столице памятник в честь разъединения Украины с Россией. Его должны были воздвигнуть на углу той же Владимирской улицы и бульвара имени Шевченко. Фигура председателя Директории, Верховного атамана украинских войск, борца за украинскую государственность и независимость, Симона Петлюры должна была появиться на постаменте в центре украинской столицы. Через восемьдесят лет президент Украины В. Ющенко решил воздвигнуть памятник своему коллеге и предшественнику, бывшему главе правительства Украинской народной республики. Самостийная оранжевая Украина протянула руку самостийной Украинской народной республике Петлюры. Исторический круг замкнулся. Богдан Хмельницкий был за воссоединение Украины с Россией, Петлюра был за отделение Украины от России. В одном они едины и прославлены – в еврейских погромах. Герои Украины – убийцы евреев. Захваленная Западом за демократизм и свободолюбие оранжевая революция решила установить памятник любимым вождям своего народа. Страна должна знать своих героев, украинские евреи - тоже.

Я не стал дожидаться прихода Петлюры.
Количество обращений к статье - 53341
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (11)
aaron11 | 12.07.2011 00:36
Умно, правдиво и эмоционально написано. Это тот случай, когда эмоции не мешают правде. Тема тяжелая: требует от автора мужества и честности. Все это есть в статье. Спасибо Автору!
С уважением, Аарон Хацкевич.
Яков Сегал | 10.07.2011 14:22
Я прожил на Украине в г. Днепродзержинске более 30 лет. С полной ответственностью заявляю, что такого махрового антисемитизма мне впоследствии встречать не доводилось, хотя до репатриации жил и работал в нескольких городах России. Причем этот антисемитизм то, что наз, бытовой, не навязанный сверху. Часто можно услышать, что лидеры оранжевого движения на Украине лично не антисемиты. Возможно. Но как справедливо пишет автор, вся история Украины - еврейские погромы. Все ее герои не просто антисемиты, а каратели и убийцы. И, если, лидеры Украины хотят угодить своему народу, они должны прославлять наших убийц. Хоирошо бы, что бы это помнили наши политики/
Яков Сегал | 10.07.2011 14:21
Я прожил на Украине в г. Днепродзержинске более 30 лет. С полной ответственностью заявляю, что такого махрового антисемитизма мне впоследствии встречать не доводилось, хотя до репатриации жил и работал в нескольких городах России. Причем этот антисемитизм то, что наз, бытовой, не навязанный сверху. Часто можно услышать, что лидеры оранжевого движения на Украине лично не антисемиты. Возможно. Но как справедливо пишет автор, вся история Украины - еврейские погромы. Все ее герои не просто антисемиты, а каратели и убийцы. И, если, лидеры Украины хотят угодить своему народу, они должны прославлять наших убийц. Хоирошо бы, что бы это помнили наши политики/
Марк Фукс | 10.07.2011 12:17
А.Я!
Спасибо за присланный материал, который я прочел с неослабевающим интересом.Поразительно как, порой переплетаются судьбы, места, события и времена.Даже в информационном вакууме советской действительности мне довелось подробно узнать о Проскуровском погроме 1919 года. Началось с того, что при посещении своих родных в Проскурове в середине шестидесятых я обнаружил неподалеку от их дома, можно сказать, уникальный, по тем временам, памятник жертвам погрома. Если представляет интерес, взгляните:
http://wikimapia.org/#lat=49.4173407&lon=26.9674793&z=19&l=18&m=b
А здесь - Документальные материалы – свидетельские показания из книги погромов:
http://proskurov.info/index.php?option=com_content&view=article&id=1520:-1919-&catid=87:catdocs&Itemid=37 (адрес надо скопировать в браузер).
Киевские места, упоминаемые Вами мне хорошо знакомы, мои родители жили на Саксаганского и Красноармейской. Словно прошелся по улицам своей юности.

Воспоминания об академике М.Дейгане для меня дополнительный штрих к тому, что знал об этом неординарном человеке, портрет которого в свое время замечательно написал И.Л.Деген.

Проекция на современность – в Вашем стиле и соответствует той высоте планки, которую вы установили.

Марк Фукс.
algor | 09.07.2011 10:57
Александр Гордон

Я благодарен всем комментаторам моего очерка, так высоко его оценившим.

Читателю Элиэзеру из Иерусалима.
Спасибо за информацию о Владимире Евгеньевиче Жаботинском. Цитата, которую Вы привели, показывает, что и он ошибался. О некоторых других его оригинальных и не особенно популярных суждениях я узнал, когда познакомился в начале 1980-х годов с его семьёй и услышал их рассказы.
luba | 08.07.2011 17:46
Исключительно верно представлена читателю историческая канва жизни евреев на протяжении
веков в Украине (Малороссии). Спасибо замечательному автору, Александру Гордону!
Евреям современной Украины - обширнейшая информация к размышлению.
Мои и моего супруга родители пережили не один погром на Украине ( Одесса, Херсон, Крымский
перешеек, Волынь, Екатеринослав - годы Первой мировой и Гражданской войн), мой дед был убит в Херсоне в начале 20-го года во время погрома... Воспоминания родных о тех страшных событиях невольно всплыли из памяти. Вспомнилась и боль души после прочтения книги "Виденное и пережитое" профессора Н.П. Полетика, как нельзя более объективно, отразившего правду о еврейских
погромах на Украине.
Очень проникновенно написано о близких автору Михаиле Дейгене и его отце Фалике Дейгене,
благословенна память о них. Погромы в Проскурове, убийство Петлюры Шварцбардом, переименование Проскурова в Хмельницкий, поэма Т.Шевченко "Гайдамаки" - как тонко и метко всё сплетено, а ведь это - наше и наших предков прошлое, не такое уже и далёкое. "Барух hаШем", что мы не там.
Всего самого доброго Александру Гордону!
Люба Гиль.
Н.Гропен | 06.07.2011 13:50
Великолепная статья А.Гордона вызвала у меня воспоминания детства. Я помню, как родители с дрожью рассказывали о погромах Гоги и Кузы в 1938-м году, когда в течение сорока дней правления, умудрились убить несколько сот евреев. "Еврейская кровь лилась по улицам Бухареста". – Вспоминала мама. Да, по-гром не всегда был для евреев "гром с ясного неба". К сожалению, "пока не гремит гром…", еврей не поднимет глаза к небу.
Плодотворного творчества автору!
Моше Бэр | 06.07.2011 12:41
Потрясающее по силе, страстности изложения и высокому качеству текста эссе - с органичной связью нескольких линий, ни одна из которых не мешает другой - о том, что было, есть и, несомненно, будет. У этого ээсе есть ещё одно (но, может быть, это - моё очень субъективное восприятие): мотив "не верь, не надейся, не забывай". Благодарность автору.
Элиэзер, Иерусалим | 06.07.2011 00:22
Вскоре после убийства Симона Петлюры в Париже, именно на сороковой день – 4 июля 1926 года – Владимир (Зеэв) Жаботинский заявил в нью-йоркском The Jewish Morning Journal: «Hи Петлюра, ни Винниченко, ни остальные выдающиеся члены этого украинского правительства никогда не были теми, как их называют, "погромщиками". (...) я хорошо знаю этот тип украинского интеллигента-националиста с социалистическими взглядами. Я с ними вырос, вместе с ними вёл борьбу против антисемитов и русификаторов – еврейских и украинских. Ни меня, ни остальных думающих сионистов южной России не убедят, что людей этого типа можно считать антисемитами».
Наум Вольпе, Харьков | 05.07.2011 21:47
Аргументированно, толково и убедительно. У евреев диаспоры нет никакой перспективы быть любимыми титульной нацией. Либо ассимиляция, либо очередные Богданы, Симоны, Адольфы. Известная перефразировка поговорки: "Пока погром не грянет, Абрам не перекрестится". Спасибо, Александр, как всегда, читая Ваш материал, духовно наслаждаюсь. С наилучшими пожеланиями!
Валерий,Германия | 05.07.2011 20:20
Иятересяейшая публикация прекрасного автора,приоткрывющая истоки его культурно-философского мировозрения.К сожалению, тема погромов
в Украине,все еще "терра инкогнито".
В отличие,от некоторых легковерных,автор понимает,что
нынешняя Украина не станет ненькой еврейскому народу.
Ростут новые Богданы...
Спасибо,Александр!
Страницы: 1, 2  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com