Logo
18-29 сент. 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18
08 Сен 18











RedTram – новостная поисковая система

Дайджест "МЗ"
Из министров – в шпионы
Петр Люкимсон, «Новости недели», Тель-Авив

Решение суда предать гласности информацию о том, что экс-министр энергетики и инфраструктуры Гонен Сегев обвиняется (именно обвиняется, а не подозревается!) в контактах с представителями вражеского государства и в шпионаже в пользу Ирана, стало, вне сомнения, главной сенсацией прошедшей недели.

Как следует из официальных заявлений полиции и спецслужб, Сегев был доставлен в Израиль из Экваториальной Гвинеи, въезд в которую ему был запрещен якобы из-за криминального прошлого. Однако, судя по всему, он был экстрадирован по просьбе Израиля, разведслужбы которого уже давно следила за каждым шагом бывшего политика. Улик против него было накоплено уже столько, что правоохранительным органам понадобилось немногим больше месяца, чтобы подготовить обвинительное заключение.

Официально материалы следствия засекречены, но просочившейся информации оказалось достаточно, чтобы составить общую картину дела.

Гонен Сегев на фоне иранского флага. PHOTO ILLUSTRATION BY THE DAILY BEAST

Чтобы понять, каким образом израильский министр превратился в иранского шпиона и насколько серьезен ущерб, который он нанес безопасности Израиля, следует, наверное, для начала вспомнить его "обыкновенную биографию в необыкновенное время".

Гонен Сегев родился в 1954 году в Кирьят-Моцкине. После призыва в ряды ЦАХАЛа был принят на летные курсы, однако вскоре оттуда отчислен и переведен в боевое подразделение, в котором и завершил службу в звании капитана. Демобилизовавшись, Сегев поступил в Беэр-Шевский университет, получил диплом доктора медицины и начал работать врачом. Одновременно он учился на факультете менеджмента в Тель-Авивском университете.

Кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба этого человека, если бы он не поселился в мошаве Тель-Адашим, оказавшись соседом бывшего начальника генштаба Рафаэля Эйтана - легендарного Рафуля. В начале 1990-х годов Эйтан решил основать партию "Цомет" и подыскивал подходящих кандидатов для составления партийного списка. Яркие харизматичные личности ему не нужны – он ищет людей, которые будут благодарны ему за то, что он вывел их "из грязи в князи", и подчинятся так же беспрекословно, как солдаты подчиняются командиру. И кандидатура его соседа, скромного молодого педиатра Гонена Сегева ему в этом смысле полностью подходила. К тому же Гонен на тот момент был лечащим врачом его внуков, и жена Рафуля, Офра, горячо настаивала на том, чтобы муж отдал ему второе место в предвыборном списке.

Успех "Цомета" на выборах 1992 года оказался оглушительным: новая партия набрала сразу 8 мандатов. Все понимали, что в партии все решает единолично Рафуль, в СМИ "Цомет" так и называли – "Рафуль и семеро гномов".

Это было время, когда Ицхак Рабин, сформировав правительство меньшинства, принимал судьбоносные для страны решения: вызвав из "почти небытия" Ясира Арафата, он начал продвигать Норвежские соглашения, итогом которых должно было стать создание Палестинского государства с почти полным отступлением Израиля к границам 1967 года. Одновременно Ицхак Рабин и Шимон Перес начали закулисные переговоры с Сирией о заключении мира ценой отступления Израиля с Голанских высот. Но когда пришло время утверждать Норвежские соглашения в Кнессете, стало окончательно ясно, что у левого правительства нет большинства, и тогда руководство "Аводы" вступило в закулисные переговоры с Гоненом Сегевом. Результатом переговоров стало то, чего Рафуль, создавая партию, не мог, а точнее, не хотел предвидеть: "гномы" устроили бунт против "Белоснежки". Сегев решил, что пробил его звездный час, и уговорил депутатов Алекса Гольдфарба и Эстер Соломонович выйти из "Цомета" и создать свою фракцию "Йеуд". И благодаря трем депутатам от крайне правой партии, Норвежские соглашения были утверждены («за» – 61 голос, «против» – 59). В обмен на этот политический трюк Гонен Сегев получил пост министра энергетики и инфраструктуры, а Алекс Гольдфарб стал его заместителем.

Рафуль тогда заявил, что Сегев совершил предательство, а тот, кто предал единожды, может предавать снова и снова. Но СМИ в целом представляли Сегева героем, "осознавшим высшую ценность мира с палестинцами для будущего Израиля".

После выборов 1996 года Гонен Сегев оказался в явной растерянности. Он попытался вернуться к медицинской практике, но, побывав в министерском кресле, понял, что ему этого мало: он чувствовал себя рожденным для иных, великих дел, и был одержим идеей стать мультимиллионером, и – желательно – сразу.

Успев за время пребывания на посту министра энергетики и инфраструктуры поверхностно познакомиться с этой отраслью, а также наработать связи в различных ведомствах и деловых кругах, он стал консультировать бизнесменов из Юго-Восточной Азии и Европы, желавших приобрести израильские технологии в области электротехники и водопользования. Однако желанных миллионов это не приносило, и однажды Сегев даже опустился до мелкого мошенничества: снял в Гонконге по кредитной карточке свыше двадцати тысяч шекелей, а затем заявил, что карточку украли. Эту ложь быстро разоблачили, а экс-министр отделался штрафом в 50 тысяч шекелей.

В 2004 году Гонен Сегев был задержан за попытку пройти амстердамскую таможню по поддельному диппаспорту и пронести крупную партию "экстази". Он предстал перед судом, был приговорен к 5 годам тюремного заключения и лишению права на медицинскую практику, а уже в 2007-м вышел на свободу в рамках амнистии. Однако в просьбе о возвращении лицензии врача бывшему заключенному было категорически отказано.

Оказавшись не у дел, Гонен Сегев уезжает в Нигерию, где к тому времени уже возникла довольно большая община израильских бизнесменов. Представляясь врачом и экс-министром, он открывает небольшую частную клинику и становится вхож в иностранные посольства, превращаясь в своего рода семейного доктора для дипломатов. Вскоре он женится на сотруднице немецкого консульства, что снова делает его обладателем дипломатического паспорта. Среди прочего, он начинает оказывать медицинские услуги и сотрудникам посольства Ирана, а также – хотя этот факт и не афишируется, – подвизается как семейный врач израильских дипломатов, решивших закрыть глаза на его прошлое.

Как утверждают информированные источники, карьера Гонена Сегева как иранского шпиона началась в 2012 году. Иранские спецслужбы проводили его вербовку по классической схеме "медленного заглатывания крючка". Для начала, пообещав щедрое вознаграждение, его попросили помочь закупить для Ирана кружным путем израильское медицинское оборудование. Затем – тем же кружным путем - некоторые израильские технологии в области энергетики, благо у него остались связи в "Хеврат-хашмаль" и других структурах. Для осуществления таких сделок Сегева приглашали в Европу, где он однажды оказался на явочной квартире иранской внешней разведки. Ловушка захлопнулась: Сегев понял, с кем имеет дело, но у него еще был выбор – пересечь "красную черту" или нет (впрочем, обозреватель "Маарива" Йоси Мельман считает, что на данном этапе у него выбора уже не было). И Сегев начинает сотрудничать с иранскими спецслужбами напрямую.

Дважды за эти годы он по своему немецкому диппаспорту побывал в Иране и, очевидно, передал "патронам" известные ему данные об инфраструктуре Израиля. Затем из Тегерана к нему начинают поступать все новые просьбы добыть ту или иную информацию об израильских электростанциях, нефтеперерабатывающей промышленности, опреснительных установках (к ним в Иране проявили особый интерес), системе водоснабжения и т.д. Свои изыскания он пересылает в Тегеран либо по специальному секретному каналу связи, либо при личных встречах со своими кураторами в отелях и на явочных квартирах иранской внешней разведки в разных странах. Иранских разведчиков интересовали также вопросы, касающиеся повседневной жизни израильтян вообще и сотрудников израильских спецслужб – например, они спрашивали, существует ли специальная больничная касса и места отдыха для сотрудников ШАБАКа и "Мосада", какими привилегиями те обладают и т.п.

В поисках ответов на заданные ему вопросы Сегев обращается к знакомым израильским бизнесменам, бывшим и нынешним высокопоставленным чиновникам разных министерств и ведомств, объясняя им, что информация нужна ему по делам бизнеса. Большинство знакомых охотно делились с Сегевом своими знаниями, некоторые даже выражали согласие поучаствовать в сделках, не зная, что на самом деле за ними стоит Иран. Но были и те, у кого возникли некие смутные подозрения, о которых они сообщили в ШАБАК – на всякий случай, чтобы подстраховаться. С этого момента за Гоненом Сегевом в Нигерии устанавливается пристальное наблюдение, день ото дня усиливающее подозрения в его адрес.

Не знать, чем он занимается и на кого работает, Гонен Сегев не мог, так как в числе прочего иранские спецслужбы вручили ему специальное оборудование для связи. Более информированные источники утверждают, что Сегев начал работать на вражескую разведку еще раньше - в 1990-х годах, вскоре после своей отставки с поста министра. Тогда на него как на источник информации и потенциального шпиона обратил внимание житель Тиры Кейс Убейда, позже уличенный в шпионаже в пользу "Хизбаллы". Убейда якобы предложил Сегеву тайный бизнес со странами Персидского Залива, в том числе, и в области наркоторговли, обещая, что это принесет ему миллионы. На каком-то этапе у боссов Убейды из "Хизбаллы" возникла идея похищения Сегева и превращения его в заложника, но в итоге они решили остановиться на более легкой добыче, и в плен был взят другой израильский наркоторговец с богатым армейским прошлым – Эльханан Тененбаум.

Как бы то ни было, к началу нынешнего года у израильских спецслужб не было никаких сомнений по поводу шпионской деятельности Гонена Сегева, и его арест был только вопросом времени. Даже несмотря на то, что Сегев был очень активным членом еврейской общины Нигерии, часто посещал "Бейт-ХАБАД" в Абудже, вызывался оказать бескорыстную помощь по различным медицинским и другим вопросам и все время повторял, что мечтает заслужить прошение Израиля за былые ошибки и вернуться в страну.

Задержание Сегева и его экстрадиция в Израиль стали возможны благодаря израильской бизнесвумен Ярдене Овадье, обладающей огромными связями в правительственных кругах Экваториальной Гвинеи.

Как рассказывает Ярдена Овадья, ей позвонили друзья из израильского МИДа и спросили, прибыл ли уже в Гвинею Гонен Сегев. По имеющейся в МИДе информации он якобы собирался приехать, чтобы принять участие в назначенном принадлежащей ей больнице консилиуме. В ответ бизнесвумен заявила, что понятия не имеет, кто это такой, и уж точно не приглашала его к себе в больницу. Затем она по просьбе МИДа стала разыскивать Сегева по отелям столицы Гвинеи Маламбо, но его нигде не было и все его телефоны были отключены (как предполагается, Сегев в это время как раз встречался с иранскими агентами). Ну, а дальше произошло то, что произошло: когда Сегев прибыл в Экваториальную Гвинею, ему было отказано в праве во въезд, и тут Израиль - разумеется, по чистой случайности - направил гвинейским властям требование об его выдаче. Каковое в рекордно короткий срок было удовлетворено.

Сейчас дело Гонена Сегева раскручивается полным ходом, и обозреватели ломают копья, споря, насколько велик вред, который он нанес безопасности Израиля.

Обозреватель газеты "Маарив" Бен Каспит заявил: если у Ирана все шпионы такие, как наш экс-министр, то израильтяне могут спать спокойно. Сегев, по его словам, - жалкая ничтожная личность, весьма мало смыслит в вопросах, связанных с инфраструктурой и безопасностью, и никакой ценной информации предоставить не мог. К тому же не следует забывать, что пост министра энергетики и инфраструктуры он занимал больше 20 лет назад, а с тех пор все в этой области кардинально изменилось.

Однако Йоси Мельман и другие обозреватели, специализирующиеся на освещении работы спецслужб, похоже, считают иначе. По их мнению, даже пользуясь теми топографическими картами Израиля, которые выложены в свободном доступе в Google, Сегев мог указать иранцам точные координаты размещения израильских электростанций, НПЗ и других стратегических объектов и помочь навести иранские баллистические ракеты на эти цели. Кроме того, в период пребывания на посту министра энергетики и инфраструктуры и члена финансовой комиссии Кнессета, Сегев был посвящен во многие государственные тайны, сохраняющие актуальность до сих пор. Наконец, в этот же период он обзавелся огромными связями в политических, государственных и деловых кругах страны, все эти годы старался поддерживать добрые отношения со многими влиятельными лицами, и те просто по наивности могли поделиться с ним той или иной информацией, попадание которой в руки врагов Израиля крайне нежелательно. Был опубликован и ответ на этот вопрос некого "очень высокопоставленного источника в системе безопасности" (обычно этот эвфемизм служит для обозначения главы ШАБАКа, не желающего, чтобы его цитировали с упоминанием имени). "Похоже, этот мерзавец продавал за гроши все, что ему было известно и неизвестно. Ущерб он, безусловно, нанес. Ущерб немалый, но драматизировать все же не стоит".

Сегев: «Я хотел помочь своей стране». Фото: ynetnews.com

Сам Гонен Сегев на допросе пытался утверждать, что сознательно водил иранцев за нос, скармливал им дезинформацию и надеялся, что таким образом приносит пользу своей стране, что его вклад, в конце концов, будет признан, и он вернется в Израиль полностью реабилитированным. "Я не только не пытался нанести ущерб безопасности Израиля, но, напротив, хотел помочь своей стране. Я хотел стать двойным агентом и вернуться домой героем, заслужив прощение и право снова работать врачом. Сразу после того, как я вступил в контакт с иранцами, я сообщил об этом одному из высокопоставленных представителей спецслужб и написал, что жду его дальнейших указаний. К сожалению, ответа на свое письмо я так и не получил", - заявил Сегев на допросе.

Тот же Мельман замечает, что эта версия звучит наивно, если не сказать больше. Многие из тех, пишет Мельман, кто решал заработать на предательстве родины и выдаче ее секретов, думали, что контролируют ситуацию, но на самом деле это они были под полным контролем завербовавших их спецслужб.

Адвокаты Гонена Сегева напомнили, что все материалы дела их подзащитного строго засекречены. Появляющаяся в СМИ информация, по их словам, носит исключительно спекулятивный характер, и когда хотя бы часть материалов будет разрешена к публикации, станет ясно, как сильно реальная картина отличается от этих спекуляций.

Что ж, давайте подождем. Кстати, защищает Сегева в суде та же адвокатская контора, которая в свое время представляла интересы Эльханана Тененбаума: Сегев сам остановил на ней выбор, когда ему был предложен список адвокатов, услугами которых он может воспользоваться. В первые дни допросов к Гонену Сегеву адвокатов не допускали, несмотря на его настоятельные просьбы. Вплоть до разрешения публикации об аресте и решении выдвинуть против него обвинительное заключение бывший министр содержался в секретной тюрьме ШАБАКа – там же, где до него находились другие "заключенные, заподозренные в сотрудничестве с врагом. Чтобы избежать огласки, в суд для продления ареста VIP-подозреваемого доставляли в вечерние часы в темных очках и надвинутой на лоб каскетке.

На днях Гонен Сегев был переведен в тюрьму "Гильбоа", где содержатся и террористы, и обычные уголовники. Он помещен в блок к уголовникам, совершившим преступления, не связанные с насилием, и тюремные власти утверждают, что безопасности экс-министра ничего не угрожает. Впрочем, это не факт: во время прежней отсидки Сегева не раз пытались избить в камере и устроить ему "темную" - прежде всего, за крайне высокомерное отношение к окружающим. Больше всего, по словам его бывших сокамерников, их поразило то, как он отнесся к сообщению о трагической гибели Рафуля – человека, которому был обязан своим внезапным возвышением. "Какой идиот! – сказал Сегев, прочитав газету. – И сдох-то, как идиот!"

* * *

В заключение отметим, что иранские СМИ преподнесли историю Гонена Сегева, как свидетельство того, насколько успешно работают их спецслужбы: вот, мол, они даже сумели завербовать на службу Ирану бывшего израильского министра! И тут трудно не согласиться с бывшим главой ШАБАКа Яаковом Пери: если это – самый грандиозный успех внешней разведки Ирана в Израиле за последние годы, то ей можно только посочувствовать.

Сейчас в социальных сетях по всему миру набирает силу кампания "Свободу Гонену Сегеву!" Авторы тысяч (!!!) постов утверждают, что Израиль арестовал и собирается предать суду "невинного человека, самоотверженного детского врача, отличного семьянина, гуманиста, сторонника мира" и т.д. Воистину человеческому лицемерию нет предела.
Количество обращений к статье - 465
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Давид Мааян (Черноглаз). | 07.07.2018 10:32
Уважаемый Люкимсон перелопатил изрядный объем материала и выдал вполне информативный и заслуживающий доверия текст. Но есть к нему и претензия. Автор некритически пересказал вздорные утверждения недобросовестных газетчиков о партийной карьере шпиона Сегева.
Не назначал его Рафаэль Эйтан вторым номером в избирательном списке и, тем более, министром. Рафуль вообще отказался рекомендовать кого бы то ни было, предоставив решать Центру партии. Такой "разгул демократии" позволил прорваться наверх сомнительным личностям типа Сегева. В дальнейшем Сегев потребовал назначения его министром от Цомета, но получил отказ, а вскоре был и вовсе изгнан из партии. Вот тут-то и подобрали его Рабин-Перес.
И еще одно замечание автору статьи. Следовало бы сказать ясно и недвсмысленно, что "Осло" родилось в грехе и обмане. А поддержку большинства народа, которой не было, заменила покупка потенциального вора и предателя.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com