МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=727
Распечатать

17 – 23 октября 2008

Рубрику ведет Леонид Школьник

Очередная неделя - «круглые»  юбилеи и «некруглые» дни рождения...

17 октября

1946 – В Варшаве, в семье коммуниста, а впоследствии оппозиционера Оси Михника родился Адам, будущий антикоммунист. С 15-16 лет Адам Михник входил в известный дискуссионный «Клуб кривого колеса», через который прошли многие представители будущей политической оппозиции, а в 1962 году основал собственный неформальный Клуб искателей противоречий. Спустя два года он поступил на истфак Варшавского университета, неоднократно подвергался взысканиям, в 1968-м, в период острого политического кризиса, был арестован и приговорен к трем годам тюрьмы (освобожден по амнистии в 1969-м). Выйдя на волю, начал под различными псевдонимами публиковать статьи в газетах и журналах демократической направленности. Получил «волчий билет» и не мог продолжать учебу, но всё же в 1975 году окончил экстерном исторический факультет в Университете им. Адама Мицкевича в Познани. Некоторое время был личным секретарем известного польского поэта Антония Слонимского - внука Хаима-Зелика Слонимского, видного еврейского издателя, литератора (на иврите), популяризатора науки, математика и изобретателя, родившегося в Белостоке. В 1976-1977 годах Михник жил в Париже, а, вернувшись оттуда, примкнул к только что созданному оппозицией Комитету защиты рабочих (KOR), выступил одним из организаторов подпольного университета гуманитарных и социальных наук («передвижной университет» — давняя традиция польских оппозиционеров с начала 1880-х годов), был редактором ряда оппозиционных печатных изданий — «Информационный бюллетень», «Критика», одним из руководителей подпольного издательства. В 1980-1989 годах - советник мазовецкого отделения движения «Солидарность». В 1981-1984 г.г. вновь был арестован, осужден и отбывал заключение, через год, в 85-м, арестован еще раз, осужден на три года тюрьмы. Политические взгляды Михника не встречали понимания властей, и они многократно предлагали ему перебраться на Запад – Америка и Европа были открыты для человека с его жизненной позицией, но раз за разом Михник отклонял эти предложения. Выйдя на свободу в очередной раз, стал членом неформального координационного комитета, который возглавил Лех Валенса, член Комитета граждан, в период «бархатной революции» в 1989 году участвовал в серии собеседований правительства и оппозиции («Круглого стола») о проведении свободных выборов, в том же году избран депутатом новоизбранного Сейма и создал ежедневную «Газету выборчу», стал главным редактором этого популярного и авторитетного издания, в котором выступил оппонентом Валенсы, поддержав программу шоковой терапии Лешека Бальцеровича. Адам Михник широко публиковался в известных периодических изданиях – Der Spiegel, Le Mond, El Pais, The Washington Post, кроме того, написал несколько книг: «Церковь и левые», «Польские диалоги», «Письма из тюрьмы», «Письма со свободы». Он получил степень доктора honoris causa (почетное звание доктора, присуждаемое за особые заслуги) Новой школы социальных исследований в Нью-Йорке, Университета Миннесоты и Колледжа штата Коннектикут. На вопрос своего польского коллеги о том, почему в Польше демократическая оппозиция возникла так поздно, Михник ответил кратко и недвусмысленно: «Не было бы в Польше никакой оппозиции без российских диссидентов. Я помню, как нам задавали вопросы: в чем дело, в России есть самиздат, а в Польше нет? И если быть справедливыми, то первыми, кто отковался от цепи, были русские диссиденты - Сахаров, Амальрик, Солженицын…». В 1986 году Адам Михник стал лауреатом премии Р. Кеннеди в области прав человека, в 1989-м – премии Юрковского, а в 1999 году выиграл журналистский приз Франсиско Керекедо. Лауреат Prix de la Liberte французского PEN-клуба, почётный доктор Нью-Йоркской New School for Social Research, Человек Европы 1989 года, лауреат премии международного союза журналистов Европы (1995); награждён медалью имени Imrego Ngaya (1995). Получил награду в области журналистики и демократии Организации по безопасности и сотрудничсеству в Европе (ОБСЕ) в мае 1996 года. По списку британской газеты FinancialTimes (май 2006 года) Михник был назван одним  из двадцати наиболее влиятельных журналистов мира.

18 октября

1880 – Ненависть Давида Бен-Гуриона к Владимиру (Зеэву) Жаботинскому была очень глубокой, в ее основе лежала неприязнь Жаботинского к социалистическим доктринам, столь близким Бен-Гуриону. Жаботинский считал скорейшее создание еврейской государственности настолько важным, что выступал против забастовок рабочих (предлагая вместо них совместный арбитраж) до тех пор, пока еврейская экономика Эрец-Исраэль не встанет на крепкие «собственные ноги». Бен-Гурион не принимал и стремления Жаботинского вести переговоры с кем угодно, лишь бы они могли помочь сионистскому делу, — включая фашистских лидеров вроде Муссолини. В результате этих политических разногласий Бен-Гурион считал фашистом самого Жаботинского, что не соответствовало действительности. Примыкая к правым в политике и будучи прагматиком, Жаботинский вместе с тем оставался пылким приверженцем демократии. Кем был Жаботинский, чьи политические взгляды и методы их осуществления вызвали бурю в национальном движении и спор, продолжающийся по сей день? Он родился в Одессе, на улице Базарной. После смерти отца в 1886 году заботы о пропитании семьи легли на плечи матери, которая, превозмогая трудности, сумела дать среднее образование дочери и сыну. Жаботинский получил русское образование и с детских лет воспитывался на русской литературе. Еще подростком он начал писать романы и стихи. Способность его к языкам была поразительна: уже в гимназии он овладел итальянским, английским, немецким и французским; знал латинский и древнегреческий, которые изучали по школьной программе, а также иврит и идиш. В семнадцать лет он перевел с английского на русский несколько стихотворений Эдгара По. Его перевод стихотворения По "Ворон" стал классическим и был включен в школьные учебники по литературе. Жаботинский оставил гимназию еще до выпускных экзаменов и в восемнадцать лет оказался перед дилеммой: попасть в университет иили пытаться заработать на жизнь. По рекомендации он был назначен иностранным корреспондентом либеральной газеты "Одесский листок", пользовавшейся значительным влиянием. В своей автобиографии Владимир Жаботинский признает, что был в то время далек от еврейской культуры и традиции и даже не подозревал об их существовании. В гимназические годы никто из его окружения не интересовался еврейским вопросом. По дороге в Швейцарию в качестве корреспондента "Одесского листка" Жаботинский побывал в Галиции и Венгрии и впервые увидел еврейское гетто во всей его нищете и беззащитности. Можно предположить, что именно эти впечатления и заставили его встать на одном из бесконечных собраний эмигрантов-революционеров в Берне и произнести свою первую политическую речь, в которой он объявил себя сионистом. Не столько в результате зрелого анализа, сколько руководствуясь интуицией, Жаботинский пророчески предсказал, что конец еврейству в изгнании положит новая резня Варфоломеевской ночи и что единственным решением еврейского вопроса является эмиграция в Эрец Исраэль. Через 36 лет, за три года до начала гитлеровского "окончательного решения еврейского вопроса", Жаботинский призвал евреев покончить с галутом путем массового переселения в страну отцов. Под псевдонимом “Альталена” он публикует сотни эссе, — тогда их называли фельетонами, пишет пьесы, много выступает. Его, блестяще владевшего ораторским искусством, сравнивали с Троцким и Маклаковым. Жаботинский часами держал в напряжении аудиторию, обращаясь к ней не только на языках этих ораторов, но еще и на иврите, на идиш, итальянском и немецком. В 1903 году, когда произошел еврейский погром в Кишиневе, Владимир  Жаботинский поехал на место трагедии. Потом гениально перевел на русский язык поэму Хаима-Нахмана Бялика “Сказание о погроме”, чем потряс Владимира Маяковского. Именно с 1903 года Владимир (Зеэв) Жаботинский стал одним из идеологов борьбы за создание еврейского государства в тогдашней Палестине. Ему не пришлось увидеть воплощение дела своей жизни. Но он предвидел и провидел будущее. В своем завещании этот еще не старый человек написал: “Я хочу быть похороненным там, где меня настигнет смерть. Мои останки пусть перевезут в Эрец Исраэль, если на то будет распоряжение будущего еврейского правительства”. С 1905 года Жаботинский начал организовывать в Одессе отряды самообороны. Затем в Палестине он стал солдатом, создал еврейский легион, дослужился до чина офицера. Англичане посадили его в тюрьму в Акко, но голос мировой общественности заставил выпустить его на свободу. Но при этом Жаботинский не был классическим сионистом, более того, расколол сионистское движение, так как его, усвоившего уроки революции в России, не устраивала социалистическая окраска сионизма. Он действительно предвидел и провидел, отправившись в Нью-Йорк собирать деньги на Еврейский легион, предупреждая о фашизме как о всемирной Катастрофе, в которой пострадают евреи. Увы, физические силы Жаботинского были на исходе, болезнь, которая год спустя одолела его, начала свое разрушительное действие. Жена не смогла прибыть с ним в Нью-Йорк, единственный сын отбывал тюремное заключение в Палестине. Из Европы стали доходить известия о преследовании евреев и о нацистских планах их окончательного уничтожения. 4 августа 1940 года Жаботинский вместе с друзьями отправился в летний лагерь Бейтара неподалеку от Нью-Йорка. Уже по дороге, в машине, ему стало плохо, однако он скрыл свое состояние от попутчиков. Добравшись до лагеря, Жаботинский приветствовал собравшихся бейтаровским "Тель-Хай!" У него хватило сил подняться к себе в комнату. Через несколько мгновений он скончался от сердечного приступа... В 1964 году правительство Израиля решило перевезти останки Жаботинского из Соединенных Штатов, где он умер, в Иерусалим. Он был перезахоронен, как и его жена Иоганна, со всеми официальными почестями на горе Герцля, недалеко от могилы самого Герцля. Тогда в Израиле стояло у власти социалистическое правительство Леви Эшколя, а Жаботинский же считался человеком правой ориентации. Но самые искренние знаки почтения ему выказали все слои населения, все политические группировки страны. Вот почему улицы Жаботинского есть почти в каждом городе Израиля: в Иерусалиме, Тель-Авиве, Хайфе, Беэр-Шеве - повсюду, всех городов и городков не перечислить.

19 октября

1914 - Румынский и французский троцкист, профсоюзный деятель и журналист, активный участник французского рабочего движения в 1930-1960-е годы Давид Корнер (Барта) родился в Румынии в еврейской семье. В 1932-1933 годах был членом Румынской компартии, и в 1933 году вместе Георге Георгиу-Дежем, Констанином Донче и другими членами РКП был осуждён Бухарестским судом за активное участие в забастовке железнодорожников 1933 года и приговорён к 18 месяцам тюрьмы. Во время учёбы в Париже в 1934 году Корнер присоединился к троцкистскому движению, и после возвращения на родину в апреле 1935 года создал Большевистско-ленинскую группу Румынии. После начала гражданской войны в Испании и июньских забастовок 1936 года во Франции Корнер вернулся в Париж и стал членом Международной рабочей партии. Следуя совету Троцкого его французским сторонникам, Корнер вступил во Французскую секцию Рабочего интернационала (СФИО). Когда в начале Второй мировой войны СФИО прекратила существование, Корнер сформировал троцкистскую группу, которая считала практику других троцкистских организаций в отношении крупных социалистических партий мелкобуржуазной. В период нацистской оккупации группа действовала в подполье, а после войны возродилась как Союз коммунистов (троцкистский). Группа ориентировалась на заводскую работу, а также регулярно выпускала собственные агитационные материалы, в которых выступала против колониальной политики Франции. Когда 1956 году несколько бывших членов троцкистской группы начали издавать бюллетень «Голос рабочих», Корнер не принял в нём участие, хотя в конце 1964 года Пьер Буа, лидер «Голоса рабочих», ещё предлагал ему присоединиться к работе. Отношения между Корнером и лидерами «Голоса рабочих» оставались натянутыми, так как он, в частности, считал, что группа несправедливо присвоила результаты его деятельности и методы её работы были неверны. Скончался Давид Корнер в Париже 6 сентября 1976 года.

20 октября

1946 – В маленьком австрийском городке Мюрцзухлаг родилась Эльфрида Елинек – лауреат Нобелевской премии по литературе 2004 года. Мать будущей писательницы была родом из богатой венской семьи, а отец, химик по образованию, работавший в немецкой промышленности всю Вторую мировую войну, избежал преследований нацистов, но в 1969 году закончил свою жизнь в психиатрической больнице. Эльфрида еще в школе стала заниматься музыкой: училась игре на фортепиано, на других музыкальных инструментах. Позже она поступила в Венскую консерваторию по классу композиции и успешно ее окончила. Позже Эльфрида занялась изучением истории театра и искусств в Университете Вены. В своем литературном творчестве она заняла нишу, прежде пустовавшую в современной австрийской и европейской беллетристике. Речь идет о насилии и власти в частной и интимной жизни, о роли женщины в мире тотального потребительства, о доминировании мифов обыденного сознания в отношениях между людьми и о неизбывном одиночестве человека перед лицом каждодневного умирания. Среди популярных произведений Елинек – роман «Похоть», переведенный в 2006 году и на русский язык, а также роман «Пианистка» (1983), имевший сенсационный успех в Европе и США. Этот роман был экранизирован знаменитым режиссером Михаэлем Ханеке, получил Гран-при Каннского фестиваля 2001 года и неофициальный статус "первого значительного произведения киноискусства нового столетия". Своим же главным произведением бывший член компартии Австрии Эльфрида Елинек считает роман "Дети мертвых", ибо убеждена, что идеология фашизма, его авторитарное и духовное наследие живы в Австрии до сих пор, и она мастерски показывает это в книге. Роман был написан десять лет назад, но остается непревзойденным даже самой Эльфридой Елинек. По словам критика Ирис Радиш, "Елинек сочинила свою австрийскую эпопею. Это - наиболее радикальное творение писательницы по тематической гигантомании и по неистовости языковых разрушений". Критики единодушны в оценке этого романа: его основная литературная ценность заключается не в сюжете, не в идее, а в стиле. Елинек рвет привычные связи смыслов, обрывки соединяет по-новому, и в процессе расщепления и синтеза выделяется некая ядерная энергия. Елинек овладела плазмой языка, она как ведьма варит волшебное варево, и равных ей в этом колдовстве в современной литературе нет. Если Булгаков в "Мастере и Маргарите" напускает на Москву целую свору нечистой силы, чтобы расквитаться со своими недругами, то Эльфрида Елинек делает примерно то же при помощи мертвых, которые воскресают, переселяясь в чужие тела. Елинек творит в лице своих героев акт мести за поколение своих родителей. Жёстко критикуемая в своей родной Австрии, Елинек заслужила признание во многих других странах мира. Среди престижных наград, которых она удостоена за свое литературное творчество, - премия имени Генриха Бёлля  (1986) за ее вклад в развитие немецкой литературы, премия Бюхера (1998), премия Белинского театра (2002), премия театра «Мюльхеймер» (2002, 2004), а также премия объединения литературных критиков «Вольфенбюттель» (2004).

21 октября

1887 – Популярнейшая в свое время певица, артистка оперы и оперетты Изабелла Кремер (более известна как Иза Кремер) родилась в Бельцах, в Бессарабии. С ранних лет у нее  проявились музыкальные способности. Первую песню на идиш она услышала из уст своей матери. Когда девочке было пять, она увлеклась еврейской свадебной музыкой, а в юности писала стихи о нищете своего народа. Тридцать лет спустя Иза Кремер стала первой певицей, которая начала петь на идиш со сцены. Несмотря на семейные трудности, родители всё вкладывали в музыкальное развитие дочери. С 1912 года она в течение двух лет в Милане училась пению у известного педагога Луиджи Ронци, выступала в небольших театрах, затем вернулась на родину. Её пригласили в Одессу, где она дебютировала в опере Пуччини «Богема». Затем последовала партия Виолетты в «Травиате». Одесса, Петроград, Москва — всюду колоссальный успех. Иногда в этих городах Кремер выступала и в опереттах. Среди оперетт, в которых она участвовала, были «Нищий студент», «Идеальная жена», «Наконец один», «Польская кровь». После революции, в 1919 году, Иза Яковлевна Кремер, вместе со своим мужем, редактором «Одесских новостей» Хейфецом, уехала во Францию. Позже, оставив мужа, она гастролировала по многим странам мира, приобрела  мировую известность не только как прекрасная исполнительница песен и романсов, но и как киноактриса. В 1923 году, несмотря на антисемитские выступления и даже звучавшие в ее адрес угрозы смерти, Иза Кремер дала концерт для евреев Варшавы. В 1933 году она приехала в Германию, чтобы выступить в Обществе еврейской культуры. Певица дала множество концертов в поддержку испанских республиканцев. В 1934 году, во время своего очередного турне по Южной Америке Иза познакомилась с Грегорио Берманном, педагогом по профессии и социалистом по убеждениям. Девять лет спустя они заключили брак по доверенности в Мексике. 19 ноября 1944 года Иза Кремер дала концерт в Карнеги-холле (Нью-Йорк). Во время Второй мировой войны в Аргентине, где правительство тайно поддерживало нацистов, Кремер давала концерты, сбор от которых шел в пользу союзников. В марте 1946 года на фирме «Сева рекорд» вышли новые граммофонные пластинки Изы Кремер — «популярные песни на еврейском языке». Из-за своей весьма активной общественной деятельности в Аргентине, где Иза жила с мужем, супруги пострадали: Берманн потерял работу, а Изу отлучили от больших залов. Но они остались верными своим идеалам мира и справедливости. Иза передавала средства от своих концертов жертвам Холокоста, дала концерт в поддержку только что появившегося государства Израиль. Все это привело к тому, что в последние годы ее карьеры в Аргентине певицу практически не было слышно — ее всячески замалчивали. В 1956 году врачи диагностировали у Изы Кремер запущенный рак желудка. Кстати, знаменитую песню «Майн штэтэлэ Бэлц» написали специально для Изы Крeмер поэт Яков Якобс и композитор Александр Ольшанецкий. Иза впервые исполнила ее в оперетте "Дос лид фун гето", поставленной в Нью-Йорке в 1932 году. Скончалась Иза Кремер 7 июля 1956 года в Кордове, Аргентина.

22 октября

1890 – Волею судьбы профессор, член-корреспондент Академии наук Украины  Эли Спивак оказался последним сторожем на кладбище еврейской науки Украины. Он родился в Василькове, Украина, в религиозной семье владельца скобяной мастерской. Там, в Василькове, по окончании городской школы «Талмуд-Тора» Эли Спивак начал работать домашним учителем еврейского языка. С 1916 года он - учитель гимназии в Глухове, где экстерном сдал за курс учительского института. В 1918 году Эли учительствовал в Василькове, но вскоре с родителями бежал от погромов в Киев. При деникинцах работать было негде, а с приходом Красной армии он стал преподавать во вновь открытых
еврейских школах и до 1926 г. был учителем еврейского языка и литературы. В 1926-27 годах Спивак преподавал идиш в Харьковском педтехникуме, совмещая с работой методиста по языку идиш в Центральном еврейском бюро Наркомпроса УССР. С середины 1920-х гг. читал лекции по стилистике идиш в пединститутах Одессы, Киева, Житомира. Занимался вопросами лексики, грамматики, диалектологии идиш, а также фольклористики, публиковал хрестоматии для еврейских школ Украины и России (вместе с Давидом Гофштейном и литератором И. Яхинсоном, 1887–1937). В 1928-32 гг. Эли Спивак преподавал идиш в Институте народного образования в Одессе и на курсах переподготовки учителей. С 1929 г. - профессор кафедры языка идиш. В 1929–31 гг. Спивак – член  редколлегии педагогического журнала «Ратн-билдунг» («Советское образование»). Был постоянным сотрудником журнала «Идише шпрах» в Киеве, основанного в 1927 г. Нохемом Штифом, а в 1934 г., через год после смерти Н. Штифа, Спивак был назначен руководителем секции лингвистики Института еврейской пролетарской культуры при Украинской Академии наук и редактором журнала «Афн шпрах-фронт». В 1935 г. Спивак подготовил к изданию книгу о проблемах языка идиш в СССР, в которой пытался сблизить советскую лингвистику с исследованиями идиш за рубежом.  Осенью 1936 года был создан Кабинет для изучения еврейской советской литературы, языка и фольклора при Украинской АН, Спивака назначили его заведующим. Кабинет и его сотрудники Х. Лойцкер, М. Шапиро, Р. Лернер, М. Майданский занимались исследованиями в области еврейской культуры, а языком их деятельности был, естественно, идиш. В это время Спивак опубликовал много научных статей, монографию о стилистике Шолом-Алейхема. С 1939 г. он - член-корреспондент Украинской АН. Совмещал научную работу с практической педагогической деятельностью. Руководил лексикографическим семинаром для аспирантов-лингвистов и писателей на идиш. Директором Кабинета Э.Спивак был с перерывом, длившимя с июля 1941 по май 1944-го. В годы Второй мировой войны Эли Спивак вместе с другими сотрудниками Кабинета эвакуировался в Уфу (Башкирия), а после войны вернулся в Киев. В 1946 г. выпустил книгу «Ди шпрах ин ди тэг фун фотэрлэндишер милхоме» («Язык в дни Отечественной войны»). В 1947 г. сотрудники Кабинета во главе с д-ром Спиваком завершили подготовку большого русско-идиш словаря, который не был выпущен из-за начавшейся кампании по ликвидации еврейской культуры (вышел в свет лишь в 1983 г.). Местным «ценителям» советской многонациональной культуры очень не понравились слова директора Кабинета, который в одном из послевоенных номеров газеты «Эйникайт» написал о том, что он надеется «тянуть дальше светлую нить еврейской научной работы на свободной советской Украине». Но нить становилась всё тоньше... И хотя в Кабинете продолжались исследования в области языка, с составлением различных словарей, а в секции фольклора трудился единственный, кажется, в СССР специалист в области еврейского музыкального фольклора М. Береговский с сотрудницей С. Шнайдер (работала с ним до середины 1940 года), - увы, Эли Спивак, собравший вокруг себя еврейских филологов (литературоведов и и языковедов), не чувствовал, что вокруг Кабинета уже плетется паутина МГБ. В марте 1948 г. в рапорте Абакумова упомянут и сам  Спивак, и возглавляемый им КабЕК, как один из шпионских филиалов ЕАК. Спустя ровно год после убийства Соломона Михоэлса, 13 января 1949 года, ученый был арестован и этапирован в Москву. Научный кабинет расформирован, а его сотрудники стали безработными. 5 марта арестовали Хаима Лойцкера, бывшего ученым секретарем Кабинета, и из Киева тоже переправили на Лубянку. А потом за еврейских ученых взялись киевские чекисты. 18 августа 1950 года арестовали Моисея Береговского. Остальных репрессировали в 1951-м. В следственной тюрьме и лагерях оказались поэт и литературовед А.Веледницкий, языковед и фольклорист Р.Лернер, языковед М. Майданский, литературовед М. Мижирицкий, библиотекарь Кабинета М.Штутман, сотрудница Х.Кан-Шаргородская. Это была, пожалуй, последняя точка в истории научных учреждений СССР, использовавших язык идиш. Московские чекисты обвинили  Спивака в «буржуазном национализме», связях с С.Михоэлсом, в «проведении на Украине антисоветской подрывной деятельности». Эли Спивак умер 4 апреля 1950 года во время следствия, проводившегося во внутренней тюрьме на Лубянке.

23 октября

1918 – Лидер Израильской компартии Меир Вильнер (настоящие имя и фамилия – Бер Ковнер) родился ровно 90 лет назад в Вильнюсе, принадлежавшем в те годы Польше. Он окончил еврейскую среднюю школу “Тарбут”, в юности был членом молодежного движения “ха-Шомер ха-цаир” («Молодой страж»). Хочу напомнить, что еще весной 1936 года  Берл Кацнельсон, один из левых лидеров еврейской Палестины, размышлял: "Есть ли еще народ, дети которого достигли такой степени интеллектуального и душевного извращения, что всё, что делает их народ, ...ненавидимо ими и выглядит в их глазах презренным - и в то же время всё, что делает враг их народа, любое убийство и любое насилие, наполняет их сердце чувством преклонения и тотальной солидарности... Вирус самоненависти в душе этих евреев доводит некоторых из них до того, что они способны обрести надежду на Избавление в палестинцах, сумевших соединить здесь, в Стране, зоологический антисемитизм Европы с кинжальными страстями Востока". Увы, на эти точные и горькие слова в то время (да и сейчас тоже!) никто даже не обратил внимания. Именно в то время (в 1938 году) и прибыл в подмандатную Палестину 20-летний Бер Ковнер - родственник будущего героя Виленского подполья, выдающегося израильского поэта Абы Ковнера. Прибыл, чтобы учиться в Еврейском университете Иерусалима. В 1940 году, сменив к тому времени имя и фамилию на Меир Вильнер, он присоединился к Компартии, после чего находился на нелегальном положении, был членом полупарламентского института Еврейского сообщества под британским управлением, а позже - членом Временного Госсовета, образованного после создания Государства Израиль (29-летний Вильнер был самым молодым членом Государственного совета, подписавшим Декларацию независимости). Много лет Вильнер входил в руководство Компартии Израиля, занимая посты ее Генсека с 1965 до 1990 г.г. и председателя партии - с 1990 до 1993 года.  Неизменный  участник всех послевоенных съездов КПСС, Меир Вильнер 42 (!) года разоблачал с трибуны Кремля и Кнессета сионизм «как самое крупное зло мирового империализма». И колебался он с генеральной линией ЦК КПСС. Всегда и во всем. Будь то борьба с космополитами, "дело врачей" или подавление венгерского восстания в 1956 году. Однако когда в 1964-м году СССР присудил Ленинскую премию "За укрепление мира между народами" алжирскому президенту Ахмеду Бен-Белле, открыто ратовавшему за уничтожение Государства Израиля (сейчас Бен-Беллу сменил на этом поприще иранский фюрер Ахмадинежад, которого нынешняя Россия холит и лелеет), не выдержал даже один из лидеров Компартии Израиля Шмуэль Микунис. Как водится, этот «оппортунист» и все, кто его поддержал, были заклеймены, партия вновь раскололась, и непотопляемый Вильнер возглавил уже практически не еврейский, а почти полностью арабский Новый коммунистический список. Скончался Меир Вильнер 5 июня 2003 года в Тель-Авиве.

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из
  Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе и различных энциклопедий on-line –
российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельных авторских публикаций


| 16.10.2008 15:25