МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=692
Распечатать

3 – 9 октября 2008

Рубрику ведет Леонид Школьник

Очередная неделя - «круглые» юбилеи и «некруглые» дни рождения...



3 октября

1918 - Народный артист России, художественный руководитель эстрады Государственного концертно-филармонического учреждения «Петербург-концерт» (Ленконцерт) Бен Николаевич (Бенцион Ноевич) Бенцианов родился в Ростове-на-Дону). Школьные годы провел в Ленинграде, с 5-го класса занимался в драмкружке у П. Юринова, суфлера в Ленинградском академическом театре драмы им. А. Пушкина. Благодаря этому оказался в роли одного из арапчат в возобновленной в 1932 году постановке В. Мейерхольда «Дон Жуан» Мольера. В 1934 году вместе с родителями переехал в Забайкалье (г. Балей), поступил в «Рабочий театр», где сыграл Хлестакова («Ревизор»), Швандю («Любовь Яровая») и др. Вернувшись в Ленинград в 1937 году, окончил школу-студию под руководством Бориса Бабочкина, где его однокашниками были Владислав Стржельчик и Ефим Копелян). В 1939 году Бен Бенцианов был призван в армию, участвовал в войне с Финляндией (1939-1940) и в Великой Отечественной, тяжело ранен, демобилизован. Работал в Башкирской и Новосибирской филармониях, в составе бригады Ленинградского академического театра драмы им. Пушкина снова на фронте, уже в качестве актера. С конца 40-х гг. Работал в Ленинграде в Новом театре-студии (позднее Театр драмы и комедии). С марта 1951 года - в ансамбле эстрадных артистов Ленконцерта под рук. А. Блехмана вместе со своей будущей партнершей и женой Л. Александровой. В одной из первых программ «Не проходите мимо» в миниатюре Л. Славина Бенцианов сыграл глупого бюрократа Доморощенко, нашел для него точную пластику, грим. Удачно найденный персонаж сохранился в следующей программе «По разным адресам». Начал исполнять скетчи, интермедии, монологи, конферировать. Возглавил группу актеров, отделившуюся от ансамбля Блехмана, показал эстрадно-музыкальные представления «Здравствуйте!» (1958, реж. А. Белинский) и «Люди с чемоданчиком» (1960). С начала 60-х гг. Бенцианов стал выступать один в сборных концертах. В 1975 году он показал сольную двухчасовую программу «Весна в Октябре». За ней последовали «Быть человеком» (1976), «После длинных дорог» (1978), «Мое человечество» (1980), «Соль земли» (1982), «Признание в любви» (1986), «Лица друзей» (1988), «Россия - боль и радость моя» (1992). 22 января 2008 года прошел творческий вечер 90-летнего Бена Бенцианова, посвященный 65-й годовщине прорыва блокады Ленинграда.

4 октября

1918 - Выдающийся ученый-психолог Лев Веккер родился в Одессе. В середине 30-х гг. пораженный величием Ленинграда, где жили его родственники, переехал на берега Невы. Встречи и разговоры с братом отца - Борисом Веккером, одним из основателей библиотеки Ленинградского Дома писателей, а также с другими новыми членами семьи, раздвинули общекультурный горизонт и подготовили почву для появления у него первых зачатков научного мировоззрения. В северной столице Лев Веккер окончил школу и поступил на физический факультет университета, рассматривая физику как путь к последующим занятиям психологией. Однако трудности профессионального самоопределения Льва Веккера отступили на время перед трудностями историческими - началась война и вскоре после ее начала - жестокая блокада Ленинграда. Лев Маркович - не призванный на фронт по состоянию здоровья - вместе со своей женой, Миной Яковлевной Русаковской, и маленьким сыном Борисом, сталкнулись лицом к лицу с невероятными тяжестями блокадной жизни. Какое-то время Лев Маркович преподавал физику в школе, но не переставал искать ответ на уже отчетливо сформулированную задачу - изучение механизмов формирования психических явлений. В 1944 году Б. Г. Ананьев переехал из Тбилиси в Ленинград. "После одной из его лекций в обществе "Знание", - рассказывает Лев Маркович, - я к нему обратился и рассказал обо всех своих исканиях. Ананьев сказал мне, что ректор университета предлагает ему открыть кафедру психологии и заведовать ею. И пригласил меня на встречу. Вот так началось мое очень тесное взаимодействие с Борисом Герасимовичем, перешедшее впоследствии в дружбу. Так я стал психологом". Потом – аспирантура, и в 1951 г. Веккер защитил кандидатскую диссертацию "К вопросу о построении осязательного образа". По окончании  аспирантуры Л. М. Веккер нашел работу в Вильнюсе, совмещая исследовательскую деятельность с активной преподавательской работой в Вильнюсском педагогическом университете. Здесь же в течение трех лет - с 1956 по 1959 год – он заведовал кафедрой общей психологии. Однако мысли о продолжении работы в Ленинградском университете не покидали его, и поэтому он с радостью принял предложение Б. Г. Ананьева, которому стоило немалых трудов добиться возвращения Веккера в стены родного факультета. В 1977 и 1979 гг. Лев Маркович провел два семестра в Германии: немецкие коллеги пригласили его заведовать мемориальной кафедрой В. Вундта и читать лекции студентам Лейпцигского университета. В 1981 г. Л.М. Веккер покидает Ленинградский университет и подает просьбу об эмиграции. В  этой просьбе ему и его семье отказывают, и несколько лет, вплоть до 1987 года, он находится на положении "отказника". Жизнь в блокадном Ленинграде, трудные поиски работы в эпоху борьбы с космополитизмом в Советской России, невозможность следовать своему выбору в вопросе об эмиграции в середине 80-х гг – все эти трудности год от года укрепляли его выбор. Наконец, с переездом в США в 1987 году жизнь не стала проще. В возрасте семидесяти лет (!) Л. М. Веккеру нужно было осваивать новую культуру и не просто знакомиться, но успешно работать в новой (не в профессиональном, но в коммуникативном отношении) среде. Однако и на этом нелегком этапе жизненного пути Лев Маркович проявил уже ставшие привычными, но от этого не менее ценными для его близких, друзей и коллег оптимизм, профессиональную грамотность и сверхъестественную работоспособность. Десять лет американского периода жизни были насыщены самыми разнообразными видами деятельности: от работы психологом-консультантом отдела научной экспертизы в крупной корпорации BDM до профессуры на факультете психологии университета Джорджа Мэйсона в районе Большого Вашингтона и профессора-исследователя в Институте перспективных исследований им. Краснова в Фэйрфаксе, штата Вирджиния. За время жизни в США Веккер четырежды приезжал в Россию, выступал с лекциями в Москве и Санкт-Петербурге, многие часы провел в общении с коллегами, оказывал практическую помощь отделу по работе с персоналом Санкт-Петербургской атомной электростанции. В юбилейном для ученого 1998 году в России были опубликованы две его книги: "Психика и реальность: единая теория психических процессов", поддержанная Институтом «Открытое общество», и "Мир психической реальности".  Умер выдающийся ученый 1 октября 2001 года в Вирджинии, США.

5 октября

1909 – Писатель Израиль Меттер родился в Харькове. Его отец, Моисей Меттер,  владел небольшой макаронной фабрикой, пятью из семи основных работников  которой были члены его семьи. В 1917–20 гг. Меттер учился в еврейской гимназии «Тарбут». То, что Меттер в советское время был сыном фабриканта и учился в «сионистской» гимназии, повлияло на всю его последующую жизнь. Меттер некоторое время учился в Харьковском институте народного образования, но не окончил его. В 1929 г. он переселился в Ленинград, где преподавал математику. Первая публикация Меттера появилась в 1927 г. в украинском лефовском журнале «Нова генерація». С 1928 г. Меттер печатал рассказы в русских журналах. В 1935 г. в журнале «Литературный современник» была опубликована биографическая повесть Меттера «Конец детства» (отдельное издание 1936 г.) об укладе жизни еврейской семьи, разрушенном 1-й мировой войной, революцией и гражданской войной. Этим произведением Меттер заявил о себе как о русско-еврейском писателе. Повесть Меттера на фоне аналогичных биографических произведений являлась редким исключением, так как ко времени ее написания ценностные ориентации русско-еврейской литературы были полностью подчинены официальной идеологии. Действие разворачивается в Харькове, в большом доме, заселенном евреями. Жильцов объединяет боязнь революционных перемен, страх перед «орущей» толпой, размахивающей флагами «не трехцветными и не еврейскими бело-голубыми, а одного сплошного цвета» (то есть красными). Отсутствие обличительного пафоса при изображении «старого» еврейского мира и энтузиазма в связи с установлением советской власти заметно отличало молодого автора от русско-еврейских писателей второй половины 1930-х гг. Не соответствовало официальному и позитивное отношение молодого Меттера к языку иврит, гонения на который начались вскоре после революции и завершились окончательным запретом его преподавания в 1919 г. У Меттера преподаватель иврита и древней истории евреев представлен как любимый учитель еврейских мальчиков. Значительное место в повести отведено проблеме антисемитизма. Автор показывает разные типы реакции евреев на национальные притеснения: покорное терпение, стремление избавиться от характерных черт, вызывающих неприязнь, попытки смягчить сердце антисемита, активное противодействие. Дореволюционное детство героя повести Меттера представляется вовсе не безрадостным, а советское будущее — сомнительным. В 1941-42 гг., находясь в осажденном Ленинграде, Меттер работал в радиокомитете. В соавторстве с Л. Левиным Меттер написал пьесы о рядовых участниках войны: «Наш корреспондент» (1942), «Северное сияние» (1943), «Новое время» (1948). В послевоенные годы в соавторстве с А. Хазиным Меттер писал фельетоны и скетчи для артистов ленинградской эстрады. Меттер — автор многих повестей и рассказов («Разлука», 1940; «Товарищи», 1952; «Учитель», 1954; «Первый урок», 1956; «Встреча», 1957; «Обида», 1960; «По совести», 1965; «Люди», 1968; «Разные судьбы», 1973; «Пути житейские», 1974; «Среди людей», 1979; «Свидание», 1982; «Будни», 1987; «Не порастет быльем», 1989, и др.) о воспитании, о жизни учителей, о психологии и быте жителей поселков городского типа. Большой популярностью пользовались повести и рассказы Меттера о милиции, в которых главным были не событийность и острота сюжета, а раскрытие человеческих характеров в драматических ситуациях. По рассказам «Сухарь» и «Алексей Иванович» поставлен кинофильм «Это случилось в милиции» (1963), а по повести «Мухтар» (первое название «Мурат», 1960) — фильм «Ко мне, Мухтар» (1964). Самым значительным произведением в творчестве Меттера стал роман «Пятый угол» (написан в 1958–66 гг., опубликован в 1989 г.). Роман был переведен на семь языков и отмечен престижной премией «Гринцане Кавур» в Италии в 1992 г. как лучшее художественное произведение иностранной литературы. История жизни героя романа в период с конца 1920-х до конца 1940-х гг. показана в неразрывной связи с судьбой его поколения. Заглавие книги символично: на тюремно-лагерном жаргоне «пятый угол» означает жестокое избиение. С «пятым углом» ассоциируется сталинская система с ее репрессиями, обожествлением тирана, все видящего и слышащего «глазами и ушами доносчиков». Заглавие книги имеет и дополнительное толкование: «пятый угол» — это еще и участь евреев, тех, кто помечен «пятым пунктом». Роль этого пункта в судьбе советских евреев писатель сравнивает с крестами, начертанными мелом на домах гугенотов накануне Варфоломеевской ночи. Если в первой повести Меттера опасность для юного героя и его соплеменников представлял бытовой антисемитизм, то в «Пятом угле» она исходит от государственной системы, порождающей и усиливающей бытовой антисемитизм. В романе отчетливо выражена двойственность национального мироощущения писателя, сформулированная им в «Поселковых заметках»: «Я пишу на русском языке, влюблен в русскую литературу, живу судьбой горемычной России — ни одна ее беда не обошла меня стороной. Но я еврей. Моя душа двустрадальна. Я русский еврей». Повесть Меттера «Родословная» (1992) — своеобразный итог эволюции национального самосознания в перестроечные и постсоветские годы. Скончавшийся в 1996 году в Санкт-Петербурге, Израиль Моисеевич Меттер запомнится читателям и почитателям еще и гражданской честностью и смелостью: во время расправы над Зощенко (когда  Зощенко вместо того, чтобы  каяться,  выступил  и  отверг обвинения Жданова  и писателей-холуев) Меттер  был единственным, кто отважился  ему аплодировать).

6 октября

1887 - Еврейский журналист, лингвист и историк литературы Залман Рейзен родился в  г. Койданово, Минской губернии. Младший брат еврейского литератора Аврома Рейзена, он учился в хедере, затем в русском городском училище (Минск). Как и старший брат, Залман был страстным поборником языка идиш. В 1908 году (ровно 100 лет назад) он опубликовал «Идише граматик» («Грамматика языка идиш», Варшава), помогал брату в подготовке учебника «Ди мутершпрах» («Родной язык», Варшава, 1908), в 1914 г. вышел составленный им «Лексикон фун дер идишер литератур ун пресе» («Словарь еврейской литературы и печати», Варшава, 1914) с биографиями писателей (до периода Гаскалы включительно), перечнем газет и журналов, выходивших с 1686 г. по 1913 г., и реестром анонимных произведений. В 1915 г. Залман Рейзен поселился в Вильно, деятельно пропагандировал идиш как единственный, по его убеждению, язык общения евреев, выступал с лекциями о грамматике идиш в еврейском народном университете, учительской семинарии и на различных курсах учителей. В 1918–20 гг. входил в редколлегию газеты «Лецтэ найес», где ввел унифицированную орфографию. В 1920–39 гг. был редактором газеты «Вилнер тог». В 1928 году Рейзен два месяца находился в тюрьме за протест против введения польским правительством общего (в том числе и для евреев) дня отдыха в воскресенье. В 1925 г. Залман Рейзен участвовал в создании ИВО, был сотрудником отдела филологии и литературы и соредактором ряда его изданий, а также редактором сборников «Филологише шрифтн» (вып. 1–3, Вильнюс, 1926-29), журнала «Идише филологие» (вып. 1–6, Варшава, 1924) и других периодических изданий. Составил учебник литературы Гаскалы «Фун Менделсон биз Менделе» («От Мендельсона до Менделе», Варшава, 1923), популярные биографии Менделе Мойхер-Сфорима и И.-Л.Переца, несколько хрестоматий литературы на идиш; опубликовал свод произведений А. Готлобера на идиш и издал некоторые сочинения писателей Гаскалы на этом языке, перевел на идиш «Путешествие по Гарцу» Гейне, «Преступление и наказание» Достоевского, избранные новеллы Г. Мопассана и произведения других авторов. Капитальный труд Рейзена «Лексикон фун дер идишер литератур, пресе ун филологие» («Лексикон литературы, журналистики и филологии на идиш», в 4-х т., Вильнюс, 1926–29), для которого он написал большинство статей, явился первым сводом данных о литераторах с конца Гаскалы до начала второй четверти 20 века. Наряду с подробными биографиями приводятся отзывы критики различных направлений о творчестве писателей, полная библиография произведений, а также список важнейших публикаций о них. После вступления в Вильно Красной армии (18 сентября 1939 г.) Рейзен был арестован, несмотря на его в целом просоветскую ориентацию, в конце 1939 г. вывезен вглубь России, где следы его затерялись (по некоторым данным, он был убит по пути в лагерь, по другим -  расстрелян в июне 1941 г.). Многие научные статьи и публикации Рейзена вошли в изданный посмертно сборник «Идише литератур ун идише шпрах» («Идиш - литература и язык», Буэнос-Айрес, 1965).

7 октября

1915 – Поэтесса Маргарита Алигер родилась в Одессе, в семье служащих. Окончила химический техникум, работала по специальности на заводе. В 1934–1937 годах училась в Литинституте им. Горького; печаталась с 1933 года. Вершина творчества Алигер – поэма «Зоя» (1942; Государственная премия СССР, 1943), посвященная московской десятикласснице Зое Космодемьянской, добровольцем ушедшей в партизанский отряд и казненной фашистами в селе Петрищево. Смесь официозного оптимизма и риторической иллюстративности (сборники «Первые приметы», 1948; «Ленинские горы», 1953) сочетаются в послевоенном творчестве Алигер с критическим осмыслением отечественной действительности, неизбежной утратой многих иллюзий, усилением интимно-личностного и в то же время философско-стоического начала (поэма «Твоя победа», 1944–1945, окончательный вариант – 1969). Кстати, готовя к переизданию в 1960 году, в самый разгар хрущевской оттепели, свою поэму «Зоя», Алигер отказалась вычеркнуть из текста упоминание о Сталине. А ведь другие в то же самое время убирали из своего творческого наследия не страницы, а целые периоды. Нет, М. Алигер, конечно же, не была убежденной сталинисткой. Но она оставалась верна своим идеалам, не отказывалась от своего прошлого, своих заблуждений, готова была нести за это прошлое личную ответственность, без скидки на масштаб своей личной вины как носителя и проповедника определенной идеологии. “Последний раз я виделся с Хрущевым, когда он был уже на покое, -  рассказал в одном из своих выступлений Евгений Евтушенко. – И первое, что он сделал, когда я к нему приехал, это попросил передать свои извинения всем тем писателям, с кем он вел себя недостойно и грубо, особенно Маргарите Алигер”. Увы, начавшиеся еще в предвоенные годы трагедии преследовали Маргариту Иосифовну и после войны. Одна из них оказалась роковой. Вот как об этом сравнительно недавно поведал М. Ардов, знавший Алигер с детства (“Новый мир”, 1999, № 5). “Сказать, что жизнь она прожила трудную, – ничего не сказать”. Старшая дочь Маргариты Алигер, Татьяна Макарова (1940-1974), писала стихи и переводила на русский язык поэзию зарубежных авторов. Очень удачными считаются ее переводы стихов румынской поэтессы Магды Исанос. Татьяна умерла от острого лейкоза. Мария Алигер (Энценсбергер) — младшая дочь Маргариты Иосифовны - была очень красива, по свидетельствам очевидцев, имела множество поклонников и вышла замуж за немецкого поэта Ганса-Магнуса Энценсбергера. Как рассказывает Иван Щеголихин в статье «Мир вам, тревоги прошлых лет» (журнал «Простор», № 10, 2003 г.), Машу не выпускали из страны к будущему мужу. И только когда после вторжения советских войск в Прагу в 1968 году никто из именитых «европейцев» не захотел приехать в Москву на очередной съезд писателей, Марию выпустили в обмен на обещание ее мужа Энценсбергера принять участие в мероприятии. С мужем она объездила многие страны, но все же зачастую они жили врозь — семья не сложилась. В 1969 году Мария поселилась в Лондоне, преподавала в университете, писала книги и статьи, переводила стихи, безукоризненно владела английским языком. Переводила даже с русского на английский, в том числе Мандельштама и других поэтов Серебряного века, Маяковского, советских современных поэтов. В 1991 году она  приехала в Москву, готовилась вернуться в Россию насовсем, работать в журнале «Киноведческие записки». Стала свидетельницей путча, но двадцатилетнее отсутствие на родине не прошло даром, что-то в ней сломалось и, уехав завершать дела в Лондоне, она неожиданно покончила с собой. Некоторые ее лондонские друзья объясняли смерть случайной передозировкой снотворного, но версия самоубийства стала основной. Марию Энценсбергер перевезли в Москву и похоронили в Переделкине рядом со старшей сестрой. А через год место рядом с ними на кладбище заняла и их мать - Маргарита Иосифовна Алигер. 5 августа 1992 года “Литературная газета” опубликовала некролог “Памяти Маргариты Алигер”. Его подписали 25 известных поэтов и писателей, среди них - А. Вознесенский, Д. Данин, Е. Евтушенко, Е. Долматовский, Л. Либединская, Е. Матусовский, Б. Окуджава, Л. Разгон и другие. В некрологе, в частности,  говорилось: “Всё, что написала Алигер в годы Отечественной войны, вызвано к жизни трагической болью невосполнимых утрат и, несмотря ни на что, верой в неизбежность Победы...Оставалось только дивиться силе ее поэтического таланта – именно он помогал ей справляться с горем, воплотить страдания в полные человеческого мужества стихи и поэмы. Она была истинно высоким мастером лирической поэзии. Именно так воспринимали ее Ольга Берггольц и Анна Ахматова, относившиеся к ней с уважением и любовью”.

8 октября

1951 – Израильский писатель Даниэль Клугер – выпускник Симферопольского  университета, по образованию физик. Много лет занимался медицинской физикой (клиническая дозиметрия). Автор нескольких изобретений. Возглавлял крымский филиал издательства "Текст". С 1994 года живет в Израиле, в Реховоте, работает в русскоязычной прессе. Пишет, в основном, фантастику и детективы, предпочитает исторические темы. Первая публикация - в 1979 году. Печатался в журналах "Знание - сила", "Вокруг света" и др. Лауреат конкурса на лучший фантастический рассказ к 125-летию журнала "Вокруг света" (1985). Повести "Лебединая песня" (1993) и "Сатанинская пристань" (1995) и написанный в соавторстве с А. Рыбалкой роман "Тысяча лет в долг" (2001) включались в номинационные списки премии "Интерпресскон". Детективные и фантастические произведения, а также статьи по эстетике жанров публикуются в израильской и российской периодике. Кроме того, пишет песни-баллады, которые исполняет под гитару. Вот как рассказывает об этом сам автор: «Как писались "Еврейские баллады"? Я написал книгу "Перешедшие реку. Очерки еврейской истории" (она вышла в 2000 году). В качестве сюжетов отдельных очерков я старался брать такие эпизоды, которые оказались вне пристального внимания  историков, популяризаторов и, соответственно, читателей. Но мне все время казалось, что эти истории несут настолько сильный поэтический заряд, что форма беллетризованного очерка для них недостаточна. И тогда я решил изложить их в форме баллад. Первая - "Капитан испанского флота" - написана в 2001 году. Все баллады, вошедшие в цикл, повествуют о реальных людях, и в основе каждой - реальная история (разумеется, с поэтическими вольностями и некоторыми анахронизмами). В этом их отличие от баллад другого цикла - "Готика еврейского местечка", в которых и сюжет, и персонажи вымышлены мною - правда, на основе еврейского местечкового фольклора. Что это для меня? Трудно сказать, потому что путь мой в литературу начался с написания песен. Было это более тридцати лет назад. Так что это не хобби (какое же литературное хобби может быть у профессионального писателя!). В общем, за эти годы написано около полусотни песен - писалось с большими перерывами, например, между циклом "Театр постаревшего любовника", куда я включил песни, в основном, написанные давно, и "По ту сторону песен" - написанным в Израиле, пролегло более пятнадцати лет...». Даниэль Клугер - лауреат литературной премии "Олива Иерусалима" в номинации "Страницы и строки - поэзия" 2008 года.

9 октября

1922 – Файвуш Финкель – один из последних актров, «эмигрировавших» из идиш в английский язык. «Три четверти моей жизни я провел в еврейском театре», - сказал недавно этот талантливый и веселый человек, которому сегодня исполняется 85 лет (до 120!). Он родился в Бруклине, Нью-Йорк, а на еврейскую сцену он впервые вышел в 9-летнем возрасте («Мой гонорар составлял один доллар за вечер», - вспоминает актер), и с тех пор почти 35 лет играл на мамэ-лошн в театрах Нижнего Ист Сайда в Манхэттене. Его дебют на Бродвее состоялся в 70-х годах, когда Финкель исполнил роль Тевье-молочника. Спустя два десятилетия Финкель сыграл в знаменитой пьесе Cafe Crown, представленной в рамках традиционного Шекспировского фестиваля в Нью-Йорке, и за исполнение этой  роли получил престижную премию OBIE. Спектакль Cafe Crown – это сентиментальный рассказ- воспоминание о тех годах, когда, когда на Второй авеню в Нижнем Манхэттене процветал театр на идиш, когда знаменитые в то время и хорошо известные каждому еврейскому зрителю Морис Шварц и Яаков Бен-Ами любили сиживать в кафе под названием Cafe Royale. В кино Файвуш Финкель дебютировал в детективной комедии Off  Beat (1986) и во всевозможных эпизодических ролях в самых разных лентах. Но наибольшую известность принес ему сериал CBS Picket Fences, где Финкель сыграл роль общественного адвоката, за которую был награжден престижной EMMY Award (1994 год). В одном из своих интервью Файвуш Финкель рассказал: «Когда в 1965 году меня пригласили на Бродвей сыграть Тевье на английском языке в «Скрипаче на крыше», я согласился, потому что к тому времени театра на идиш на Второй авеню уже не было. В те времена 25 центов было достаточно, чтобы весь вечер в театре «Фолксбине» на Clinton Street в Нижнем Манхэттене быть свидетелем и участником еврейских водевилей - ярких и незабываемых  представлений с танцами и песнями на мамэ-лошн. Я тоскую по той аудитории, по той публике, которая валом валила на наши спектакли и которая дарила мне больше, чем просто аплодисменты: они приносили из дому разные вкусности, кастрюльки с домашней едой и всё это вручали мне прямо на сцене. После спектаклей я относил эти кастрюльки домой и всегда знал, что подарки зрителей не могут быть некошерными и невкусными». Закрытие еврейского театра в 50-60-х годах прошлого столетия вынудило Финкеля искать работу на англоязычной сцене, но его сердце, как и во времена «Фолксбине», продолжало биться на идиш. «Я горжусь тем, что я еврейский актер, - говорит Финкель. – И всегда им буду».

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из
Энциклопедического словаря Брокгаузa и Ефрона, Литературной энциклопедии
1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других
авторитетных изданий, в том числе и различных энциклопедий on-line –
российских и зарубежных, а также отдельных авторских публикаций


| 02.10.2008 19:07