Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
19 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
«Джойнт» в Петербурге:
ничего личного, просто бизнес

Из «Вестника Российского еврейского конгресса в Санкт-Петербурге» (№ 16, февраль 2009 г.):
«В начале февраля Петербургский институт иудаики освободил все занимаемые им ранее площади в Доме еврейской культуры «ЕСОД» и переехал в новое помещение. Теперь и аудитории, и офис института располагаются в школе «Бейт Сэфер Менахем» на Новолитовской ул. в Выборгском районе С.-Петербурга.
Необходимость выезда ПИИ из здания ЕСОД была продиктована, в первую очередь, экономическими причинами. С начала года стоимость аренды была увеличена владельцем ЕСОДа, Американским распределительным комитетом «Джойнт», более чем на 25%, что в условиях общего экономического кризиса сделало пребывание института в здании непозволительной роскошью. Кроме того, институт испытывал сложности при проведении занятий в помещениях ЕСОДа, изначально не приспособленных для учебных целей, так как еще летом 2008 года был лишен «Джойнтом» всех своих основных аудиторий в этом здании – в них разместился коммерческий детский центр «Гранатик».
Переезд в школу «Бейт Сэфер Менахем» стал возможен благодаря дружеской поддержке и помощи со стороны Еврейской религиозной общины С.-Петербурга. В результате усилий р. М.-М. Певзнера и р. Ш. Брука институт получил достойные благоустроенные помещения, в которых разместились аудитории, учебная часть, научно-исследовательский архив и ректорат ПИИ. В настоящее время решается вопрос с помещениями для библиотеки ПИИ, которой в свое время не нашлось места в ЕСОДе и которая уже несколько лет хранится на складе».

*   *   *

Выловив из информационного моря это несколько необычное сообщение, редакция газеты «МЗ» обратилась за комментариями к ректору Петербургского института иудаики, доктору исторических наук, профессору Дмитрию Аркадьевичу Эльяшевичу (на снимке). Публикуем его весьма эмоциональное интервью без купюр и сокращений, полагая, что читатели вправе самостоятельно решить, согласны они с содержащимися в нем выводами и заключениями или нет.

«МЗ»: Еврейская организация переезжает из одного еврейского общественного здания – в другое. Читателям может показаться, что речь идет о совершенно обыденной ситуации, можно сказать – о чисто техническом вопросе. Но за скупыми строчками информационного сообщения явно читается, что все не так просто. Не могли бы Вы объяснить, что же все-таки произошло?
Д. Эльяшевич: Произошла простая вещь: Дом еврейской культуры «ЕСОД» стал нам, одной из старейших еврейских организаций Петербурга, не по карману. Мне удалось «удержать» бюджет текущего года на прежнем уровне – поверьте, в условиях кризиса это было очень непросто. Однако увеличение арендной платы (в долларовом эквиваленте, разумеется), на котором настаивал «Джойнт», хозяин здания, в этот бюджет уже никак не укладывалось.  

- Но ведь хорошо известно, что из-за экономического кризиса арендные платежи везде уменьшаются. Почему же «Джойнт» их повышает?
- Вот и задайте этот вопрос «Джойнту», а не мне. Когда я спросил директора Санкт-Петербургского отделения «Джойнта» Менахема Лепкивкера, чем объясняется повышение стоимости аренды, он ответил, что растут расходы по содержанию здания, налоги и т. д. Меня это, признаюсь, не убедило.  

- Следовательно, не все так просто, как кажется? В Ваших ответах сквозит обида на «Джойнт»…
- Какая же здесь может быть обида? Хотя, Вы правы, обида, конечно, есть. Но в бизнесе обид не существует...  

- В бизнесе? Дом еврейской культуры «ЕСОД» – это разве бизнес?
- Конечно. В чистом виде.  

- Можно тогда чуть подробнее об этом?
- Здание Дома еврейской культуры «ЕСОД» построено на деньги американских благотворителей для еврейских организаций Петербурга, в частности – для благотворительного центра «Хэсед Авраам», молодежного клуба «Гилель», детско-семейного центра «Адаин Ло» и нашего института. Эти четыре организации изначально входили в число так называемых «партнеров» «Джойнта» по проекту «ЕСОД». На протяжении нескольких лет работал Комитет по планированию ЕСОДа, в который мы все входили, велись бесконечные обсуждения будущего здания, его планировки и принципов деятельности. Устраивались семинары, на которые приглашались израильские и американские консультанты, привозились известные иностранные дизайнеры. Думаю, на те средства, что были потрачены «Джойнтом» на деятельность Комитета по планированию ЕСОДа, можно было бы построить еще как минимум половину такого же здания... Подчеркну: о том, что еврейские организации будут находиться в здании бесплатно, речь, естественно, никогда не шла. Но у всех было четкое ощущение: здание, специально построенное для нужд еврейской общины Петербурга, будет не только исключительно удобно в техническом отношении, но и финансово привлекательно. Мы же не у «стороннего дяди» площадь арендовать будем, как в течение долгих лет до того… Короче говоря, мы надеялись, что ЕСОД во всех смыслах станет для нас настоящим родным домом. И еще, наслушавшись красивых речей джойнтовских функционеров, мы искренне верили, что «Джойнт» как хозяин здания будет привлекать нас к содержательному управлению ЕСОДом и планированию его программной деятельности. Действительность, увы, оказалась иной. Когда ЕСОД был, наконец, построен (с годовой задержкой, несмотря на нанятую управляющую компанию «Бовис» – очень известную и очень дорогую), вдруг выяснилось, что средств на содержание своей новой недвижимости у «Джойнта» нет. Многолетнее планирование почему-то не учитывало этот «маленький» аспект. Все грядущее благоденствие еврейских организаций в «родном доме» и все красивые планы по коллегиальному управлению им были отменены. Только что сданное в эксплуатацию здание стали срочно перестраивать под нужды коммерческих арендаторов – фитнес-центра, позже – какого-то центра по «фотографированию кармы» и прочих. Еврейские организации, въехавшие в ЕСОД, «Джойнт» сильно «уплотнил», лишил существенной части предназначавшихся для них помещений и обложил значительным финансовым «оброком». Несколько меньшим, чем у коммерческих арендаторов, но, повторюсь, весьма значительным и, главное, постоянно увеличивающимся. Деньги и еще раз деньги являются ныне для «Джойнта» главным и единственным мерилом истины во всем, что касается ЕСОДа. Вот вам и весь бизнес...  

- А вы не пытались спросить у «Джойнта», как мог случиться подобный провал в долгосрочном финансовом планировании? Ведь «Джойнт» – это большая серьезная организация, и заподозрить его в авантюризме или наивности достаточно сложно.
- «Джойнт» не обязан перед нами отчитываться. «Жираф большой, ему видней»... Хотя у меня и всех моих коллег возникло тогда ощущение, что нас, простите за жаргон, «развели», что Комитет по планированию и прочая «демократия» были для «Джойнта» не более чем игрой, рассчитанной на «американский рынок», на тех, кто жертвовал деньги на строительство – для них все должно было выглядеть «красиво». О будущем здания, о еврейских организациях, которым в этом здании жить, о судьбе еврейской общины города в целом руководители «Джойнта» нимало не беспокоились. Сейчас, когда мы знаем о судьбе принадлежащей «Джойнту» недвижимости в других городах бывшего СССР – Кишиневе, Москве и т. д. – то первоначальное ощущение только усиливается.  

- Почему же Вы и все остальные не отказались переезжать в ЕСОД?
- Во-первых, отказываться было поздно: на протяжении многих лет все стратегическое планирование деятельности организаций строилось на аксиоме их пребывания в ЕСОДе. Ни в организационном, ни в психологическом, ни в финансовом отношении изменить эти планы одномоментно было невозможно. Во-вторых, «Джойнт», вероятно, опасаясь все же возможного отказа и связанного с ним скандала в Америке, предпринял тогда массированную атаку, направленную на обеспечение заселения здания. Я хорошо помню, как в начале 2006 года Менахем Лепкивкер, новый директор офиса «Джойнта» в Петербурге, буквально ногами топал, требуя, чтобы Петербургский институт иудаики с такого-то по такое-то число полностью переехал в ЕСОД. Это было три года тому назад. А сейчас, когда институт покидал ЕСОД, единственное, что волновало «Джойнт», – это остатки наших долгов по аренде и способ их погашения. Все тот же Менахем Лепкивкер ни разу не позвонил мне и не поинтересовался, что происходит и не можем ли мы все-таки прийти к какому-нибудь компромиссу. Вместо этого он звонил лидерам религиозной общины города и рассказывал, какие мы «нехорошие» и как плохо с нами иметь дело. Вероятно, этим он пытался сорвать заключение договора между ПИИ и религиозной общиной, согласившейся выделить нам часть площадей в принадлежащем ей здании школы…  

- Как все эти три года вашему институту жилось в ЕСОДе?
- Жилось по-разному. Пока у института были хорошие аудитории – собственно, те аудитории, которые по проекту предназначались именно для него, – жизнь в плане организации учебного процесса была вполне безоблачной. Однако летом 2008 года «Джойнт» решил учредить в ЕСОДе свой собственный коммерческий детский сад «Гранатик». Понятно, что дорогому детскому саду нужны хорошие помещения. Свободных помещений в ЕСОДе не было, а наши аудитории для этого вполне подходили. В результате я был поставлен перед фактом: шесть лучших аудиторий из восьми мы у тебя отбираем, взамен даем то, что сможем найти. Выделенные нам после большого скандала помещения были, по большей части, маленькими и совершенно не приспособленными для нужд учебного процесса. Термин «аудитории» в их отношении можно было использовать лишь условно – это небольшие офисные комнаты, в которых мы поставили столы и стулья, повесили учебные доски… Ситуация с аудиториями очень ярко характеризует порядки, установленные «Джойнтом» в ЕСОДе, и его отношение к арендаторам – еврейским организациям. Такое впечатление, что еврейские организации просто мешают «Джойнту» спокойно и хорошо жить. Как было бы здорово – большую часть площадей сдать в коммерческую аренду, на оставшихся проводить собственные программы, коммерциализировав их в широко понимаемых рамках приличий... А тут мы, местные еврейские организации, со своими потребностями, запросами и прочей головной болью. Все время нахождения в ЕСОДе институт постоянно чувствовал себя «товаром второго сорта», какой-то приживалкой, которую держат в доме из милости или, вернее, из расчета, – приживалкой, которая раздражает, но которая нужна по соображениям политики, благопристойности и еще Б-г знает чего. Но, кроме аудиторий, был и еще один аспект нашего пребывания в ЕСОДе, весьма болезненный, – библиотека…  

- Фотографии плавающих в воде еврейских книг обошли пару лет назад многие издания и интернет-страницы. Ужасные фотографии – они запомнились многим…
- Я тоже никогда не забуду эту картину… Петербургский институт иудаики является владельцем огромной библиотеки. Это крупнейшая негосударственная еврейская библиотека в бывшем СССР, ее фонды насчитывают около 50 тысяч томов. Библиотека собиралась многие годы, ее основу составили книги, переданные когда-то «отказниками», и старинные издания, спасенные от окончательного уничтожения во время наших экспедиций в бывшую «черту оседлости». У нас много редчайших еврейских книг XVII–XIX веков. Для библиотеки ПИИ в ЕСОДе были запланированы замечательные помещения – 2 читальных зала, специальное хранилище. Во время работы Комитета по планированию ЕСОДа я потратил уйму времени, обсуждая с приглашенными «Джойнтом» израильскими специалистами оборудование будущей библиотеки, расположение столов в читальном зале, даже цвет стен... Предполагалось, что библиотекой смогут пользоваться не только преподаватели и студенты ПИИ, но и все посетители ЕСОДа, что она станет своего рода культурным центром. Увы, эти планы не сбылись.




Так выглядела библиотека ПИИ после аварии в подвале ЕСОДа: пострадавшие книги. 2007

Когда ЕСОД был построен, до моего сведения довели, что предназначенные для библиотеки помещения слишком дорого стоят, а потому будут использоваться для иных целей. А наши библиотечные фонды – в порядке особой милости и в знак исключительного расположения «Джойнта» к ПИИ – за небольшую плату можно будет разместить в ящиках в подвале ЕСОДа. Все мои попытки изменить ситуацию ни к чему не привели. Библиотека действительно полтора года пролежала в сыром подвале, а потом ее, в результате аварии, залило сточными водами. Еврейские и нееврейские организации России тогда, что называется, всем миром собирали средства для реставрации промокших книг. Предложение о помощи не поступило лишь от «Джойнта»; единственное, что взволновало «Джойнт» – это публичная огласка произошедшего. Менахем Лепкивкер устроил мне тогда скандал из-за того, что я посмел сообщить общественности об аварии и передал в прессу те самые запомнившиеся вам фотографии. А потом нашу библиотеку и вовсе выкинули из ЕСОДа: подвал понадобился фитнес-центру, главному коммерческому арендатору здания, для оборудования бассейна... Коробки с книгами – спасибо раввину М.-М. Певзнеру – нам удалось «пристроить» на складе в синагоге, где они и лежат по сей день… Что же касается предназначенных для библиотеки помещений в ЕСОДе, то сначала в них планировалось проводить заседания бизнес-клуба, потом, когда дела с бизнес-клубом явно не заладились, там время от времени устраивались концерты и лекции, а также встречи с приезжавшими американскими спонсорами. Большую часть времени эти помещения, однако, стояли пустыми. Ныне же в них действительно находится библиотека – но только не наша, а «Джойнта», то есть ЕСОДа. Читателей в этой библиотеке я не видел, большого числа книг – тоже не наблюдал, но теперь хотя бы табличка «Библиотека» на дверях формально соответствует содержанию. Приличия соблюдены… Про то, за какую цену «Джойнт» сам себе сдает в аренду эти библиотечные помещения, мне ничего не известно.

- А что значит «сдает сам себе в аренду»? И, если это не коммерческая тайна, каковы были финансовые условия пребывания вашего института в ЕСОДе?
- Нет, не тайна. Условия были следующими: до начала 2008 года институт фактически ничего не платил за аренду. Но не потому, что – как любит утверждать «Джойнт» – не мог или не хотел, а из-за того, что сам «Джойнт» был не в состоянии легально эту оплату принять. «Джойнт» ведь по уставу – благотворительная организация и заниматься коммерцией, в частности, сдавать что-либо в аренду, он не имеет права. Первое время существования ЕСОДа велись долгие и запутанные игры, направленные на легализацию коммерческого использования здания. Будучи построенным на благотворительные пожертвования, оно, в конце концов, оказалось в собственности «АЕОРК Риэл Эстейт Кампани Лимитед» (сокращенно АРИК) – коммерческой оффшорной фирмы, учрежденной «Джойнтом» на Кипре. Затем к АРИКу прибавились еще два действующих «юр. лица» – ООО «Шелхевет-Огонек» и фонд «ЕСОД» – и ситуация окончательно запуталась. Что же касается института, то в 2006 году плата за аренду нашего офиса была списана «Джойнтом» напрямую из бюджета тех наших программ, которые им, «Джойнтом», тогда финансировались, а в 2007 году мы лишь фиксировали долги по аренде. Эти долги я, как ректор института, всегда признавал, и после появления легальной юридической возможности платить за аренду, институт начал расплачиваться по всем счетам. За минувший год мы закрыли не только все текущие арендные платежи, но и погасили большую часть долга по постоянной и повременной аренде за два предыдущих года. Спасибо тем структурам, которые неизменно поддерживают нас – в первую очередь, Петербургскому отделению Российского еврейского конгресса.  

- А что мешало «Джойнту» и дальше списывать плату за вашу аренду в ЕСОДе из вашего же джойнтовского бюджета?
- Этого бюджета попросту не стало. Среди всех еврейских организаций, связанных с ЕСОДом, ПИИ – единственная, кто никогда финансово не зависел от «Джойнта». Доля джойнтовских денег в бюджете института год от года неизменно уменьшалась. В 2007 году она составляла порядка 7% от нашего общего бюджета; а с 2008 года мы и вовсе перестали получать какие-либо средства от «Джойнта». Другим организациям легче: «Джойнт» сам дает им деньги на аренду, сам же их себе и забирает. Такое перекладывание из одного кармана пиджака в другой. Только в процессе этого перекладывания деньги чудесным образом из благотворительных в коммерческие превращаются. Иными словами, средства, пожертвованные на деятельность петербургских еврейских организаций американскими федерациями, Claims Conference и т. д., превращаются в средства, которыми «Джойнт» может свободно распоряжаться в собственных целях. В нашем случае эта «замечательная схема» не работала…  

- Вы назвали несколько организаций, которые присутствуют в ЕСОДе – ООО «Шелхевет-Огонек», фонд «ЕСОД». В чем их функции? Зачем они нужны? Они помогают как-то еврейским организациям – арендаторам?
- Скорее – наоборот. «Джойнт» всегда декларировал абсолютную прозрачность деятельности и требовал соблюдения этой прозрачности от всех спонсируемых им организаций. Однако сложно придумать более непрозрачную во всех отношениях конструкцию, чем ЕСОД. Судите сами: сначала построенное на благотворительные деньги здание передается в собственность коммерческой фирме – АРИКу. Можно допустить, что это было оправдано: в конечном счете, кто-то ведь должен взаимодействовать с находящимися в ЕСОДе нееврейскими организациями, взимать с них арендную плату. Насколько мне известно, АРИКу передана вообще вся джойнтовская недвижимость в бывшем СССР. Но созданием АРИКа дело отнюдь не ограничилось. Появился фонд «ЕСОД», учрежденный петербургским «Джойнтом». Задачи этого фонда мне неведомы. Туманны и его взаимоотношения с ООО «Шелхевет-Огонек» – формально это совершенно самостоятельная коммерческая организация, на практике же она учреждена все тем же петербургским «Джойнтом», подчиняется ему, а директором ООО «Шелхевет-Огонек» является заместитель директора петербургского «Джойнта» Михаил Капелевич. Этот «Огонек» занимается тем, что арендует у АРИКа часть помещений ЕСОДа и пересдает их дальше в субаренду. В соответствии с этой схемой институт свой офис на постоянной основе арендовал у АРИКа, а аудитории, на условиях почасовой аренды, – у «Шелхевет-Огонек». Получается такое умножение сущностей, в результате которого просто растет цена аренды. Ведь не себе же в убыток тот же «Шелхевет-Огонек» пересдает помещения! У него большой и все время расширяющийся штат сотрудников, и им всем ежедневно кушать хочется. Вспоминается Маяковский: «Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно»... В цифрах это выглядит так: в 2009 году я должен был бы арендовать в ЕСОДе аудитории по цене 30 центов за квадратный метр в час. Аудитории используются нами в среднем по 7 часов 5 дней в неделю; в пересчете на стоимость постоянной аренды получается, что метр стоил бы нам чуть больше 46 долларов. Таких высоких цен сейчас в городе просто нет! Интересный факт: осенью 2008 года я предложил «Джойнту» арендовать аудитории не на почасовой, а на постоянной основе напрямую у АРИКа – по той цене, по которой он сдает их «Шелхевет-Огоньку». Согласитесь, это было бы логично. Для чего здесь нужен посредник, которого я фактически должен кормить? Но – получил категорический отказ без объяснения причин…  


На занятиях в Петербургском институте иудаики

- Признаться, описанная Вами политика «Джойнта» плохо поддается логическому осмыслению. Это не похоже ни на разумную бизнес-стратегию коммерческой фирмы, ни на деятельность благотворительной организации, нацеленной на поддержку местной еврейской общины…
- Да, согласен. Выстроенная «Джойнтом» система управления ЕСОДом абсолютно неэффективна и неповоротлива. Зданием можно распоряжаться гораздо грамотнее и в денежном, и в содержательном отношении. Кстати говоря, все те помещения, которые институт освободил в ЕСОДе, уже два месяца стоят пустыми, и очереди из желающих их арендовать пока что-то не видно. Многое из того, что происходит сегодня в ЕСОДе, да и само строительство этого весьма дорогостоящего здания, «Джойнт» оправдывает необходимостью «вовлекать в еврейскую жизнь новых людей». Причем решение этой задачи доверить местным еврейским организациям никак нельзя – «Джойнт» взялся за ее решение самостоятельно и начал развертывать в ЕСОДе собственные программы (что, между прочим, является радикальным изменением той политики, которой он придерживался долгие годы). В результате в одночасье все еврейские структуры города из основного объекта благотворительности «Джойнта» превратились в его прямых конкурентов. Со всеми, так сказать, вытекающими для них отсюда печальными последствиями – финансовыми, политическими и прочими. Думаю, у своих спонсоров «Джойнт» умело создает впечатление, что ЕСОД наполнен ранее небывалой, «качественной» еврейской жизнью и новыми, «неохваченными» людьми. Судя по всему, на эту показуху в ЕСОДе тратятся огромные средства – время от времени здесь с большим размахом проводятся различные праздники с бесплатным угощением, посетителям дарятся подарки, заказываются дорогостоящая реклама и богатые декорации. Легче было бы смириться с тем, что ПИИ фактически выдавлен из ЕСОДа, если бы действительно существовали эти массы «новых людей», штурмующих здание. Увы, как человек, который в течение нескольких лет ежедневно находился в ЕСОДе, могу засвидетельствовать: ни большого количества посетителей, ни каких-то уникальных программ никто в ЕСОДе не видел и не видит. И еще: сейчас, во время кризиса, впустую тратить огромные средства на привлечение мифических «неохваченных евреев» и губить уже работающие программы местных организаций, по моему глубокому убеждению, просто безнравственно.  

- Проблемы в отношениях местных еврейских организаций с «Джойнтом» – это отнюдь не только питерский феномен. В нашей газете мы уже не раз публиковали сообщения о подобных конфликтах из самых разных концов бывшего СССР. У Вас есть какое-то объяснение – что же все-таки происходит?
- Как мне кажется, в России и в сопредельных странах «Джойнт» в принципе утратил представление о целях и задачах своей работы. Отсюда и неразбериха, непоследовательность, неэффективность, сомнительные проекты, а также недружественные, мягко говоря, отношения с местными еврейскими организациями. «Джойнт», многие десятилетия являвшийся образцом бескорыстности и преданности еврейским национальным идеалам, внесший поистине неоценимый вклад в возрождение еврейской жизни в бывшем СССР, в последние несколько лет, к сожалению, растерял на постсоветском пространстве весь свой былой авторитет и стал совершенно одиозной организацией, одно упоминание о которой вызывает у всех усмешку. Приходится с сожалением констатировать, что сегодня происходит процесс интеллектуального, этического и управленческого вырождения «Джойнта» – или, по крайней мере, его «русского» отдела в Иерусалиме. Поверьте, я действительно с сожалением говорю это – я сотрудничал с «Джойнтом» с первого дня его возвращения в Россию, я хорошо помню, какая замечательная атмосфера царила в «Джойнте» в былые годы, как приятно и увлекательно было работать с представлявшими тогда «Джойнт» в Питере Мариной Фромер, Володей Глозманом, Ароном Вайсом, Йосси Рабином, Леней Смирновым… Увы, всё это в прошлом. Остается лишь надеяться, что ситуация когда-нибудь изменится. Хотя дров уже наломано так много, что восстановить свою репутацию «Джойнту», боюсь, будет непросто. Во всяком случае, здесь, в Петербурге.  

- Дмитрий Аркадьевич, благодарим Вас за откровенное интервью. Желаем Петербургскому институту иудаики хорошо устроиться на новом месте и успешно продолжать вашу образовательную и научную деятельность!

Количество обращений к статье - 5843
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com