МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=1929
Распечатать

14 – 20 января 2010

Рубрику ведет Леонид Школьник

Очередная неделя - «круглые» юбилеи и «некруглые» дни рождения...

14 января

1925 – Сегодня «танцующему ребе» Шломо Карлебаху исполнилось бы 85. Он родился в Берлине, в семье, принадлежавшей к одной из наиболее знаменитых раввинских династий в Германии. Восемнадцать документально зафиксированных поколений этой семьи уходят корнями ко временам царя Давида, и маленький Шломо был назван в честь своего деда, раввина Соломона Карлебаха, широко известного как среди евреев, так и среди неевреев, и признанного одним из духовных лидеров Германии конца IХ века.  Кстати, Томас Манн, живший в Любеке, где Соломон Карлебах был главным раввином, писал: «У меня сохранилось впечатление, что длиннобородый, в шляпе, доктор Карлебах далеко превосходил своих коллег другой веры в знаниях и религиозном проникновении». Имя С. Карлебаха появилось позже на страницах известного романа Томаса Манна «Доктор Фаустус». Мать Шломо, Пола Коэн, тоже происходила из знатной раввинской семьи. Её отец Ашер Михаэль Коэн был главным раввином Базеля (Швейцария), одним из основателей международной еврейской организации «Агудат Исраэль». В возрасте четырёх лет Шломо Карлебах стал изучать Тору с комментариями Раши, а в пять лет приступил к изучению Талмуда. И когда в 1938 году вся семья отправилась в город Телц, где глава знаменитой Паневежской иешивы устраивал бар-мицву своему сыну, родители решили оставить Шломо в иешиве, и учёба в ней стала поворотной точкой в его жизни. В 1939 году семья Карлебах была вынуждена покинуть живущую под нацистским сапогом Германию. Перебравшись в Америку, Карлебахи поселились в Манхэттене, где отец основал общину «Кеилат Яаков», ставшую известной впоследствии как «Карлебах Шул». А в 1949 году Шломо Карлебах и его друг Залман Шехтер-Шломи были приглашены на встречу с Любавичским Ребе (речь идёт о шестом  Любавичском Ребе Йосефе-Ицхаке Шнеерсоне). «Пришло время вам обоим начать посещения университетов», - сказал Ребе без особых предисловий. Друзьям было поручено организовать празднование Хануки для евреев Брандейского университета. Задание было выполнено наилучшим образом, празднование прошло настолько весело, настолько блестяще, что президент университета поклялся ничего подобного во вверенном ему учебном заведении больше не допустить. Так, с благословения Любавичского Ребе и первоначально в качестве его эмиссара Шломо Карлебах начал поездки по всему миру с концертами, беседами, организацией праздников, свадеб, бар-мицв и т.д. И одной из первых стран, где он побывал, была Россия. Впервые в Москву Шломо Карлебах приехал в 1970 году, когда сделать это ортодоксальному еврею, а тем более раввину, было теоретически невозможно. В условиях физического и духовного холода тогдашней России он организовал празднование Симхес-Тойре в московской Хоральной  синагоге на тогдашней улице Архипова (на «горке», как именовали это место московские диссиденты). Слух о приезде «танцующего ребе» (как когда-то – о визите посла Израиля Голды Меир в эту синагогу) облетел все еврейские дома Москвы. Тысячи людей, преодолев страх, впервые в жизни пришли к синагоге  на еврейский праздник. Те, у кого не было шапок, прикрывали головы носовыми платками или газетами, - в знак уважения к еврейской традиции. Шломо Карлебах пел всю ночь, и вместе с ним до восхода солнца пели и танцевали у синагоги «га горке» российские евреи. Над Москвой, может быть, впервые в истории, звучали такие песни Карлебаха, как «Ам Исраэль хай», «Исраэль, Исраэль». Так же тепло и сердечно встречали «танцующего ребе» в 1989 году, во время второго гастрольного тура Шломо Карлебаха в Россию. Где бы ни выступал Карлебах, один с гитарой или в сопровождении ансамбля, его концерты всегда были явлением, событием, которое запоминалось на всю жизнь. «Танцующий ребе», «Поющий рабби», хасид, цадик, мистик, учитель тысяч евреев, которым он помог вернуться к вере отцов, - в каком бы качестве ни выступал Шломо, он неизменно всеми доступными ему средствами нёс весть великой любви к людям. Его концерты объединяли под одной крышей евреев и неевреев, хасидов и хиппи, религиозных и атеистов. 20 октября 1994 года Шломо Карлебах летел в Канаду. Когда кто-то из пассажиров узнал его и попросил спеть, Шломо взял гитару и начал петь старую хасидскую песню «Хасдей Ашем ки ло тамну..» (Бесконечна милость Б-жья...). И вдруг… пауза, после которой не последовало продолжения. То ли сердце не выдержало перегрузок, то ли душа улетела так высоко, что не смогла вернуться в тело. Подоспевшие на помощь люди ничего не смогли сделать...

15 января

1945 - Сын известного советского композитора Исаака Осиповича Дунаевского и русской балерины Зои Пашковой (их брак не был зарегистрирован) Максим Дунаевский, отмечающий сегодня свое 65-летие, в 1970 году окончил теоретико-композиторский факультет Московской консерватории по классу композиции; его педагогами были Н.П. Раков, Д.Б. Кабалевский, А.Я. Эшпай, Т.Н. Хренников, А. Шнитке. Максим Дунаевский вполне мог стать композитором, пишущим классическую музыку, но его судьбу определила встреча со студенческим театром МГУ «Наш дом», которым руководили Марк Розовский, Илья Рутберг и Альберт Аксельрод. Наряду с симфоническими, камерными и вокальными произведениями Максим стал писать музыку для театра, а позднее - и для кино. Широкую известность ему принесли мюзиклы "Тили-тили-тесто..." (1968), "Емелино счастье" (1975), "Три мушкетера" (1977), "Дети капитана Гранта" (1987) и музыка к кинофильмам. Композитор сочинил музыку более чем к тридцати кинокартинам, среди которых - "Автомобиль, скрипка и собака клякса", "Карнавал", "Ах, водевиль, водевиль", "Трест, который лопнул", "Зеленый фургон", "Мэри Поппинс, до свидания!", "Подземелье ведьм", "Ребенок к ноябрю", "Рыцарский роман". Огромной зрительской любовью до сих пор пользуется музыкальная картина "Д`Артаньян и три мушкетера", снятая Г.Юнгвальд-Хилькевичем по мюзиклу Максима Дунаевского. Кроме того, композитор написал концерт для оркестра, кантату для хора а cappella "Старые корабли"; камерно-инструментальные ансамбли; сонаты, циклы романсов, хоры. Среди последних работ композитора – музыка к телесериалу «Амапола» (2004) и к кинофильму «Криминальное танго» (2005). Максим Дунаевский вёл программу об оперетте «С лёгким жанром!» на телеканале «Культура». Член жюри музыкального телевизионного конкурса «Народный артист». Девять лет он прожил в США, работал в Голливуде. Был женат семь раз. Жены: Наталья.., Елена Дунаевская, актриса Наталья Андрейченко, ..., манекенщица Ольга Данилова, Ольга Шеронова, музыкант Марина Рождественская. Помимо творчества, М.Дунаевский активно занимается общественной деятельностью и благотворительностью. Он является президентом Благотворительного культурного фонда имени Исаака Дунаевского, заместителем председателя Гильдии профессиональных композиторов, академиком Российской национальной киноакадемии, членом экспертного совета первого канала телевидения по отбору на конкурс «Евровидение» и ежегодной музыкальной программы «Новые песни о главном». В 2005 году награждён орденом Петра Великого I степени, в 2007 году - орденом Буратино. В одном из интервью, вспоминая об отце, Максим Дунаевский привел такой факт: «Я недавно прочел папино письмо Утесову, которое он писал ему в 42-м году. Немножко грустное, ироничное: «Посылаю тебе две песни. Одна из них о Москве – «Золотая моя столица, дорогая моя Москва». Сверху требуют марш, но я-то лирик. Вот я и написал лирический марш...».

16 января

1887 – В имении под Киевом родился литературовед, критик и редактор Нахман Майзиль. Первые свои произведения он с 1905 года публиковал в периодических изданиях на иврите, а с 1909 года обратился к творчеству на идиш (первая его статья на мамэ-лошн была посвящена творчеству Давида Бергельсона). После революции 1917 года основал издательство «Киевэр фарлаг» и был одним из организаторов Ассоциации культуры на идиш — Култур-лиге. С 1921 года Нахман Майзиль руководил Култур-лиге в Варшаве, где сотрудничал во многих периодических изданиях и издательствах. В 1925–38 гг. был членом редколлегии и редактором еженедельника «Литерарише блэтер», сыгравшего значительную роль в развитии идиш литературы и особенно литературной критики. В 1936 году Майзиль посетил Эрец Исраэль; впечатления от поездки описаны им в книге «Тэг ун нэхт ин эмек» («Дни и ночи в [Изреэльской] долине», 1937). В декабре 1937 года Майзиль  переехал в США, был там секретарем и членом правления ИКУФ (Идишер култур-фарбанд), редактировал ежемесячник «Идише култур». Под его редакцией вышли в свет антология «Америкэ ин идишн ворт» («Америка в еврейской литературе», 1955), сборник «Дос Менделе-бух» («Книга о Менделе», 1959) и многое другое. Нахман Майзиль оказал сильное влияние на левонастроенные круги еврейской творческой интеллигенции. В 1964 году Майзиль решил переселиться в Израиль, жил в кибуце Алоним. Из его книг (более сорока) наиболее известны монографии об Ицхаке-Лейбуше Переце (1945), Шолом-Алейхеме (1959), Иосифе Опатошу (1937), сборник статей о еврейских советских писателях (1959) и др. Умер Нахман Майзиль в апреле 1966 года в приютившем его кибуце.

17 января

1911 - Актер и режиссер театра кукол, народный артист России Семен Самодур родился в г. Буй, ныне Костромской области. С 1930 года учился в студии П. Я. Павлинова, затем в 1931-33 годах - в техникуме Изогиза. С 1933 года - актёр Центрального театра кукол, а с 1947 - режиссёр. Поставил совместно с С. В. Образцовым «Кошкин дом» Маршака, «Мой, только мой» Тузлукова, «Необыкновенный концерт» Сперанского и др.; самостоятельные постановки С. Самодура — «Волшебная калоша» Матвеева, «Сказка о царе Салтане» по Пушкину и др. Среди ролей: Конферансье («Необыкновенный концерт»), Создатель («Божественная комедия» Штока), Голова, Чёрт («Ночь перед Рождеством» Сперанского по Гоголю). Семен Соломонович был любимым режиссером и актером Сергея Владимировича Образцова. Рассказывают историю о том, как Самодур пришел наниматься актером к Образцову. Надо сказать, с дикцией у Семена Соломоновича были сложности, а букву "л" он вообще не выговаривал. Однако мэтру, что неудивительно, парень приглянулся. Сергей Владимирович великодушно посоветовал летом поработать над буквой "л", а осенью, дескать, милости просим, будем рады. Все лето Семен старательно трудился на пляжах Черного моря но, как вы догадываетесь, отнюдь не над дикцией. Там он вполне обходился без этой буквы. Осенью мэтр встретил Семена приветливо и ласково сказал: "Ну, покажите нам, голубчик, как у нас с буковкой дела?" Удалой Семен прекрасно понимал, что рассеянный мэтр даже примерно не помнит, о какой именно букве шла речь. И Сеня грянул: "Метр-p-ро... кор-р-рова... тр-р-рикотаж!". Сергей Владимирович весь просиял; "Ну вот, видите, голубчик, как теперь все хорошо!". Любопытно, что впоследствии Образцов никакого отсутствия у Семена буквы "л" не замечал. Скончался Семен Самодур 5 июня 1991 года в Москве, похоронен на Троекуровском кладбище.

18 января

1929 - Историк, политолог, сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Российской Академии наук Кива Майданик - кандидат исторических наук, автор сотен научных публикаций. Он был видным советским латиноамериканистом, сотрудником международного журнала «Проблемы мира и социализма» в Праге. А еще Кива Львович - отец известного музыкального критика Артемия Троицкого. Историю общественных движений Латинской Америки К. Л. Майданик изучал в непосредственном общении с видными деятелями кубинской, никарагуанской, сальвадорской, чилийской и венесуэльской революций. Наиболее известным из его знакомых был Эрнесто Че Гевара, которому посвящена одна из последних книг Кивы Львовича «Эрнесто Че Гевара: его жизни, его Америка» (М.: Ad Marginem, 2004). Исследования Кивы Майданика получили распространение во многих странах мира и переведены на несколько языков. В этих работах автор сочетал глубокий академический анализ и свою эмоциональную оценку происходящего. Как говорят его друзья: «Кива Майданик был учёным с душой революционера». Умер Кива Львович 24 декабря 2006 года. Точнее сказать, был убит современной российской коммерческой медициной. А было так. Майданик обратился к врачу по поводу артроза плечевого сустава (распространенное явление в пожилом возрасте). Ему назначили серию инъекций внутрисуставно. И хотя самочувствие Майданика резко ухудшилось уже после первой инъекции и он говорил об этом врачу, тот не отменил уколы, а продолжал их, поскольку каждая инъекция была платной. В результате у Майданика развился острый гнойный артроостеомиелит. Ему сделали хирургическую операцию и вычистили сустав. Но было поздно: инфекция уже распространилась на легкие и мозг, вызвав пневмонию и менингит. Сердце Кивы Львовича, перенесшего в прошлом инфаркт, не выдержало.

19 января

1865 – 145 лет назад в Петербурге родился будущий знаменитый художник Валентин Серов. Отец - Александр Николаевич Серов - был знаменитым в то время композитором и музыкальным  критиком, автором популярнейших опер "Юдифь", "Рогнеда", "Вражья сила", издателем и редактором журнала "Музыка и театр". Сорока трех лет он женился на своей семнадцатилетней ученице Валентине Семеновне Бергман, и будущий художник был их единственным сыном. Валентина Семеновна, родом из ассимилированной еврейской семьи, была талантливой пианисткой. Серовы жили открыто, их дом всегда был полон гостей. "Много было лохматого студенчества, - вспоминал Репин, - манеры у всех были необыкновенно развязны". Подобного рода публику приглашала Валентина Семеновна, убежденная нигилистка, приверженная идеям Чернышевского о свободе и равенстве и отрицавшая представления даже об элементарном этикете - она с презрением усмехалась, например, когда Репин пытался уступить ей стул. Общество же Александра Николаевича было самое интеллигентное и аристократическое: он был дружен с Тургеневым, среди его постоянных гостей - скульптор Антокольский и художник  Ге, рисовавший для маленького Валентина любимых им лошадок. Часто бывало, что композитор, окруженный восторженными почитателями его таланта, играл на рояле фрагменты новой оперы, а в другом конце квартиры его жена с "лохматыми" гостями заводила либеральные споры, мешая слушанию музыки. Словом, у Серовых было суетно и шумно, и маленький Валентин с раннего детства оказался не то чтобы заброшенным, но отнюдь не избалованным родительским вниманием ребенком. После смерти отца (Валентину тогда было шесть лет) для Серова началась жизнь скитальца. Валентина Бергман, страстно увлеченная музыкой и общественной деятельностью, не хотела бросать ни того, ни другого. Но обнаружив серьезное пристрастие маленького сына к рисованию, она направилась в Париж, где тогда жил Репин - художник, которого она близко знала уже прославившийся к тому времени картиной «Бурлаки на Волге». Серова решено было отдать в обучение к Репину. В Париже юный Серов оказался фактически предоставленным самому себе. Занятия с Репиным и самостоятельное рисование были единственным его развлечением. Постепенно Серов становился замкнутым и угрюмым - черты характера, сохранившиеся в нем на всю жизнь. В 1875 году Серовы - мать и сын - вернулись в Россию. Однако Валентине Семеновне не сиделось на одном месте, и кочевая жизнь для Серова продолжалась. В 1878 году он возобновил систематические занятия у Репина, вернувшегося к тому времени из Парижа и поселившегося в Москве. Серов жил у Репина почти на правах члена семьи, сопровождая его во всевозможных поездках этюды. Позже, Валентина Семеновна знакомится с меценатом С.И. Мамонтовым и получает приглашение погостить в его имении Абрамцево. Юный Серов попадает в самую гущу интеллектуальной и художественной жизни: его учителями и собеседниками становятся В.Васнецов, В. Поленов и многие другие художники. В 1880 году Серов поступил в Императорскую Академию художеств. Здесь его главным наставником был П. П. Чистяков. Получив от Академии малую серебряную медаль за этюд с натуры, молодой художник оставил это заведение в 1884 году и с того времени начал работать самостоятельно, всё более и более совершенствуясь в живописи, преимущественно портретной. В 1884 году в Абрамцеве он создал одно из первых своих значительных произведений — портрет Л. А. Мамонтовой (Новгородский государственный объединённый музей-заповедник). В 1888 году написал знаменитый портрет В. С. Мамонтовой («Девочка с персиками»; Третьяковская галерея). С 1894 года Серов состоял членом Товарищества передвижных художественных выставок. С 1897 года преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Его учениками были П. В. Кузнецов, Н. Н. Сапунов, М. С. Сарьян, К. С. Петров-Водкин, Н. П. Ульянов, К. Ф. Юон. На исходе 1890-х годов к Серову пришла настоящая слава. Немногословный, замкнутый, серьезный, абсолютно честный - Серов вызывал неизменное уважение. К его словам внимательно прислушивались. А. Бенуа называл его "совестью мира искусства". "Мнением Серова, - свидетельствовал М. Добужинский, - все очень дорожили и с ним считались как с неоспоримым авторитетом". Осенью 1911 года заваленный работой Серов поехал отдохнуть в с. Домотканово. Там, решив тряхнуть стариной, принял участие в игре в городки. Результатом стал сильнейший сердечный приступ. Он вернулся в Москву. "Его бравурность меня смущает, - писала мать художника. - Невольно вспоминается отец, собиравшийся накануне смерти в Индию". Материнское сердце не обманулось в предчувствиях. Ранним утром 5 декабря  1911 года спешивший на портретный сеанс Серов упал и умер от приступа стенокардии. Похоронен на Донском кладбище в Москве. Позднее останки художника были перенесены на Новодевичье кладбище. Именем В. Серова в 1928 году названа улица в посёлке художников «Сокол» в Москве. Двоюродный племянник Валентина Серова — французский микробиолог и лауреат Нобелевской премии Андре Львов.

20 января

1962 – Западные СМИ называют его "стеснительным миллиардером", потому что он не любит афишировать свои добрые дела на ниве благотворительности. Речь идет о Геннадии Боголюбове, занимающем 17-е место в рейтинге самых влиятельных евреев Украины. Родился Геннадий в Днепродзержинске. В 1984 г. окончил Днепропетровский инженерно-строительный институт. В 1992 г. совместно с Игорем Коломойским создал ПриватБанк, последние годы являющийся одним из лучших банков на Украине по рейтингу World Best Foreign Exchange Banks. Сегодня Боголюбов контролирует металлургические и горно-обогатительные комбинаты в Украине, России, Румынии, Польше, США; нефтедобычу и торговлю топливом через широкую сеть автозаправок, а также владеет несколькими предприятиями пищевой промышленности. В рейтинге миллиардеров журнала Forbes он занял в 2006 г. 799-е место в мире, а в 2007 году "перепрыгнул" на 260-е. Forbes оценивает его состояние в 4 млрд. долларов. По данным украинского журнала "Фокус", в феврале 2008 г. он имел 4.5 млрд. долларов и занимал четвертое место в рейтинге самых богатых граждан страны. Правда, в 2009 году тот же журнал «Фокус» оценил капитал Геннадия Боголюбова уже в 2 млрд. 168 млн. Долларов. Как утверждает издание, за год бизнесмен потерял $ 2 млрд. 332 млн. Боголюбов избегает контактов с прессой. Так, в своем самом первом интервью газете Kyiv Post в 2004 г. он объяснил, что "чем меньше о нас знают и обращают внимание, тем, кажется, будет больше пользы для нашей структуры". Боголюбов - один из самых щедрых спонсоров еврейских организаций на Украине, с 1999 г. он носит почетный титул президента Днепропетровской еврейской общины. Тесно связан с известным раввином ХАБАДа Шмуэлем Каминецким. Боголюбов женат, имеет двоих детей. Мастер спорта по плаванию, является заядлым игроком в теннис, организуя частные чемпионаты. Живет по его собственным словам, "в Киеве, Лондоне и в самолёте". Деятельность Боголюбова в Израиле ограничивается благотворительностью, причем украинский бизнесмен предпочитает давать деньги на религиозные нужды, хотя и не является глубоко верующим человеком. По словам израильских предпринимателей, ведущих дела на Украине, Боголюбов принимает решения о том или ином филантропическом предприятии, исключительно по рекомендации рава Каминецкого. В октябре 2007 г. он спонсировал реконструкцию синагоги раввина Гетса, расположенной в тоннелях под Стеной плача. Параллельно, вместе с Игорем Коломойским, Боголюбов финансировал строительство нового Мемориала “Яд ва-Шем”. Этот комплекс включает Музей истории, который в три раза больше старого, Музей искусств, выставочный павильон, новый Зал имен, видео-центр, образовательный центр и синагогу. Кстати, с Игорем Коломойским Боголюбова связывает не только совместный бизнес, но и дружба:  «Я, грубо говоря, «крёстный отец» сына Коломойского. Хотя такого слова в иудаизме не существует, есть другое понятие — сандак. Так вот, я сандак его сына», - сказал Геннадий в интервью «Украинской  правде». В марте 2007 года Боголюбов пожертвовал миллион долларов на ашкеназийские молитвенники для молящихся у Стены плача в Иерусалиме. Он финансировал не только покупку книг, но и постройку специального павильона вблизи Стены, в котором размещены 120 шкафов для хранения свитков Торы и других священных рукописей.

_________________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии и других авторитетных изданий, в том числе и различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных,а также публикации "бумажных" и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации


| 13.01.2010 21:24