Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
И словарь, и памятник
Леонид Флят, Кирьят-Ям

1984 год. На «еврейской улице» в СССР произошло труднообъяснимое событие. В стране, где  уже на протяжении десятилетий не преподавали в школах язык идиш, где на еврейском языке издавались один-единственный московский журнал, да на дальневосточной ее окраине – газета, а круг читателей, владеющих грамотой идиш,  катастрофически редел, вышел в свет «Русско-еврейский (идиш) словарь». В«Предисловии» к нему сообщалось:

«Ещё до Великой отечественной войны авторами настоящего словаря, в то время научными сотрудниками Кабинета советской еврейской литературы, языка и фольклора АН УССР была начата работа по составлению русско - идиш словаря, и к 1949 г. был подготовлен первый черновой вариант рукописи. Но смерть ответственного редактора – видного лингвиста, члена - корреспондента АН УССР, доктора филологических наук профессора И.Г. Спивака надолго прервала дальнейшую работу…».  

Это, как неоднократно и точно замечено, пример «тонкой» советской хитрости: умолчанием не подчеркивать трагизма фактов. Не только и не столько преждевременная смерть академика Ильи (Эли) Спивака (а умер он, напомним,  в московской тюрьме 6 апреля 1950 года) воспрепятствовала своевременному выходу в свет словаря. Главной же причиной тому был «антикосмополитский» сталинский погром, ликвидация в самом начале 1949 года в Киеве Кабинета еврейской культуры, последнего в стране еврейского научного учреждения  и арест в период с 1949-го по 1951-й годы почти всех участников того проекта. Трагические события, казалось, должны были окончательно похоронить многолетний научный труд киевских филологов. А он действительно являлся многолетним.

Идея составления русско-еврейского, как и украинско-еврейского словарей в Киеве принадлежала руководителю филологической секции Института еврейской пролетарской культуры (ИЕПК) Всеукраинской академии наук (ВУАН) Нахуму Ионовичу Штифу (1879-1933). Он был активным общественно-политическим деятелем на «еврейской улице» еще в годы царизма. В период гражданской войны перебрался в Берлин и стал одним из основателей Еврейского научного института (ИВО)  в принадлежавшем тогда Польше Вильно.

В 1926 году Н. Штифа, как полезного буржуазного специалиста, пригласили  в Киев, чтобы воплотить идею организации при Академии наук республики научно-исследовательского еврейского (идиш) учреждения. Не останавливаясь на  деталях борьбы руководства ВУАН против появления в стенах академии «инородного» подразделения, о чем можно прочесть, к примеру, в работе киевского историка Э. Цыганковой (2000 г.), отметим лишь, что уже к концу 1926 года было объявлено об открытии при ВУАН научной Кафедры еврейской культуры. Её временным руководителем был назначен Нахум Штиф, он же заведовал и одной из трех секций - филологической. Уже весной 1927 года энергичный Н. Штиф под своим редакторством выпустил первый номер журнала «Ди идише шпрах» («Еврейский язык»). Этот журнал, выходивший достаточно регулярно, был ориентирован на учителей и работников культуры. Позднее, в соответствии с требованием времени, журнал стал издаваться под боевым названием «Афн шпрах-фронт».  В 1928 году Н. Штиф передал руководство Кафедрой члену партии профессору Иосифу Израйлевичу Либербергу, но до самой своей смерти сохранял за собой заведование филологической секцией.

Сведения о первых сотрудниках этой секции весьма скудны и отрывочны. Достаточно достоверно можно назвать два имени: это публицисты с дореволюционных времен Шимон Добин (Шимойни) (1869-1944) и Дов-Бер Слуцкий (1877-1955). Оба были авторами статей в журнале «Ди идише шпрах», а у Д.-Б. Слуцкого к началу деятельности Кафедры уже была устойчивая репутация опытного лексикографа.  В 1919 году им была опубликована Терминология часового мастера, а серия статей Слуцкого в ежегоднике Цайтшрифт (Минск, 1926-1928 годы) составила Лексикон мастера по пошиву мужской одежды. В 1929 году уже под эгидой Кафедры ЕК вышел из печати составленный Д.-Б. Слуцким Словарь политических и иностранных терминов (идиш, редакторы И. Либерберг и Г. Казакевич), по политическим причинам вскоре изъятый из обращения.

Интересен лексикографический опыт Генаха Казакевича (1883-1935), еврейского публициста и редактора, печатавшего в ряде номеров журнала «Ди идише шпрах» за 1927-28 годы  статьи под общим заголовком Номенклатура названия птиц.

В 1930 году аспирантом, а затем сотрудником филологической секции стал Хаим Лойцкер  (1898-1970), только что завершивший учебу на еврейском отделении 2-го МГУ. Случайным ли было совпадение, что учитель еврейской школы Х. Лойцкер поступил в московский вуз  одновременно с открытием при ВУАН Кафедры ЕК, или это было целевое направление потенциального ученого на учебу? Московский профессор Айзик Зарецкий, оценив способного студента,  привлек  Лойцкера к составлению учебника грамматики для еврейской школы.

В 1931 (или 1932) году профессор Эли Гершевич Спивак (1890-1950) из Одессы, где он возглавлял кафедру языка идиш Еврейского сектора института народного просвещения, вернулся в Киев на такую же должность. Одновременно он был принят старшим научным сотрудником  филологической секции ИЕПК. Примерно тогда же сотрудником филологической секции, не порывая и со школьной практикой, стал учитель еврейской литературы и языка одной из киевских школ и автор учебных пособий Моисей Нояхович Майданский (1900-1973).

В 1933 году состав филологической секции пополнился еще двумя педагогами: Рувимом Яковлевичем Лернером (1902-1972) и Моисеем Алтеровичем Шапиро (1899-1973), принятыми в аспирантуру ИЕПК. К этому времени в своем активе они уже имели совместно созданное и изданное в 1932 году учебное пособие Шрайб он грайзн!  (Пиши без ошибок!).  

Весной 1933 года  Нахум Штиф умер, и всё незавершенное при нем вместе с руководством филологической секцией наследовал профессор Эли Спивак. Примерно к этому времени относится активизация работы коллектива филологической секции над словарями.
Осенью 1934 года Институт покинул его директор, получивший назначение в Биробиджан. По случаю проводов И. Либерберга на Дальний Восток состоялась фотосъемка. Групповой снимок запечатлел и членов филологической секции, многие из которых позднее участвовали в работе над рукописью многострадального «Русско-еврейского (идиш) словаря».

Перечислю тех, кого удалось идентифицировать на этом фото.
Снизу вверх и справа налево:

1 ряд. 1-2. (?),  3. А. Хабенский, научный сотрудник (нс); 4-13. (?); 14. Рива Балясная, поэтесса; 15-18. (?) (среди них библиограф Р. Гусовская и аспирант Гольдфарб).

2 ряд. 1. Израиль Мительман, глава Центра библиографии (ЦБ); 2. Дора Штиф, секретарь-машинистка, вдова Н. Штифа; 3. Менахем Кадишевич, глава секции БИРОБИДЖАН; 4. Михл Левитан, член Президиума ИЕПК; 5. Ошер Маргулис, глава исторической секции; 6. Ционовская, нс ЦБ; 7. Калман Мармор (США), член Президиума ИЕПК; 8. проф. Эли Спивак, глава филологической секции (ФС); 9. проф. Макс Эрик, глава секции литературы и критики (ЛиК); 10. проф. И. Либерберг, первый директор ИЕПК; 11. Гершон Горохов, новый директор ИЕПК; 12. проф. Яша Резник, глава секции педагогики (СП); 13. Эстер Шнейдерман, нс СП; 14. Ш. Добин, член Президиума ИЕПК и нс ФС; 15. Моисей Шапиро, аспирант ФС; 16. Иона Хинчин (?), член Президиума ИЕПК; 17. (?).

3 ряд. 1-4. (?); 5. Залман Скудицкий (?), нс фольклорной секции; 6. Мотл Гарцман, аспирант секции ЛиМ, поэт; 7. Шолом Брянский, аспирант секции ЛиМ; 8. Рувим Лернер, аспирант ФС; 9. проф. Шолом Билов, нс секции ЛиМ; 10. Давид Бендас (?), аспирант секции ЛиМ; 11. Моисей Дубилет, аспирант секции ЛиМ. 12. Моисей Мижирицкий, аспирант секции ЛиМ; 13. З. Гительман, аспирант; 14. Марк Кругляк, нс СП; 15. Хаим Лойцкер, нс ФС; 16-18. (?); 19. Моисей Майданский, нс ФС;  20-22. (?) (среди неопознанных лиц на левом фланге ряда (16-18, 20-22) находятся аспирант-диалектолог Лейб Виленкин, ст. библиограф Иегуда Квитный и главбух ИЕПК Хаим Гусовский).

4 ряд. 1. Д.-Б. Слуцкий, нс ФС; 2. Давид Курлянд, нс секции ЛиМ; 3-4. (?); 5. Доба Нусинсон, библиограф ЦБ;  6. (?); 7. Бодик, библиограф ЦБ; 8. Дора Хайкина, библиограф ЦБ, поэтесса; 9-13. (?); 14. Бабинский, нс ЦБ.

5 ряд. 1. Абрам Веледницкий, аспирант секции ЛиМ, поэт; 2. Александр Померанц (США, литератор), аспирант секции ЛиМ; 3. Шац; 4. Эли Каган (БССР), аспирант секции ЛиМ, прозаик; 5. Натан Забара, аспирант секции ЛиМ, прозаик; 6. Моисей Диамант, аспирант СП; 7. Аврам Гонтарь, аспирант секции ЛиМ, поэт; 8-12. (?).

В 1935 году увидел свет идиш-украинский словарь Математическая терминология. Среди его составителей был Моисей Шапиро. Обладая дипломом филолога и математика, он участвовал одновременно  в редактировании рукописи словаря. А 1936 год ознаменовался изданием географического терминологического словаря. Общая  редакция обоих словарей принадлежала профессору Э. Спиваку.

Продвигалась работа и над рукописью общего словаря. К ней был подключен, по крайней мере, один  иногородний специалист. «В то время (1935 г. – Л.Ф.) Гер из Москвы, в сотрудничестве с киевским институтом, работал над русско-идиш словарем …», - сообщает историк Аврам Гринбаум в своем исследовании «Еврейская наука и научные учреждения в СССР, 1918-1953». Но завершение рукописи тормозилось причинами извне. Там же: «По-видимому, политические же проблемы воспрепятствовали и изданию неоднократно упоминавшихся  русско-идиш и украинско-идиш словарей».

Историк совершенно прав. Репрессии второй половины 1930-х годов затормозили эту работу. Арест руководителей ИЕПК ВУАН в апреле 1936 года и ликвидация самого института сводили к нулю перспективы продолжения научной работы на идиш, в том числе лексикографической. Упомянуть следует также арест и расстрел в Москве переводчика издательства Дэр Эмэс М. М. Гера (1891-1938).


Титульный лист идиш-русского словаря
С. Рохкинда и Г. Шкляра. Минск, 1940

Но к концу того же 1936 года в составе АН УССР все же появилось новое научное учреждение – Кабинет изучения еврейской советской литературы, языка и фольклора, а проще, Кабинет еврейской культуры. Уже по самому названию можно судить о том, насколько сократилась в Киеве тематика еврейских исследований. Были исключены такие «опасные» дисциплины, как история и демография, а библиографический центр перекочевал в ведение Центральной еврейской библиотеки им. Мориса Винчевского. Кабинет ЕК возглавил профессор Э. Спивак. Он же продолжал руководить работой филологической секции и редактировал журнал «Афн шпрах-фронт», теперь уже непериодическое издание, просуществовавшее лишь до 1940 года. Лишилась секция таких сотрудников, как Ш. Добин и Д.-Б. Слуцкий, имевших не безупречное (бундовское) прошлое, но сохранила более молодых филологов Х. Лойцкера, Р. Лернера, М. Шапиро и М. Майданского. Все они защитили кандидатские диссертации: трое первых - в 1937 году, а М. Майданский - лет на пять позже. Профессор Э. Спивак в  1938 году опубликовал монографию Новое словотворчество (идиш), а в следующем году его избрали членом-корреспондентом АН Украины.

Работа же над составлением словарей в филологической секции Кабинета ЕК продолжалась. Присоединение к СССР в 1939-40 годах  восточных территорий Польши, Бессарабии, Буковины, прибалтийских республик со значительным еврейским населением  сказалось на активизации лексикографической работы в еврейских учреждениях СССР. Так, перед самой войной минчане С. Рохкинд и М. Шкляр издали Идиш-русский словарь. В Москве под редакцией Э. Фальковича увидел свет Русско-идиш словарик (для начальной школы) составлением которого занимались в Биробиджане до своего ареста Хаим Голмшток и Бендет Копелиович. Не отстали и киевляне, издав «Русско-еврейский  административно - правовой словарь» (ответственный редактор Э. Г. Спивак). Вероятно, это была часть готовившейся рукописи общего словаря.

Но вмешалась война, и наступил очередной перерыв в работе над этой рукописью. Эли Спивак, Хаим Лойцкер, Моисей Майданский с коллективом АН УССР эвакуировались в Уфу. Моисей Шапиро оказался в Средней Азии и, работая в ВУЗе, занимался проблемами преподавания русского языка в национальной школе. О Рувиме Лернере в этот период вообще сведений найти не удалось. С освобождением Красной армией значительной части оккупированных Вермахтом территорий Украины началась реэвакуация АН УССР из Уфы. Длительную остановку в Москве Эли Спивак использовал для защиты на Ученом совете МГУ докторской диссертации по материалам уже упоминавшейся книги Новое словотворчество. Диссертанту оппонировали доктора филологии, профессора М. В. Сергиевский, Абрам Шапиро и Ицхак Нусинов. Защита прошла успешно, и Эли Спивак стал первым в СССР доктором филологии, специализирующимся в области языка идиш.

К концу 1944 года в обосновавшейся в Киеве АН Украины под руководством Эли Спивака возродилась  деятельность Кабинета ЕК. Очередной импульс получила и работа по завершению рукописи Русско-идиш словаря. При просмотре статей  журнала «Советиш геймланд», посвященных филологам-киевлянам, порой удается обнаружить то строчку, а то и целый абзац с упоминанием о работе над «Русско-идиш словарем». В статье М. Дубинского, опубликованной к 75-летию М. Шапиро (1973 г.), автор писал: «В 1946 году филологическая секция Кабинета  возвращается к важной лексикографической работе над Русско-еврейским словарем. М. Шапиро принимает активное участие в этой работе и как составитель, и как редактор (при общей редакции Э. Спивака)».


Русско-идиш словарь для начальной школы под редакцией Э. Фальковича,
издат-во "Дер Эмес", Москва, 1941 год

Эта рукопись, по свидетельству корреспондента газеты «Эйникайт», в 1948 году была готова к передаче в издательство «Дер Эмэс». Но в ноябре 1948 года упразднили  Еврейский антифашистский комитет,  редакцию его газеты, закрыли издательство «Дер Эмэс». 13 января 1949 года в Киеве арестовали, отправив по этапу на Лубянку, Илью Григорьевича Спивака,  где следователи МГБ уже приступили к фабрикации так называемого «дела Еврейского антифашистского комитета». Из следственной тюрьмы Эли Спиваку выйти было не суждено. 

С арестом директора прекратил свою деятельность и Кабинет ЕК, а ликвидационная комиссия под председательством Х. Лойцкера приступила к передаче в архив академии всех своих материалов, в том числе рукописей незавершенных научных работ. По окончании работы комиссии Хаим Лойцкер 5 марта 1949 года был арестован и тоже препровожден в Москву. «Следствие» для него закончилось заочным осуждением. По приговору Особого совещания при Министре ГБ СССР Хаима Лойцкера отправили в каторжный лагерь на 15 лет.

В 1951 году киевские чекисты арестовали М. Майданского и Р. Лернера. Особое совещание МГБ к ним проявило некоторое «снисхождение», отмерив каждому лишь десятилетний (!) лагерный срок. И только Моисей Шапиро избежал ареста и каторги. Уехав за пределы республики, он стал преподавать русский язык студентам Тираспольского института.

Смерть тирана в марте 1953 года привела к некоторой либерализации советского режима и выжившие в аду ГУЛАГа политические «преступники» постепенно стали возвращаться «из-за колючки». К концу 1954 года обрел свободу Х. Лойцкер, в 1955 году вернулись в Киев М. Майданский и Р. Лернер. Хрущевская «оттепель» привела к тому, что с 1961 года в Москве стал издаваться журнал на идиш «Советиш геймланд». К двадцатилетию выхода в свет первого номера этого журнала, редакция опубликовала подборку писем, которые рассылались от имени организаторов журнала Арона Вергелиса и Нохума Ойслендера  потенциальным авторам. Среди адресатов были не только пережившие погром еврейские писатели, поэты, критики. Предложение к сотрудничеству получили, к примеру, и фольклорист Моисей Береговский, и библиограф Хацкель Надель, и филолог Хаим Лойцкер

…И вновь зашла речь о словаре!

Что же привело к возрождению работы над рукописью «Русско-еврейского (идиш) словаря» и, в конечном счете, его изданию? Увы, прошли десятки лет, многое забылось, мало что зафиксировала «бумага», да и свидетелей тех событий уже почти не осталось.

Мне повезло познакомиться с еврейским писателем Михаилом Ароновичем Левом и периодически консультироваться у него об интересовавших меня эпизодах истории советско-еврейской литературы. Миша Лев был среди организаторов журнала «Советиш гэймланд» и  добрый десяток лет проработал ответственным секретарем редакции.

Интересуясь историей завершения рукописи словаря, я спрашивал у Михаила Ароновича,   не собирается ли он сам рассказать читателям об этом? Он ответил, что  его планами это не предусматрено. Мне же он посоветовал ко всему услышанному от него о словаре относиться крайне осторожно: многие детали тех событий из памяти выветрились, а додумывать их не следует.

История же с судьбой рукописи «Словаря» обросла мифами. Приходилось читать, что она, как и ее творцы, была «арестована» и хранилась в спецхранах госбезопасности. Что же достоверно? Разговор о рукописи словаря зашел на одном из заседаний редакции журнала «Советиш геймланд». Редактор Арон Вергелис сообщил, что она хранится в архивах АН Украины и предложил М. Леву выяснить, может ли редакция получить рукопись русско-еврейского словаря в свое распоряжение. Когда и от кого мог получить информацию о рукописи А. Вергелис? Вероятнее всего, от Хаима Лойцкера, который, как уже отмечалось, участвовал в передаче материалов Кабинета ЕК  архивистам Академии УССР. Вероятно, оставшиеся в живых составители той рукописи, надеялись все же увидеть свое детище  вышедшим в свет, и  нашли отклик своим чаяниям у редактора еврейского журнала. Могло это происходить в 1963 или 1964 году. Миша Лев вспоминает, что впервые разговор о рукописи словаря зашел в Киеве, куда он с группой писателей прибыл на юбилейные торжества - кажется, по случаю 150-й годовщины со дня рождения Т. Г. Шевченко (1814-1861), праздновавшейся в республике с большим размахом. Во всяком случае, уже в статье о жизни и творчестве Эли Спивака (Советиш геймланд, №10 за 1965 год), Х. Лойцкер и М. Майданский упоминают о подготовке рукописи «Русско-идиш словаря» к  изданию. Сама работа над рукописью в печати, видимо, почти не освещалась. Так, в статье Моисея Шапиро «Слово друга», опубликованной по случаю 70-летия Хаима Лойцкера (Советиш геймланд,  №4, 1968), юбиляр назван сотрудником в подготовке русско-идиш словаря. А М. Дубинский (в уже упомянутой статье), рассказывая о деятельности  Моисея Шапиро за последние 8 лет (1965-1973), отмечал его особую роль в завершении работы над рукописью русско-идиш словаря. Кроме М. Шапиро, автор называет и других составителей словаря: Х. Лойцкера, Р. Лернера, М. Майданского. Но, как подчеркивал М. Дубинский, наиболее трудная, ответственнейшая часть работы выполнялась М. Шапиро и редактором издательства.

Конкретный вклад в работу над рукописью соавторов сообщен в предисловии к изданному словарю. «Корпус словаря составили кандидаты филологических наук Р.Я. Лернер (буквы К-П), Е.Б. Лойцкер (буквы Г - И), М.Н. Майданский (буквы А-В), М.А. Шапиро (буквы Р-Я и все служебные слова)».

Если в конце 1948 года и даже в октябре  1965-го авторы считали рукопись словаря готовой к изданию, то затем произошла переоценка взглядов. Было учтено, что за прошедшие полтора десятка лет (1948-1965) русская литературная речь значительно обогатилась новыми словами и, следовательно,  возникла необходимость в новом словнике на базе таких источников, как  «Словарь русского языка» АН СССР в 4-х томах (Москва, 1957-1961 гг.) и ряда других, более позднего издания. Обогатился за это время и литературный идиш, качественно изменился и круг потенциальных пользователей планировавшимся к выпуску словарем. Устарела (к такому выводу пришли авторы) сама система рукописи, сводившаяся к формуле: «Слово и его перевод на идиш».

Сохранившийся в архиве  вариант словаря был рассчитан на читателя, активно владевшего языком идиш. Составителям словаря пришлось изменить подход к его доработке. Решили, что новый словарь должен стать пособием и для переводчиков, и для самого широкого круга читателей, в том числе и для начинающих изучать идиш самостоятельно. Рассчитывали составители и на зарубежного еврейского читателя, интересующегося русскими изданиями и русской публицистикой в СССР.

Руководил работой коллектива Моисей Шапиро, перебравшийся после выхода на пенсию в Москву. По воспоминаниям Миши Лева, для работы над словарем в редакции журнала  был выделен стол, где Моисей Алтерович трудился с утра до вечера, не получая за это ни гроша и пользуясь лишь услугами редакционной машинистки. Остальные авторы жили и работали в Киеве. Когда и как они встречались для обсуждения результатов? Возможно, это происходило во время редких визитов кого-то из них в Москву. Одно ясно: добровольно взваленная еврейскими филологами  на себя ноша была очень тяжела. Да и время беспощадно! В 1970-м ушел из жизни Хаим Лойцкер, в 1972-м – Рувим Лернер, в 1973-м – Моисей Майданский и Моисей Шапиро. На вопрос, в какой степени готовности к изданию осталась после них рукопись словаря, теперь  ответить некому. В 1979 году журнал «Советиш гэймланд» опубликовал статью М. Итковича к 80-летию М. Шапиро. Автор, в частности, отмечал, что смерть ученого задержала публикацию «Русско-еврейского (идиш)  словаря», а рукопись находится в контрольной редакции. Как известно, контрольным редактором тогда стал Мони Шульман. Ему удалось довести рукопись до такого состояния, что она была принята издательством «Русский язык» и сдана в набор 12.01.1982 года. И имя  Шульмана заслуженно находится в списке редакторов этого словаря. Добро на печатание рукописи датировано 22.03.1984 г. В том же году «Русско-еврейский (идиш) словарь» появился на прилавках книжных магазинов. И вот уже четверть века им пользуются любители языка идиш, для которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств этот язык не был родным.

Не предлагая своих оценок этому научному труду, все же полагаю, что СЛОВАРЬ стал памятником не только его творцам, но и всем языковедам-идишистам, трудившимся в СССР.  Словарь, к тому же, дополнен статьей московского лингвиста Эли Фальковича «О языке идиш».

Отмечу еще одну особенность этого издания. Как известно, советская реформа правописания семитизмов (арамеизмов и гебраизмов), обогащающих язык идиш,  была негативно воспринята зарубежными лингвистами. В то же время метод вокализации позволяет без труда прочесть слова семитского происхождения и произнести их именно так, как они звучали и звучат в устах носителей языка идиш. И сохранение такой возможности представляется очень важным.

Ноябрь 2009 – январь 2010

Количество обращений к статье - 3951
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com