Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
19 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Взлёт и падение мамэ-лошн
Яков Басин, Иерусалим

(Окончание. Начало в «МЗ», № 316)

2

Профессором кафедры еврейской литературы БГУ с 1922 г. был Исаак Маркон (1875, Рыбинск – 1949, Лондон), переехавший в Минск из Петрограда, где он также преподавал в университете. В БГУ И.Маркон читал «Историю средневековой еврейской литературы» и «Введение в семитологию», а в Инбелкульте вёл исследовательскую работу. Его статьи публиковались в «Трудах БГУ»: «Страна Шабат в «Хождении за три моря Афанасия Никитина в 1466-1472 гг.» (1922, N2-3) и «Город Ямболи» (1923, N4-5). В 1926 г. эмигрировал в Латвию, а затем в Германию, где читал курс древней еврейской истории в раввинском училище.

Литературной комиссией отдела руководил критик и специалист по истории литературы Нахум Ойслендер (1893, мест. Ходорков Киевской губ. – 1962, Москва), научное наследие которого включает множество книг, исследований, литературоведческих работ, критических статей. Врач по профессии, Н.Ойслендер дебютировал в 1917 г. сборником «Стихотворения», а спустя два года выпустил книгу, принесшую ему широкую известность, – «Основные черты еврейского реализма». Был одним из первых исследователей творчества еврейских писателей Дер Нистера, Шолома Аша, И.Опатошу, И.Добрушина. В Минск приехал по приглашению руководства Инбелкульта, оставив в Москве преподавание в еврейском педтехникуме, однако в Белоруссии он пробыл чуть более года и перебрался в Киев, в Институт еврейской пролетарской культуры при Академии наук. Но за тот год, что Ойслендер провел в Минске, он успел совместно с Ури Финкелем написать и издать книгу о поэте, драматурге, создателе еврейского театра на идише Авроме Гольдфадене «А.Гольдфаден. Материалы для биографии».

Через три года место Н.Ойслендера в еврейской литературной жизни Минска занял ученый с европейским именем Макс Эрик (1898, Шклов – 1937, ? ) – выдающийся польский литературовед, пишущий на идише. (До него литературную комиссию возглавлял Б. Оршанский).

Выходец из семьи шкловского просветителя (маскилим), племянник И.Пейсахзона, одного из основателей Бунда, и правнук основателя хасидизма Шнеура Залмана из Ляд, М.Эрик (наст. Залман Меркин) получил домашнее (среди его учителей был Х.-Н.Бялик) и высшее (Ягеллонский университет в Кракове) образование. Статьи по литературоведению начал публиковать уже в 20-летнем возрасте. В 1926 г. совершил поездку в Англию и Францию, изучал староеврейские памятники в библиотеках Парижа, Оксфордского университета, Британского музея. В итоге появился ряд исследований, ставших настоящим открытием в литературном мире, среди них «Инвентарь поэзии шпилманов», «О социальной сущности творчества Аксенфельда» («Цайтшрифт», 1928 г., NN2-3, 5), «Конструктивные исследования», «О стародавнем еврейском романе и новелле, XIV-XVI ст.». Изучал творчество советских идишистских литераторов Д.Бергельсона, М.Кульбака, И.Опатошу. В 1928 г. в Варшаве вышла его монография «История литературы на идише, от ее начала до эпохи Гаскалы, 14-18 вв.» в 4-х тт., ставшая главным трудом жизни.

В сентябре 1929 г. М.Эрик совершил роковой шаг: он приехал в СССР, принял советское гражданство и в течение трех лет работал в Минске – в еврейском секторе Академии наук, еврейском отделении педфака БГУ, в Высшем педагогическом институте, возглавив научную работу по литературным исследования и подготовке молодых литературоведов. В Минске написал ряд произведений, в том числе монографию «Этюды к истории Гаскалы в Германии и Галиции», вышедшую в 1934 г. Работая в Киеве, в апреле 1936 г. вместе с другими учеными Института еврейской культуры был репрессирован и спустя полтора года расстрелян.

Вместе с Б.Оршанским и М.Эриком работала группа талантливых литературоведов. Уже в 1918 г. в периодической печати Минска появилось имя Ури Финкеля (1896, Раков Минской губ. – 1957, Минск). Сын раввина, Финкель первую статью на идише опубликовал, когда ему было 19 лет («Революция и еврейская литература», сб. «Кунст-ринг», Харьков, 1917 г.). В начале 1920-х гг. переехал в Минск, редактировал первую еврейскую красноармейскую газету «Ди комунэ». Позднее тесно сотрудничал с газетами «Векер» и «Октябэр». Работая в евсекторе АН, написал статью «Социальные фигуры в произведениях Гольдфадена», опубликованную в журнале «Цайтшрифт» (1927).


Титульный лист идиш-русского словаря.
С. Рохкинд, Г. Шкляр. Минск, 1940
Комиссию по составлению «Большого академического толкового словаря еврейского (идиш) языка» возглавлял лингвист Хаим Голмшток (1882, Минск – 1942, репрессирован). Вместе с братом, также лингвистом, Файвлом (1880, Минск – после 1937), который был на два года старше, долгие годы провел в США, преподавал в рабочем университете им.Шолом-Алейхема в Нью-Йорке, где Файвл основал и редактировал «Киндер-журнал» – популярное издание для детей. Вернувшись в Минск, братья продолжили педагогическую деятельность. Файвл печатался в местной и центральной еврейской прессе, в 1925-1927 гг. был сотрудником минской газеты «Дер юнгер пионер». Хаим работал в еврейском секторе АН. Возглавлял комиссию при АН Белоруссии по составлению «Большого академического толкового словаря еврейского (идиш) языка». В 1934 году выступил в Киеве на Всесоюзном совещании по языку с докладом «О толковом словаре еврейского языка». Составил хрестоматию по литературе для начальных классов. В 1935 году переехал в Биробиджан. В составе научной комиссии проводил большую организационную работу по созыву языковой конференции. Изучал в Биробиджане различные диалекты идиша переселенцев из разных регионов. В журнале «Форпост» (1937, №1) опубликовал научное исследование «Унификация еврейских диалектов». Репрессирован).

Комиссию по языку возглавлял молодой филолог-идишист Мордхе Вейнгер (1890, Полтава – 1929, Минск). В Минск он приехал в начале 1920-х по приглашению БГУ, оставив работу в Туркестанском коммунистическом университете. К этому времени М.Вейнгер был уже известным идишистом. Окончив Варшавский университет, он еще до Первой мировой войны опубликовал ряд работ по еврейской орфографии и диалектологии, издал две брошюры о реформе еврейского алфавита и правописания. В Минске заведовал еврейским отделением педагогического факультета БГУ, был председателем языковой комиссии при еврейском секторе, входил в состав правления БГУ. По его инициативе и под его руководством в 1929 г. был составлен и издан уникальный и для наших дней академический словарь и атлас языка идиш. Работая в Минске, написал ряд работ: «Лингвистическая картография и еврейский языковый атлас», «Еврейская этимология», «Лингвистические источники языка Менделе Мойхер-Сфорима». Все они были изданы в 1929 г., но... после его смерти.

Педагогической деятельностью Инбелкульт не занимался (подготовка национальных кадров проходила на еврейском отделении педагогического факультета БГУ), поэтому его специалисты могли все свое время отдавать науке. Работы, публиковавшиеся в ежегоднике «Цайтшрифт», отличались фундаментальностью и вызывали большой интерес в стране и за рубежом. Рукописи в журнал приходили со всей Европы. Высокий уровень сборника и тот авторитет, который он снискал в научном мире, повлияли на принятие в конце 1928 г. решения об издании в Минске первого всесоюзного научного сборника по иудаике, который задумывался как ежеквартальное издание. На Белорусскую книжную палату была возложена обязанность учета еврейских книг на идише, выходящих во всем Советском Союзе.

3

Обстановка в стране к этому времени уже начала меняться, и на иудаику, как, впрочем, и на все остальные общественные науки, стали давить политические и идеологические догмы нового партийного курса. В 1929 г. не состоялся выпуск журнала «Цайтшрифт». Его пятый номер оказался последним, и в нем уже чувствуется серьезное цензурное вмешательство.

Здесь в 1920-е годы находился Инбелкульт, который позже (1929 г.)
был реорганизован в Академию наук БССР


Драматической оказалась для Инбелкульта его реорганизация в Белорусскую академию наук (БАН) 13 октября 1928 г. Именно с этого момента в Белоруссии происходит стремительный упадок еврейской науки на идише: исследования начинают сворачиваться, а качество научной продукции ухудшаться. Первый симптом происходящих изменений отмечен выходом более чем неудачного сборника научных работ под названием «Ройтэ блэтер» («Красные листья»), о котором один из рецензентов написал, что это «плохо отпечатанное и плохо отредактированное месиво из воспоминаний, многие из которых написаны значительно раньше».

К 1930 г. Минск потерял ведущую роль центра еврейской научной мысли. Им стал Киев, который пострадал от идеологических «чисток» меньше. В частности, именно киевская лингвистическая секция взяла на себя труд по составлению терминологических словарей, работа над которыми до этого велась в Минске.

Подъем национального самосознания, характерный для всех народов Белоруссии в период политики белорусизации, был смертельно опасен утверждающемуся сталинскому тоталитаризму, поэтому политика развития национальных культур начала постепенно сворачиваться, а там, где государство чувствовало сопротивление со стороны специалистов, применялись репрессии. Обвинение в национализме стало обычным клеймом для ученых, достигших серьезных успехов в развитии национальной культуры.

Критика в адрес еврейского сектора БАН исходила, естественно, от Евсекции при ЦК КП(б)Б, которая стала вмешиваться во все его дела, подминая его под себя и пытаясь взять под контроль всё, вплоть до самых рядовых мероприятий. К примеру, узнав, что готовится конференция по еврейскому языку и орфографии, в Академию из Евсекции летит возмущенная депеша: «Признать совершенно ненормальным, что комиссия руководства конференцией создается без согласования с ЦК и Евбюро».

Публичная кампания против еврейских специалистов Академии началась в 1929 г., но симптомы наступающей катастрофы уже были видны. 4 февраля кончает жизнь самоубийством председатель лингвистической комиссии М.Вейнгер. Осенью из Академии увольняют И.Равребе, «политически скомпрометировавшего себя», а потому неспособного «вести работу на пользу социалистическому строительству». В конце 1929 г. от руководства исторической комиссией отстраняют «националиста» И.Сосиса. Его место занимает Эли Чернявский (? – после 1935), а И.Сосис уезжает в Киев.

Одновременно в Минске утверждалась и «подлинно партийная» историческая литература. Прибывший в 1925 г. Самуил (Шмуэль) Агурский (29.04.1884, Гродно - 19.08.1947, Павлодар) в течение девяти лет был одним из руководителей Института истории партии при ЦК КП(б)Б (позднее – замдиректора Института национальных меньшинства АН БССР). В недалеком прошлом активный участник Бунда, сотрудничавший в социалистических изданиях на идише, находясь в эмиграции, стал одним из создателей Чикагского еврейского рабочего института, в котором получали образование выходцы из Восточной Европы. В 1917 г. являлся корреспондентом одной из американских еврейских газет в России. В годы гражданской войны – комиссар по еврейским делам Витебской губернии, редактировал газету на идише.

Однако, перейдя в 1918 г. в стан большевиков и подчинившись партийной дисциплине, предполагающей духовное единомыслие, Ш.Агурский (на снимке) в еврейском вопросе оказался на ассимиляторских позициях и стал одним из создателей, а позднее - заместителем председателя Евсекции. Как член коллегии Еврейского комиссариата именно Ш.Агурский вместе с наркомом по делам национальностей И.Сталиным в июне 1918 г. подписал декрет «О закрытии Центрального бюро еврейских общин», в котором, в частности, были и такие слова: «Учитывая позорную политику, направленную на затемнение классового сознания еврейских трудящихся масс... и вредное антипролетарское воспитание... Центральное бюро еврейских общин и все еврейские общины с их отделениями... закрыть навсегда. Все средства, а также живой и мертвый инвентарь передать местным комиссариатам».

В Минске в 1925 г. Ш.Агурский опубликовал на идише книгу «Еврейский рабочий в коммунистическом движении». Через год она вышла в переводе на русский язык и выдержала два издания. В 1928 г. в Минске была издана еще одна его работа – «Очерки по истории революционного движения в Белоруссии (1863-1917)». Эти работы вывели Ш.Агурского на первые роли в партийной исторической литературе, и в 1930 г. он вернулся в Москву в качестве директора Истпарта при Московском комитете ВКП(б).

В отличие от Ш.Агурского сотрудник Института еврейской культуры АН Арон Волобринский (1900, Минск – 1937, ? ), являясь, кстати, одним из активных деятелей местного отделения Евсекции, не раз выступал с отрицанием некоторых решений партии по отношению к еврейскому населению. К примеру, концепции переселения жителей еврейских местечек во вновь создаваемые аграрные районы он противопоставлял свой путь развития штетл за счет изменения в них традиционного жизненного уклада.

А.Волобринский преподавал в еврейских школах и Минском еврейском педтехникуме. Одновременно занимался литературным трудом, состоял в редколлегии литературно-художественного журнала «Штерн». В 1924 г. перевел на идиш «Историю Российской коммунистической партии» Г.Зиновьева. В 1929 г. вместе с Г.Александровым подготовил и издал статистический сборник «Евреи в БССР», и поныне сохраняющий свою ценность. В 1934 г. вышел его труд «Историческое учение Карла Маркса». Репрессирован.

В 1931 г. историческая комиссия еврейского сектора была передана в состав Института исторических наук. Значительных работ из этой комиссии в последующие годы почти не вышло.

К началу 1930-х гг. еврейская историография в СССР вообще фактически прекратила свое существование. Анализируя причины этого явления, Р.Ганелин, один из авторов сборника «Евреи в России», подготовленного в 1994 г. Институтом исследований еврейской диаспоры Петербургского еврейского университета, писал:

«Дело в том, что ведущие представители марксистского направления в еврейской историографии... провозгласили в качестве основных черт истории революционного движения евреев оппортунистический, мелкобуржуазный характер (ввиду отсутствия в его рядах рабочих крупной промышленности) и традиционную склонность евреев к организации по национальному признаку, возникшую вследствие преследований на национальной почве. Для партийных и карательных органов это было и необходимым, и достаточным условием, чтобы прекратить не только еврейскую историографию, но и саму еврейскую общественную жизнь, которая являлась главным предметом изучения еврейских авторов».
Количество обращений к статье - 2449
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Гость | 08.08.2011 10:06
Волобринский Арон Моисеевич

Родился в 1900 г., Гродненская губ.; еврей; БУХГАЛТЕР КИРПИЧНОГО ЗАВОДА. Проживал: ЕАО, г. Биробиджан , ДВК..
Арестован 1 октября 1937 г.
Приговорен: Военная Коллегия Верховного Суда СССР, выездная сессия 13 апреля 1938 г., обв.: ст.ст. 58-1а, 58-8, 58-11 УК РСФСР..
Приговор: ВМН Расстрелян 13 апреля 1938 г. Место захоронения - г. Хабаровск. Реабилитирован 25 февраля 1958 г. По определению ВК ВС СССР за отсутствием состава преступления.

Источник: Книга памяти Хабаровского края

Гость | 04.08.2011 07:29
Осмелюсь рекомендовать исследование ЕВРЕЙСКАЯ НАУКА И НАУЧНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ, 1918-53 проф. А.-А. Гринбаума,творившего в Хайфе 1970-х гг.
Работа (перевод) помещена в сборнике ЕВРЕИ В РОССИИ,упомянутой автором данной публикации Я.Басиным
algor | 03.08.2011 10:33
Мне было очень интересно читать. Узнал новые вещи.
Спасибо Автору.
Александр Гордон

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com