МЫ ЗДЕСЬ - Публикации

http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=10464
Распечатать

Боаз Аэцни –
о настоящем лице Либермана

«Все разговоры о распространении суверенитета на Иудею и Самарию, строительстве там – безответственны» – это настоящий Либерман»


Кто Вы, Авигдор Либерман? Ультраправый, враждебный арабам человек слова (у которого «слово – это слово»)?


 Чего стоит его высказывание, сделанное в феврале 2016 года? «Я говорю вам – и вы можете поймать потом меня на слове... Если я стану министром обороны, я предоставлю Исмаилу Хание 48 часов: или ты возвращаешь похищенных, или ты мертв», - сказал он и через 2 месяца был назначен на этот пост. Но Хание все еще жив. Сюрприз? Вот еще несколько.

Авигдор Либерман. Фото: Miriam Alster/Flash 90

В 90-е годы Либерман заявлял, что правее его только стенка, но в 2000 г. Эхуд Барак рассказывал, что «Либерман и его друзья предложили Арафату: «Подождите, пока мы придем к власти – с нами вы заключите лучшую сделку». Тогдашний посол США Мартин Индик подтвердил в своей книге: «Либерман встретился со своим приятелем Мохаммадом Рашидом после победы Ариэля Шарона на выборах в 2001 г. и предложил далеко идущие уступки».

В октябре 2001 г. Либерман и Рехаваам Зеэви (Ганди) состояли в одной фракции. После того, как глава правительства Шарон неожиданно выступил в поддержку создания «палестинского государства», Ганди потребовал выхода фракции из правительства. На следующий день после отставки Ганди был убит, и еще до того, как его труп остыл, Либерман вернулся в правительство. Но для правого политика было проблемой идти на выборы, состоя в правительстве, поддерживающем создание «палестинского государства», поэтому Либерман вышел из правительства за полгода до следующих выборов. После выборов 2003 года он вернулся в правительство Шарона, и, чтобы прикрыть свое пребывание в правительстве «размежевания», сказал: «Нет сомнения, единство важнее, лучше поступиться территорией» (2004 г.) Он оставался в правительстве, пока Шарон не вышвырнул его по своей инициативе».

В 2006 г. Эхуд Ольмерт пришел к власти с планом «иткансута» (скукоживания) – размежевания с Иудеей и Самарией. Либерман хотел министерское кресло и заявил: «Я прагматичный правый, не фанатик». Шанс вступить в правительство появился в результате кризиса 2–й Ливанской войны, тогда Либерман присоединился к правительству Ольмерта и этим спас его. И там он делал зигзаги и сказал: «Я поддерживаю передачу оружия Абу-Мазену» (28.12.2006), но позже выдал обратное: «Уже доказано, что оружие и деньги, переводимые ООП, служат усилению террора, а не борьбе с ним» (22.06.2007) В 2008 г. Ольмерт попал под следствие, выборы маячили на горизонте и тут то Либерман подал в отставку «по идеологическим причинам».

Перед выборами 2009 г. Либерман вновь был справа: «Рецепт «дорожной карты» приведет только к новым конфликтам», - заявил он, а затем сказал: «Израиль имеет обязательства только перед планом «дорожной карты». Кстати, Ословское соглашение – это пикник по сравнению с «дорожной картой». В том же году председатель НДИ указал, что «решение двух государств не приведет к окончанию конфликта, а наоборот – приведет конфликт внутрь границ 1967 года», а потом министр обороны сказал: «Я поддерживаю решение двух государств».

Заявления 2016 года: «Против террора нужна бескомпромиссная железная рука... Надо разрушать и дома террористов, которые не смогли совершить убийственный теракт... Надо начать использовать инструмент высылки в Газу... Прекратить перевод денег ПА, когда бушует террор». Вскоре после этого Либерман был назначен министром обороны, и изменения в политике борьбы с террором не произошло – в точности, как высказанное им осуждение солдат, джип которых был атакован. Будучи министром обороны, он не меняет политику борьбы с террором, а лишь горячится время от времени, чтобы сохранить правый имидж. Либерман – друг австрийского миллиардера Мартина Шлаффа, который с Арафатом был совладельцем казино в Иерихоне, которого представлял еще один друг Шлаффа – адвокат Дов Вайсгласс – один из архитекторов Осло. Еще один друг Шлаффа – Хаим Рамон, который (как и Либерман: «Можно передать районы Иерусалима под контроль ПА») поддерживает раздел Иерусалима. Еще один приятель Шлаффа – Мохаммед Рашид – финансист Арафата, о котором Викиликс опубликовал, что он является кандидатом Либермана в наследники Абу-Мазена. Все это очень интересно.

На протяжении своей карьеры Либерман не оставил существенного положительного следа, итог его противоречивых шагов – полный ноль. Вред же он уже причинил, дав самый большой подарок израильским арабам (против которых он не перестает выступать на словах.) Вред этот: повышение избирательного барьера по инициативе Либермана, что привело к объединению арабских избирательных списков и добавило им 2 мандата, а также перекрыло дорогу правому списку Эли Ишая (не прошедшего избирательный барьер), лишив правых трех мандатов. Такой результат продвигает его намерение установить границу по шоссе номер 6.

«Надо прекратить болтать. Все разговоры о распространении суверенитета на Иудею и Самарию, строительстве там – это безответственно. Мы должны понять наше место и ограниченность наших сил», – это настоящий Либерман, оппортунист, склоняющийся влево, прикрывающий это пустыми грубыми выступлениями. В качестве министра обороны он идеальная фигура по ликвидации исторического шанса на заселение Иудеи и Самарии, которое предотвратило бы создание «палестинского государства».

Статья опубликована в газете «Макор ришон»
Перевел Яков Халфин, МАОФ


| 29.03.2019 22:17