Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
10 – 16 марта 2011
Рубрику ведет Леонид Школьник

10 марта

1915 – Еврейский поэт Пиня Плоткин родился в Бобруйске, Белоруссия. Позже вместе с родителями он перебрался в местечко Любоничи, учился в еврейской начальной школе, затем – в местной белорусской семилетней школе. По окончании семилетки работал на лесозаготовках вместе с отцом. Среднее образование получил в Бобруйске на рабфаке. В 1939 году окончил литературно-лингвистический факультет Минского пединститута. В годы Великой Отечественной войны принимал участие в боях с нацистами. Дебютировал в еврейской поэзии в 1934 году стихотворением в минской газете «Дер юнгер арбетер». Печатал стихи в журнале «Штерн», в газете «Октябер», вместе с поэтами И Боруховичем, Х. Гуревичем и Ш. Лельчуком накануне войны выпустил общий сборник стихов (Минск, 1940). После войны Пиня Плоткин работал литературным сотрудником бобруйской областной газеты «Советская родина» (на белорусском языке), преподавал русский язык и литературу в школе. С 1962 года печатал свои стихи в журнале «Советиш геймланд», позже - в газете «Биробиджанер штерн», в варшавской газете «Фолскштиме» и в журнале «Дос идише ворт». В 1992 году Пиня Плоткин уехал в Америку, публиковал свои стихи в нью-йоркских журналах «Цукунфт», «Ди идише култур», в журнале «Хежбн» (Лос-Анджелес), в московском журнале «Ди идише гас», в «Иерушалаимер алманах» (Израиль), а также в журналах «Ди пэн» (Оксфорд, Великобритания) и «Дер онhэйб» (Майами-Бич, США). Умер 27 ноября 2009 года.

11 марта

1868 - Выдающаяся еврейская актриса, «мама еврейского театра» Эстер-Рохл Каминская (настоящая фамилия Гальперн) родилась в местечке Порозово Волковысского уезда Гродненской губернии. В 1887 году будущий антрепренер и актёр Авраам Каминский собрал в Варшаве любительскую еврейскую труппу, с которой разъезжал по местечкам Польши, играя спектакли на идиш. Через год в его труппе дебютировала юная Эстер. Тогда же он и "девица Гальперн" поженились, и она стала той Эстер-Рохл Каминской, которую вскоре узнала вся Европа и Северная Америка. О том, как ее знаменитая мать стала актрисой и вышла замуж за отца, через много лет рассказала их не менее знаменитая дочь Ида Каминская: "С матерью (отец) познакомился довольно-таки романтически, в стиле эпохи: как-то проходя мимо галантерейной лавки, услышал голос поющей девушки. Он вошел в лавку и предложил ей ангажемент...». Небольшая труппа Каминских скиталась по польским и галицийским местечкам и городкам. Вот как описывала сама Эстер-Рохл Каминская такие гастроли в одном из местечек: "Мы играли в "помещении" добровольной пожарной команды. Это был сарай довольно больших размеров, и в обычное время в нем стояли два поломанных насоса и около десятка "пожарных бочек"... После больших хлопот удалось достать скамьи и даже стулья для первых рядов. Билеты изготовляла я самолично. Цены местам были установлены от 10 до 50 копеек. Начинали мы "сезон" «Суламифью». Было это в субботу. Билеты распроданы заранее. Тем не менее, спектакль пришлось начинать часов в 10 вечера: население стало собираться в "театр" лишь после вечерней субботней молитвы...». В 1900 году, как бы знаменуя начало бурного века, Эстер-Рохл, ставшая к тому времени ведущей актрисой труппы, настояла на включении в репертуар пьес Д. Пинского, И.-Л. Переца и Я. Гордина. Исполнение ролей в этих пьесах показало, на что была способна бывшая девчонка из еврейского местечка. Великолепное знание местечкового быта, огромный темперамент актрисы принесли ей заслуженный успех. В 1906 году Авраам Каминский основал в Варшаве собственный театр, для которого создал ряд небольших пьес, перевел на идиш произведения классиков мировой литературы - "На дне" Горького, «Разбойники» Шиллера, "Мнимый больной" Мольера и другие. В 1908 году супругам Каминским удалось объединить лучших еврейских актёров Варшавы в "Литерарише трупе" ("Литературная труппа"), которую возглавила Эстер-Рохл. Главный образ ее творчества - еврейская женщина, её духовный мир. В 1910 году Эстер-Рохл и другим актёрам театра рукоплескали Киев, Одесса, Москва, Петербург, а через три года - Париж и Лондон. Первой на еврейской сцене Каминская отказалась от старого, опереточного репертуара и перешла к психологическому театру. Ее любимым драматургом был Яков Гордин, автор популярных в то время бытовых пьес. Именно в его произведениях Каминская играет свои лучшие роли: Эстер в « Ди шхите» («Бойня»), Миреле Эфрос в одноименной пьесе, Берта в «Незнакомце», Тойбеле в «Еврейском короле Лире». Первой среди актрис еврейского театра Каминская начинает выступать и в классическом репертуаре. Специально для нее ставились «Медея» Ф.Грильпарцера (заглавная роль), «Дама с камелиями» А.Дюма (Виолетта), «Кукольный дом» Г. Ибсена (Нора), «Родина» Г. Зудермана (Магда), «Тереза Ракен» Э.Золя (заглавная роль). Пик славы Каминской пришелся на рубеж первого и второго десятилетий XX века. В те годы ее популярность была просто фантастической, о Каминской писали лучшие рецензенты. В Варшаве на деньги меценатов, восторженных поклонников актрисы, было построено театральное здание на Обозной улице, куда труппа переселилась в 1911 году. А в 1912 году Эстер и ее дочь Ида Каминская впервые снялись в кино. Режиссёр М.Товбин экранизировал "Миреле Эфрос" Якова Гордина. Главную роль в фильме исполнила Эстер, а тринадцатилетняя Ида снялась в эпизодической роли. Успех сопутствовал и картине "Ткиес каф" ("Сговор", 1923). Режиссёр Зигмунд Турков снял в нём как свою жену Иду Каминскую, так и свою тёщу Эстер-Рохл. В основу фильма была положена известная еврейская легенда о Диббуке, которая стала сюжетом для одноименной пьесы (1916) знаменитого поэта, прозаика, этнографа и драматурга С. Ан-ского. Последней совместной работой в кино матери и дочери Каминских стал фильм "Обет" (вышел на экраны в 1924 году). 27 декабря 1925 года Эстер-Рохл Каминская скончалась (её муж Авраам ушёл из жизни в 1918 году), а в 1926 году варшавская ежедневная газета "Дер Момент" опубликовала её воспоминания - "Дернер ун блумен" ("Тернии и цветы"). Имя великой еврейской актрисы было присвоено еврейскому театру Варшавы.

12 марта

1905 – Еврейский поэт Хаим Ленский родился в местечке Слоним, Гродненской губернии. О своем детстве он писал так: «Мои родители развелись еще до того, как я научился выговаривать “мама” и “папа”. Они разъехались по миру: отец – в глубь России, мама – в Австрию. Меня взял к себе в дом дедушка (по отцу)”. Дед был человек религиозный, на хлеб зарабатывал “ведром и топором” – был водоносом и дровосеком». Свое первое стихотворение Хаим написал в 12 лет. Придя к своей учительнице, знавшей немного иврит, с тетрадкой стихов, он удостаивается коробки конфет - подарка, о котором позднее напишет стихотворение “Сладок был мой первый гонорар…”. Не выказав успехов в сапожном ремесле, которому его пытался обучить дед, Хаим Ленский уезжает в Вильно и поступает в учительскую семинарию. Именно там, в Вильно, он вынашивает план переезда в Палестину. Увы, этому не дано было свершиться. В 1923 году Ленский получил письмо от отца, работавшего горным инженером в Баку, с приглашением приехать. Осенью того же года Хаим нелегально переходит советско-польскую границу. Его арестовывают, два месяца он сидит в карантине в окрестностях Борисова, после чего юношу этапируют в Самару с удостоверением «советский гражданин со всеми правами, но без права покидать Самару в течение двух лет». Хаим не сдается: он покидает Самару, в Царицыне (Сталинград, ныне Волгоград) меняет фамилию на Штейнсон и с новыми документами приезжает всё-таки в 1924 году к отцу в Баку. Там Ленский зарабатывает на жизнь преподаванием иврита и публикацией рассказов и стихов на идиш. Но отношения с отцом не складываются, и на следующий год Хаим переезжает в Москву, а затем в Ленинград. Десятилетие жизни Ленского в Ленинграде, до ареста в 1934 году, - это время его становления как поэта. Внешняя канва жизни – безденежье и неустроенность. По свидетельству Давида Иоффе, родители которого в ту пору подружились с Ленским, Хаим сначала работает рабочим-револьверщиком на фабрике «Амал», основанной сионистской организацией «ха-Халуц», затем на заводе «Электроприбор», одновременно активно занимается самообразованием. Обладая выдающимися лингвистическими способностями, Ленский владел многими языками – ивритом, идиш, русским, немецким, польским, белорусским, был знаком с санскритом и пушту. Прекрасно знал и мировую литературу, читал наизусть произведения Гейне и Гете в оригинале, знал творчество Рильке и Верфеля, эпиграфы к своим произведениям брал из Мицкевича, Гельдерлина, Тагора. Как поэт, находился под большим влиянием русской литературы, особенно Пушкина и Есенина. Но основным содержанием его жизни была ивритская поэзия. Надо сказать, что после того, как в 1921 году большинство писателей-ветеранов во главе с Хаимом-Нахманом Бяликом покинули Советскую Россию, литературная жизнь на иврите пришла в упадок. Образовавшийся вакуум частично заполнила группа молодых литераторов, в основном, поэтов, выходцев из Украины и Белоруссии, большая часть которых в 1924-1925 годах сконцентрировалась в Ленинграде и Москве. До 1927 года им даже удалось выпустить четыре литературных сборника на иврите, правда, отпечатанных крошечными тиражами. В городе на Неве сложилась небольшая группа ивритских поэтов, в которую входили Иосиф Матов, Нахман Шварц, Гершон Фрид, Семен Трибуков. А душой этого кружка был Ленский. Все названные выше поэты, как тогда говорили, «стояли на советской платформе», а более пролетарского происхождения и социального статуса, чем у Ленского, и придумать трудно. Но в конце двадцатых-начале тридцатых годов иврит был объявлен мертвым и контрреволюционным языком, и, следовательно, творить на нем, а тем более печататься в Советском Союзе было запрещено. Естественно, материальное положение молодых «ивритян» было очень тяжелым. Все они были приезжими, ни у кого не было в Ленинграде ни нормального жилья, ни постоянного заработка. Ленский после женитьбы поселился в огромной коммунальной квартире в доме № 45 на 4-й линии Васильевского острова. Но, увы, факт, что в литературной среде Питера он считался самым талантливым ивритским поэтом Советской России, его и погубил. Не имея возможности печататься в СССР, Ленский публикуется в Эрец Исраэль - в журналах «Мознаим» и «Гильонот», получает письмо от Хаима-Нахмана Бялика с высокой оценкой своего творчества. Воодушевленный этим отзывом, Ленский пытается добиться права печататься в СССР, доказывая, что если живые люди говорят и пишут на иврите, то, следовательно, и язык является живым. Увы, в ходе тотального советского наступления на иврит Гослит не давал разрешения на публикации, ленинградский Союз писателей отказался принять ивритских литераторов в свои ряды. На обращение Ленского к “всесоюзному старосте” Михаилу Калинину с просьбой либо принять закон, официально запрещающий иврит, либо прекратить его преследование, зампредседателя ВЦИК Петр Смидович вновь ответил в духе времени, что иврит – мертвый язык, а у мертвого нет прав. Примерно такой же ответ они получили в Смольном. Ленский хотел поговорить с Н.К. Крупской на эту тему, но его к ней не допустили. Члены группы во главе с Ленским писали в Генпрокуратуру, председателю Центральной ревизионной комиссии ВКП(б) и, наконец, самому Сталину. Очевидно, эти письма и послужили поводом для расправы с жалобщиками. Начались аресты. 29 ноября 1934 года вся группа во главе с Ленским была арестована и обвинена в сионизме. Через семь месяцев «тройка» Особого совещания приговорила двоих – Ленского и Александра Зархина, будущего создателя опреснительных установок в Израиле, к пяти годам лишения свободы, остальных – к трем годам лагерей. Свою «пятилетку» Хаим Ленский отбывал сначала в лагерях Кемеровской области, затем - в Горной Шории. Лагеря ГорношорЛАГа считались одними из самых тяжелых в системе Главного управления лагерей. Поэт, вообще не отличавшийся здоровьем (в свое время он был освобожден от воинской повинности по состоянию здоровья), очень тяжело переносил лагерные условия. Вдобавок за время заключения ему пришлось сменить около десятка лагерей, а известно, что ничто так не изнуряет заключенного, как этапы. После освобождения осенью 1939 года Хаим Ленский, которому было запрещено появляться в больших городах, поселился в Малой Вишере Новгородской области. Там он прожил менее двух лет, скитаясь по разным адресам. Именно там, в деревенской глуши, страдая от одиночества и отсутствия книг, он аккуратно переписал в тетради все свои стихи, которые его друг, доктор медицинских наук Владимир Ильич Иоффе, сохранил и в 1958 году переслал в Израиль вместе с последними письмами поэта. Через несколько дней после начала войны, 30 июня 1941 года, Хаим Ленский был снова арестован. На этот раз Особое совещание при НКВД постановило заключить его в “исправительно-трудовой лагерь” на десять лет. Как было сказано в приговоре “тройки”: “за антисоветскую деятельность”. По официальным данным, Хаим Ленский умер 22 марта 1943 года в лагере в Нижне-Ингашском районе Красноярского края. Ему было всего 37 лет. «Явление Ленского — если не единственный, то ярчайший случай, когда еврейского поэта, сгинувшего в Сибири, в Израиле читают и любят, переиздают с конца 20-х годов прошлого века и защищают по его творчеству докторские диссертации, а мы, его прежние земляки, даже имени такого не слыхали, - написала о нем Шуламит Шалит. - Поэтому мы можем говорить об отражении судьбы и творчества поэта в среде израильского, а не российского еврейства, ибо там, где он родился, жил, творил и исчез, — поэта Хаима Ленского не существовало».

13 марта

1913 - В бессарабском местечке Вадул-Рашков родился и вырос последний еврейский классик Молдавии Ихил Шрайбман. Своим творчеством - прозой и стихами - на протяжении всей жизни сооружал он этой малой родине литературный памятник. В итоговой своей, 23-й по счету книжке "Творения и любовь" Шрайбман вновь предстает перед читателем рашковцем. В сборнике под заголовком "Пятикнижие" он взял "напрокат" из Ветхого совета 7 роковых, "мучительных" сюжетов и переосмыслил их по-рашковски. В книгу вошли 50 миниатюр (жанр чисто шрайбмановского изобретения) - эдаких крошечных алмазиков. Очень поэтичных, пропитанных типично еврейской местечковой (то-есть по-настоящему мудрой) философией. Сегодня мы знаем: из 6 миллионов истребленных евреев 4 млн говорили на идиш. Одним из выживших в огне Холокоста носителей идиш был Ихил Шрайбман - "последний из могикан" (впрочем, сам Шрайбман так не считал, на всех встречах с читателями называя молодых коллег Бориса Сандлера, Моисея Лемстера и других своих учеников, без имен которых сегодня невозможно представить современную еврейскую литературу). Тот же Борис Сандлер в эссе о своем учителе писал: «Ихил Шрайбман, пожизненно прикованный к писательскому столу, постоянно находился в дороге, но на его пути не пространство, а время. Не было дня, чтобы этот странник не шел по тропинке, что уводила его в мир, который он сам создал и сделал обитаемым. Даже названия книг, написанных в разные годы, так или иначе связаны со временем: "Три лета" (1946), "Годы и мгновения" (1973), "Тем летом" (1981), "Далее" (1984), "Всегда" (1997). Не является исключением и новая книга "Семь лет и семь месяцев" (2003). В творчестве Шрайбмана, возможно, нет шолом-алейхемовской необъятности, его герои не так разговорчивы и общительны, ему свойственна интимность, мягкость и тонкость манеры письма И.-Л.Переца. Он любил, а возможно, и был вынужден, недосказывать, ставить вместо лишнего слова загадочные три точки. Не досказать - это не значит промолчать. А быть до конца откровенным с читателем в той стране, где довелось жить писателю, означало превратиться в пыль на сапогах тоталитарного режима. В этом трагедия не только Шрайбмана. Многие художники решали для себя, как совместить правду души с общественной ложью. Отсюда и произошло удобное для слабых, но бессмысленное для нормального сознания, выражение: "У меня есть собственное мнение, но я с ним не согласен". Ихил Шрайбман никогда не стыдился и не боялся говорить и сочинять на идиш. Фамилию и имя свои не менял, в советское время псевдонимов в угоду карьере не брал. При встречах со знаменитыми сородичами - Маршаком, Светловым, Матусовским, Слуцким, Балцаном - старался освежить их память о метком, афористичном, родном для них мамэ-лошн. Почти до самых последних своих дней писатель вел в Еврейском общинном культурном центре молдавской столицы "Идиш-клуб", где любители и знатоки мамэ-лошн обсуждали как наследие литературы на идиш, так и ее новинки. Талантливый педагог и неутомимый пропагандист родного языка, Шрайбман все пополнял и пополнял свой цикл "После 90". Эти афористичные эссе регулярно публиковались в нью-йоркском идиш "Форвертсе". Умер писатель 10 декабря 2005 года в Кишиневе. .

14 марта

1918 - Израильский поэт и прозаик, подпольщик Виленского гетто, партизан, лауреат Государственной премии Израиля за 1970 год Аба Ковнер родился в Севастополе в семье аптекаря. В 1926 году семья переехала в Литву, где он окончил виленскую гимназию с преподаванием на иврите. Там же вступил в еврейскую организацию «Ха-шомер ха-цаир». В январе 1942 года в гетто Вильнюса была создана «Объединенная партизанская организация» (Fareinikte Partisaner Organizatzie), которую возглавили Ицик Витенберг, Иосиф Глазман и Аба Ковнер. Её целями были провозглашены организация массовой самообороны гетто, саботаж, присоединение к партизанам и Красной армии. После того, как 15 июля 1943 года Ицик Витенберг был вынужден сдаться немцам под угрозой уничтожения всего гетто, Аба Ковнер стал руководителем подполья. В сентябре 1943 года при ликвидации гетто он с несколькими бойцами ушёл в Рудникские леса, где создал под своим командованием еврейский партизанский отряд, в который входили бойцы из гетто и бригада «Некама» («Месть»). В отряде Ковнер познакомился со своей будущей женой — Виткой Кемпнер. После войны Ковнер организовал группу мстителей, которая уничтожала нацистов в Европе, этой группой было убито около 400 человек. Работал в организации «Бриха», которая занималась отправкой евреев в Палестину. В конце 1945 года нелегально приехал в Палестину, но был арестован британскими властями и заключён в тюрьму в Каире. После освобождения вновь приехал в Палестину и вступил в кибуц Эйн-ха-Хореш. Во время Войны за независимость воевал в составе бригады «Гивати», редактировал ежедневный боевой листок бригады. В 1961 году Аба Ковнер выступал свидетелем на суде по делу нацистского преступника Адольфа Эйхмана. Он сказал, что впервые узнал о роли Эйхмана в уничтожении евреев в 1941 году от казнённого впоследствии за помощь евреям фельдфебеля вермахта Антона Шмида. Поэзия А. Ковнера посвящена Катастрофе и борьбе еврейского народа за независимость в Эрец Исраэль. Сборник прозы «Книга свидетельств» рассказывает о судьбе партизан на территории Литвы. Ковнер был председателем Союза писателей Израиля, один из основателей Музея памяти М. Анилевича и Музея Диаспоры. В 1983 году вместе с Синаем Лайхтером и Аароном Виньковецким положил начало многотомному проекту сбора и публикации еврейских народных песен на идише под эгидой Еврейского университета в Иерусалиме (всего вышло 7 томов). Скончался Аба Ковнер 25 января 1987 года в кибуце Эйн-ха-Хореш. Аба Ковнер приходился двоюродным братом израильскому политику-коммунисту Меиру Вильнеру.

15 марта

1890 - Советский филолог-классик, антиковед, русист, культуролог-фольклорист Ольга Фрейденберг - дочь известного одесского журналиста и изобретателя Михаила (Моисея) Филипповича Фрейденберга и Анны Иосифовны Пастернак - сестры художника Л.О. Пастернака. А еще Ольга была двоюродной сестрой и первой любовью Бориса Пастернака. По окончании гимназии в Петербурге (1909) она из-за процентной квоты для евреев не смогла поступить на Высшие женские курсы, однако год слушала там лекции. В 1910–1914 занималась самообразованием, изучала иностранные языки, путешествовала по Европе. После начала Первой мировой войны возвратилась в Россию, в ноябре 1914 стала сестрой милосердия. Окончила классическое отделение Петроградского университета (1923), защитила магистерскую диссертацию о происхождении греческого романа (1924). В 1920-1930 гг. сотрудничала с Н.Я. Марром и И.Г. Франк-Каменецким (коллективный сборник «Тристан и Исольда», Л., 1932). В 1932 году Ольга Фрейденберг организовала в Ленинградском университете первую советскую кафедру классической филологии и до 1950 года заведовала ею (с перерывом на годы войны). В 1935 г. защитила докторскую диссертацию «Поэтика сюжета и жанра (период античной литературы)». Опубликованная в виде книги (1936) диссертация подверглась жестокой идеологической критике в газете «Известия», книга была изъята из продажи. Фрейденберг пережила блокаду Ленинграда. Инспирированный верховной властью разгром марризма в 1950 году повлек за собой отставку Фрейденберг и снова закрыл для исследовательницы возможность публиковаться. Подавляющая часть ее трудов (8 монографий и несколько десятков статей) осталась в рукописях, их печатание продолжается. По полученному образованию и номенклатурной должности оставаясь филологом-классиком, Ольга Фрейденберг была сосредоточена на «палеонтологическом» исследовании семантики литературных, шире - культурных мотивов и форм (прежде всего – метафоры и сюжета), их трансформаций из архаических в исторические, а соответственно – на предыстории и ранней истории таких литературных и сценических жанров, как лирика, комедия, роман. Особое значение имеет переписка Ольги Фрейденберг с Борисом Пастернаком, продолжавшаяся с 1910 до 1954 года и обнаруженная в 1973 году Ниной Брагинской (опубликована в 1981 году), а также ее мемуары, из которых пока опубликованы лишь фрагменты. Труды Ольги Фрейденберг, включая переписку, выходили на английском, французском, немецком, голландском, японском, корейском языках, а также, что для нас, израильтян, особенно приятно – на иврите. Умерла Ольга Фрейденберг 6 июля 1955 года в Ленинграде. В России работы исследовательницы начали скупо публиковаться лишь после 1973 года. Ее научные идеи и подходы стали в недавнее время предметом нескольких диссертационных исследований в России и за рубежом.

16 марта

1920 – Американский детский писатель Сид Флейшман родился в Бруклине, Нью-Йорк, в еврейской семье эмигрантов из России. До того, как стать писателем, был профессиональным фокусником, во время Второй мировой войны служил на эсминце USS Albert T. Harris (DE-447) и работал репортером в газете San Diego Daily Journal. После войны, в 1949 году, окончил университет Сан-Диего. Самая известная книга Флейшмана - "Мальчик для битья" (Whipping Boy), за которую в 1987 году он был удостоен престижной литературной премии в области детской литературы - Ньюбери (Newbery Medal). Русским и украинским читателям Флейшман известен как автор юмористической книги «Чудесная ферма Мак-Брума» (первые публикации - в журнале "Вокруг света" за 1975 год в переводе Зинаиды Бобырь). Его последняя книга (The Story of the Great Houdini) была посвящена великому фокуснику Гарри Гудини. Умер Сид Флейшман от рака в своем доме в городе Санта-Моника, Калифорния, на следующий день после своего 90-летия. У Сида Флейшмана осталось трое детей (сын и две дочери) и четверо внуков.

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе и различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных,а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 1942
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
ГостьА | 10.03.2011 12:02
Статья итересная,познавательная.желательно отмечать деятельность евреев в различных сферах деятельности.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com