Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
«Уведи меня в ночь…»
Изабелла Слуцкая. Тель-Авив

“Память – источник немалой части душевной боли. Но также и наша единственная связь с самосознанием, и наша единственная надежда на хоть какое-то раскаяние”. Это высказывание принадлежит американскому драматургу Дону Нигро, который написал пьесу “Мандельштам”, основанную на фактах трагической биографии поэта, жившего в тоталитарном государстве, сломавшем судьбы миллионов самых лучших и талантливых людей своего времени…

Творец и власть – тема многих спектаклей непревзойденного мастера Романа Виктюка, который был первопроходцем в смелых откровениях на театральной ниве в своих постановках в разные времена… Этого режиссера обожает израильский зритель, и все же я была удивлена публикой, пришедшей на такой серьезный спектакль при огромном выборе театральных афиш: переполненный зал не шевелился, как под гипнозом, на протяжении двух часов, и только в финале выдохнул, взорвавшись аплодисментами.





Действие спектакля охватывает тот временной период жизни Осипа Мандельштама и его жены Надежды, когда над ними нависла угроза репрессий. Поэт серебряного века, писавший о любви, мечтавший жизнь “просвистеть скворцом”, поначалу приветствовавший революцию, давшую его сословию покинуть черту оседлости и всем – идеи свободы и справедливости… Но уже в начале 30-х годов, до большого террора, Мандельштам многое понял раньше других. Тогда он написал стихотворение, которое не мог не написать, соприкоснувшись с двуличием кремлевского временщика.

Называя это стихотворение эпиграммой, Мандельштам читал его, не скрываясь, и, конечно, оно дошло до вождя.

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.

Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей,
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.

Как подкову кует за указом указ,
Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него – то малина,
И широкая грудь осетина.

Мандельштам оказался первым русским поэтом, написавшим в 1933 году антисталинские стихи. Этого “отец народов” ему не простил. ..

На сцене минимум декорации, все в сером цвете, лишь на заднике на белом полотне необычно изображенный распятый Христос и рядом, на крюках, подвешены фигуры, образно представляющие замученных людей… На их фоне появится фигура Сталина, тирана, который обречен взирать на “карнавал искалеченных призраков”… Камни, на которых сидят действующие лица, – как на кладбище. По сцене разбросаны большие щиты – это арестантские фотографии деятелей культуры – Осипа Мандельштама, Николая Гумилева, Павла Флоренского и др. (сценография – заслуженный художник РФ Владимир Боер).

Сталин (Дмитрий Жойдик) звонит Борису Пастернаку (Прохор Третьяков), желая выяснить более подробно о Мандельштаме: мастер ли он, почему он так написал о нем, на самом ли деле он так страшен и т.д. Есть версия, что Сталину было любопытно мнение, бытующее в народе о нем, он пытался выяснить у Пастернака детали... Образ вождя внешне не имеет привычного оформления ни в одежде, ни в акценте, ни во внешности. Только властные угрожающие интонации, от которых – мороз по коже…

Пастернак отвечает почти бесстрастно, он понял, что при этой власти нужно “залечь на дно”, наступить на горло собственной песне… Но Мандельштама он не предаст, отказавшись подписать обвинительный приговор…

Во время гонений и между ссылками Мандельштама и Надежду поддерживали, как могли, Ахматова, Пастернак, Катаев, Шкловский, Михоэлс… Изгнанные из Ленинграда, Мандельштамы нищенствовали, скитались без жилья в Москве… Жена Пастернака (заслуженная артистка РФ Людмила Погорелова), опасаясь дать пристанище опальным друзьям, волнуясь о своей семье и последствиях этого шага, впала в истерику… Надежда, жена Мандельштама (заслуженная артистка РФ Екатерина Карпухина), великая женщина, бесстрашная и преданная мужу. Когда Осипа Эмильевича арестовали впервые, Надя писала письма “наверх”, спасла архив поэта, заучивая по ночам его стихи наизусть… Иосиф Бродский назвал Надежду Яковлевну “вдовой его стихов”: 400 стихотворений Мандельштама были впоследствии изданы ею за рубежом. Воспоминания Надежды Яковлевны Мандельштам, в которых отражена целая эпоха, Бродский назвал “лучшей прозой ХХ века”.




Осип Мандельштам (Игорь Неведров), человек жизнелюбивый, глубокий, обладавший “магнетизмом гениальной личности”, все же говорил Надежде: “Отчего ты взяла, что мы должны быть счастливыми?” У Мандельштама был горячий характер. В руки КГБ он попадал неоднократно, при этом пытался доказывать, что художник имеет право на свободу творчества. Но, как провидец, говорил: “Я всю жизнь изучал Данте, неудивительно, если я окажусь в одном из нижних кругов ада”. Так и случилось. “Черная ночь, душный барак, жирные вши…” – это он о лагере…

Рассказывают, что Мандельштам ходил среди заключенных, голодный, несчастный, потерявший рассудок, и предлагал за кусочек сахара прочесть свою эпиграмму на Сталина.

Вся боль и вся безысходность истории нарастают к финалу спектакля. Музыкальное сопровождение всего действия, как всегда талантливо подобранное Романом Виктюком из творений гениальных композиторов - Чайковского и Скрябина, Баха и Верди, Эрика Сати и Олега Каравайчука, создает атмосферу величайшей трагедии прошлого века – миллионы оборванных человеческих судеб.

На этом фоне время от времени с грохотом падают щиты с тюремными снимками жертв, и ты вздрагиваешь, и понимаешь: это очередной смертельный выстрел в спину… Последнее письмо Нади, отправленное 22 октября 1938 года в никуда, и вот маленький фрагмент – свидетельство огромной трепетной Любви:

“Ося, родной, далекий друг! Милый мой, нет слов для этого письма, которое ты, может, никогда не прочтешь… Я благословляю каждый день и каждый час нашей горькой жизни, мой друг, мой спутник, мой милый слепой поводырь… Не знаю, где ты. Услышишь ли ты меня? Знаешь ли, как люблю? Я не успела тебе сказать, как я тебя люблю. Я не умею сказать и сейчас. Я только говорю: тебе, тебе…Ты всегда со мной, и я – дикая и злая, которая никогда не умела просто заплакать , - я плачу, я плачу, я плачу. Это я – Надя. Где ты? Прощай”.

Сколько их, неполученных писем, политых слезами матерей, жен, родных и близких – их не счесть…

Жизнь Мандельштама, короткая, яркая, трагическая, стала иллюстрацией его эпохи. Вопреки всему, Поэт, написавший такие стихи, останется в русской поэзии навсегда.

За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей -
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей… …
Уведи меня в ночь, где течет Енисей
И сосна до звезды достает,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьет.

Спектакль “Мандельштам” – реквием по невинно убиенным поэтам. Похоже, что тема тиранов и смелых безумцев не закончилась, не осталась в прошлом столетии… Об этом новая постановка великого современного режиссера Романа Виктюка – творца, никогда не идущего в колонне со всеми…

Фото: Александр Ханин
Количество обращений к статье - 1900
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com