Logo
18-29 сент. 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18
27 Сен 18











RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Не уезжай!..
Эстер Пастернак, Ариэль

" je m'ennuie de!" [1]

Я засыпаю в Иерусалиме, а просыпаюсь на острове. Вот он, кусочек природы - веревочные кедры, замшелые камни, вишневые деревья, весной усыпанные цветами. Я помню, как плакал сад, когда мы прощались. Я сказала ему, что мы с Йони отправляемся туда, где протекает неведомая нам жизнь, а он и птицы останутся здесь.

- Мне больно, – сказал сад.
- Нам обоим больно.
- Не уезжай.

Мы стояли друг против друга, я обняла его и погладила по шершавой щеке.
– Мне пора, - шепнула я, - мне надо идти.
- Нет, - сказал сад. - Нельзя, там дождь, ты заболеешь.
- Ты ведь знаешь, что я должна, что я не могу остаться с тобой, но и жить без тебя я нигде не смогу.
- Со мной ты сможешь всё. Не уходи, нам хорошо, пока мы вместе.

Сад взял меня за руку.
- Ты - единственный, кроме Иерусалима, где я могла бы жить, и чувствовать себя хорошо. Но я обязана уехать, и ты это знаешь.
- Да, - согласился сад, - я знаю.
- Ты вернешься когда-нибудь? - спросил он, но я не ответила. И он отпустил меня. И заплакал.
- Там дождь, — сказала я, — ты прав, там дождь.

Крупные февральские звезды заходили за тучи, как корабли в порт. Вцепившись ветвями в калитку, сад смотрел, как я уходила, а затем крикнул: "Ты должна вернуться, слышишь, всюду одно и то же". Кричал он до тех пор, пока не смог уже различить мой силуэт, пока не остался совсем один.

"… Нет, уезжать!
Прощай, мой сад!
Надолго ль?.. Навсегда.
Храни в себе молчание рассвета,
великий сад, роняющий года
на горькую идиллию поэта".

                          И. Бродский

Прошлое лето мы провели на острове. Дом, ротонда, террасы, деревянная галерея, теннисный стол, сукка, твоя мастерская. Прислонившись в стене, праздно стоят грабли - железный веер из тонких металлических спиц. Ступени в бассейн обломались, садовые дорожки просели, утопая в прогнившей листве, веточках, сосновых шишках, раковинах улиток, птичьих перьях, в засохших финиках, в листиках миндаля. Неплохо бы заняться ремонтом дома и чисткой двора.

С утра, вооружившись перчатками до локтей, мы выходим в сад. Изредка появляется удод в роскошном мотоциклетном шлеме, пауки плетут дачи ("Какую мне Фландрию вывел паук" - М.Ц.), маленькие змейки норовят пробраться в дом, соревнуясь с ящерками. Прошедшей зимой было много дождей, и на галерее пахнет плесенью. Старая, но еще довольно прямая пальма заглядывает в окно галереи, за время нашего отсутствия она прилично вымахала. Жизнь постепенно входит в привычный ритм. Пальмы, кипарисы, кактусы невиданной формы, заполнившие сад, недостает только Кили, Тины, Кушона. Недостает десяти прошедших лет.

Я смотрю в сад и вижу, как медленно меркнет свет, слушаю крики первых ночных птиц, и мне становится не по себе. В конце августа смоковница подарит нам дивные плоды. Раскрывшись, как губы от жажды, плоды её упадут на землю. Их подберут ежики, трудно поверить, но с первыми осенними дождями двор покинут черепахи, ежи, ящерки, птичка-медовика, а их место займут серые улитки. По ночам они будут спать на ступенях дома, а утром уползут в сад.

Вечером нас навещает моя приятельница Рози, турецкая еврейка. "Ай-ай-ай, – цокает она языком, - - Виран-Баг [2]., что они сделали с вашим садом?!"

И, глядя на коробку с книгами, спрашивает, продолжаю ли я писать.
– Продолжаю, – отвечаю я.

После ее ухода я вхожу в сад, прохожу мимо двух китайских апельсинов, а затем сворачиваю к гранатовым деревьям, туда, где растет грузная помела и живет куст любви. Розы и растрепанные флоксы выбрали место в теневой стороне патио, там же примостились невысокие кустики "гочи", плоды которых меня и сейчас удивляют – узкие пальчики ягод рождаются сразу сморщенными старичками. А вот и жасминовый куст. Он точно соревнуется с кустом любви в запахе. "О, запах цветов, доходящий до крика!" (Волошин) Острый, пробуждающий, как по клавишам рояля, бьющий по всем чувственным окончаниям, от этого запаха, я точно знаю, когда-нибудь можно будет умереть. Но одно дело — знать, и совсем другое — выжить. Кому из нас больше нужна эта "нерассуждающая чувственность", это "созвучие крови" мне или кусту жасмина, излишне спрашивать. Между кипарисом и айвой висит гамак, привезенный сыном из Бразилии. Загоревший миндаль сбрасывает в траву фетровые шляпки, а малина пригласила сюда своих кузин и кузенов, не пробиться. Да и питанга - суринамская вишня, разрослась не на шутку. Стоя на лестнице, ты подстригаешь сирийскую оливу, и я кричу тебе, что и малину не мешало бы проредить. Черные маслянистые оливки, пересыпанные солью, затем много раз промытые и залитые оливковым маслом, невероятно вкусны. А чай мы пьем с вареньем на выбор, ведь у нас есть и айвовое, и инжирное, и яблочное и абрикосовое. Но все это летом, летом. Уезжая, мы оставили дом и сад на попечение людей, не напоивших деревья, и тогда яблоня и слива засохли на корню, превратившись в памятники самим себе. Между яблоней и грецким орехом когда-то жили мои иллюзии. Место опустело. Может, оно и к лучшему. Сад – часть биографии человека. Он портрет, висящий на видном месте, и если спросят, кто это на портрете, то всегда можно ответить: "Вы не узнали? Это я и мой сад!"

"И я выхожу из пространства
В запущенный сад величин…"
{3].

Забравшись в гамак, я читаю. Шелковые бабочки опускаются на яркую ткань гамака, видимо, спутав его с каким-то диковинным цветком. Ночью над садом бродит луна, она его никогда не покидала, она так долго живет здесь, что успела состариться. Зависая над большими кактусами, растущими в самом конце сада, луна позволяет себе отвлечься и прикрыть веки. Утром, медленно поднимаясь за спиной сирийской оливы, солнце появляется меж высоких пальм и, достигнув зенита, заливает сад золотистым светом. В этот час всё оживает.

"Неважно, где ты родился - главное, чтобы не стерлась, не исчезла заглавная буква города, в котором ты сейчас живешь". Это мне сказали в одном прохладном доме в один из жарких дней неторопливого августа. В свое время Венеция казалась мне большой водной библиотекой. Плавучие тома баркасов делают первые шаги – ссылки. На что ссылается книга? На знаки препинания. Но здесь не Венеция, а горы Самарии. Множеством строчных букв, из-за спешки неизменно срывающихся в курсив, буква П ухитрилась пристроиться на рояле. Песок, который заносит ветер, желт и жесток. Вечерами на остров опускается влажность, перегибая в локте руку сухого аравийского ветра – наша взяла! Впитав влагу, остро пахнут розмарин и кориандр. Мгновенья, о которых мы забываем, переливаются в память других, как песок в часах.

Почему из памяти стираются лица? Вспоминает ли меня Н., лицо которой я уже не помню и голоса ее не помню, зато узоры на занавесях, присутствовавших при нашем последнем разговоре, я хорошо помню. "Моя коллекция" - так Шарлотта называет альбом с рисунками друзей - сплошь одни лица. Дневные облака рассеялись, день ушёл. Да, я знаю, почему не помню лица – ведь эти частности относятся к суетливой стороне жизни, а узор нечто, связанное с взором, - глазами души. Наконец наступает чудесный миг, сквозь сон чувствуешь - мир замер, и ты вместе с ним. Сон уходит за белый горизонт, ищет тупик, и не находит его и взмывает и падает на покрытую виноградными листьями, землю. А я подожду до зимы, и сидя у камина, запишу воспоминания о будущем лете.

От гербария к абсенту

Эта тетрадка зеленая, не похожая на другие, это гербарий. Листочки скреплены не пластиковой, а металлической пружинкой. Значит, относится она примерно к 1963 году. Мне двенадцать лет. Рисовать я не умею, и потому на обложке возникает нечто невнятное, что должно было означать диковинный цветок. А внутри? Какая там диковинка, листики дикой вишни, шелковицы, смородины, и абрикоса. Цветы чистотела, сирени, лепестки роз. Я открывала тетрадь на середине и оставляла на столике во дворе, в надежде, что листья знают, как беседовать с птицами. К 1979 году гербарий выцвел, поблек, пожелтел и осыпался и цветы превратились в горчичный табак.

Слово "абсент" идёт от французского absinthe - полынь, и от греческого απίνθιον — невыпиваемый. И это вполне понятно, кто же в состоянии одолеть напиток, содержащий большое количество экстракта горькой полыни, и не чувствовать последствий эфирных масел тойона? Такое безнаказанно не проходит. Абсент - есть что-то от Абиссинии?

Это было на холь а-моэд Суккот, в Рамат Бейт-Шемеше. Марк напоил нас зеленым абсентом. До того я только читала о том, что Рембо любил абсент. "Разбавить тебе абсент клубничным сиропом или так пойдет? " – спрашивает Марк. Должно быть, в тот вечер я чувствовала себя необычайно смелой и потому ответила, что так пойдет. Вечер был душный, хамсинный. По небу лениво слонялась луна. С балкона четвертого этажа городок как на ладони. Здесь ничего плохого не может случиться. Абсент завершился порцией горячего чая со свежей мятой, но головокружение не проходило, и это беспокоило друзей. Зря, должно быть, так чувствовал себя Рембо, когда в Абиссинии, сидя у входа в палатку, смотрел на полную луну. Потому и "Озарения" его ни на что не похожи. "Je est un autre". - "Я – другой". (Рембо)

Примечания:

1. "Я скучаю!"- пер. с фр.
2. "Разоренный сад" Пер. с турецкого
3. О. Мандельштам




Cтоимость новой книги прозы Эстер Пастернак "Терцины роз":
в Израиле – 80 шек. в Европе, Америке и странах СНГ – $25.
Заказы – по адресу: Pasternak Ester
Dereh Efrata 12/6, Ariel, 4077912 Israel
Электронный адрес автора: ester.zeev@bezeqint.net

За информацией о приобретении книги
обращаться по тел.: 053-6764786 – Зеев
Количество обращений к статье - 956
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Лея Алон | 24.07.2018 15:32
Это одно из многих прекрасных эссе, вошедших в книгу. Когда я читала прощание с садом, почувствовала, как чужая боль проникает в мою душу.
Кто из нас не проходил это прощание с тем, что было дорого в жизни, но здесь сад олицетворяет красоту земли Израиля и любовь к ней. И читая эти строки невольно завидуешь Эстер Пастернак, так глубоко чувствущей свою связь с этой землёй.
Удача книге. И благодарность автору.
Лея Алон (Гринберг).

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com