Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
19 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18












RedTram – новостная поисковая система

Взгляд
О переписке с Махатмой Ганди
Виктор Снитковский, Бостон

Имя русского писателя Льва Толстого стало известным во всем мире еще при его жизни и до сих пор находится в первых рядах мировой литературы. Духовное влияние яснополянского старца проникало в души людей на всех континентах, во-первых, посредством литературных трудов высочайшего художественного и нравственного уровня. Во всем мире печатают его романы и рассказы, создают кинофильмы и ставят пьесы, ибо они нужны от России до США и Японии, от Австралии до Франции и Германии. Тут спорить не о чем. Да, титан русской и мировой литературы, познавший прижизненную славу, интересен нашим современникам. Надеюсь, что это влияние продлится еще долго.

Незадолго до смерти великий русский писатель Лев Толстой предложил, пусть и несколько наивно, идею предотвращения насилия и войн – «непротивление злу насилием». То есть, люди должны жить в любви ко всем без исключения и в любом случае не отвечать физическому или духовному агрессору тем же самым. Начало ХХ века в России ознаменовалось поражением в бестолково затеянной войне с Японией, «Кровавым воскресеньем», революцией 1905-1907 годов, неудачно проведенной столыпинской земельной реформой и «столыпинскими галстуками» для подавления террора народников.

Все это волновало русскую интеллигенцию. В этих условиях толстовский призыв к «непротивлению злу насилием», нашел отклик во многих сердцах. К сожалению, призыв работал лишь для людей с добрым сердцем, но носителей зла – и в рядах власти, и в революционно-террористической среде призыв писателя многих не взволновал.

Всемирная слава романиста Льва Толстого, дополненная его гуманистическим призывом «непротивления злу насилием», нашла отклик и в разных странах, в том числе и среди индийцев, у которых древняя религия во многом созвучна идеям великого русского писателя.

В нынешнем российском министерстве культуры принято пропагандировать много странных вещей, например, «непротивление злу насилием» в смысле «не противьтесь лидеру нации Путину». В качествае одного из таких примеров можно привести модное ныне в России утверждение, будто Махатма Ганди чуть ли не ученик и сподвижник Льва Толстого. Увы, такая идея лишь порочит русского гуманиста.

Махатма Ганди и Лев Толстой

Известно, что Л. Толстой состоял в переписке с Махатмой Ганди (1869-1948) в 1909-1910 годах, когда индиец жил в Лондоне. Делясь своими идеями с индийским юристом, русский писатель, увы, не мог передать ему свои мозги. Сорокалетний юрист с лондонским образованием Махатма Ганди оказался по возвращению в Индию безуспешным и никому не нужным, после чего переехал в английский доминион - Южно-Африканский Союз, где начал бороться за права индийской диаспоры. К этому времени он бросил жену с четырьмя детьми ради гомосексуальной «любви», и вскоре проникся заботами о всем человечестве, о чем и написал Толстому.

М. Ганди происходил из семьи, принадлежащей к общине, строго соблюдавшей кастовое разделение людей. В семье Ганди строго блюлись все религиозные обряды. Богослужение в храмах, принятие обетов, соблюдение постов, строжайшее вегетарианство, самоотречение, чтение священных книг индусов, беседы на религиозные темы — все это составляло духовную жизнь семьи юного Ганди.

В 13 лет родители Махатмы женили его на ровеснице. Впоследствии у супругов родилось четверо сыновей. Большое влияние на формирование мировоззрения М. Ганди оказала «Бхагавадгита» (часть шестой книги «Махабхараты», которая является основой индуистской философии), Сам Ганди признавал, что на него решающее влияние оказали идеи ирландского бунтаря Майкла Девитта (1846-1906) и идеи выпускника американского писателя и натуралиста из штата Массачусетс – Генри Торо (1817-1862 ), а также публицистика Льва Толстого с которым он - Ганди, как и с М. Девиттом, переписывался.

К началу переписка М. Ганди в 1909 году, Россия только что вышла из революции 1905-1907 годов, продолжая жесткую репрессивную политику по отношению и к террористам-социалистам, и к мелким нарушителям общественного порядка. Страна вошла в «Антанту» - военный союз для отпора захватническим устремлениям Германии и Австро-Венгрии, желавшим отбить колонии у Англии и Франции. Правда, у России тогда тоже были и свои агрессивные планы – захватить проливы из Черного моря в Средиземное и вернуть бывшую столицу Византии - Константинополь (Стамбул), в лоно православия. Кроме того, недалекий умом и тщеславный Николай II (Николка-кровавый) хотел «проучить кузена Вилли» - своего родственника - кайзера Германии. Естественно, что Лев Толстой противился агрессивным устремлениям русского царя и его камарильи, тем более что писатель прошел горнило обороны Севастополя в 1856 году и знал «прелести» войны не понаслышке. И в этом Лев Толстой был абсолютно прав. Он понимал, что для простых тружеников России крупная война губительна. Лев Толстой ушел из жизни за четыре года до великой бойни – Первой мировой войны. Для меня важно, что великий русский гуманист, весьма суровый по отношению к себе, никогда не призывал и не предлагал людям ради каких-то идей идти на самоубийство.

Поскольку в России пытаются, на мой взгляд, неразумно приподнять Ганди на уровень Льва Толстого, приведу строки об этом деятеле Джорджа Оруэлла из статьи Джорджа Оруэлла 1949 года «Размышления о Ганди», которые в русских переводах часто изымался:
«Возлюбив Бога или человечество в целом, невозможно кого-то любить больше, а кого-то меньше. Бесспорно, это так, и здесь расходятся гуманистическая и религиозная позиция. В понимании обычного человека любовь — это возможность выбора, когда одних людей предпочитают другим, иначе любовь теряет для него всякий смысл. Вряд ли можно сомневаться в любви Ганди к жене и детям, и все же, когда его жена в связи с тяжелой болезнью трижды была на пороге смерти и врач настаивал на приеме мясной пищи, Ганди был непреклонен и скорее был готов потерять жену, чем согласиться с врачом….

Быть может эта позиция и возвышенна, но она негуманна именно в том смысле, который этому слову придает большинство людей. Суть того, что мы называем гуманным, заключается в том, чтобы не стремиться к абсолютному совершенству и не бояться впасть в грехи ради любви и верности; человечность несовместима с аскетическим идеалом, осуждающим привязанности. Человек должен быть готов к тому, чтобы сполна заплатить за любовь к другим людям и принять как неизбежность то, что в конце концов жизнь сломает и победит нас. Подобно тому, как праведники воздерживаются от крепких напитков, табака и прочего, люди должны сторониться святости, хотя наверняка найдутся охотники со мной поспорить…».

Я согласен с Оруэллом в отношении к Ганди. Известно, что Лев Толстой до таких крайностей по отношению к другим людям не доходил. И далее Оруэлл пишет:
«Большинство людей действительно не хотят быть святыми, а те, кто хотят, скорее всего, никогда не подвергались искушению быть просто людьми. Если мы проанализируем психологические мотивы «отказа от привязанностей», то обнаружим желание избежать трудностей и в особенности страданий, сопутствующих любви. Любовь же, как чувственная, так и свободная от чувственности, никогда не бывает легкой. Бессмысленно спорить, какой идеал выше, гуманистический или религиозный, поскольку они несовместимы. Просто надо выбрать одно из двух: Бога или Человека, а все «радикалы» и сторонники «прогресса», от умеренных либералов до самых крайних анархистов, в конце концов выбрали Человека».

В моем понимании, порядочность означает, во-первых, любовь и уважение к людям, понимание ценности их жизни. Увы, для Ганди существуют лишь его принципы. Вот мнение по этому вопросу Оруэлла:
«В 1942 году, призывая к ненасильственному сопротивлению японским захватчикам, Ганди знал, что Индии это может стоить несколько миллионов жизней. Не следует забывать, что Ганди, родившийся в 1869 году — человек эпохи, отошедшей в прошлое. Он не понимал природы тоталитаризма и видел проблемы современности лишь в свете своей борьбы с английским правительством».

Нет, Ганди явно недостоин стоять рядом со Львом Толстым, для которого жизнь любого человека была свята.

Дж. Оруэлл видел и недостатки, и достоинства Ганди. Но для меня наиболее важной в его оценке индийского деятеля стала фраза:
«Я никогда не чувствовал к нему симпатии, но я считаю, что как политический деятель он допустил серьезный просчет и дело всей его жизни кончилось неудачей. 1949 г.».

Призывая индийцев не оказывать вооруженного сопротивления японским захватчикам в 1942 году, Ганди, отсиживаясь в Южно-Африканском Союзе, ради своих принципов был готов пожертвовать миллионами жизней своих соотечественников. Но, оказывается, не только своих. После 1933 года, когда к власти в Германии пришли фашисты, евреи первыми на своей шкуре почувствовали перемены в верхних этажах власти. Отстранение немецких евреев от службы в государственных учреждениях, погромы, аресты, разорение еврейских бизнесов и депортации евреев из городов в лагеря обратили на это внимание в мире. И вот как прореагировал Махатма Ганди, которого любят в российском Минкульте, на «еврейский вопрос» в Германии».

Об этом написал Луис Фишер, в книге «Ганди и Сталин». Оказывается, что в 1938-ом году Ганди был задан вопрос: «Как быть с евреями? Если вы против их уничтожения, то как их спасти, не прибегая к военному вмешательству?», Ганди ответил прямо-таки «гуманистическим» советом: «Немецким евреям следует совершить коллективное самоубийство и тем самым «вызвать возмущение всего мира и немецкого народа бесчеловечностью гитлеровского режима».

У индийского «мудреца» был припасен для немецких евреев и другой, менее радикальный вариант «спасения»:
«Если бы я был евреем, и был рожден в Германии… я бы заявил, что Германия принадлежит мне в такой же мере, как и немцу, и пусть немец после этого застрелит меня или бросит меня в темницу. Я бы отказался подвергнуться изгнанию или дискриминации. Поступая так, я бы не ждал, что мои соплеменники присоединятся ко мне в гражданском неповиновении, но можно быть уверенным, что в конце концов они все последовали бы моему примеру… И добровольные страдания дадут им внутреннюю силу и принесут радость, не сравнимую со всеми выражениями симпатии во всем мире…».

Видите какое благостное напутствие в ад дал индийский «мудрец» евреям, уже пережившим кошмар «Хрустальной Ночи»! Итак, Ганди советует евреям перед тем, как превратиться в мыло, абажур настольной лампы или набивку для матраса, добровольно принести себя в жертву, что принесет им «… радость, не сравнимую со всеми выражениями симпатии во всем мире…».

Ответ Ганди потрясает той «простотой», что хуже воровства: Ганди предложил самоубийство или добровольное «восхождение на плаху» многих тысяч немецких евреев для просвещения немцев и человечества, чтобы вызвать возмущение фашизмом. Понятно, что Лев Толстой до такого идиотизма бы не опустился.

Сегодня, как и прошлые годы хватает стран, где правят диктаторы. Неужели, следуя Ганди, нужно призывать там людей к протестным самоубийствам?

Летом 1939 года, когда до начала второй Мировой войны оставались считанные дни – Германия и СССР уже тайно сговорились напасть на Польшу и разделить ее согласно Секретным протоколам к пакту «Молотов-Риббентроп», «великий миротворец» Ганди написал письма Гитлеру. Возможно, на него произвела впечатление репродукция картины Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану.» В своем письме Ганди убеждал адресата в том, что на свете нет целей, ради которых стоит проливать человеческую кровь. Почему Ганди написал только Гитлеру, но не написал главе Советского Союза? Видимо Ганди не понимал, что Сталин был союзником Гитлера, хотя газеты и радио Англии, США и ряда других стран разъясняли устремления советского вождя. Итак, первое письмо Ганди Гитлеру:
«23 июля 1939 года
Господину Гитлеру, Берлин, Германия
Дорогой друг,
друзья побуждают меня написать Вам для блага всего человечества. Но я не соглашался выполнить их просьбу, потому что чувствовал, что любое письмо от меня было бы дерзостью. Но сейчас что-то подсказывает мне, что я не должен просчитывать последствия, и мне следует обратиться к Вам, чего бы это мне ни стоило.

Очевидно, что на сегодняшний день Вы являетесь единственным человеком в мире, способным предотвратить войну, которая может низвести человечество до состояния дикости. Стоит ли платить такую цену за достижение цели, какой бы значимой она ни казалась? Может быть, вы прислушаетесь к призыву человека, который сознательно отверг войну как метод, добившись при этом значительных успехов? В любом случае, прошу прощения, если мое письмо к Вам было ошибкой.

Искренне ваш
М. Г.»

Запорожцы не получили ответ от турецкого султана, и М. Ганди не получил ответ от Гитлера, которого пацифизм совершенно не волновал.

Обстановка в мире нагнеталась. И М. Ганди попытался снова воздействовать письмом на Гитлера:
«24 декабря 1940 года

Мой друг, то, что я так к Вам обращаюсь — не формальность. У меня нет врагов. В последние 33 года делом моей жизни было заручиться дружбой всего человечества, относясь по-дружески ко всем людям вне зависимости от расы, цвета кожи или вероисповедания. Мы не сомневается в Вашем мужестве и в том, что Вы преданы своему отечеству, также мы не верим в то, что Вы представляете из себя чудовище, каким рисуют Вас Ваши оппоненты.

Тем не менее как Ваши собственные сочинения и высказывания, так и слова Ваших друзей и почитателей не оставляют сомнений в том, что многие Ваши действия чудовищны и не соответствуют понятиям о человеческом достоинстве. Поэтому мы, вероятно, не можем пожелать успеха Вашему оружию. Мы выступаем против британского империализма не меньше, чем против нацизма. Наше сопротивление, однако, не направлено на то, чтобы нанести ущерб британскому народу. Мы стремимся убедить их, но не одержать победу на поле битвы.

Метод ненасилия способен нанести поражение союзу всех самых ожесточенных сил в этом мире. Если не британцы, то другая держава, вне сомнений, победит Вас Вашим же оружием. Вы не оставите своему народу наследия, которым он мог бы гордиться.

Искренне ваш
М. К. Ганди»

Это письмо вообще вполне разумно, но бессмысленно было его посылать в зените успехов бесноватому Гитлеру. Естественно, что и на этот раз Гитлер не ответил.

Касательно попыток донести Махатмой Ганди свои идеи до сознания Гитлера, Сталина или иных диктаторов, еще раз обратимся к Оруэллу (вышеупомянутая статья 1949 года «Размышления о Ганди»): «Важно здесь не столько то, что британцы обращались с ним терпеливо, сколько то, что он всегда мог донести до людей свои взгляды. Как видно… он верил в то, что можно «открыть миру глаза», — а это возможно только тогда, когда мир имеет возможность услышать, что ты делаешь. Трудно представить себе, каким образом методы Ганди можно использовать в стране, где противники режима исчезают среди ночи и уходят в небытие».

Лев Толстой за работой

Но вот позиция Ганди в отношении евреев Германии вызывает по меньшей мере удивление. Тут влияния Льва Толстого нет и быть не может. Хочу заметить, что любовь к непротивлению злу насилием пропала у Ганди во время Второй мировой войны, когда он подзуживал индийцев и в английской колонии Индии, и в английском доминионе - Южно-Африканском Союзе, добиваться силой независимости от Англии. А ведь Англия тогда истекала кровью и была на грани своих сил, сопротивлялась агрессии фашистской Германии и ее союзников. Кстати, с построенных англичанами пороховых заводов в Южно-Африканском Союзе, поставлялись в СССР более 80 процентов пороха и других взрывчатых веществ, которые СССР использовал в войне с фашистами. Интересно, чем бы стреляла Красная Армия, если бы ей в соответствии с идеями «непротивления злу насилием» не поставляли порох и другие взрывчатые материалы по Ленд-Лизу из Южно-Африканского Союза (Доминиона Англии) и США? Тогда бы жертв холокоста было не 6 миллионов, а 9-ть, ибо в СССР вне территории временной немецкой оккупации остались 3 миллиона евреев. Кстати, Гитлер не собирался миловать и славян, которые устраивали его лишь в качестве рабов.

Изменил ли Ганди свои взгляды после войны, то есть уже зная о масштабах и методах сотворенного Зла? Нет. «Евреи все равно погибли, а могли бы умереть осмысленно— например, коллективно бросившись с обрыва», — посетовал публично Ганди.

Трагедия немецких евреев — зловещий эксперимент по проверке идеи о непротивлении злу насилием, с целью не умножать Зло. Если следование некоей идеи приводит к глобальной катастрофе, то это доказывает лишь несостоятельность, а, точнее, преступность идеи.

«Капитал» Маркса и «коммунистические идеи» сами по себе, прекрасны не меньше, чем религиозные догматы. Но где бы коммунистическую утопию ни пытались претворить в жизнь - в России, Китае, Северной Корее, Зимбабве, Кубе, Никарагуа, Венесуэле, это влекло за собой разрушение самих основ бытия, а затем смерть и немыслимые страдания миллионов людей в СССР, Китае, Северной Корее, Никарагуа и т.д. Но людей, склонных к утопиям невозможно убедить в несостоятельности полюбившихся им утопических построений.

Но вернемся к теме одоления наступающего фашизма по Ганди. Махатма Ганди «осенял» своей мудростью не только целые народы и континенты, но также и отдельные личности. У Ганди был в Южной Африке друг — еврей, приверженный «непротивления злу насилием» - Герман Калленбах. Он неустанно молился за Гитлера, но сетовал в письмах Ганди, что ему все труднее делать это искренне.

Ганди, отвечал ему в том духе, что без элемента искренней любви к Гитлеру, молитва за него мало чего стоит. Чтобы звучать убедительней, он, чуть видоизменив его, приводил в подтверждение своих слов бессмертный отрывок из Нагорной Проповеди:
«Это не есть ненасилие, если мы любим только тех, кто любит нас. Это есть ненасилие только тогда, когда мы любим тех, кто ненавидит нас».

Ганди был современником Нюрнбергского процесса. Дожил он и до Гражданской войны индусов и мусульман в Индии, когда она получила независимость от «английского империализма». И вот тогда оказалось, что бойню между мусульманами и индусами сдерживали не утопии Махатмы Ганди, а штыки Английской Колониальной Армии. Как мы видим, «Теория непротивления злу насилием» потерпела и в Индии крах, и самого Ганди убили соотечественники.

Идея ненасильственной борьбы со Злом, апостолами которой либеральная общественность признала и Толстого, и Ганди, вовсе не является универсальной доктриной. Во всех случаях от Гитлера и Сталина до Пол Пота и Саддама Хусейна, от Бин Ладена до Путина, публичные призывы как можно сильнее полюбить обладающих всей полнотой власти и военного могущества злодеев, должны быть названы своим именем - идиотизм.

Представьте себе, что сказали бы заключенные нацистских и сталинских лагерей, на проповеди Ганди любить своих палачей. Представляю, как «любили» своих исламских убийц израильские спортсмены на Мюнхенской олимпиаде. Премьер-министр Израиля Голда Меир, наплевав на сюсюканье Ганди, приказала уничтожить тех террористов. Можно ли заподозрить израильтян в любви к бандитам из Газы? Наверное, также, как израильтяне, воспринимают идеи Ганди родственники пассажиров в самолетах, таранивших Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и здание Пентагона. Вспомните русский самолет, взорванный над Синайским полуостровом, в котором после отдыха возвращались домой обычные люди. Неужели убийцу, подложившего бомбу в самолет, нормальный человек может любить? Не думаю, что совет нынешним российским политзаключенным возлюбить Путина будет иметь успех. В отличие от Ганди, великий русский писатель ни к чему подобному не призывал. Поэтому для меня Лев Николаевич Толстой – титан литературы, а Махатма Ганди – фрагмент некоей истории экзотических нравов.
Количество обращений к статье - 375
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Гость | 04.10.2018 06:19
Вы публикуете интереснейшие материалы, и мы Вам (я) ничем, кроме благодарности не обязаны.
Но в данном случае Вас подвел автор (Виктор Снитковский), которому Вы доверчиво предоставили свои страницы.
Человек этот натурально перекатал к себе половину моего эссе 2013-го года, опубликованного в моем ЖЖ: https://tuchiki.livejournal.com/45463.html
В мастерской на Портале Берковича: http://club.berkovich-zametki.com/?p=4264
А также в израильском толстом журнале "22" у А. Воронеля, и в общеамериканском еженедельнике "Панорама".

Кроме того, что "работа" Вити наполовину грубо спизжена из моего эссе, она безобразна и во многих других отношениях, особенно там, где Витя пишет "не от меня", "не от Орвелла", а "от себя". В таких местах текст Вити не структурирован, излишне многословен, часто бессмысленен, и...заключает в себе дезу, недопустимую, когда речь идет о личностях такого планетарного масштаба, как Толстой и Ганди.

К "Непротивлению злу насилием" Толстой пришел не "незадолго до смерти", (которая настигла его в 83), как пишет невежда Витя Снитковский, а незадолго до своих 50-ти, то есть за 33 года до смерти.

Ганди никогда не был уличен в гомосексуализме, как с уверенностью повторяет какой-то мутный исторчник Снитковский. Он, в силу сильнейших религиозных убеждений, вообще (включая жену) не жил половой жизнью с 36 лет.

Ганди не запрещал докторам давать больной жене молоко. Он лишь сказал, что если бы это произошло с ним, он ни при каких обстоятельствах не стал употреблять его в пищу.

Еще раз, простите великодушно за этот демарш, но "героев" плагиата надо "бить", чтобы в другой раз неповадно было.
Гость, Хабаровск | 19.09.2018 00:00
Словесными закидонами грешили многие известные люди, тот же Ганди и Солженицын, которым было лишь бы ляпнуть, в том числе о евреях, взяли бы да и повесились в знак протеста против британского владычества в Индии, ведь советовать другим так просто.
Гость | 09.09.2018 07:40
К сожалению, "непротивлением" властям отметились и нынешние потомки Толстого, лукавые и болтливые, так хорошо устроившиеся в правящей Москве.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com