Logo
September 2019


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
В красном квадрате
Александр Гордон, Хайфа

Культурная революция и кредо героя

Известные марксисты сначала писали теоретические работы, а потом устраивали социалистические революции. Этот человек сначала принял участие в социалистической революции, а затем опубликовал книгу, сделавшую его самым известным марксистом двадцатого века. Знаменитый русский философ Николай Бердяев характеризовал Дьёрдя Лукача как «самого умного и интересного, наиболее самостоятельного из коммунистических писателей».

Согласно Марксу, пролетариат - революционный класс, преобразующий мир. Личный пример марксиста Дьёрдя Лукача опровергает Маркса, последователем которого Лукач считал себя всю жизнь. Дьёрдь Лукач не был рабочим, не был униженным и оскорблённым буржуазией пролетарием, но стал революционером. Он родился в богатой еврейской семье в Будапеште в 1885 году. Его отец был известным банкиром, директором Венгерского национального банка. Дьёрдя никто не угнетал и не эксплуатировал. Он, богатый буржуа, стал одним из вождей пролетариата и организаторов Венгерской социалистической революции 1919 года. О классе, к которому Лукач принадлежал, он думал так: «Все социальные силы, которые я ненавидел с времён моей молодости и которые я поставил целью уничтожить, теперь собрались вместе, чтобы развязать Первую Глобальную Войну».


Доктор права (1906 г.) и доктор философии (1909 г.), Дьёрдь Лукач после прихода к власти советского венгерского правительства стал народным комиссаром по делам культуры в правительстве, возглавляемом другим евреем - Белой Куном. Советская власть в Венгрии продержалась четыре месяца. Практическая деятельность Лукача в качестве министра культуры была по сути дела первой культурной революцией, произведенной марксистами. Министр культуры Лукач проводил политику, названную позже «культурным террором». Он намеревался потрясти до основания систему буржуазных культурных ценностей и воспитания. Для этого он решил «терроризировать» врага, направив усилия на переделку общества путём нужного воспитания детей. Он ввёл в программу обучения венгерских школьников курс радикального сексуального образования. Венгерским детям проповедовали свободную любовь, им рассказывали о физиологии отношений между полами и разъясняли архаическую природу традиционных семейных отношений в буржуазном государстве. Детям объясняли отсталость концепции моногамии и реакционный характер религии, лишающей человека естественных удовольствий. Их убеждали восстать против родительского и церковного авторитетов и игнорировать традиционную мораль. Лукач хотел переделать буржуазное общество, восстановив против него детей. Этот призыв к бунту был адресован параллельно женщинам.

Коммунистический режим Советской Венгерской республики устроил «красный террор» по образцу Советской России. Поскольку многие лидеры революционной Венгрии были евреями (30 из 48 народных комиссаров), население воспринимало установление советской власти в стране как «еврейский заговор». И хотя жертвами революционных репрессий были и евреи, позже от белого террора и погромов пострадали многие тысячи безвинных. Еврейские погромы в Венгрии, начавшиеся после поражения революции, продолжались до 1921 года: венгры мстили простым евреям, не имевшим отношения к революционным событиям, за деяния социалистического правительства. Виновные же в совершённом венгерском перевороте избежали ответственности за свои действия. После свержения советской власти в Венгрии Бела Кун бежал в Австрию, а затем в Россию, где был казнён по приказу Сталина в 1939 году. Во время гражданской войны в России Кун отличился фанатичным проведением политики кровавого «красного террора» в Крыму. Дьёрдь Лукач бежал в 1919 году от возмездия за "культурный террор" в Австрию. Преследования нацистов вынудили его переехать в 1933 году в СССР, где он прожил до 1945 года, до возвращения в Венгрию. Сотрудничество с советскими марксистами он начал в Москве ещё в 1929 году, но в 1931-1933 гг. он жил в Германии, бывая в СССР наездами, и был одним из создателей франкфуртской школы неомарксизма.

От антисемитизма в Венгрии, вспыхнувшего после поражения революции 1919 года, бежали выдающиеся физики, выходцы из обеспеченных семей - Юджин Вигнер, Джон фон Нейман, Лео Сциллард и Эдвард Теллер, внёсшие колоссальный вклад в успех Лос-Аламосского проекта создания американской атомной бомбы. Много лет спустя лауреат Нобелевской премии по физике Юджин Вигнер рассказал мне, молодому физику, которого он встретил в форме солдата израильской армии с автоматом во время увольнительной в хайфском Технионе, Израильском технологическом институте, о том, что США обязаны Беле Куну своим успехом в создании ядерного оружия.

Своё кредо Лукач изложил после неудачи революции в книге «История и классовое сознание» (1923 г.). Его известные изречения: «Я видел в революционном разрушении общества единственное решение культурных противоречий эпохи», «Всемирная переоценка ценностей невозможна без уничтожения старых ценностей и создания новых революционным путём», «Вопрос состоит в том, кто освободит нас от ярма западной цивилизации». Идеология «освобождения от ярма западной цивилизации» начала выкристаллизовываться в Веймарской республике, в побеждённой, голодной и униженной Германии, в которой бурлили идеи самых разных типов, от нацистских до коммунистических; некоторые из них позже оформились в идеи знаменитой франкфуртской школы.

Книгу Лукача «История и классовое сознание» осудил Григорий Зиновьев – советские вожди забирали монополию на разработку марксистского учения. В 1936 году, находясь в СССР, Лукач публично отрёкся от своей знаменитой книги, чтобы не разделить судьбу её казнённого оппонента Зиновьева. В СССР Лукач работал в Институте философии АН СССР. Вскоре после вторжения нацистов в СССР, в конце июня 1941 года, он был арестован по обвинению в измене и шпионаже. Сталин возлагал ответственность за свои неудачи на кого угодно. Известно, что во время допроса следователь НКВД сказал Лукачу: «Напрасно вы пытаетесь выдавать себя за коммуниста, марксиста. В теории вы были идеалистом, а в области практики - оппортунистом, фракционером... А попросту вы были на службе иностранных разведок – шпион». Говорят, что лишь активное вмешательство вождя болгарских коммунистов Георгия Димитрова спасло Лукачу жизнь.

Зимой 1942 года Лукач защитил в Институте философии АН СССР докторскую диссертацию о философии раннего Гегеля. После Второй мировой войны он вернулся в Венгрию, где стал профессором эстетики и философии в Будапештском университете (он проработал там до 1956 года). Его избрали в Академию наук и парламент Венгрии, и он был редактором журнала «Форум», в котором защищал позиции «социалистического гуманизма». В СССР он был адвокатом социалистического реализма. В 1936 году Лукач писал: «Пишите правду художественно, ярко, смело, по-революционному, по-большевистски — таков лозунг социалистического реализма. Пишите ложь — таково требование фашистов, прикрывающихся лживой вывеской «героического реализма». Он отказывался замечать, что презираемый им «героический реализм» нацистов и есть по сути почитаемый им советский социалистический реализм.

В 1956 году Лукач снова стал министром культуры Венгрии, на этот раз - в правительстве Имре Надя и вместе с последним попал в опалу. В докладной записке посла СССР в Венгрии Ю.А. Андропова в августе 1956 года (ещё до советского вторжения в Венгрию) выступление Лукача получило следующую характеристику: «На состоявшейся недавно философской дискуссии выступил венгерский философ Лукач, который тенденциозно старался освещать состояние марксистско-ленинской науки в СССР, упирал почти исключительно на то, что советские философы являются догматиками и начётчиками». Лукача критиковали за «буржуазный реализм». Он узнавал любимый им марксизм в действии. На короткое время его выслали в Румынию, где он находился в заключении. В защиту Лукача выступил знаменитый английский философ, лауреат Нобелевской премии Бертран Рассел. В результате этого и ряда других факторов Лукач был освобождён из заключения и получил возможность вернуться в апреле 1957 года в Будапешт. В середине шестидесятых годов ХХ века он был полностью реабилитирован. В 1971 году Лукач умер в Будапеште и был похоронен с высшими коммунистическими почестями.

Марксист о фашизме

Задолго до венгерского бунта против советской диктатуры в 1956 году Рассела и Лукача сблизило сходное видение фашистской идеологии. В 1935 году Рассел опубликовал статью «Происхождение фашизма», где утверждал, что в победе фашизма в Германии и Италии он видит победу иррационализма над рационализмом, господствовавшим в европейском мышлении в течение двух столетий. По мнению Рассела, выступления против разума имели место и раньше, но их целью было достижение добродетели и счастья. Цель иррационализма фашистского типа - стремление к власти, к господству. Он писал: «Гитлеровское безумие нашего времени — это паутина мифа, в котором немецкое Эго пытается противостоять Версалю (имеется в виду Версальский договор, зафиксировавший сокрушительное поражение Германии в Первой мировой войне – А. Г.). Ни один человек не рассуждает здраво, когда его самолюбие жестоко задето, и те, кто умышленно унижают нацию, должны быть благодарны только сами себе, если она становится нацией безумных». Рассел считал, что иррациональные моменты в нацистской идеологии существуют благодаря необходимости заручиться поддержкой масс, той части населения, у которой нет никаких средств и смысла существования. Он писал: «Фантастические верования — это их единственное прибежище от безысходности... Тот факт, что надежды их могут осуществиться только через разрушение цивилизации, делает их не просто иррациональными, но сатанинскими... остальные, ослеплённые блеском славы, героизма и самопожертвования, становятся невосприимчивыми к своим настоящим интересам и, охваченные эмоциями, позволяют использовать их для достижения чужих целей. Такова психопатология фашизма». Лукач высказывал в те годы аналогичные мысли о фашизме. Он тоже считал, что немцы одурманены фашистским режимом: «Фашистская пропаганда с грубой, базарной демагогией обещала каждому классу, каждой нации именно то, чего они желают, при этом делаются циничные оговорки, сводящие на нет все обещания. Массы, приведенные в отчаяние тяжелым кризисом 1929 г., считавшие своё положение безысходным, бесперспективным, не уловили эти грубые противоречия. Национальная и социальная демагогия фашизма привела массы в состояние такого опьянения, гипноза, при котором они не были в состоянии воспринять никакую критику и ожидали от национал-социалистической революции чуда, полного избавления от всех трудностей. Фашистские вожаки с величайшим цинизмом использовали это опьянение масс».

Как и Рассел, Лукач считал, что в основу фашистской идеологии положено мифотворчество. Мифу, вере в чудеса была придана твёрдая политическая и организационная форма, а содержание мифов стало крайне грубым. Лукач полагал, что иррационализм, выступавший против классического гуманизма под лозунгом переоценки всех ценностей, способствовал нравственному разложению общества. Гитлер и его идеологи перевели иррациональные тенденции учений Шопенгауэра и Ницше на язык толпы, который соответствовал идеологическим потребностям впавших в отчаяние и уверовавших в спасительное чудо масс.

В своём анализе фашистского режима Лукач отказывался видеть его сходство с советским режимом в том аспекте, который считал очень важным - то же мифотворчество, те же циничные безрезультатные и бесперспективные обещания, распространение ложных ожиданий чуда, гипнотическое состояние общества.

Кафкианство в марксизме

Когда Лукач вышел на свободу после заключения в Румынии, где оказался вследствие поражения венгерского восстания в 1956 году, он сказал: «А всё-таки Кафка был реалистом». Что имел в виду Лукач, говоря это?

Дьёрдь Лукач сделал для марксизма, для социализма куда больше своих обвинителей. При этом его, буржуа по происхождению, всегда боровшегося со всем буржуазным, ненавидевшего буржуазную реальность и делавшего всё, чтобы её уничтожить, обвиняли в «буржуазном реализме». Его, борца за социализм, клеймили за деятельность против социализма. И делали это пигмеи, не знакомые с марксистским учением и толком не понимавшие, что такое социализм. Лукача преследовали полуграмотные чиновники, получавшие приказы из Москвы, - той самой Москвы, куда он бежал от нацистов, где едва не погиб и прожил долгие годы, из Москвы, где ему не доверяли, где его недолюбливали и в которой преклонялись перед его философским и литературным гением. Его преследовали советские функционеры, устрашившиеся независимой Венгрии, подлинно социалистической, по его мнению, самостоятельной страны, а не вассальной провинции, управляемой не понимавшими в марксизме душителями венгерского социализма. Его исключили из партии, в которой он состоял десятки лет и которой служил от всего сердца. В репрессиях по отношению к нему Лукач видел, в терминах Рассела, победу иррационализма над рационализмом.

На «волшебной горе»

Лукач не любил Запад и западную цивилизацию на всех этапах своей жизни. Он любил вопрошать: "Кто спасёт нас от западной цивилизации?". Несмотря на это, он оставался человеком западной культуры, выдающимся мыслителем, носителем "буржуазной" цивилизации. Лукач был блестящим литературоведом. Он изобрёл оригинальную теорию романа, принесшую ему всемирную известность в литературных кругах. Однако, невзирая на его "книжный" облик, исключительную образованность и склонность к интеллектуальным занятиям, Лукач обнаруживал черты марксистского догматика и жестокого человека. Герой книги Томаса Манна «Волшебная гора», еврей и католический реакционер, иезуит Лео Нафта, сторонник тоталитаризма и террора, частично списан с Лукача. Философ однажды беседовал с Манном в Вене именно в период создания “Истории и классового сознания” и “Волшебной горы”, и писатель использовал внешние черты и даже обороты речи Лукача для своего героя.

В СССР Лукач выступал с осуждением "врагов народа" и с поддержкой процесса над Зиновьевым и Каменевым. Ученик Лукача, немецкий литературный критик и философ еврейского происхождения, профессор Людвиг Маркузе, в автобиографии так описал встречу с Лукачем в 1937 году в СССР: «Это было на банкете, во время которого произносились здравицы в честь Испании. Я не узнал Лукача, тихого и гуманного приверженца догмы. Его облик исказился. Стал виден палач. И я видел, что он может подписать и мой смертный приговор». Ученик разглядел антропологический тип фашиста в учителе. Лукач был одурманен кровавым туманом сталинского террора. В отличие от «волшебной горы» Томаса Манна, на которую на семь лет попадает главный герой книги Ганс Касторп из-за любви к женщине, Лукач попал в СССР из-за любви к красным идолам. Он оказался в кровавом тумане, в атмосфере ненависти и страха и пробыл там в два раза дольше героя Манна – в общей сложности четырнадцать лет. Любовь одурманила героя Манна, страх парализовал Лукача в «стране победившего социализма», социализма, победившего человечность.

Жизнь творения

Дьёрдь Лукач отрёкся от своей знаменитой книги и от созданного им неомарксизма и стал ортодоксальным марксистом, но его идеи оторвались от создателя и начали жить самостоятельной жизнью. Ещё в 1923 году Лукач вместе с несколькими членами германской коммунистической партии создал во Франкфуртском университете Институт марксизма, в 1930 году его директором стал Макс Хоркхаймер. Первые франкфуртцы пришли к выводу об ошибочности теории Маркса, так как пролетариат, постепенно превращающийся в средний класс, не был способен играть роль авангарда революции. По мнению, франкфуртцев, Маркс совершил ошибку. Он предсказал обнищание пролетариата при капитализме, но рабочие стали жить много лучше и перестали быть революционным элементом. Франкфуртцы описывали другое обнищание – культурное. Главным виновником этого обнищания и врагом человечества, по их теории, стала западная культура. Франкфуртская школа трансформировала марксистскую теорию в культурные термины.

В начале 1930-х годов музыкальный критик Теодор Адорно, психолог Эрих Фромм, социолог и психолог Вильгельм Райх, философ, литературный критик и писатель Вальтер Беньямин присоединились к франкфуртской школе. Позже к ним примкнул философ Герберт Маркузе. Все названные лица были евреями. Ими была разработана так называемая «критическая теория» или «критическая социология». Главным её положением была критика всех без исключения элементов западной культуры, в том числе христианства, капитализма, авторитета семьи, патриархата, иерархической структуры, традиции, сексуальных ограничений, патриотизма, национализма, этноцентризма, конформизма и консерватизма. Они были последователями Лукача, у которого, в частности, позаимствовали идею того, что любая идеология (разумеется, буржуазная) есть продукт ложного сознания и должна быть уничтожена. Освобождённые от многовекового угнетения христианскими государствами, эмансипированные «франкфуртские» евреи предлагали новый, опасный уровень свободы общества путём разрыва традиционных связей и разрушения вековых традиций. Наиболее близкий к традиционному марксизму, Дьёрдь Лукач стал одним из ведущих теоретиков нового марксизма.

Согласно наиболее радикальному франкфуртцу Герберту Маркузе, переделку западного общества способны совершить лишь «аутсайдеры», которые, в отличие от пролетариата, не интегрированы в существующую социальную структуру — безработные, деклассированные элементы, люмпены, разочаровавшаяся в идеалах и ценностях отцов молодёжь, народы стран «третьего мира». Маркузе, спасшийся от фашистских преследований, убежав в США, однажды назвал эту страну-убежище фашистской. Марксизм объявлял своей целью бесклассовое общество, а средством достижения его – классовую борьбу. Неомарксизм Лукача-Маркузе ставил целью построить общество без тормозов и предрассудков, а движущей силой своих преобразований он избрал тех, кто ненавидит западную цивилизацию. В последнее время к таким силам относятся исламские экстремисты, хотя по своим ценностям они должны были бы, согласно неомарксистам, быть их идеологическими противниками из-за своего национализма, религиозности, патриархальности и консерватизма. Неомарксисты нашли своих союзников по разрушению в исламских фундаменталистах, а своего врага - в западной цивилизации, добродетелью же они наделили тех, кто стремится эту цивилизацию разрушить.

Идеология неомарксистов – равенство. Под равенством они понимают не только равенство в правах, но также искусственно или насильственно навязываемое равенство в достижениях. Они считают, что регулирование в получении благ – необходимое средство исправления "зла", причинённого западной цивилизацией её отверженным. Они готовы дарить "угнетённым" то, чего те не добились своим трудом.

Марксистский режим в СССР достиг больших успехов в деле экспорта коммунизма. Он распространил коммунистический режим во время Второй мировой войны на часть Польши, часть Румынии, Литву, Латвию и Эстонию и после победы в этой войне - на всю Восточную Европу. Он сделал это силой оружия. Модифицированный марксизм направил свои усилия на Западную Европу, США, Канаду и другие демократические страны. Не прибегая к оружию, он создал идеологическое давление, диктующее полное равенство. Это не только равенство между полами, расами и национальностями в правах, но и в реализации этих прав. Это также равенство между противниками западной цивилизации и её сторонниками, между теми, кто принимают западное общество и его культуру, и теми, кто терпит его в надежде видоизменить, подчинить своим порядкам. Это равенство между прозападными «инсайдерами» и антизападными «аутсайдерами». Это равенство между людьми, принимающими демократию, и людьми, не принимающими её. Это равенство между людьми, видящими в нынешнем облике демократического общества норму, и людьми, рассматривающими демократию как аномалию. Это равенство между умеренными и фанатиками. Это равенство между строителями и разрушителями западной цивилизации. Это равенство между тружениками и бездельниками. Это равенство между теми, кто строит общество, и теми, кто лишь использует его, будучи готовыми принести его в жертву чуждым ему идеалам. Это равенство, достижение которого может сровнять с землёй современную цивилизацию.

Дьёрдь Лукач боролся изо всех сил с буржуазией ради более справедливого устройства общества и за свою жизнь много раз получал доказательства того, что он выращивал монстра, от которого едва не погиб. Он вёл к равенству с помощью насилия, добиваясь ещё большего неравенства. Идеал равенства, к которому стремятся неомарксисты, может привести к большему неравенству. Насильственное установление равенства ведёт к неравенству. Степень насилия в достижении равенства определяет степень неравенства, которое будет достигнуто. Усиленная борьба за подобное осуществление прав граничит с достижением бесправия для борющихся и для тех, ради которых эта борьба ведётся. Движение за разрушение западной цивилизации, начатое франкфуртской школой, продолжает своё шествие в современном мире.

Нееврейский еврей

Дьёрдь Лукач был равнодушен к еврейству. Он игнорировал тяготы существования нации и считал еврейские проблемы мелкими и незначительными. Лукач не писал о проблемах еврейства. Единственное упоминание этой тематики содержится в его статье «Сыновья» (1937 г.) о романе Лиона Фейхтвангера «Сыновья», второй части известной трилогии немецкого писателя "Иудейская война", "Сыновья" и "Настанет день". В статье философ дважды касается важных аспектов еврейской жизни. В первом отрывке он пишет: «В «Иудейской войне» жизнь еврейского народа почти совсем не изображалась (Фейхтвангером – А. Г.). Изображены были лишь чисто идеологические течения и определённые моменты политической дифференциации. Вследствие этого внутреннее содержание еврейского национального радикализма оставалось совершенно невыясненным. Не были вскрыты его социальные корни, не была понята политико-идеологическая борьба против храмовой аристократии». Лукач характеризует духовную жизнь евреев, обозначая её направление «еврейским национальным радикализмом». Скорее всего, философ видит в евреях национальный радикализм как характерную черту народа и воспринимает его как отклонение от "истины интернационализма". Далее Лукач отмечает незначительность еврейского вопроса, покритиковав Фейхтвангера за преувеличение важности еврейской тематики: «Фейхтвангер (это связано с его мировоззрением) сильно переоценивает историческое значение иудейства. В «Иудейской войне» историческая тема выбрана так удачно, что эта чрезмерно высокая оценка не влечёт за собой последствий, вредных для композиции романа: здесь судьбы еврейского народа действительно стоят в центре событий, даже и с точки зрения римлян. Но после поражения еврейского восстания это положение объективно, исторически изменилось, еврейский вопрос снова становится для римлян только эпизодом. Хотя Фейхтвангер внутренне и не хочет признавать этого, хотя он придаёт еврейскому вопросу в Риме большее значение, чем то, которое этот вопрос имел объективно, тем не менее, историческая правда, против воли писателя, выявляется в изображаемых событиях». Отмечая подход Фейхтвангера, его излишнее, с точки зрения венгерского философа, подчёркивание важности еврейской проблемы, Лукач выявляет подход к той же проблеме, согласно которому еврейство играет второстепенную роль в истории. Он вполне мог бы согласиться с английским историком Арнольдом Тойнби в том, что "евреи – продолжающая жить историческая окаменелость».

Лукач мыслил в "глобальных" категориях. Его отношение к еврейству не изменилось и тогда, когда он узнал о "глобализации" еврейского вопроса нацистами, о массовом и спланированном уничтожении ими евреев в разных странах, об истреблении евреев разного пола и возраста, религиозных и атеистов, крестившихся и евреененавистников. Лукач принадлежал к категории "нееврейских евреев".

Термин «нееврейский еврей» ввёл в обиход английский историк, публицист, и социолог польского происхождения, бывший троцкист Исаак Дойчер, в одноимённом эссе, опубликованном в 1954 году. Этот термин означает тип еврея, заимствовавшего универсальный облик человека, который возвышается над незначительностью еврейских проблем и отбрасывает еврейскую идентификацию, чтобы достичь глобальных, часто революционных целей. Только став революционерами, разрушителями существующего порядка и учредителями нового, нееврейские евреи преодолевают свой еврейский комплекс. Они одинаково не любят как титульную нацию, так и еврейскую. В Веймарской республике они составляли заметную и яркую часть левых радикалов. Выдающимся представителем нееврейских евреев в тогдашней Германии был блестящий публицист и писатель Курт Тухольский. Он писал: «Эта страна, которую я предаю, - не моя страна; это государство - не моё государство; эта законодательная система - не моя законодательная система. Её знамёна для меня лишены всякого смысла, как и её провинциальные идеалы... Мы предатели. Но мы предаём государство, которое не признаём и отрицаем, в пользу земли, которую любим ради мира. Она и есть наша истинная родина – Европа». Такими же ненавистниками еврейского и русского были Лев Троцкий и Григорий Зиновьев. Подобную ненависть к американскому и еврейскому народу проявляют наиболее радикальные нееврейские евреи США, среди них выделяется знаменитый лингвист Ноам Хомский, считающий США и Израиль сатанинскими странами, силами зла.

Дойчер фактически утверждал существование нового архетипа нееврейского еврея, к которому относил Карла Маркса, Льва Троцкого, биографом которого являлся, Розу Люксембург, Курта Эйснера, Григория Зиновьева, Белу Куна и многих других. Согласно аналитической психологии Карла Густава Юнга, архетипы - универсальные изначальные врождённые психические структуры, составляющие содержание коллективного бессознательного.

Архетип нееврейского еврея, введённый Дойчером, не нов. Он хорошо известен евреям с древних времён и давно хранится в национальном сознании и в национальном бессознательном. Его описание можно найти в старинном сказании, которое евреи читают на праздник Песах, праздник Исхода из Египта, исхода из рабства на свободу. В сказании (Агаде) упоминаются четыре сына, один из которых иронически спрашивает: "Что у вас за курьёзные обычаи и воспоминания? Пришло время забыть "старые предрассудки". Этот еврейский мальчик исключает себя из еврейства, отталкивает от себя еврейские заботы, стыдится своего происхождения и устремляется к делам всеобщего значения. Чем больше стыд, чем сильнее комплекс неполноценности от принадлежности к еврейству, тем бóльшего значения нееврейские проблемы пытается решать этот еврей. Он равнодушен не только к евреям, но и ко всем нациям, среди которых живёт. Он предан лишь абстрактному "человечеству". Он не чувствует ответственности за разрушительные последствия своей "универсальной" активности, наносящей вред той или иной стране. Согласно ритуалу пасхальной вечери, такому сыну нужно "притупить зубы". Но этот сын настолько оторвался от еврейства, настолько равнодушен к еврейскому народу, что критика евреев в его адрес ему безразлична. Он отрезанный ломоть, готовый отрезать евреев от человечества и принести их в жертву "общечеловеческим целям", нередко бросить их на алтарь революции. Так поступал и Лукач.

Небо над головой иконоборца

Известный поэт Владимир Лифшиц сочинил интересную и оригинальную литературную мистификацию: он выдумал английского поэта Джемса Клиффорда, в уста которого вложил замечательное стихотворение «Квадраты», оканчивающееся так: «Ты будешь, как хину, глотать тоску, и на квадраты, словно во сне, будет расчерчен синий лоскут чёрной решёткой в твоём окне». Небо Дьёрдя Лукача было расчерчено на красные квадраты. Что бы ни случалось с ним и с другими, какие бы исторические события ни происходили, он оставался в красном квадрате марксизма. Он не смог «вырваться за предел осточертевших квадратных форм» (В. Лифшиц, «Квадраты»). Соплеменники и коллеги Лукача по франкфуртской школе, с его нелёгкой руки, создали учение, направленное на уничтожение западной цивилизации. Он был первым среди них, но так и остался в красном квадрате. Франкфуртцы пришли вслед за ним разрушить ненавистный порядок, мобилизуя на это иные силы - не только красного цвета. К ним вполне могут присоединиться носители коричневой и зелёной чумы.

В какие квадраты попадёт человечество с помощью последователей и единомышленников франкфуртских мудрецов?

(Впервые было опубликовано в приложении "Окна"
к газете "Вести" 8 и 15 октября 2009 года)
Количество обращений к статье - 3780
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com