Logo
18-29 сент. 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18











RedTram – новостная поисковая система

Аналитика
Русская мафия в США: мифы и реальность
Александр Сухаренко, Владивосток

С середины 90-х гг. XX века деятельность «русской мафии» вызывает все большую озабоченность у правоохранительных служб разных странах мира, становясь предметом межведомственных переговоров и межгосударственных соглашений. Однако зачастую данный термин подразумевает под собой отнюдь не российскую организованную преступность, а преступность выходцев из государств СНГ независимо от их национальности и гражданства.

В определенной степени использование данного термина допустимо, так как всех преступников из СНГ за рубежом объединяют не только знание русского языка, но и криминальные традиции. Однако отождествление этих явлений самым негативным образом сказывается на международной репутации России, конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности экономики, а также создает крайне негативное представление о российских гражданах.

Несмотря на очевидную актуальность и практическую значимость, данная тема недостаточно полно освещена в научной литературе. Для того, чтобы восполнить существующий пробел, я решил поучаствовать в исследовательском проекте «IREX» - «Российско-американский форум экспертов». Темой Форума была выбрана «Транснациональная организованная преступность». На базе факультета уголовного процесса Университета Ратгерса (г. Ньюарк, Нью-Джерси) под руководством проф. Джеймса Финкенауэра я занимался изучением состояния русскоязычной преступности с целью выработки мер борьбы с ней. В течение этого времени мы неоднократно выезжали в разные города, где интервьюировали представителей правоохранительных служб (Минюста, ФБР, полиции), ученых и даже преступников в целях восполнения пробелов в нашем исследовании. Много времени отнимала работа в архивах судов и спецбиблиотеках. Для того, чтобы получить представление о географической распространенности русскоязычной преступности, мы подготовили и разослали в различные правоохранительные службы более 70 анкет. В итоге нам удалось составить даже своеобразную геокриминологическую карту преступной активности выходцев из России.

По итогам поездки в США я пришел к следующим выводам:

Всплеск преступности в России в 90-е годы, сопровождавшийся ростом иммиграции и движением капиталов, породил волну спекуляций о «русской мафии». Однако заявления большинства американских спецслужб и политиков по этому поводу были слабо аргументированы и весьма эмоциональны. Обсуждение данной темы было в значительной степени уделом различных СМИ, утилитарный подход которых во многом способствовал ее гиперболизации и мифологизации.

Между тем, как показал статистический анализ, по количеству совершаемых преступлений россияне даже не входят в «двадцатку» самых криминальных этнических диаспор. По данным МИДа России, ежегодно на территории США к уголовной ответственности привлекается около 70 россиян. При этом следует учитывать, что русскоязычная диаспора насчитывает более 3 млн. человек.

Как правило, россиянам инкриминируются вождение автомашины в состоянии опьянения или без документов, кражи из супермаркетов и домашнее насилие. Случаи совершения ими тяжких преступлений (убийство, наркоторговля, рэкет, контрабанда, отмывание денег и др.) носят единичный характер. Проблемы полиции чаще всего создают лица, находящиеся в иммиграционных тюрьмах за нарушение сроков пребывания в США. Большинство из них не являются гражданами РФ, хотя и говорят по-русски. Отсутствие у них документов, удостоверяющих личность, не позволяет полиции точно определить их гражданство. В результате в российские консульские учреждения приходят запросы об установлении их личности. В течение всего этого времени задержанный в полицейской картотеке значится как россиянин.


Штаты, в которых обнаружена деятельность
русскоязычных преступных групп

Не находит своего подтверждения и тезис о превосходстве российских преступных групп в сфере компьютерных технологий. Анализ ежегодных докладов ФБР об онлайновых мошенничествах показывает, что на долю российских хакеров приходится менее 1% всех поступающих заявлений. По этому показателю Россия занимает там лишь 9-е место.

Несмотря на перечисленные обстоятельства, российские преступные группы не оказывают сколько-нибудь значимого влияния на криминальную ситуацию в Соединенных Штатах. По данным экспертов Центра миграционных исследований, наибольшую угрозу внутренней безопасности США сегодня представляют латиноамериканские банды – из Мехсики, Сальвадора, Гондураса, Гватемалы, Ямайки и др.

Среди наиболее известных уголовных дел, возбужденных в отношении российских криминальных авторитетов, следует выделить: США против В. Иванькова – попытка вымогательства и организация фиктивного брака (Нью-Йорк, 1995), США против А. Тохтахунова – попытка оказания давления на судей с целью фальсификации результатов спортивных соревнований (Нью-Йорк, 2002) и США против С. Могилевича – мошенничество с ценными бумагами и отмывание денег (Филадельфия, 2003) [1].

Двое последних до сих пор находятся в международном розыске по линии Интерпола, так как Генеральная прокуратура России отказала США в их выдаче ввиду наличия у них российского гражданства. Правомерность предоставления им гражданства до сих пор вызывает сомнение.


В. Иваньков, А. Тохтахунов, С. Могилевич

К слову, об экстрадиции. На сегодняшний день между Россией и США нет договора о выдаче лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений. Есть лишь Договор об оказании взаимной правовой помощи по уголовным делам (1999 г.). Что же касается перспектив заключения подобного договора, то работа над ним ведется с 2007 г. По моим данным, американские власти не торопятся с заключением договора из-за существующего в России конституционного запрета на выдачу своих граждан. Минюст США же отказывает в выдаче россиян как раз из-за отсутствия соответствующего соглашения. За последние 4 года Генеральной прокуратурой РФ в Минюст США было направлено около 50 запросов о выдаче. Из них только по трем лицам принято положительное решение, причем не о выдаче, а о депортации.

Есть, правда, другой вариант - Конвенция о взаимной выдаче преступников между Российской империей и Соединенными Штатами от 16 марта 1887 г. Однако американская сторона утверждает, что еще в 1947 г. денонсировала ее. Между тем в российских архивах таких документов нет.

В качестве рекомендаций нами были предложены: скорейшая имплементация положений ратифицированных антикриминальных конвенций в национальное законодательство; принятие Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» с последующим внесением необходимых поправок в уголовное, уголовно-процессуальное и оперативно-розыскное законодательство [2]; совершенствование международного сотрудничества (упрощение процедуры получения информации, установление сроков исполнения запросов/поручений, экстрадиция, розыск и возврат преступных доходов).

Завершая экспресс-анализ российской организованной преступности в США, следует обратить внимание на одну характерную деталь. Практически во всех публикациях на эту тему основной акцент делается на подозрительные банковские вклады или инвестиции. Причем вывод о незаконном происхождении денежных средств зачастую базировался не на материалах уголовных дел, а на субъективной оценке процессов, происходящих в России. Приводя конкретные суммы, фамилии и названия компаний, ничего не сообщается о принятых мерах. Даже учитывая конфиденциальность такой информации, сложность и длительность сбора доказательств, до сих пор ничего не слышно о многочисленных судебных процессах над подозрительными российскими бизнесменами. Кроме того, ничего неизвестно и о введении в отношении них каких-либо санкций. Единственным примером можно считать российского миллиардера О. Дерипаску, которому Госдеп США отказал в визе по причине его возможных связей с ныне покойным лидером измайловского преступного сообщества А. Малевским и израильским бизнесменом М. Черным [3].

Таким образом, подозрительность иностранных правоохранительных служб есть не что иное, как реакция на агрессивную экспансию российского бизнеса, имеющего весьма сомнительную репутацию за рубежом. Согласно опросу компании «Edelman», в развитых странах российскому бизнесу не доверяют 82% респондентов, а в развивающихся – 56%. Это и неудивительно, так как согласно исследованию международного рейтингового агентства «Standard&Poor’s», индекс прозрачности российских компаний не превышает 50%.

Примечания:
[1] В конце октября 2009 г. ФБР включило С. Могилевича в список десяти самых разыскиваемых преступников, назначив за его поимку награду в 100 тыс. долларов. В российской прессе Могилевич в последнее время фигурировал под именем С. Шнайдер. В настоящее время проходит по делу о неуплате налогов коммерческой сетью магазинов «Арбат престиж». По версии обвинения, бывший гендиректор компании В. Некрасов вступил в сговор со Шнайдером. Первый из них владел 60% акций "Арбат Престижа", а второй не являлся сотрудником этой компании, но обладал обширными связями в экономических кругах в России и за рубежом. После чего они зарегистрировали несколько обществ и через них заключали фиктивные договоры и вносили в налоговые декларации и другие документы заведомо ложные сведения о доходах и расходах. Следствие считает, что компания не заплатила налоги на сумму более 115 млн. рублей.
[2] Президент РФ Д. А. Медведев поступил проще. С его подачи был принят Федеральный закон от 3 ноября 2009 г. № 245-ФЗ, ужесточивший ответственность лидеров и участников преступных сообществ. Так, создание преступного сообщества для совершения тяжкого (особо тяжкого) преступления теперь наказывается лишением свободы на срок от 12 до 20 лет (ранее - от 7 до 15 лет) со штрафом в размере до 1 млн. руб. рублей или в сумме зарплаты или иного дохода осужденного за период до 5 лет либо без такового. Введено наказание за организацию преступного сообщества (либо руководство им), создание устойчивых связей между различными организованными группами, раздел сфер преступного влияния и преступных доходов лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии. Его могут лишить свободы на срок от 15 до 20 лет или пожизненно. Осужденный за организацию преступного сообщества (преступной организации) должен будет отбыть не менее 3/4 срока назначенного наказания, прежде чем у него возникнет право на УДО или на замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Кроме того, с 10 до 30 суток увеличен срок предъявления обвинения лицу, задержанному по подозрению в совершении данного преступления.
[3] 30 октября 2009 г. влиятельная американская газета «The Wall Street Journal» сообщила о том, что Дерипаска дважды приезжал в США по договоренности с ФБР и встречался с его сотрудниками для обсуждения некоего уголовного расследования.

Коротко об авторе


Александр Николаевич Сухаренко родился в 1978 году во Владивостоке. В 2001 году окончил юридический институт Дальневосточного государственного университета. Работал следователем в Управлении внутренних дел Приморского края, юрист-консультом, старшим преподавателем. В настоящее время - директор Центра изучения новых вызовов и угроз Приморского института государственного и муниципального управления (ПИГМУ). Сфера интересов: транснациональная оргпреступность и коррупция, сотрудничество в борьбе с ними. В «МЗ» публикуется впервые.
Количество обращений к статье - 5317
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com