МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=4384
Распечатать

22-28 декабря 2011

Рубрику ведет Леонид Школьник

Очередная неделя - «круглые» юбилеи и «некруглые» дни рождения...

22 декабря

1877 – Конечно, Цензор – не лучшая фамилия для русского поэта, но наш сегодняшний герой, родившийся в бедной еврейской семье в Петербурге, первое стихотворение опубликовал уже в 13-летнем возрасте. Естественно, не избежал Дмитрий Цензор влияния модного в то время Семена Надсона и символистов. Поэтические книги Д. Цензора («Старое гетто», СПб., 1907; «Крылья Икара», 1908; «Легенда будней», 1913) отличались внушительным объемом — он был поэтом плодовитым, не боящимся повторов и монотонности. В 1908 г. он одновременно закончил филологический факультет Петербургского университета и Академию художеств, был к тому времени хорошо известен в литературных кругах, его репутация прилежного эпигона символизма и посредственного, но честного поэта не менялась в течение четверти века. Кирилл Финкельштейн на сайте "Слова. Серебряный век" пишет о поэте так: «Дм. Цензор стал одним из героев пародийного романа Корнея Чуковского „Нынешний Евгений Онегин“ („И Цензор — дерзостный поэт — / украдкой тянется в буфет“), с которым в начале 1900-х годов сотрудничал в газете „Одесские новости“, а также участником рассказа М. Зощенко „Случай в провинции“, где рассказывается, как после революции „однажды осенью поэт-имажинист Николай Иванов, пианистка Маруся Грекова, я и лирический поэт Дмитрий Цензор выехали из Питера в поисках более легкого хлеба“. И. С. Эвентов вспоминал, что Дм. Цензор был одним из тех, кто нес на плечах гроб с телом А. Блока в 1921 году». В советское время Д. Цензор оказался на обочине литературного процесса, время от времени печатался в многотиражках, лишь в 1940 году издал одну книгу избранных стихотворений. Перед войной он стал секретарем парторганизации Ленинградского Союза писателей. Дмитрий Цензор был участником многочисленных литературных объединений Петербурга начала XX века, в 1908 году стал членом кружка «Вечера Случевского», посещал собрания на «Башне» у Вяч. Иванова, с февраля 1913 года входил в «Цех поэтов» Н. Гумилёва, издавал журнал «Златоцвет». Особо активно участвовал в деятельности петербургского литературного кружка, куда входили знаменитые поэты Н. Гумилёв, О. Э. Мандельштам, А. А. Ахматова, К. Д. Бальмонт, В. Я. Брюсов, Ф. К. Сологуб и другие. Поначалу эти поэтические встречи проходили на дому у поэта Константина Константиновича Случевского (1837—1904) по пятницам и потому получили название «Пятницы Случевского». После смерти Случевского (25 сентября 1904 г.) участники «пятниц» решили периодически встречаться на квартирах постоянных участников Кружка, назвав его, в память ушедшего поэта «Вечера Случевского». Продолжились и традиции ведения альбома, отдельные части которого хранятся ныне в архивах ИРЛИ, РГАЛИ, и в фондах РНБ. Кружок стал главным «долгожителем» среди литературных салонов Петербурга, просуществовав 14 лет — до ноября 1917 года. Позже Дмитрий Цензор написал про Кружок и обстановку, царившую в нем, в журнале «Златоцвет». Александр Блок оставил о нём несколько строк добрых строк: «Дмитрий Цензор — создание петербургской богемы… он чист душой и, главное, что временами он поет, как птица, хотя и хуже птицы; видно, что ему поется, что он не заставляет себя петь». Скончался Дмитрий Цензор в Москве 26 декабря 1947 года, но похоронен в родном городе. Пасынок поэта — выдающийся фигурист Олег Протопопов. Именно отчим подарил первые коньки будущему двукратному чемпиону Олимпийских игр. Олег Протопопов вспоминал: «Отчим спас нам жизнь, вытащив нас с мамой из блокадного Ленинграда, когда мы были уже на грани смерти». По свидетельству К. Финкельштейна, когда в ноябре 2005 года, впервые после 26-летнего отсутствия, Олег и Людмила Протопоповы посетили родной город, свой визит они начали с «Литераторских мостков» Волкова кладбища, где поэт Дмитрий Михайлович Цензор похоронен в одной могиле с женой, балериной А. В. Груздевой.

23 декабря

1975 – Родившаяся в Иерусалиме талантливая израильская певица Ясмин Леви известна исполнением традиционных сефардских песен на ладино и собственных композиций на испанском языке, с использованием элементов фламенко в акустическом сопровождении народных и современных инструментов. Она родилась в микрорайоне Бака еврейской столицы, в семье известного этномузыковеда, фольклориста и радиожурналиста Ицхака Леви (1919-1977), кантора и собирателя сефардского фольклора Турции (откуда он был родом), Андалусии и балканской диаспоры, главного редактора журнала «Аки Иерушалаим» на ладино. Со сценой Ясмин познакомилась еще в раннем детстве, когда аккомпанировала своей матери - певице Кохаве Леви - на фортепьяно. Девочке даже хотелось стать ветеринаром, но судьба распорядилась по-другому… И сейчас, по прошествии лет, Ясмин понимает, что иного и быть не могло. Ведь ее отец был первым крупнейшим специалистом, исследователем и собирателем богатейшей музыкальной традиции испанских евреев-сефардов. Именно он опубликовал антологию сефардских песен (а это ни много, ни мало - фольклор с 1000-летней историей), которые сам разыскал и записал в путешествиях по Балканам, Турции и Северной Африке. Везде, куда бы ни переселялись сефарды, изгнанные в 1492 году из Испании, они сохранили свою музыку, литературу, свой язык ладино - смесь кастильского староиспанского и иврита. Увы, перед смертью Ицхак Леви, разочарованный, видимо, невниманием общества к богатейшему музыкальному наследию сефардов, оставил горькое и поразившее многих завещание: уничтожить всю коллекцию записей сразу после его смерти. Что и было сделано его женой и детьми. Эта печальная судьба бесценных архивов, быть может, и подтолкнула Ясмин к сцене. Песни, которые сейчас исполняет Ясмин, переданы ей не отцом, как было бы понятнее, а матерью, которая преданно сохранила культуру ладино в своей собственной памяти, долгие годы тайно изучая песни сефардов вместе с мужем. Дебютный альбом Ясмин Леви «Romance and Yasmin» (2004) был номинирован на премию журнала «Roots» и радио Би-Би-Си в области этнической музыки в 2005 году как лучший дебют. Помимо народных песен из опубликованных её отцом сборников, Ясмин Леви исполняет песни собственного сочинения на испанском языке, испанские и греческие песни, композиции на переведённые с иврита на испанский язык стихи, в том числе в дуэтах с Наташей Атлас и Амиром Шахсаром, а также современные песни на иврите. Ясмин Леви называют «лучшим голосом Израиля» не только за экстраординарные вокальные данные, но и за распространение древней музыкальной традиции сефардов. В октябре 2009 года британская газета The Telegraph сообщила о выходе в свет нового альбома израильской певицы Ясмин Леви, назвав записанные ею песни "чувственными", а аранжировки - изысканными. Альбом под названием "Sentir" ("Чувствовать") стал четвертым в творческой биографии певицы. В 2006 и 2007 годах Ясмин Леви получала награды, учрежденные британской радио- и телекорпорацией ВВС, в 2005 году о молодой израильской певице писала The Independent. Впрочем, и сегодня, в конце 2011 года, ее гастрольный график расписан на несколько лет вперед...

24 декабря

1886 - Один из ярчайших еврейских прозаиков ХХ века Иосиф Опатошу родился 125 лет назад в лесном имении неподалеку от местечка Млава в Царстве Польском, которое было частью Российской империи, и был назван Йосефом-Меиром. Отец будущего писателя был лесоторговцем, сторонником просветительского еврейского движения Гаскала, происходившим из родовитой хасидской семьи Опатовских (Опатошу – псевдоним, образованный от настоящей фамилии писателя), возводившей свою родословную к жившему в XVI веке рабби Йегуде бен Меиру Ханелису, известному комментатору Торы. Йосеф-Меир получил традиционное еврейское образование, включавшее в себя углубленное изучение Танаха, Талмуда и древнееврейского языка, а также светское образование на русском и польском языках. Первые шаги в литературе Иосиф Опатошу сделал в 1906 году, показав свои рассказы признанному классику еврейской литературы Ицхаку-Лейбушу Перецу (1852-1915), уделявшему много внимания начинающим авторам. И.-Л. Перец был убежденным сторонником и идеологом идишизма, хотя сам он создавал свои произведения как на идише, так и на иврите. Возможно, именно под его влиянием Опатошу избрал в качестве языка своего творчества идиш и оставался верен этому языку до конца жизни. В 1907 году Опатошу эмигрировал в США. Это событие оказало коренное влияние на все его последующее творчество. В юности попав в Америку и испытав на себе перипетии эмигрантской жизни, Иосиф Опатошу стал, пожалуй, самым американским из всех еврейских прозаиков, поселившихся в США. В самом начале своего творческого пути он примкнул к возникшей на американской почве символистской еврейской литературной группе «Ди юнге» («Молодые»). В 1910 году на страницах альманаха «Литератур», редактировавшегося Довидом Игнатовым, появилась первая литературная публикация Опатошу — повесть «Аф йенэр зайт брик» («По ту сторону моста»). Жизнь еврейских эмигрантов в США стала одной из главных тем в его творчестве. Признание пришло к нему после публикации рассказа «Морис ун зайн зун Филипп» («Морис и его сын Филипп») в 1913 году. На него обратил внимание и Шолом-Алейхем, приславший молодому коллеге восторженное письмо. Систематически печатаясь в американской еврейской прессе (главным образом, в газете «Дер Тог»), Опатошу опубликовал более двухсот рассказов, написал также ряд романов, посвященных современной американской жизни, судьбе еврейских иммигрантов. Языком его творчества был, естественно, идиш, но произведения Опатошу неоднократно издавались в переводах на иврит, русский и ряд западноевропейских языков. Отойдя от символизма «Ди юнге», Опатошу пошел в своих последующих произведениях по пути психологической почвенности и даже натурализма, которые отчетливо прослеживаются в сборнике его рассказов «Фун нью-йоркер гетто» («Из нью-йоркского гетто»), вышедшем в свет в 1914 году, а также и в последующих книгах, посвященных жизни еврейских эмигрантов в США, — сборнике новелл «Унтервелт» («Преступный мир», 1918), романе «Лэрер» («Учитель», 1919) и особенно в сборнике рассказов «Расе, линчерай ун андерэ дэрцейлунген» («Раса, линчевание и другие рассказы», 1923). Иосиф Опатошу нарушает нормы, устоявшиеся в еврейской прозе, выводя на первый план «сильного еврея», который, не колеблясь, применяет силу. Эта линия в его творчестве намечается уже в опубликованном в 1912 году рассказе «А роман фун а фэрд-ганэв» («Роман конокрада»). Некоторая склонность к романтизации преступного мира, свойственная творчеству Опатошу, сближает его с ранними произведениями другого выдающегося еврейского прозаика — уроженца Польши Шолома Аша (1880–1957), который также когда-то пришел со своими первыми литературными пробами к Ицхаку-Лейбушу Перецу. Стоит отметить, что романтизация еврейского преступного мира в произведениях Опатошу и Аша хронологически предшествует появлению знаменитых «Одесских рассказов» Исаака Бабеля. Наряду с темой жизни еврейских эмигрантов в США, второй важнейшей составляющей творчества Иосифа Опатошу является жанр исторического рассказа и романа. Можно утверждать, что в этом отношении он стал одним из первопроходцев в еврейской реалистической прозе. Он оставил произведения о еврейской истории, охватывающие события на огромном временном отрезке — от эпохи восстания Бар-Кохбы — роман «Дэр лэцтер уфштанд» («Последнее восстание», 1948–1955), через еврейское Средневековье в Западной Европе — рассказы «А тог ин Регенсбург» («День в Регенсбурге», 1933) и «Элиоhу Бохэр» («Элиягу Бахур», 1933) до истории евреев Польши в XIX веке. Одной из вершин творчества Иосифа Опатошу является роман Иосифа Опатошу «Ин пойлише велдэр» («В польских лесах», впервые издан в 1921 году) - первая часть дилогии, включающей в себя также роман «1863». События, описываемые в романе «В польских лесах», разворачиваются в первой половине и в середине XIX века, накануне антирусского восстания поляков 1863 года. В нем нашли свое отражение противоречивые и даже разнонаправленные тенденции развития еврейской идеологии этого периода, во многом определившего нынешний облик еврейского народа, —хасидизм, просветительство и ассимиляторство. В 1927 году Опатошу впервые посетил СССР и затем опубликовал серию очерков и новелл, в которых заявлял себя большим другом этой страны. Но после чудовищной резни, устроенной арабами в Хевроне в 1929 году, группа еврейских радикально настроенных писателей, сотрудничавших в американской еврейской газете «Фрайhайт», ушла из этой газеты и организовала еженедельник, который резко критиковал еврейское коммунистическое движение в Америке и деятельность Евсекции в СССР за безразличие к судьбе еврейских братьев в Эрец Исраэль. Иосиф Опатошу оказался одним из деятельнейших сотрудников этого нового еженедельника. Умер писатель 7 октября 1954 года в Нью-Йорке.

25 декабря

1921 - Советский актёр Семён Григорьевич (Соломон Гершевич) Соколовский родился 90 лет назад в Нежине (ныне Черниговская область Украины), учился в Московском городском театральном училище. С 1945 года работал в Московском драматическом театре (затем - Театр на Малой Бронной). В 1974 году ему было присвоено звание народного артиста РСФСР. Роли в театре: Эдди Карбоне («Вид с моста» А. Миллера), Солёный («Три сестры» А. Чехова) и другие. Снимался Семен Соколовский и в кино – с 1953 года. Первая его роль — Гамза в популярном советско-албанском фильме режиссёра Сергея Юткевича «Великий воин Албании Скандербег». Благодаря внушительной и импозантной внешности, Соколовский часто исполнял роли военных, иностранцев, джентльменов. Среди фильмов с его участием: «Песня первой любви», «Чрезвычайное поручение», «Взрыв после полуночи», «Мэри Поппинс, до свидания!», «Взрыв замедленного действия», «Чёрный треугольник», «Это сладкое слово — свобода!» и др. Одной из самых заметных работ Соколовского стала роль полковника Скопина в популярном телесериале «Следствие ведут знатоки». Умер актер Семен Соколовский в Московском Доме ветеранов сцены 28 сентября 1995 года, похоронен на Донском кладбище.

26 декабря

1924 - Израильский разведчик Эли Коэн родился в Александрии, Египет, в семье выходцев из Сирии, учился во французском лицее, в школе «Мидрешет Рамбам», которой заведовал главный раввин Александрии Моше Вентура, и на электротехническом факультете Университета имени Фарука Первого, из которого был исключен в 1949 г. за сионистскую деятельность. Во время Синайской кампании был арестован, в январе 1957 года выслан из Египта и поселился в Израиле. С 1960 г. служил в израильской разведке, по заданию которой в 1962 г. проник (заручившись рекомендациями высокопоставленных сирийцев в Аргентине) в близкие к правительству круги Дамаска. Переданная им в Израиль информация стратегического характера в значительной мере способствовала победе Израиля в Шестидневной войне. Коэн также обнаружил скрывавшегося в Дамаске Ф. Радемахера, одного из помощников А. Эйхмана. В январе 1965 г. Эли Коэн был арестован и, несмотря на усилия спасти его жизнь (в которых участвовал папа Павел VI, главы французского, бельгийского и канадского правительств), публично повешен 18 мая 1965 года на Площади Мардха в Дамаске. Накануне казни его посетил раввин Дамаска, которому Эли передал прощальное письмо для Надии и детей. Разведчик просил у них прощения и убеждал Надию вторично выйти замуж. Смерть он встретил мужественно. Тело Коэна шесть часов оставалось висеть на площади. Сирийские власти отказались передать Израилю останки разведчика. Место захоронения Эли Коэна до сих пор неизвестно. Надия признавалась, что и сегодня скучает по любимому мужу: «Все эти годы я оставалась верна ему. Я хочу, чтобы его останки были здесь, в Израиле. Я надеюсь, что мой Эли все же вернется на землю, которую любил всем сердцем и за которую отдал жизнь. Я молюсь, чтобы он возратился до того, как я умру». Именем Коэна назван мошав Эли-Ал на юге плато Голан (в 10 км к северо-востоку от Эйн-Гева), а также ряд улиц, площадей, парков и школ в разных городах и поселках Израиля. Несколько лет назад представитель сирийских властей заявил, что могилу Эли Коэна уже невозможно найти, поскольку на том месте давно построен жилой квартал. И Надия, и ее дети отказываются в это верить, считая, что сирийские власти над ними просто издеваются.

27 декабря

1890 - Венгерский политический деятель, один из основателей Венгерской компартии (первоначально носившей название Партии коммунистов Венгрии) Тибор Самуэли родился в городке Ньиредьхаза в еврейской семье. Учился в Дьёре, после получения аттестата в 1908-1909 работал в Будапеште банковским клерком, затем - сотрудником страхового агентства. В то же время стал членом Социал-демократической партии Венгрии, однако первоначально не принимал активного участия в её работе. С 1909 года - журналист. Из-за свих резких критических статей был вынужден покинуть Венгрию и поселился в Италии. В 1913 году вернулся в Венгрию, стал сотрудником газеты «Непсава» («Народное слово»). За свои публикации в этом издании подвергался судебному преследованию. Благодаря финансам родителей вёл роскошную светскую жизнь, совершил путешествие по многим странам мира. Во время Первой мировой войны был призван в армию и попал в русский плен в 1915 году. Вёл агитационную работу среди военнопленных, распространяя социалистические и антивоенные идеи. После Октябрьской революции 1917 г. вступил в венгерское отделение РКП(б), став одним из соратников Белы Куна. С января 1918 года, пребывая в Москве, занимался организацией отрядов из венгерских военнопленных для защиты русской революции. Совместно с Белой Куном редактировал выходившую с 3 апреля 1918 первую венгерскую коммунистическую газету «Социальная революция» (венг. Szociális Forradalom). После Ноябрьской революции 1918 года на некоторое время выехал в Германию, где в декабре 1918 участвовал в организации «Союза Спартака», оказывая содействие Карлу Либкнехту и Розе Люксембург. После реванша контрреволюционеров в Германии вернулся в Венгрию 3 января 1919, где был избран в Центральный комитет ПКВ и продолжил журналистскую деятельность в составе редакционной коллегии «Красной газеты» (венг. Vörös Újság), критикуя в своих выступлениях режим Каройи. С началом арестов видных левых деятелей в Венгрии 20 февраля 1919 Тибор Самуэли стал членом подпольного Центрального комитета ПКВ; ему поручалось создание вооружённых рабочих отрядов. В результате социалистической революции в Венгрии 21 марта 1919 Тибор Самуэли стал одним из руководителей Венгерской Советской республики, занимая поочерёдно ряд постов (включая пост наркома просвещения; последней была должность наркома по военным делам). Наряду с исполняющим обязанности наркома по культурным делам Дьёрдем Лукачем отвечал за вопросы идеологии в венгерском правительстве. Кроме того, ему было поручено организовать борьбу с контрреволюционерами. В конце мая 1919 года Самуэли совершил перелёт через фронт на двухместном самолете в Москву, чтобы обсудить с Лениным перспективы мировой революции. Близким к Самуэли был военизированный отряд «ленинцев» во главе с Йожефом Черни. Самуэли несёт ответственность за красный террор в Венгрии, жертвами которого стали представители всех слоёв населения, от буржуазии до крестьян (всего около 300-590 человек). К факту красного террора активно апеллировали контрреволюционные силы, сами развернувшие кампанию белого террора, отличавшегося антикоммунизмом и антисемитизмом. Примечательно, что количество жертв белого террора превосходит количество жертв красного на три порядка и исчисляется тысячами (всего контрреволюционерами было убито до 70 000 человек). После падения Советской власти в Венгрии 1 августа 1919 Самуэли, подобно Куну и большинству других левых политических деятелей, бежал из страны, чтобы избежать проводимого контр-адмиралом Миклошем Хорти и Иштваном Бетленом белого террора. Однако после незаконного пересечения государственной границы с Австрией был арестован и расстрелян австрийскими властями 2 августа 1919 года. Другие источники склоняются к более спорным версиям его смерти, утверждая, что он был застрелен австрийским жандармом ещё во время пересечения границы или что Тибор Самуэли покончил жизнь самоубийством.

28 декабря

1898 - Советская художница, первая жена Бориса Пастернака Евгения Лурье (в замужестве Пастернак) родилась в Могилёве в семье владельца писчебумажного магазина, одной из четверых детей (сёстры Анна и Гита, брат Семён). Окончила частную гимназию там же в 1916 году, в следующем году сдала экзамены за курс казённой гимназии с золотой медалью и вместе со своей двоюродной сестрой Софьей Лурье уехала в Москву, где поступила на математическое отделение Высших женских курсов на Девичьем Поле. Но вскоре она бросила математику и поступила в Училище живописи, ваяния и зодчества. Брала уроки живописи у Роберта Фалька, стала профессиональным художником-портретистом. В 1918 году заболела туберкулёзом и вернулась в Могилёв, затем вместе со своей кузиной Соней Мейльман уехала на лечение в Крым. В 1919 году вся семья переехала в Петроград, где (с помощью мужа своей старшей сестры Абрама Минца) она устроилась курьером в Смольный. После переезда в Москву Евгения Лурье поступила в училище ваяния и зодчества в мастерскую Штернберга и Кончаловского. 24 января 1922 года вышла замуж за Бориса Пастернака. Утонченная красавица, похожая на прототип женских образов Боттичелли, Евгения была самостоятельным и целеустремленным человеком. После свадьбы молодожены поселились в небольшой комнатке уплотненной квартиры на Волхонке, когда-то принадлежавшей родителям Пастернака. Семейная жизнь складывалась непросто. «Обостренная впечатлительность была равно свойственна им обоим, и это мешало спокойно переносить неизбежные тяготы семейного быта», — позже напишет в своих воспоминаниях их сын Евгений. Кстати, его, первенца, Пастернак назвал именем любимой жены — вопреки еврейской традиции не давать младенцам имена живых родственников. В год женитьбы поэта вышла книга его стихотворений «Сестра моя — жизнь», пролежавших в столе пять лет. Но Евгения Владимировна, обладавшая резким, взрывным характером, не чувствовала, что душевное состояние поэта целиком зависело от успеха работы, которая его поглощала в данный момент. Оба они - «люди искусства». Евгения была талантливой портретисткой и нуждалась в освобожденном быте. Обустройством семейного очага больше приходилось заниматься поэту. Пастернак в те годы умел и любил прибраться в доме, всегда сам нафталинил зимние вещи и довольно неплохо готовил. Однако поэт не мог не понимать, что быт съедает его драгоценное время. В двадцатые годы он отчаянно нуждался и вынужден был браться за любую работу. Супруги часто разлучались. Евгения болела и подолгу лечилась в санаториях. Они скучали друг по другу — письма Пастернака к жене переполнены болью и нежностью: «Ты меня всего пропитала собою, ты вместо крови пылаешь и кружишься во мне». Но совместная жизнь была полна ссор и раздоров. В разговорах постоянно мелькает тема развода. Евгения Владимировна мечтает о «лучшей доле». И однажды ей представилась возможность начать другую жизнь. Летом 1926 года Евгения Владимировна с сыном уехала в Германию, где встретила преуспевающего банкира. Он был очарован молодой художницей и сделал ей предложение. Этот случай непостижимым образом укрепил и любовь, и семью Пастернаков. Евгения Владимировна вернулась домой и отказалась от дальнейших попыток самоутверждения. Отныне она — заботливая жена, устраивающая благополучие мужа. Однако жили они по-прежнему трудно. Заработок не покрывал расходов. «Дома негде повернуться, условия для работы ужасные», — писал Пастернак. За годы жизни с Евгенией Лурье он написал три поэмы, много стихов, повесть «Охранная грамота»... Но любовь постепенно прошла. К этой паре с полным правом относятся слова Маяковского: «Любовная лодка разбилась о быт». Неустроенность быта, безденежье, время, отнятое рутинными делами, раздражали. Пастернаку казалось, что жена зря тратит время, простаивая перед мольбертом. Она при всех делала мужу замечания, спорила с ним. Полная страсти переписка мужа с Мариной Цветаевой вызывала жгучую ревность. По словам сына: «Обостренная впечатлительность была равно свойственна им обоим, и это мешало спокойно переносить неизбежные тяготы семейного быта». Евгения долго не могла поверить в разрыв. Ее мольба: «Больно, больно, не хватает воздуху. Помоги. Спаси меня и Женю. Пусть Зина вернется на свое место», — ничего не изменила. На прежнее место никто не вернулся, и в 1931 году брак Евгении Лурье с Борисом Пастернаком распался. В годы Великой Отечественной войны (с 6 августа 1941 года) Евгения Владимировна находилась с сыном в эвакуации в Ташкенте. Умерла она в Москве 10 июля 1965 года. А от былого чувства Бориса Пастернака к Евгении остались лишь сын и... строки:

Годами когда-нибудь в зале концертной
Мне Брамса сыграют, – тоской изойду.
Я вздрогну, я вспомню союз шестисердый,
Прогулки, купанье и клумбу в саду.

Художницы робкой, как сон, крутолобость,
С беззлобной улыбкой, улыбкой взахлёб,
Улыбкой, огромной и светлой, как глобус,
Художницы облик, улыбку и лоб...

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации


| 22.12.2011 10:04