МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=3469
Распечатать

Татьяна Друбич в кино и в жизни

Изабелла Слуцкая, Тель-Авив




Удивительная, загадочная актриса российского кинематографа - Татьяна Друбич… Она сыграла более 25 главных ролей в различных фильмах, но не заразилась «звездной болезнью», осталась цельной личностью, привлекательным, душевным человеком. Возможно, помог иммунитет, который был привит ее другой профессией: Татьяна Друбич – врач, и осталась верна своему призванию.


В весенние мартовские дни в Израиле прошли вечера, посвященные творчеству звезд российского кинематографа – выдающегося режиссера Сергея Соловьева и замечательной актрисы Татьяны Друбич.

Мужчина и Женщина, Режиссер и Актриса когда-то встретились на съемочной площадке фильма «Сто дней после детства». С тех пор на экраны вышло много культовых фильмов, ставших результатом их творческого союза. В программе нынешних вечеров состоялся премьерный показ художественного фильма «Анна Каренина» режиссера Сергея Соловьева с Татьяной Друбич в главной роли.



Образ Анны Карениной – один из самых ярких и трагических в мировой литературе. На сегодня насчитывается около 30 экранизаций гениального романа Льва Толстого. В разное время роль Анны исполняли Грета Гарбо и Вивьен Ли, Алла Тарасова и Татьяна Самойлова, Жаклин Биссет и Софи Марсо…У каждого режиссера - своя Анна. И не случайно Сергей Соловьев сказал, что решил снимать фильм «Анну Каренину» потому, что Анна у него уже была: «То, что такое Анна, знает только родной мне человек, который чувствует колебания моей души, человек, который ощущает сейсмологию белого цвета. Таня и есть Анна».

Татьяна Друбич редко дает интервью, тем приятней было получить ее любезное согласие на эту беседу.

Таня, хотелось бы немного узнать о вашей семье, о родителях, откуда вы родом?..

Отец - Люсьен Израйлевич Друбич. Говорят, есть такой городок в Закарпатье –Дрогобыч, может, оттуда они были родом. Бабушка моя, Надежда Лазаревна, умерла от голода в войну. Отец подростком в эвакуацию попал в Ташкент, в «хлебный город», как-то выжил. Потом сам добирался до Москвы. Мама - дивный человек, всю жизнь мечтала стать актрисой. Они в эвакуации оказались в Уфе. Как человек одаренный, артистичный, она быстро выучила татарские песни, пела их и этим кормила всю семью. Там же на черном рынке она покупала фотографии артистов, собрала целую коллекцию. Однажды артист Михаил Жаров умолял ее продать ему фотографию, на которой он с Целиковской запечатлен на съемках кинофильма «Беспокойное хозяйство», когда они ели котлеты и смеялись. Но эта фотография была дорогой реликвией в маминой коллекции, и она не уступила знаменитому артисту.

У вас необыкновенно самобытная внешность. На кого вы похожи?

Мне кажется, и на маму, и на папу.

Многие, приезжая в Израиль, ищут здесь родственные корни. У папы, похоже, они бы нашлись…

У мамы – тоже.

Это совершенно неожиданно… Хотя здесь невероятное разнообразие лиц людей одной национальности, прибывших на эту землю из разных уголков земного шара… Ну, а как вы пришли в кино, как произошла ваша первая встреча с Сергеем Соловьевым?

Это был не первый мой фильм. Я уже видела себя на экране: в 11 лет я снялась в фильме Инны Туманян «Пятнадцатая весна». Тогда я поняла, что это - не мое, и я никогда не буду этим заниматься профессионально. Но потом снова пришли в нашу школу из киностудии, опять отобрали девочек и мальчиков для съемок. Я пошла исключительно потому, что можно было пропустить уроки. Это был единственный мотив. Так я оказалась на съемочной площадке, где выбирали ребят для фильма «Сто дней после детства». Соловьев сначала не хотел меня снимать. Потом он изменил свое мнение в процессе проб, не помню, как я согласилась... Родители тоже этого не хотели. Просто это был тот год, когда у папы случился инфаркт, и всем было не до меня. Так это началось…

За те годы, что вы снимались в кино, вы не заболели актерской профессией, не захотели учиться этому ремеслу?

Кино, конечно, обладает наркотическим свойством. Но чему можно учиться, я до сих пор не понимаю. Я говорю об актерах кино. Театр – это другая история. В кино важен режиссер.

Вы придерживаетесь такой точки зрения, что в кино больше ценится органика артиста в кадре?

Ну, конечно. Это доказывается всей тенденцией развития игрового кино, которое практически становится близким к документальному, как например, фильмы Балабанова, которые сегодня в авангарде. Если есть коммерческий интерес, тогда нужны звезды. Есть еще авторское, фестивальное кино, куда вписаться крупному актеру сложнее. Конечно, кинематографическая жизнь очень привлекательна, мне повезло, я встретилась с очень интересными людьми.

А как работает Соловьев с актерами?

А никак. В этом его огромное режиссерское достоинство. Он выбирает на роль человека, о котором точно знает, что это и есть нужный ему персонаж. До съемки он разговаривает с актером, смотрит его в гриме, в костюме, делает фотографии – и все. Меня, например, это очень смущало в работе над Анной Карениной. Соловьев говорил: «Выучи текст и приходи» - это его способ работы с артистом.



Вы как-то сказали, что у женщины есть две травмы: любовь и возраст. Поскольку вы не только актриса, но еще и врач-эндокринолог, можете дать свои рекомендации: чем спасаться и от любви, и от возраста?

Сделать операцию по перемене пола.

Мысль оригинальная. А есть ограничения на эту операцию или противопоказания?

Это шутка. А если серьезно, то возраст есть возраст. Можно по-разному на это смотреть. И то, что сейчас происходит тотальное омоложение, это прежде всего от страха. И еще есть большие интересы бизнеса. Разумеется, неоспоримый факт – достижения медицины: на сегодня человечество прибавило себе 15-20 лет жизни. Женщины рожать стали позже. Люди научились побеждать всякие недуги. Например, мой папа в 45 лет умер от осложнений после инфаркта. Сейчас медицина справляется с этим все лучше и лучше – больных спасают, и люди продолжают жить, преодолевая болезни.

И все же человеческий вид, так же, как любой другой, ограничен определенной продолжительностью жизни...

Но мы давно уже живем вопреки природе. Мы живем здесь и сейчас, люди не хотят знать, что за поворотом.

Сейчас стали много писать о состоянии влюбленности с точки зрения химии, гормонов. Действительно, есть что-то, не поддающееся логике?

Хрестоматийная вещь – есть два способа познания мира: наука и искусство. Наука не объясняет человеку, почему у него возникает чувство. Потом она расскажет, какие группы мышц у вас участвуют в определенном процессе. С точки зрения науки мало кто испытывает любовь. Это даровано не каждому. Многие просто имитируют чувства, думая, что пришла пора влюбиться, и потом происходят трагедии.

Может, то, что происходило с Анной Карениной, было раздвоением личности? Любовь стала ее болезнью?

Знаете, сколько людей, столько и мнений. Один скажет, что она с жиру бесилась, второй - что психопатка, третий - что это наркотики…

А что вы скажете о своей героине?

Конечно, ее постигло чувство любви. При этом она была необыкновенно нравственна и понимала, что это чувство приведет ее к гибели. Каренина – это трагедия рока. Ее не надо судить по поступкам, это притча. Кстати, после пушкинской Татьяны - «я другому отдана и буду век ему верна», у Толстого - женщина после венца все же идет на какой-то адюльтер… Писатель предчувствовал появление нового типа женщин, и они явились миру: выдающиеся личности нового века - Анна Ахматова, Марина Цветаева, Зинаида Гиппиус…А мы живем в эпоху мелодрам, в эпоху сериалов. Сейчас все моделируют. Кого сегодня можно удивить разводами, изменами? Кто в наше время за любовь расплачивается жизнью? Смешно...

Когда-то вы сказали о своем кредо: «Для меня единственная ценность в любви – любить самой». Эта точка отсчета не изменилась?

Не изменилась, всё так. Мы как-то с одним моим умным знакомым спорили на тему бытия. Он меня слушал, а потом говорит: «Мир победят блондинки с фантиком во рту».

Вроде уже победили… Да, грустное время – уходит красивое поколение. Расскажите, пожалуйста, немного об Олеге Янковском. Как вы принимали его Каренина?

Олег Иванович был солнцем, вокруг которого все вращалось. Совершенный актер. Его Каренин определил все смыслы в этой картине. Для меня было большое счастье и честь с ним работать на съемочной площадке.

Началась другая эпоха, дети чуть ли не с пеленок осваивают компьютеры... Вы догоняете это время?

Я хромаю в ногу со временем. С 1992 года, во время перемен, когда все полетело, как во сне сейчас вспоминается это время, тогда появились бизнесмены и предложили мне заняться фармацевтической фирмой в Германии. Теперь все устоялось, пришли обученные бизнесу молодые люди, и я компанию отдала им в управление.

Меня очень тронуло то, что вы занимаетесь благотворительностью, причем в хосписе.

Такая тяжелая ноша. Медицинское образование дает очень многое, оно может заменить актерское, потому что дает знания физиологии, психологии человека, мотивов его поступков, но, главное, дает полноценное восприятие жизни. Ведь ничто так не проясняет жизнь… как смерть. В хосписах лежат и пожилые, и дети с неизлечимыми формами заболеваний. То, что делают Чулпан Хаматова, Дина Корзун, Костя Хабенский – этот фонд про жизнь. Там деньги нужны для операций и для спасения жизни онкологических больных, а здесь – умирающие. Недавно у нас был большой благотворительный ежегодный вечер в Пушкинском музее, мы издаем книги... Деньги идут в хосписы.

Как им этими деньгами можно помочь?

Вот этот гениальный вопрос мне все время и задают. В четвертой стадии своего заболевания человек уходит из жизни. Уходить можно по-разному. Во-первых, очень много одиноких, за ними нет ухода. Во-вторых, многие обслуживаются на дому. Деньги, которые собираются, идут на медицинский персонал, потому что на те деньги, которые платит государство, никто не будет ухаживать за смертельным больным. Нужно помочь ему встать, нужно его побрить, накормить, обезболить, чтобы он достойно уходил из жизни, по-человечески. Не поняв этого, невозможно дальше жить. Смерть определяет человеческую жизнь. Что делать с мамами, когда у нее на руках умирает ребенок? Они бедные, нищие, им даже не на что хоронить… Морально очень тяжело, но есть благородные люди, которые помогают оплачивать эти расходы…

Возвращаюсь к съемкам «Анны Карениной». В каком веке вы хотели бы жить? Что ближе вашей душе?

Я и не знаю. Хорошо бы жить в будущем – это точно. Дождаться внуков, правнуков, состариться в кругу своей семьи.

Ваша дочка Анна Соловьева, композитор, написала прекрасную музыку к этому фильму. А внучка Сашенька унаследовала таланты своих родителей?

Ну, конечно, она самая замечательная и очаровательная, и очень терпеливо переносит общение со взрослым окружением.

Мне остается признаться вам, что в жизни, как и на экране, вам удается сохранять редкое обаяние и искренность, и пожелать вам творческих успехов во всем. И кто знает, может ваша внучка сыграет любовь Анны из третьего тысячелетия, и она окажется счастливой?


| 05.05.2011 05:24