Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Pro et contra
Закон – тайга?
Владимир Дертко, Реховот

Начну с истории, которую много лет назад поведал нам, молодым журналистам, ныне живущий в Израиле Абрам Ильич Мордухович, завотделом партийной жизни газеты "Биробиджанская звезда". Тот самый, о котором когда-то фронтовая газета написала: "Сражайтесь за Родину так, как сражается за нее русский богатырь Абрам Мордухович!". Это не хохма. Если кто не верит, зайдите в областной музей, убедитесь.

Так вот, кому-то эта история может показаться веселой, кому-то грустной, а кому-то пошлой - дело, как говорится, вкуса и маминого воспитания. Но эта история для рассматриваемой здесь темы - весьма типичная и поучительная. Только за правдивость её я не ручаюсь. Что это было - правда или обычный выпендреж старого газетного волка перед начинающими коллегами? Не знаю. За что купил, за то и продаю. А дело было так.

Учился в свое время Абрам Ильич в Хабаровской ВПШ, были такие, если кто помнит, на факультете журналистики, а вместе с ним, но на другом факультете, учился его приятель, тоже в недавнем прошлом лихой фронтовик. После учебы раскидала их судьба в разные края: одного - журналистом в Биробиджан, другого - инструктором окружкома в Анадырь. А надо сказать, был тот инструктор окружкома уже к тому времени женат, но его жена, студентка последнего курса, еще оставалась в Хабаровске "добивать" свой филфак местного пединститута. А раз так, то стали в окружкоме молодого инструктора "грузить" по полной программе. Территория громадная, - многие государства позавидовать бы смогли, везде люди, в том числе коммунисты, оторванные от "большой земли". В общем, стал наш герой невыездным из командировок, все одно, - считай холостяк, да и к народу для пользы дела поближе.

И вот однажды занесла его нелегкая в небольшую бригаду оленеводов со свежей прессой да с лекцией о внутренней и внешней политике СССР, а летчики ему и говорят: "Некогда нам тебя ждать. Ты уж как-нибудь тут перекантуйся, а завтра мы тебя на обратном пути подберем". Взмахнули крыльями и улетели по своим срочным делам.

И вот ведут гостя в лучший чум, сажают на медвежью шкуру, потчуют молодой олениной, наваристым бульоном и ароматным чаем, а как же, - гость важный, из самого окружкома. А тот, чтобы не ударить лицом в грязь, достает свою старую добрую фронтовую флягу со спиртом. Так под это дело и хороший закусь рассказывал он тундровикам о жизни большой страны и её ближайших планах. Рассказывал, пока не пришло время укладываться спать. И тут ему сообщают, что спать он будет не один, а с женой бригадира. Мужик на дыбы: что, мол, за дела? А ему так вкрадчиво и в тоже время настойчиво объясняют: "Обычай у нас такой - закон тундры, понимаешь? Гость в наших местах - человек редкий. К нему со всем уважением, однако. Так что не бузи, начальник, наши многовековые устои не нарушай, обидимся, значит, за то, что побрезговал красавицей женой бригадира-орденоносца".

Посмотрел наш инструктор окружкома на бригадирову жену, встряхнул верную флягу, выцедил из нее остатки спирта в аллюминиевую кружку и выпил, не разбавляя, - а черт с вами, нашли, чем фронтовика испугать, и не такое видали...

Прошло какое-то время и, окончив в Хабаровске институт, в Анадырь прилетела жена инструктора, молодым выделили отдельную квартирку, плохонькую, но по тем временам вполне замечательную, и зажили они на зависть другим.

Всё было бы хорошо, да случилась незадача, - пригласили того бригадира-оленевода в окружком на какое-то очередное партийное мероприятие. И вот теперь уже оленевод в гостях у инструктора. Как он в гости напросился, про то история умалчивает, но вот так случилось. Хозяйка, что Бог послал, на стол мечет, угодить старается, а инструктор на часы тайком поглядывает да гостю намекает, а не пора ли, мол, нашему гостю дорогому поспешить в "Дом оленевода", или как он там тогда назывался? На что гость резонно так: "А зачем нам "Дом оленевода", когда я в доме друга? У тебя, однако, ночевать буду". А хозяйка, ничего не соображая: "Конечно, конечно. Куда ж вы на мороз, да еще выпивши? Я вам здесь постелю, а мы с мужем в другой комнатке спать будем". "Э, нет, - уточняет гость, - это твой муж, красавица, будет спать здесь, а мы с тобой- в другой комнатке. Обычай у нас такой. Закон тундры, понимаешь? Твой муж с уважением отнесся к моей жене, теперь, однако, моя очередь тебя уважить".

Мама дорогая, что тут началось! Наша филологиня тут же вспомнила те слова, которые узнала на закрытых семинарах по ненормативной лексике, да такие, что портовые грузчики позеленели бы от зависти и покраснели бы от стыда. Еще она вспомнила дорогую мамочку, которая её предупреждала, и милый сердцу "материк", где остались её лучшие друзья, и кого-то Васю с физмата вспомнила, который чуть не плакал, когда она улетала в это чертово захолустье.

Досталось всем, особенно "этой падле", первому секретарю окружкома, который "плохо смотрит за своими кадрами". Ну, ничего, она завтра "этому старому козлу" все скажет...

Короче говоря, слово за слово, схватила баба с плиты раскаленную сковороду и, наплевав на многовековые традиции и закон тундры, разбрасывая по квартирке куски шипящего мяса, начала самые настоящие боевые действия.

Наутро, придя спозаранку на работу, первый секретарь окружкома рядом с дежурным милиционером увидел спящего в кухлянке знатного оленевода, который и поведал ему свою обиду на молодого работника окружкома и его жену-хулиганку, не уважающую народные традиции и нарушающую закон тундры...

Что это я всё о законе тундры, да о законе тундры?..

Я живу в цивилизованной и демократической стране Израиль, печатаю свои заметки в уважаемом международном еженедельнике, в который пишут и который читают вполне достойные люди в разных странах мира. Где сегодняшний Израиль, а где Чукотка более чем полувековой давности? Готов ответить, но только по-еврейски, вопросами на вопрос.

А в чем, собственно разница, между той Чукоткой и сегодняшним Израилем? Там - закон тундры, здесь - закон пустыни. Чем отличаются депутаты Кнессета, живущие по закону пустыни, от того оленевода, живущего по закону тундры? Да ничем! Виноват, тот хотя бы свою работу хорошо выполнял, людей мясом кормил. А эти? Где продукт Кнессета - законы, на которые за шестьдесят два года были истрачены миллиарды долларов, и которых с нетерпением шестьдесят два года (!) ждут репатрианты, граждане Израиля? Их нет. Какой толк от законов Израиля, если о них не знают граждане страны? Какой толк от дармоедов-депутатов, если они за всю историю еврейского государства ни разу не попытались довести свои законы до тех своих граждан, которые по разным причинам не смогли овладеть государственным языком?

Я уже как-то писал в «МЗ» и хочу повторить для новых читателей. «Если бы в демократическом, как вы его себе представляете, Израиле была Конституция, то вы из неё могли бы узнать примерно следующее: Государство - это, прежде всего, граждане, а уже потом - некие государственные органы – например, Кнессет, министерство юстиции, прокуратура, суды или полиция состоящие из физических лиц на службе у граждан этого государства. Высшая ценность любого демократического государства - его граждане, а их прислуга (то есть нанятый на работу на деньги граждан так называемые "государственные и муниципальные аппараты", обязаны ставить во главу угла комфорт своих работодателей. Одним из основных признаков такого комфорта являются охраняемые законом интересы граждан. Но как реализовать гражданам их "охраняемые законам интересы", если граждане этих законов не знают?

Простите за то, что напоминаю азбучные истины, но, исходя из вашего понимания, считаю необходимым пояснить: закон Израиля только тогда станет Законом, когда граждане научатся его защищать. Не президент с премьером, не прокуратура с судами и адвокатами, не полиция с мэрами, а самые обыкновенные граждане, потому что их большинство, и многие из них не знают иврит в достаточной мере, чтобы знать всё о законах своей новой страны. А до тех пор, пока Основной закон/законы Израиля недоступны большинству граждан, то нас и гражданами считать нельзя. Такое положение очень выгодно для "слуг народа" и позволяет им сохранять и развивать государственную коррупционную систему, обворовывать и превращать нас в рабов, а Израиль превращать в гетто под названием "Висконсин".

И что теперь делать? Хвататься за раскаленную сковороду и защищать свои права, или бежать "на материк", подальше от этого ублюдочного закона пустыни? Какой выбор у правового примитива перед примитивным правом? На этот вопрос должен ответить каждый израильтянин.
Количество обращений к статье - 3360
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com