Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

Корни и крона
Абрам и Шева
Янна Нугер, Нацрат-Илит

(Воспоминания дочери еврейских актёров)

(Продолжение. Начало в № 243)

Рудольф Заславский был создателем на еврейской сцене так называемого литературного театра. Он нёс с собой совершенно новый для еврейской сцены репертуар: «Гамлет» Шекспира, «Разбойники» Шиллера, «Привидения» Ибсена и др. И папа перешёл к нему. Вначале он лишь переписывал роли, но затем постепенно стал их исполнять.

Перед талантом Р. Заславского преклонялся всю жизнь, хотя не без юмора вспоминал о многочисленных розыгрышах, которыми тот был так знаменит.

В папиных воспоминаниях имеется следующая характеристика Р. Заславского как актёра:
«…Артистом он был гениальным. Учился у Мамонта Дальского. Хорошо носил фрак, плащ, хорошо фехтовал на шпагах (например, в роли Гамлета). Был очень пластичен, свободен в жестах. Когда-то сказал, что огромное число еврейских актёров не имеет крыльев. Их руки до локтей как бы приклеены к бокам. А на коротких крылышках далеко не улетишь. Он умел держать паузу и строить мизансцены практически без слов, да так, что я помню их до сих пор». (Напомню, что папа писал свои воспоминания в 1990-91 гг. – Прим. авт.). В качестве примера папа приводит мизансцены в ролях Гершеле Дубровнера (не указано название пьесы) и Освальда  в «Привидениях» Ибсена.


Р. Заславский и афиша спектакля
Ш. Ан-ского «Тог ун нахт»,
посвященного памяти режиссера

И всё же самой большей заслугой Р. Заславского папа считал его инсценировку «Тевье-молочника» Шолом-Алейхема, его трактовку и исполнение главной роли:
  «Он (т. е. Заславский. – Прим. авт.) инсценировал  «Тевье-молочника» и играл Тевье гениально. Это именно его инсценировка явилась основой образа шолом-алейхемовского Тевье, а не социологизированная инсценировка Добрушина и Ойслендера. Возможно, если бы Добрушин и Ойслендер инсценировали «Тевье» не в те времена (т. е. времена советской власти. – Прим. авт.), а сегодня, они бы не сфальшивили и не выбросили бы сцену с попом, и не переакцентировали бы произведение с Хавы на Годл. Равного Заславскому в роли Тевье нет на свете. Он был предан Шолом-Алейхему и по линии главного мучившего его вопроса: «Что есть еврей и нееврей?».

Как же вошёл в душу старого еврейского актёра этот спектакль, если через 70 лет он помнил целые сцены из него со всеми тонкостями выстроенных мизансцен: и весь первый акт – светлый, мажорный, и драматический уход Хавы к русскому парню Федьке, и поднимавшуюся до трагических высот сцену с попом. Роль попа в том спектакле играл Яков Либерт. Как написал папа: «Это была гениальная сцена. Либерт обладал для попа блестящей фактурой. Это была одна из главных сцен спектакля».

В этой первой постановке «Тевье-молочника» папа играл роль Мотла Камзола, чем гордился всю жизнь.

«До сих пор горжусь тем, что играл с Заславским в одном спектакле. Это чего-то да стоит. Он меня хвалил, и это было для меня самой большой аттестацией как артиста».
Впоследствии, в 30-х годах, папа и сам играл Тевье, но классической, непревзойдённой считал игру Р. Заславского. Разве что исполнение этой роли Лазарем Колмановичем считал по уровню сердечности и глубины воздействия на зрителя близким к исполнению Заславского. Да и сам спектакль Киевского ГОСЕТа он считал хорошим, несмотря на несогласие с инсценировкой:

«Шолом-Алейхем, слава Б-гу, такой писатель, что, как бы его ни трактовали, он, Шолом-Алейхем, выглядывает из каждого уголка».

А Лазаря Колмановича как артиста папа вообще ценил очень высоко:
«Про Колмановича следует сказать, что он был актёром от соков земли. Он не умел играть вполголоса, вполсилы и всегда был искренним. А Нахумце-Хане Двойрес в «Миреле Эфрос» он играл, как бог. А Сендер Бланк? Его Сендера Бланка расцеловал бы сам Шолом-Алейхем».

Пишу об отношении папы к трактовке спектакля «Тевье-молочник» и вспоминаю, что в 1992 г. уже в Израиле в больнице перед тяжелейшей операцией (ампутация  ноги на почве диабета) папа рассказывал мне о своём видении новой постановки «Тевье-молочника».

Главным, как и у Заславского, был вопрос: «Что есть еврей и нееврей?». Наша жизнь в Израиле подтвердила главенство этого философского вопроса и то, как был прав в своё время Заславский, выбрав из всех линий повести линию Хавы. А ещё папа рисовал передо мной конкретные мизансцены будущего спектакля, которому так и не суждено было родиться.

И опять я спрашиваю себя: «Почему я не записывала за ним?!» Думала – запомню… А потом стало не до этого…

…Затем были другие коллективы. В 1922-24 гг. работал в Киевском театре «Идише фолкс-бинэ» (Еврейская народная сцена), которым руководили актёры Я. Либерт и И. Ракитин.  Основным направлением этого театра был классический еврейский репертуар и оперетта. Обладая хорошим тенором, папа играл не только в драматических спектаклях, но даже пел партию Эдвина в оперетте Кальмана «Сильва». Приходила известность. Иногда даже выпускалась афиша «С участием Аркадия Нугера».

Но вскоре папа понял, что дни старого еврейского театра сочтены, и нужно искать своё место в государственном театре. И в 1925 г. он поехал в Москву с целью поступить в Московский ГОСЕТ к А. Грановскому. Однако в то время театр был на гастролях, встречаться было не с кем. Давал спектакли театр «Габима», ныне национальный театр Израиля. Папа посмотрел у них, как он пишет, «два блестящих спектакля – «Дибук» и «Голем». Но… не на моем языке». Встретился с руководителем театра Цемахом, который пригласил его к себе.

Но, как известно, театр играл на иврите, а папиным языком был идиш, который он великолепно знал, тонко чувствовал и любил. Что тут объяснять – ведь именно идиш был языком его детства, языком первых песен, которые пела ему мама, языком Шолом-Алейхема, в строках произведений которого он буквально «купался», смаковал их, повторял всё снова и снова, чувствуя все нюансы этого языка.  Он мог бы о себе сказать словами Иосифа Булова, который, отказываясь играть на иврите «Коммивояжера» А. Миллера, произнёс: «Я – скрипач. Моя скрипка – язык идиш. На иврите я звучать не буду» (Из воспоминаний Шмулика Ацмона).

Позднее, когда мне попалась аудиокассета с речью И. Башевиса-Зингера на церемонии вручения ему Нобелевской премии, я, слушая её, вспоминала папу, его  чувство языка идиш, тонкое ощущение всего разнообразия его возможностей. Это в  полной мере проявлялось и в папиных письмах к своим друзьям, которые он всегда писал на идиш. К сожалению, самими письмами я не располагаю и сужу о них по ответным письмам его друзей, написанным тоже на мамэ-лошн.

Из письма О. И. Любомирского (Москва, 22.05.68 г.): «Любимый, дорогой Абрахам! Огромное спасибо Вам за Ваше письмо. Вы доставили мне огромное удовольствие. Это же не письмо – это произведение искусства».
Из письма Л. Хейфеца (Черновцы, 09.05.67 г.) (О папином поздравлении в стихотворной форме к юбилею Д. М. Жаботинского).  «…Семнадцатого утром мы были у Жаботинского. Было множество телеграмм, а также твоё поздравление. У всех у нас лились слёзы. Альтман дал ему название: «Гершеле Острополер поздравляет Гоцмаха». (Прямое напоминание о том, что папа исполнил роль Гершеле Острополера в одноименной пьесе М. Гершензона, а Жаботинский – роль Гоцмаха в «Блуждающих звёздах» Шолом-Алейхема. И можно лишь догадываться о том, сколько юмора и боли было в папином поздравлении к юбилею большого еврейского актёра, лишённого своего театра».


А. Нугер в роли Гершеле Острополера

Из письма Д. Жаботинского (Киев. 21.04. 67 г.). «…Я до сих пор не могу спокойно до конца прочесть твоё послание без слёз… Островский прочёл твою поэму, которая вызвала бурный восторг и грустные, но очень дорогие ассоциации.
…Так вот, спасибо Вам, дорогие мои за радость, которую Вы мне доставили своим поздравлением и поэмой. Если бы сердце могло говорить – оно сказало бы больше того, что я сказал. Будьте оба здоровы и счастливы. Целую. Ваш Митя».
Из письма Л. Хейфеца (Черновцы,12.06, 71 г.). (Ответ на поздравление к золотой свадьбе). «…Сердечное поздравление, которое ты, любимый Нугер, нам прислал, тронуло меня до слёз. В каждой фразе было так много тепла, души и дружбы… И вызвало так много ассоциаций. Твоё красивое сердечное «мазал-тов» останется у меня как дорогой подарок к нашей важной дате…».

Таких писем в папином архиве я нашла много. Но это лишь ответы. Самих же писем нет, как нет уже среди живых и людей, которым они  были адресованы.

Но такая реакция на его письма не удивительна – ведь идиш был его родным языком. А вот где и как он обучался чтению и письму на русском языке, я не знаю. Скорее всего, самостоятельно. Но я всегда удивлялась его природной грамотности и удивительно красивому, почти каллиграфическому почерку. Кстати, очень красиво он писал и на идиш. Как ручейки лились на бумагу его письмена, так же свободно и легко, как он говорил на  этом языке.

Об одном из своих первых опытов разговора на русском он, не без юмора, мне рассказывал. Его товарищ по играм чего-то очень испугался и сильно закричал. К ним подбежала какая-то сердобольная русская женщина, и папа объяснил ей причину этого крика на «чистом» русском языке: «Он боюсь». Путь от этого «он боюсь» до проверки моих школьных сочинений он прошёл самостоятельно. Его университетами была сама жизнь.

И ещё одно папино воспоминание из детства – случай, который стал как бы символом его судьбы. Ему было лет шесть, когда в высокой траве он поймал очаровательного пушистого чёрно-белого зверька. Зверёк стал вырываться из мальчишеских рук, и от испуга папа выпустил его. «Вот так, – говорил он мне, – я поймал и выпустил из рук своё счастье».  Видимо, этот случай дал толчок к возникновению образа обезьянки шарманщика, вытаскивающей из ящичка билетики «на счастье», в папиной балладе «Комедиант». Но о ней позже.

(Продолжение следует)

Количество обращений к статье - 2189
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com