Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
«На даче» дяди Алика
Владимир Шапиро, Петах-Тиква

Двоюродному брату моего отца, дяде Алику, - восемьдесят восьмой год. Он видит только контуры окружающих его предметов и передвигается с помощью ходунка. Живет дядя Алик в доме престарелых. Я (единственный близкий родственник) навещаю его несколько раз в неделю, и мы проводим час-два в парке вблизи его корпуса, «на даче», как дядя Алик называет небольшую площадку со скамейками в тени крон старых развесистых деревьев.

Дядя Алик, Альберт Вильдерман - доктор медицины, профессор, родился в 1923 году в г. Аккерман. Репатриировался в Израиль в 1992 году из Кишинева, где занимал должность заместителя директора по научной работе Республиканского института туберкулеза.


70-е годы ХХ века. Профессор А. Вильдерман в рабочем кабинете

Альберт - автор более 200 научных работ и двух монографий. Дядя Алик (так его звали близкие родственники) непохож на типичного репатрианта массовой алии 90-х годов. В семьдесят лет он практически с нуля за три года овладел ивритом до такой степени, что мог преподавать основы иврита вновь прибывшим репатриантам. Сколько мы знаем людей, репатриировавшихся в его возрасте и так и не научившихся читать вывески на магазинах! Дядя Алик же стал ходячим словарем иврита. Не найдя себе в солидном возрасте работы по специальности, бывший главный пульмонолог Молдовы, профессор-фтизиатр, всё свое умение и желание работать применил для изучения иврита. В сборнике «Идемте же отстроим стены Йерушалаима» (редактор-составитель Юлия Систер) помещен очерк Альберта Вильдермана «Почему и как я изучаю иврит». Он написал воспоминания о своей жизни, в которых дал исторический очерк о Бессарабии и укладе жизни бессарабских евреев. И самое главное - он написал всё это не на родном русском языке, а на иврите. И написанное оказалось - по отзывам не знающих русского языка наших родственников - вполне читабельным и очень интересным. Чтобы выполнить задуманное в реальные сроки, ему пришлось освоить современную технику, то есть познать азы работы на компьютере.

В Израиль дядя Алик приехал с четкой политической и гражданской позицией. Он прекрасно знал и историю государства Израиль и историю политических партий в Израиле. Истоки интереса дяди Алика к истории и политике (кроме природной любознательности) кроются в обстоятельствах его жизни в юношеские годы. Юность его прошла в Аккермане, который до присоединения Бессарабии к СССР в 1940 году был румынским городом. Альберт рос в интеллигентной еврейской семье, в которой живо обсуждались политические события в мире. Он с детства знал, что существуют разные политические партии, сионистское движение, знал, кто такие были Герцль, Жаботинский, Дубнов.

А что мог знать типичный репатриант обо всем этом, если, например, он провел детство в московской или ленинградской коммунальной квартире, где даже в своей комнате за закрытой дверью родители не решались обсуждать при детях политические события? А про партии было известно, что есть только одна из них и она должна направлять и руководить. И слушать вражеские голоса было опасно, да и глушили их грамотно.

А дядя Алик слушал их регулярно. У него был ВЭФ, и ему удавалось на нем ловить голоса. В Молдавии их не смогли заглушить полностью. Кроме того он слушал новости на румынском и французском языках, которые не глушились. И был он всегда в курсе того, что происходит в мире и в Израиле. В курсе мировых событий он и сейчас, несмотря на свои 88 лет и почти полную слепоту.

Обычно наше общение начинается с того, что Алик рассказывает, что у него нового, о своих достижениях – как он например, научился сдабривать суп молочным порошком или использовать анчоусовую пасту для придания вкуса вторым блюдам. Рассказывает о своих знакомых по корпусу. Обычно это невеселые истории болезней очень пожилых людей, истории, которыми старики делятся с дядей как с врачом. Разговоры на эти темы Алик сворачивает довольно быстро и переходит к рассказу о тех передачах по радио и телевидению, которые он прослушал за время, прошедшее с момента нашей предыдущей встречи. При этом он комментирует рассказ своими личными наблюдениями и воспоминаниями. Дядя Алик не вел никогда никаких дневниковых записей, все сведения о странах и народах далекого и не очень далекого прошлого он черпает их закоулков своей необъятной памяти.

Сегодня жарко, тридцать два градуса в тени, но на «даче», в тени деревьев и при слабом ветерке, почему-то всегда гуляющем на этом возвышенном месте, вполне сносно. Дядя Алик, чисто выбритый, в свежей, василькового цвета рубашке и бейсболке на стриженой под ежик голове, поскрипывая ходунком, медленно приближается к скамейке. Он видит, что на скамейке кто-то сидит, но различить, кто именно, не может.

- Да, Алик, это я, – подаю я голос.
Дядя Алик садится.
- Сегодня, конечно, жарко, но не так, как было вчера. Кстати, я уже несколько дней могу регулировать температуру в комнате. Иосиф не любил пользоваться кондиционером, и у нас было жарко. Очень жалко Иосифа, он очень хороший человек. Но я действительно сейчас в какой-то степени отдыхаю, знаешь, все-таки мне было не просто находиться последние пару недель в одном помещении со столь тяжело больным человеком. Главное, что я ничем не мог ему помочь.

Иосифа, соседа дяди Алика по комнате, несколько дней назад родственники поместили в специализированное отделение больницы.
- Я просил нашего социального работника, чтобы мне, по возможности, подселили ивритоговорящего соседа.
- А русскоговорящий тебе не подходит?
- Ты зря иронизируешь, – обиделся Алик, – мне в моем положении необходимо постоянное общение на иврите, иначе я перестану понимать передачи на иврите, которые я постоянно слушаю, да и с персоналом я должен объясняться на приличном иврите.


Альберт Вильдерман (второй слева) в редакции «Бейт Нелли» с только что вышедшей в свет книгой воспоминаний на иврите. Крайний справа – автор этих заметок Владимир Шапиро. Апрель, 2008, Тель-Авив

Тут надо заметить, что иврит дядя Алик начал учить в 1992 году, когда в возрасте семидесяти лет репатриировался в Израиль. Профессор-медик, крупнейший специалист в области фтизиатрии, он не смог найти занятие по специальности, и весь свой выработанный годами навык постоянной умственной работы он направил на изучение иврита. Его, как он выражается, дипломной работой по ивриту стала опубликованная на иврите книга воспоминаний.
- Но русские передачи ты все-таки смотришь.
- Смотрю, конечно, одно другому не мешает. На русском языке я смотрю передачи по истории, искусству, научно-популярные. Очень люблю слушать Басовскую в цикле «Эхо истории». Правда, не все её передачи для меня одинаково интересны, на прошлой неделе была передача о Талейране, так я не узнал для себя ничего нового. А вчера я слушал какую-то, не помню фамилию, ученую даму в передаче «Именем Сталина». Она рассказывала о том, почему население стран Восточной Европы в массе позитивно восприняло приход к власти коммунистических режимов. В основном, дама сделала упор на то, что бедные люди, крестьяне, рабочие получили в этих странах возможность продвижения по службе, а их дети получили доступ к образованию. И это, конечно, правильно. Идея социального равенства ранее неимущих и униженных, безусловно, привлекала людей. А ведь было еще одно обстоятельство, которое примиряло на каком-то этапе жителей стран Восточной Европы с зависимостью от Советского Союза – чувство защищенности от германского реваншизма. Но об этом в передаче говорилось вскользь и только в связи с Польшей, а ведь, по существу, после войны была перекроена вся карта Восточной Европы, и новые границы нужно было защищать.

- Я плохо представляю себе довоенную карту Европы.
- Если хочешь, я мог бы тебе кое-что рассказать по этому поводу.
- Хочу, конечно!
- Начнем с событий, произошедших в конце войны. К концу войны в 1944 году все страны Восточной и Центральной Европы стремились улучшить отношения с Советским Союзом. Им было уже ясно, что ждать помощи от англо-американцев невозможно. Англичане и американцы провалились в Италии. Если бы в 1943 году они дошли до Австрии, вся история Второй мировой войны и, тем более, ее исход были бы совершенно другими, но, к сожалению, они застряли в середине Италии и не сумели сделать то, что потом сделала советская армия в Румынии. Итак, за несколько месяцев, за полгода до окончания войны страны-сателлиты - Венгрия, Румыния, Болгария, Словакия - понимали, что поражение Германии неминуемо и пытались как-то решить свои проблемы. Венгрия, в которой всем заправлял регент Хорти, первая начала вести переговоры с Западом. Хорти в какой-то мере был связан с западным миром. Хотя он вынужден был пойти с Германией, он не был национал-социалистом, и пока Хорти находился у власти, евреев, кстати, не трогали. Когда Гитлеру стало известно, что Хорти ведет переговоры с Западом, он его сменил на Салоши. Салоши был обыкновенным фашистом, руководителем венгерской фашистской партии. Он сослал евреев на последнем этапе войны, и из семисот тысяч сто двадцать тысяч поэтому уцелело, и, кроме того, он вел войну до конца.

- Мы хотели поговорить с тобой о положении стран Восточной Европы после окончания войны.
- Я перейду к этому, но если не сказать о том, что было в конце войны, будет непонятно что происходило в дальнейшем. Итак, Венгрии не удалось ничего сделать. Между тем, Венгрия был заинтересована в разрыве союза с Гитлером, потому что она стремилась сохранить южную Словакию, прикарпатскую Украину (Мукачево и Ужгород) и северную Трансильванию – территории, которые она получила в результате Венского арбитража. Румыния, напротив, во что бы то ни стало хотела возвратить себе северную Трансильванию, так как там была колыбель румынской нации, там сохранялась румынская культура и румыны составляли больше половины населения. Кроме того, Румыния хотела получить южную Добруджу, но это было уже не так важно. Румынскому королю Михаю удалось сделать то, что не удалось сделать Хорти. Он смог это сделать из-за того, что советские войска были уже в районе Ясс и Бельц в результате Ясско-Кишиневской операции. Румыния перешла на сторону Советского Союза, благодаря чему румынская армия быстро отвоевала у венгров северную Трансильванию, и кроме того, советская армия спустя пару недель была уже и в Болгарии, и в Югославии. После этого у всех стран остались те или иные проблемы. Польша потеряла свои восточные области, но получила часть восточной Пруссии с городом Данциг и получила выход к морю.

- Но у них и раньше был знаменитый Данцигский коридор.
- Да, коридор, который отделял Восточную Пруссию от Германии. Сам Данциг имел статус вольного города, в котором большую часть населения составляли немцы. Теперь же они получили и Данциг, и часть восточной Пруссии, но уже без немцев. На другой части восточной Пруссии Советский Союз создал Калининградскую область.

- Кто изгонял немцев? Русские, поляки?
- Я скажу, скажу об этом. Польша, кроме того, получила порт Щецин, и её новая западная граница была установлена по Одеру-Нейсе. Таким образом, Польша получила полную компенсацию, сохранив ту площадь, которую она имела до войны, примерно триста тысяч квадратных километров. На вновь присоединенных территориях жило много немцев – миллионов десять, вообще было семнадцать миллионов беженцев, но часть из них была из Судетской области, часть из Калининградской области, поэтому точную цифру назвать не могу, но не менее десяти миллионов. Как случилось, что они ушли? С одной стороны, гитлеровская пропаганда распространяла сведения о тех зверствах, которые творят русские на занятых территориях, о насилиях над местным населением, и надо сказать, это во многом соответствовало действительности. Об этом, кстати, писал в письме Солженицын, за что впоследствии и пострадал. И, конечно, это была политика и русских, и просоветского Войска Польского - помочь немцам поскорее убраться с этих земель. Мне рассказывала женщина, которая приехала в один из оставленных немцами городков спустя примерно пару недель. Ей сказали: занимайте любую квартиру, которая вам понравится. В квартире, в которую она вошла, все говорило о том, что хозяева покинули её в страшной спешке, в шкафчиках можно было обнаружить какие-то продукты, банки с чаем, кофе, сахаром, на столе стояли невымытые чашки.
Итак, поляки получили территории без немцев. Какая часть ушла добровольно, а какой «помогли» уйти, я сказать не могу, но большинство, по-видимому, вынуждено было уйти.

Еще сложнее было в Чехии. Немцы из Судетской области не хотели уезжать, и тут Бенеш, великий демократ Бенеш, договорился со Сталиным, и два с половиной миллиона немцев просто депортировали из Судет. Чехия получила промышленно развитую и богатую полезными ископаемыми область без немецкого населения.

Выиграла, конечно, и Литва. С одной стороны, она стала частью Советского Союза, но с другой - Советский Союз подарил ей Вильно, где до этого жили только поляки и евреи. Причем, тоже город был без жителей. Поляки удрали, евреи или погибли или эвакуировались и очень немногие вернулись после войны. В Вильно переехали литовцы, и он стал столицей Литовской республики. Но это еще не все. Литва получила выход к морю. Она, правда, и раньше имела Палангу на морском побережье, но в Паланге не было порта, а теперь она получила порт Мемель-Клайпеду. Мемель - немецкий город, он был в составе Восточной Пруссии, но после Первой мировой войны там сделали свободный город, так же как и Данциг. Литва имела возможность вывозить товары, получать товары через этот порт, но он не был в составе Литвы. Теперь Литва получила этот город и переименовала его в Клайпеду. Впридачу она получила часть знаменитой Куршской косы, раньше продолжающуюся до Восточной Пруссии, а теперь ведущую в Калининградскую область России - удивительной красоты место и важное с экономической точки зрения.

Я уже сказал, что Румыния получила Трансильванию. А вот Болгария сохранила часть южной Добруджии. Болгария не объявляла войны Советскому Союзу, болгарские войска не воевали с Красной Армией и болгары встретили советских воинов как освободителей, дружба победила, и Болгарии оставили небольшую часть Добруджии. Главное - Румыния имела Констанцу со всеми окружающими её местами – Мамайя и другими, но порт Балчик как перешел к Болгарии, так за ней и остался.


Дядя Алик «на даче» в новых очках пытается прочесть
газетные заголовки, 20 октября 2010


Таким образом, у всех этих стран были стратегические интересы, связанные с Советским Союзом, они должны были удержать эти территории, они очень опасались немецкого и венгерского реваншизма. После Первой мировой войны именно для защиты границ было создано два пакта: Малая Антанта (Чехословакия, Румыния и Югославия), которая была направлена прямо против венгерского и частично австрийского реваншизма, и Балканское Согласие, в которое входили Румыния Югославия и Греция, но сюда не входила Болгария, так как она воевала на стороне Германии. Значит, они все опасались реваншизма.

- Когда это происходило?
- После Первой мировой войны. Я очень хорошо помню это дело.
- Как ты можешь это помнить, если ты родился в 1923 году?
- Что тебе сказать? Я уже лет в четырнадцать-пятнадцать был в курсе всех политических событий, происходящих в Европе. Меня это интересовало, а кроме того, не забывай, в каких условиях мы жили – на небольшом пятачке, на краю тяготеющей к фашизму Румынии и под боком трудно предсказуемой Страны Советов. Так на чем мы остановились?

- На ситуации, сложившейся после Первой мировой войны.
- Ну, вот, тем более, балканские страны опасались венгерского и немецкого реваншизма после Второй мировой войны.
- Немецкого-то почему опасались? Ведь германский милитаризм был уничтожен.
- Немецкий милитаризм был разгромлен, но идеи реваншизма не исчезли. Хорошо было известно, что произошло после Первой мировой войны, когда немцы ни на одну минуту не смирились с тем, что они потеряли Эльзас и Лотарингию. Реваншизм был тогда очень силен всегда, и он мог возродиться и теперь, тем более, что союзники очень скоро начали вооружать Западную Германию. И чем опаснее было положение для этих стран, тем больше они должны были опираться на Советский Союз и советскую армию. Вот так-то.
Ну, мне пора собираться на обед. У меня к тебе просьба. В следующий раз, когда ты придешь, принеси, пожалуйста, несколько газет, можно даже не очень свежих. Я все-таки попытаюсь с помощью увеличивающего аппарата хотя бы час в день что-то читать.

Я помог дяде Алику подняться, и он, опираясь двумя руками на ходунок, неуверенно перебирая ногами, медленно побрел к своему корпусу.

Коротко об авторе

Владимир Шапиро родился в Москве 2-го ноября 1940 года. Окончил факультет Общей и прикладной физики Московского физико-технического института. Более четверти века работал физиком-экспериментатором в Институте атомной энергии им. Курчатова. В Израиле с 1992 года. Семнадцать лет работал как исследователь и преподаватель в Холонском технологическом институте. В 2000 году учился на журналистских курсах при газете «Вести» (курс вела замечательная ленинградская журналистка Полина Семеновна Соловей, она скончалась в Иерусалиме в 2007 году, светлая ей память). Публиковал, в основном, интервью у своих коллег - израильских и московских физиков. Частично эти интервью послужили основой для книги «Мораль и бомба. О моральной ответственности ученых и политиков в ядерную эпоху», вышедшей в свет в Москве в 2007 году. Большинство остальных публикаций относятся к истории физики. В Израиле опубликованы две книги: «Шапириада» и «Два века еврейской семьи из Бессарабии» (совместно с Альбертом Вильдерманом). В «Шапириаде» рассказывается о родителях: об отце, Генрихе Михайловиче Шапиро, профессоре математики, в 1941 ушедшем в народное ополчение, а в 1943 - из жизни. И о матери – Елене Яковлевне Арлюк (1908–1971), окончившей до войны аспирантуру ИФЛИ и до 1949 года работавшей редактором литературного вещания Всесоюзного радио. Очерк о соученике и приятеле Е. Арлюк по ИФЛИ Льве Копелеве – «Великий еврусский» - опубликован в сборнике «Русские евреи в Германии и Австрии». Живет Владимир Шапиро в Петах-Тикве. В «МЗ» публикуется впервые.
Количество обращений к статье - 2769
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com