МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=2900
Распечатать

2 – 8 декабря 2010

Рубрику ведет Леонид Школьник

Очередная неделя - «круглые» юбилеи и «некруглые» дни рождения...

2 декабря

1902 – Еврейский поэт Ханан (Хонэ) Вайнерман родился в семье сапожника в местечке Лугины, Житомирской области в Украине. Учился в хедере, в 1917 году окончил семь классов русской школы. С 1917 по 1924 годы сапожничал с отцом и одновременно обучался живописи, потом работал маляром и декоратором в местном театре. В 1925 году уехал из дома в поисках работы и до 1929 года был разнорабочим в коммуне Ильича Калининдорфского района Херсонской области. Первые стихи Хонэ Вайнерман написал в родном местечке в 1923 году. Первое опубликованное стихотворение «Шефы» датировано 1926 годом. В 1929 году по направлению Наркомпроса Хонэ Вайнерман приехал в Одессу для учебы на рабфаке, через год перешел в педагогический институт, который окончил в 1932 году. С того времени началась его активная журналистская работа - сначала в одесской еврейской газете «Одэсэр арбэтэр» в должности литсотрудника (проработал до 1936 года и был уволен по сокращению штатов), потом - в газете «Зай грэйт!» (до 1937 года), а с осени 1937 до начала Великой Отечественной войны — корреспондентом газеты «Дер штэрн». На протяжении этого периода Вайнерман писал стихи и издал несколько поэтических сборников на языке идиш: «Возрождение» (1930), «Фишка» (сказка для детей, 1931), «За хлеб», «К труду» (1932), «Бригада малышей» (1933), «Золотые ветви» (1936), «Влюбленный в жизнь» (1940). Еще до войны Хонэ Вайнерман был снят с воинского учета по зрению, поэтому он не был призван в армию в начале войны. Когда в Одессе началась эвакуация, он вместе с семьей выехал в г. Орджоникидзе, где около года работал нештатным сотрудником в радиокомитете. Затем переехал в г. Ош, где до августа 1945 года работал литературным редактором в радиокомитете. В том же месяце с семьей вернулся в Одессу. С конца 1945 по конец 1948 года Вайнерман был штатным корреспондентом газеты «Эйникайт». После ее закрытия и вплоть до ареста занимался литературной деятельностью и одновременно выполнял художественные работы на мебельной фабрике. Арестовали Хонэ Вайнермана 28 марта 1950 года вместе с другими одесскими еврейскими писателями Ирмой Друкером, Нотэ Лурье и Айзиком Губерманом (Вайнерман , Друкер, Лурье и еще шесть человек проходили по одному следственному делу, а Губерман — по другому). Архивно-следственное дело на Вайнермана и его «подельщиков» состоит из семи томов, в которых насчитывается более двух тысяч страниц. Кстати, во всех литсправочниках его имя записано как Ханан Абрамович Вайнерман, а в следственном деле указано полное имя: Вайнерман Хунель-Мевша Аврум-Шмулев. В материалах следственного дела, которые цитирует одесский историк Лидия Мельничук, говорится: «Являясь агентом американской разведки, Вайнерман поддерживал связь и сообща занимался шпионской деятельностью с агентами ДРУКЕРОМ и ЛУРЬЕ, а также с приезжавшими в город Одессу американскими разведчиками ГОЛЬДБЕРГОМ, НОВИКОМ и ФЕФЕРОМ. Работая постоянным корреспондентом еврейской газеты «Эйникайт» с августа 1945 года до конца 1948 г., ВАЙНЕРМАН направлял через еврейский антифашистский комитет за границу свои статьи и очерки, которые содержали шпионские сведения в пользу американской разведки и носили националистический характер. Таким путем собирал и передавал для американцев сведения экономического и политического характера, о ходе восстановления промышленных предприятий, об экономическом состоянии сельского хозяйства, о восстановлении и работе Одесского порта, а также о новостройках и жизни населения». <…> В предъявленном обвинении по ст.ст. 54-1 «а», 54-10 ч.2 и 54-11 УК УССР ВАЙНЕРМАН, ДРУКЕР, ЛУРЬЕ виновными себя признали, т.е. в том, что они являлись агентами американской разведки и занимались сбором сведений шпионского характера. Будучи еврейскими националистами, проводили организованную антисоветскую националистическую деятельность. Обвинительное заключение составлено «16» декабря 1950 года в г. Одессе». К этому можно добавить, что решением Особого Совещания Вайнерман, Друкер и Лурье были приговорены к 15 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Остальные шесть обвиняемых — к 10 годам ИТЛ. Наказание Хонэ Вайнерман отбывал в спецлагере № 2 близ Норильска. Лишь через два года после смерти Сталина, в апреле 1955 года, его судебно-следственное дело было пересмотрено и за недоказанностью преступления плэт был реабилитирован. Очутившись на свободе, Хонэ Вайнерман создал на идиш несколько книг, которые были переведены на украинский и русский языки. Это сборники стихов "От всего сердца" (1958), "Весенний говор" (1962), "Люблю и верю". Умер поэт 26 февраля 1979 года.

3 декабря

1923 - Австрийский поэт, писатель, журналист Харальд Брайнин родился в Вене (где и умер 5 сентября 2006 года). Старший из четырёх детей Софии Хекер и Соломона Врайнина, Харальд по причине своего еврейского происхождения бежал после «аншлюса» в 1938 г. в возрасте неполных 15 лет в Великобританию, но из-за юного возраста не был интернирован (в отличие от своего двоюродного брата Норберта Брайнина, бежавшего вместе с ним и с ещё пятью младшими детьми Брайниных в сопровождении «двух перепуганных женщин»). Харальд был, однако, мобилизован в военную промышленность в качестве фабричного рабочего (по специальности «гальванизатор»). В это время он встречался с Эрихом Фридом и был его самым молодым поэтическим единомышленником. Лирика Брайнина демонстрирует неуважительное отношение ко всякой власти и к обскурантизму (в том числе и в его модернизированных облачениях). Политическая составляющая счастливо сочетается в его творчестве с английским юмором. Английский, французский и итальянский языки свободно соседствуют в его немецкоязычной лирике, придавая ей особый шарм. По возвращении в Вену в 1946 г. Брайнин работал как журналист для Austria Presse Agentur, был также корреспондентом The New York Times, руководил прессцентром Международного института прикладного системного анализа в Лаксенбурге, позднее трудился как свободный публицист. Его сын Михаэль Брайнин —- известный австрийский учёный-нейролог. Впрочем, интересны многие потомки этой большой еврейской семьи, которая дала миру известных деятелей искусства и науки – таких, как британский скрипач Норберт Брайнин, советский поэт и переводчик Борис Львович Брайнин (Зепп Эстеррайхер), немецкий поэт и музыкант Вилли Брайнин-Пассек, американский поэт Фредерик Брайнин, американский художник Реймонд Брайнин, американский скрипач и дизайнер Макс Брайнин, австрийский учёный-психоаналитик Элизабет Брайнин. И, конечно же, Рувим Брайнин (16 марта 1862, местечко Ляды, Могилёвская губерния — 30 ноября 1939, Нью-Йорк) — еврейский публицист, биограф, литературный критик, деятель сионизма, писал на иврите и идише.

4 декабря

1907 – Легендарный Соломон Маркович Хромченко родился в местечке Златополь, Украина. В детские годы был мэшойрэром (певчим) в одесском синагогальном хоре. С 1929-го по 1932 годы учился в Киевской консерватории (класс профессора М.М.Энгелькрона), затем в аспирантуре Московской консерватории (класс профессора К.Н.Дорлиак). Затем стал солистом еврейского академического хора (ЕВОКАНС) и лауреатом I-го Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей (1933), а в 1934-1957 гг. – солистом Большого театра в Москве. Соломон Хромченко снискал признание как исполнитель обширного, разностороннего репертуара на оперной сцене и концертной эстраде. В его исполнении звучали арии и романсы русских классиков, песни советских композиторов, неаполитанские и еврейские народные песни. В СССР Хромченко вёл и педагогическую работу - в качестве профессора кафедры сольного пения Государственного музыкально-педагогическом института имени Гнесиных. В 1991 году Соломон Маркович репатриировался в Израиль, где, несмотря на почтенный возраст, продолжил полноценную концертную и педагогическую деятельность. Профессор Иерусалимской музыкальной академии имени Рубина, он готовил молодых вокалистов. Навсегда запомнился участникам и зрителям юбилейный вечер артиста, состоявшийся в день 90-летия Мастера, 4 декабря 1997 года. Певец был, как всегда, полон сил и энергии... Умер Соломон Маркович Хромченко в Иерусалиме 20 января 2002 года в возрасте 95 лет.

5 декабря

1932 - Среди звёзд индийского кино было немало евреев – Сулочана (Руби Майерс), Банни Рувен, Сьюзен Соломон, Давид Абрахам Чулкар, но одной из самых ярких из них по праву считается скончавшаяяся в 2006 году Надира. Ее настоящее имя - Фархат (Флоренс) Эзекиэль, а свое сценическое имя – Надира – она получила значительно позже. Родилась она в Наджпаде, Южный Бомбей, в еврейской семье выходцев из Багдада, хотя, по другим источникам, это произошло в Израиле, куда репатриировалась ее семья. Родители разошлись, когда девочке было всего четыре года, и она перебралась вместе с двумя братьями в дом бабушки. Симпатичная школьница, с детства проявившая артистические наклонности, понравилась на одном из детских концертов Сардар Ахтар, жене известного кинопроизводителя Мехбуба Хана, и после продолжительных переговоров с близкими девочки госпожа Ахтар взяла ее под свою опеку, занялась ее воспитанием, бытом, учебой. Тогда и появилось у девочки это имя - Надира. В 1952 году Мехбуб Хан по «протекции» жены привел Надиру в мир индийского кино, предложив ей главную роль в своем фильме «Аан» («Дикая принцесса»). Дебют талантливой девушки оказался настолько удачным, что о ней заговорила пресса, и спустя три года в свой культовый фильм «Господин 420» на роль богатой дамы по имени Майя Надиру пригласил самый популярный в то время в Индии режиссер и актер Радж Капур (кстати, после триумфального проката в СССР в шутку стали говорить, что Радж Капур для русских такая же знаменитость, как Джавахарлал Неру). С тех пор Надира снялась более чем в 60 фильмах, получила несколько престижных премий – в частности, на фестивале индийского кино 1975 года – за лучшую роль второго плана в фильме «Джулия». Фильм «Джош» 2000 года стал последним в актерской судьбе Надиры. Что известно о ее личной жизни? Надира никогда не была публичной фигурой и тщательно скрывала от надоедливой прессы своих родных и близких. Известно, что двое братьев Надиры нашли себя в этой жизни на разных материках: один из них сейчас живет в США, второй - в Израиле. Надира дважды была замужем, Первый брак (ее избранником стал известный поэт на языке урду Накшаб) не принес ей счастья, а второй продолжался всего неделю, поэтому о нем и сказать нечего. После этого Надира решила более не испытывать судьбу и жила в Бомбее со своей пожилой домработницей Шобхой в то время, когда все ее родные и близкие засобирались в Израиль. Надира не решилась последовать за ними в неизвестность. Ведь в Бомбее всё было для нее родным, близким, понятным. Человек вполне обеспеченный, она была одной из немногих индийских актрис, материальные возможности которой позволили ей приобрести шикарный "роллс-ройс". Кроме того, в ее доме было много книг, и последние годы своей жизни она читала беспрерывно – драмы Шекспира, документальную прозу о Второй мировой войне, произведения немецких философов, книги по иудаизму. Всё закончилось 2 февраля 2006 года: Надиру парализовало, и она была госпитализирована в бомбейский госпиталь «Бхатия», где и скончалась 9 февраля от сердечного приступа.

6 декабря

1925 – Известный актёр театра и кино, заслуженный артист Российской Федерации (1982) Григорий Лямпе – сын популярного еврейского польского актёра Мориса Лямпе, который считался одним из трех лучших исполнителей роли Тевье в мировом театре, а в годы войны попал в плен и погиб в Вильнюсском гетто. Мать, Ревекка Руфина, до войны работала в Харьковском еврейском театре, а после войны - в Мукачеве, в русском, где переиграла много характерных ролей в пьесах А.Н Островского. Григорий пошёл по пути родителей, на сцену вышел, когда ему ещё не было восемнадцати, начинал играть на идиш, сыграл несколько заметных ролей. В 1947 году окончил училище при Государственном еврейском театре (ГОСЕТ) в Москве и играл в этом театре до его закрытия в 1949 году. Лямпе остался без работы, его жена была беременна, и актёр пошёл в министерство культуры СССР. Его направили в Московский областной драматический театр имени А.Н.Островского, в котором он проработал более десяти лет (с 1949 по 1961 год), ночуя в клубах и постоянно переезжая куда-то на электричках. Эти годы помогли ему в актёрском становлении, в освоении профессии. Большая часть жизни Григория Лямпе (с 1961 по 1990 годы) связана с Театром на Малой Бронной, где он был не только актёром, но и заведовал труппой (а это – Дуров, Гафт, Волков, Яковлева, Ширвиндт, Державин, Круглый, Петренко, Даль, Любшин, Мартынюк, Каневский, Броневой). Актёр был по горло занят в репертуаре, много играя в классике и современых пьесах. Одна из его значительных работ на сцене – роль Аркадия Велюрова в «Покровских воротах». C 1970-х годов Григорий Лямпе параллельно с работой в театре много снимался на телевидении, участвовал в телеспектаклях о Шерлоке Холмсе, Мегрэ, инсценировках русских классиков. Порой менялся до неузнаваемости — клеил усы, бороду, брови, чтобы не раздражать частым мельканием на телеэкране высокое телевизионное начальство. Сыграл физика Рунге («Семнадцать мгновений весны»), Ковальского («Следствие ведут знатоки»), музыканта Удрю («Безымянная звезда»). Много снимался в кино, играл, в основном, представителей разных интеллигентных профессий — врачей, учёных, музыкантов или же представителей кавказских национальностей. Однако со временем режиссёры разглядели в нём незаурядный талант характерного актёра, способного в комедийных образах достигать высокое драматическое звучание (Кудря в «Безымянной звезде») или создавать образы, прямо противоположные своему характеру (комендант в «Санта эсперанса»). Среди ролей: марселец («Две жизни»), зэк («Если ты прав»), стиляга («Дубравка»), профессор («Держись за облака»), Мавридий («Шторм на суше»), продавец («Вооружён и очень опасен»), врач («Мелодия на два голоса»), Робер («Похищение Савойи»), Арно («Петровка, 38»), Майкл Бартонер («Падение Кондора»), Исаак («Баллада о доблестном рыцаре Айвенго»), отец Ораны («Ягуар), Кантор («Блуждающие звёзды»), Эллинг («Конец операции «Террор»), Гренокс («Скандальное происшествие в Бруклине»), Халецкий («Визит к Минотавру»), Веня («Солнечный ветер»), Прюс («Лицом к лицу»). После смерти Анатолия Эфроса Лямпе получил приглашение принять участие в создании нового израильского театра «Гешер», и в начале 1990-х покинул СССР. В новом коллективе сыграл бенефисный спектакль, а также участвовал в постановках «Дело Дрейфуса», «Идиот», «Мольер». Играл на русском и на иврите, хотя языка так и не выучил. Об этом времени ярко написал друживший с Лямпе Михаил Козаков: «Он стал живой душой театра «Гешер», его совестью и духовным эпицентром. Он, как и в Москве, прекрасно играл доверяемые ему роли, вначале на русском языке, затем на ненавистном ему иврите, который, как и я, мучительно учил в ульпане. «Эти идиоты евреи, — кричал Гершель, — просто сумасшедшие. На кой хрен им их иврит, когда есть идиш. Ты, Миня, не спорь. Ты не знаешь идиш. Это язык нюансов, язык, на котором писали Шолом-Алейхем, Зингер и играли великие Соломон Михоэлс и Зускин, играли на этом языке даже Шекспира. И как играли! Язык музыкальный, мягкий язык. А этот гребаный иврит, как арабский. На нем только каркать и харкать, а не стихи читать!» - так сокрушался и гневался в отчаянии Гриня, когда театр «Гешер» вынужден был перейти с русского на иврит. Я, не знающий идиш, безуспешно пытался доказать другу обратное. Возникала дико смешная ситуация: два русских актера, проработавшие всю жизнь в Москве, спорили за рюмкой водки о языках, в сущности, далеких от них обоих, чужих языках. И оба учили иврит, сидя за школьными партами в ульпане, один седой, другой седой и лысый. А на переменках курили в школьном дворе, давали автографы другим молодым школярам из Одессы, Запорожья и Тмутаракани. Повторю: Григорий Моисеевич Лямпе был превосходным актером». Скончался Григорий Моисеевич Лямпе от рака 26 апреля 1995 года в Тель-Авиве. И еще – напоследок – слово М. Козакову: «Добрей человека в театре я не видывал и не увижу. Как мне кажется, эта доброта видна во всех его ролях, оставшихся на кинопленке. Она неподдельна. Ее не сыграешь. Спасибо тебе, друг! Так хочется сказать теперь: «Темно! Включите Лямпочку!». Сказать-то можно, но лампочка перегорела...».

7 декабря

1895 - В 1989 году в Тель-Авиве тиражом 500 экземпляров вышла книга недавно скончавшейся Эстер Маркиш «Столь долгое возвращение...». Эстер подарила мне ее с такой надписью: «Вам, дорогой Леонид, книга о трудной моей жизни, но счастливой – потому что в ней был Перец Маркиш...». Родом Перец Маркиш из местечка Полонное, Волынской губернии, Маркиш, которому сегодня исполнилось бы 115 лет, был не только выдающимся еврейским поэтом, но и прозаиком, драматургом, да и вообще с детства владел десятком профессий – служил певчим у кантора, банковским служащим, домашним учителем. Учился в Народном университете Шанявского, занимался самообразованием, пытался сдать экзамены за гимназический курс в Одессе, где перебивался случайными заработками. C 1912 г. писал стихи по-русски. В 1916 г. был отправлен на фронт - шла Первая мировая война. Через год, демобилизовавшись по ранению, поселился у родителей в Екатеринославе. Тогда же выступил со стихами, затем с рассказами на идиш в местной газете "Кэмфэр" ("Борец"), а вскоре - в сборнике "Эйгнс" ("Родное", К.,1918). В группе киевских поэтов-лириков, куда входили также Давид Гофштейн и Лев Квитко, Перец Маркиш был самым молодым. В первом поэтическом сборнике "Швэлн" ("Пороги", Киев,1919) и в последующих ("Пуст ун пас" ("Неприкаянный"), "Штифэриш" ("Шалость", Екатеринослав, 1919) Маркиш выступил с мажорными, экспрессивными стихами, исполненными пафоса обновления. В поэме "Волынь" (Вильно, 1921) он без идеализации, но с теплым юмором и налетом ностальгии изобразил быт родного местечка. С 1921 по 1926 годы Маркиш живет вдали от России - в Варшаве, Берлине, Париже, Лондоне, Риме, где много пишет и публикуется. Побывал он и в Эрец Исраэль. В Париже в 1924 году Маркиш встретился с Марком Шагалом. Они были дружны еще в России до эмиграции Шагала. Парижская встреча еще более сблизила их. Когда в 70-х годах Эстер Маркиш посетила Шагала в его доме на Лазурном берегу, Марк Захарович подарил ей свою книгу "Монотипии", на титульном листе которой нарисовал свой портрет и написал: "Дорогой Эстер Маркиш в память о любимом друге моей молодости Переце Маркише. Будьте счастливы". В 1926 году поэт вернулся в Россию. Поселился сначала в Харькове, затем в Москве. Среди опубликованных там книг - социально-исторические романы "Дор ойс, дор айн" ("Из века в век", 1929) и "Эйнс аф эйнс" ("Один на один", 1934), эпические поэмы "Бридэр" ("Братья", т.1-2, 1929 и 1941), "Нит гедайгэт" ("Не тужи", 1931 - о еврейских земледельцах и коллективизации), "Дэр тойт фун балэгуф" ("Чертополох", или "Смерть кулака", 1935 - сатирическое саморазоблачение кулака реб Аншеля), "Уфганг афн Днепэр" ("Заря над Днепром", 1937 - о социалистической стройке), в которых отражены значительные события советской действительности, коренные перемены в жизни еврейского народа. Маркиш - автор сборников стихов "Фарклэптэ цифэрблатн" ("Заклеенные циферблаты", 1929 - сюда вошло стихотворение об Эрец Исраэль) и "Фотэрлэхэ эрд" ("Отчая земля", 1938). Из пьес (сборник вышел в 1933 г.) наиболее известны "Ди эрд" ("Земля", поставлена в 1930 г.), "Мишпохэ Овадис" ("Семья Овадис", с огромным успехом поставлена в 1937-38 гг. большинством еврейских театров СССР; рус. пер. 1938), "Дэр уфштанд ин гето" ("Восстание в гетто", поставлена в 1946 г.). В мае 1941 в русских театрах Москвы, Ленинграда и Киева была поставлена пьеса "Кол нидрэ". В 1941-45 Московский ГОСЕТ поставил "Клятву", "Око за око", "Лесные братья". В 1939 г. Маркиш стал кандидатом в члены КПСС и кавалером ордена Ленина, в 1942-м - членом КПСС. Однако творчество поэта нередко выходило за идеологические рамки, установленные советским руководством. Еще в начале 30-х "пролетарский" критик М.Литваков прорабатывал Маркиша за проявления "национальной ограниченности". В 1940 г., в период дружбы СССР с гитлеровской Германией, написал поэму "Тэнцэрн фун гето" ("Танцовщица из гетто", опубликованную в 1942) и завершил начатую в 1927-м поэму "Фэрцик-йорикер ман" ("Сорокалетний"), охватывающую еврейскую историю от библейских времен до русской революции. Поэма П.Маркиша "Милхомэ" ("Война", 1941-48) явилась одним из первых эпических произведений о борьбе с нацизмом. Маркиш вступил в Еврейский антифашистский комитет, редактировал сборник "Цум зиг" ("К победе", 1944) и литературно-художественный альманах "hэймланд" ("Родина", 1947-48). Роман о героизме Варшавского гетто "Трот фун дойрэс" ("Поступь поколений", 1948) был опубликован в СССР в 1967 г. в искаженном виде. Кстати, в том же 1967-м Эстер Маркиш решила предложить главу из романа Маркиша тогдашнему главному редактору «Литературки» Александру Чаковскому. «Почему именно «Литратурной газете»? - досадливо спросил Чаковский. – У национальных писателей есть свой орган – журнал «Дружба народов»... «А почему же в «Литгазете» печатаются национальные писатели Расул Гамзатов, Чингиз Айтматов и многие другие?» - спросила Эстер. «Я вам откровенно скажу, - ответил еврей Чаковский. – Я не люблю евреев». «И я вам скажу откровенно, - ответила вдова растрелянного поэта. – Евреи вас тоже не любят». Сегодня, спустя почти шесть десятилетий после убийства Маркиша, значительный интерес представляют его статьи, памфлеты, фельетоны и литературно-критические выступления, в особенности его монографии о С.Михоэлсе (1939) и Шолом-Алейхеме. На гражданской панихиде по Михоэлсу поэт мужественно прочел свое стихотворение "Михоэлсу – вечный светильник", где гибель в Минске выдающегося еврейского актера была открыто и громко названа убийством. Было это в январе 1948 года. А спустя ровно год, 27 января 1949 года, Перец Маркиш был арестован. Последовали долгие, изнурительные допросы, зверские нечеловеческие пытки, очные ставки вконец сломленных людей. Академик Лина Штерн, единственная уцелевшая на процессе членов президиума Еврейского антифашистского комитета, вспоминала, что видела окровавленного Шимелиовича, полубезумного Зускина, немощного старика Бергельсона. И еще Лина Штерн рассказала Эстер Маркиш, что ее муж выступил на процесе с яркой, взрывчатой речью. В своем последнем слове Перец Маркиш обвинил своих палачей и тех, кто направил их руку. «Это была речь не обвиняемого, а обвинителя», - сказала Штерн. Поэта расстреляли 12 августа 1952 года вместе с другими выдающимися деятелями еврейской культуры. Сегодня многое для сохранения памяти о Переце Маркише делает живущий в Израиле сын писателя, талантливый израильский писатель и публицист Давид Маркиш.

8 декабря

1947 – Одна из самых известных и популярных израильских певиц Хава Альберштейн родилась в польском городе Щецин и в 4-летнем возрасте с родителями приехала на Святую землю. С детства полюбила петь, стала учиться играть на гитаре. Когда в 60-е годы в Израиле появились записи концертов Джоан Баэз, Жоржа Брассанса, Пита Сигера и других исполнителей, они поразили Хаву. «Как-то раз - мне было лет тринадцать - я одна поехала в Хайфу (мы жили тогда в пригороде) на концерт Пита Сигера, - вспоминает Хава в одном из интервью. - И я вижу, как на сцену выходит человек, у него - четыре-пять гитар, а больше ничего нет, и он начинает рассказывать истории. У меня заколотилось сердце, я сказала себе: "Это я хочу делать! Вот так, в одиночку, рассказывать людям истории, петь им песни. Это был самый важный момент в моей жизни». Так Хава Альберштейн выбрала себе путь в жизни и творчестве. Выступать перед публикой она начала в 1964 году, когда ей было 17 лет - в театре "Хамам" (Яффо). В 1965-1966 гг., во время службы в ЦАХАЛе, стала солисткой армейского ансамбля «Лаакат ха-нахаль» (Ансамбль бригады НАХАЛь). «Этот ансамбль, - говорит Хава, - стал для меня настоящей школой. Втроем или вчетвером мы разъезжали по стране, порой выступая по шесть раз в день перед сотней солдат. Солдаты - самая безжалостная публика, им на все плевать, но я ухитрялась их держать в кулаке - маленькая, испуганная, воевала не на жизнь, а на смерть, и даже пела им на идиш, а ведь тогда это было страшное дело - позор, галут! Но я рассказывала им, о чем эти песни, и они слушали». Кстати, именно Хава первой из израильских мастеров эстрады стала открыто петь и пропагандировать песни на мамэ-лошн. Два года она учила идиш в Иерусалимском университете, затем вернулась в Тель-Авив, снова стала выступать в клубах, киббуцах – повсюду. Хава стала исполнять и записывать песни на иврите, идиш, английском. Первый ее альбом - "Перах ха-лилах" ("Цветок сирени") - вышел в 1967 году. До середины 80-х гг. Альберштейн исполняла песни композиторов М. Виленски, М. Каспи, Н. Хеймана, Н. Хирш, Н. Шемер и многих других израильских композиторов на стихи Эхуда Манора, Рахель, Леи Гольдберг, Натана Йонатана и других поэтов. Наиболее известны альбомы Хавы Альберштейн "Ми ширей Рахель" ("Из стихов Рахели", 1968), "Ми ширей эрец ахавати" ("Из песен моей любимой родины", 1970, на стихи Леи Гольдберг), "Лу йеи" ("Да будет так", 1973), "Кмо цемах бар" ("Словно полевой цветок", 1975). В альбомах "Меагрим" ("Эмигранты", 1986), "Лондон" (1989), "Моцаэй хаг" ("На исходе праздника", 2003) Хава стала автором большинства песен, автор ряда текстов – ее муж, режиссер Надав Левитан. Альберштейн записала несколько альбомов для детей, пять альбомов на идиш, среди них "Маргариткелах" ("Маргариточки", 1969). Альбомы The Man I love ("Любимый человек"), Foreign Letters ("Иностранные буквы") изданы за рубежом. За свою творческую жизнь Альберштейн выпустила свыше 50 альбомов. В последние годы Хава почти прекратила выступать в Израиле. В ее исполнительской манере слышны влияния шансона, джаза, фольк, реже рока. Голос Хавы Альберштейн - кристально чистый, прозрачный, с мощным эмоциональным наполнением – сегодня известен и любим не только в Израиле, но и далеко за его пределами. Кстати, именно Хава первой из израильских ивритских певцов стала открыто петь и пропагандировать песни на идише. Многие из них спокойно слушать ну просто невозможно...

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе и различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных,а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации


| 01.12.2010 15:11