Мемориал" Бабий Яр"
 
В ПОИСКАХ МЕМОРИАЛА

Обещание президента Украины Виктора Ющенко, высказанное им на Международном форуме в Киеве, собравшемся по поводу 65-летней годовщины трагедии в Бабьем Яру, - создать в этом месте Государственный историко-культурный заповедник высказано с такими оговорками и отступлениями, что приходится сомневаться не только в целесообразности принятия подобного решения, но и в искренности самих намерений. И для таких сомнений есть весомые основания.
Во-первых, президент попросил взаимного прощения у евреев, подразумевая, таким образом, что и евреи должны просить прощения у украинцев. Вспоминая вопросительные эпитафии на еврейских могилах времен Холокоста, какие всё ещё можно встретить на Украине, невольно хочется их озвучить: "ЗА ЧТО?" За что нужно просить прощения евреям, господин президент?
Во-вторых, зачастую упоминание о Холокосте некорректно сравнивается с другой страшной трагедией - Голодомором. Подразумевается, по-видимому, взаимосвязь между этими двумя трагическими событиями. Такая кощунственная обструкция упрямо преследует свои политические цели, намекая на то, что евреи несут косвенную ответственность за Голодомор. Без комментариев.
И, в-третьих, постоянные оговорки, свойственные выступлениям отдельных украинских политиков по поводу увековечения памяти жертв Холокоста, подразумевают отсутствие значимых мемориалов жертв Голодомора или же наличия достойных памятников у украинских патриотов. Чем вызваны такие аргументы, что вопросы мемориализации памяти украинских крестьян - жертв Голодомора 1932-33 годов, евреев - жертв Холокоста и погибших в военных действиях бойцов УПА должны быть взаимоувязаны во времени и в пространстве? Какие реальные силы, например, мешали украинской общественности и действующей власти в течение 15-летнего периода независимости создать достойный Мемориал жертвам Голодомора в столице Украины? В каждом значимом городе? В каждом селе, где жива память о земляках, погибших от страшного голода? Отсутствие специальной резолюции ООН? Не помешала же обструкционистская позиция Турции создать Мемориал геноцида армян в Ереване и в др. местах Армении? Уже давно увековечена память солдат 2-й мировой войны: немцев, венгров, итальянцев и испанцев, погибших в приволжских степях России. Тогда кто и зачем мешает осуществить бесспорное право потомков украинских евреев, рассеянных по всему миру, увековечить в своих поминальных традициях память о своих мертвых - жертвах Холокоста? Власть? Еврейские общественные организации? Украинские патриоты? Все вместе?
Все эти риторические вопросы возникают из-за непоследовательной и двусмысленной политики власти (отчасти их и провоцирующих), которая так и не сумела стать координатором такого процесса. В ответ на пятидесятилетнюю изнуряющую дискуссию по поводу характера мемориала в Бабьем Яру, не без влияния уставших от лютого соперничества отцов украинской и еврейской общественности, власть выдвинула сейчас, казалось бы, мудрую идею - создать Государственный историко-культурный заповедник на территориях, где ранее существовало урочище Бабий Яр. Возможно, таким образом, подразумевается мысль о консервации этого места в расчете на то, что следующие поколения людей смогут философски осмыслить события в Бабьем Яру и создать "другой" мемориал, где по-иному будет трактоваться история этой трагедии. Уже несколько месяцев подряд лоббисты этой концепции проявляют завидную настойчивость и целеустремленность, которую и озвучил президент во время сентябрьского форума. Однако теперь вызывает много подозрений сама формулировка идеи, среди которых нужно выделить следующие:

- Создание Государственного заповедника в масштабах современного города - дело не простое, оно требует огромных средств, строгих научных основ и кропотливой научной работы; строительной и организационной работы, растянутой во времени и, таким образом, поставит жирный крест на десятилетиями выстраданной надежде на создание Мемориала и музея Холокоста Украины в Бабьем Яру. Ко времени реализации идеи гипотетического "заповедника" уже не останутся в живых носители этой мемориальной миссии, олицетворяющие собой т.н. "связь времен". Таким образом, произойдет очередное предательство памяти жертв Бабьего Яра.
- Декларация идеи Заповедника является скорее отвлекающим лозунгом, чем руководством для достижения определенной цели, игнорирующей градостроительную ситуацию, которая сложилась на этой территории за послевоенные десятилетия, что делает задачу невозможной по определению. Вопросы охраны неизбежно вызовут конфликт в столкновении задач по созданию Заповедника - с одной стороны, и в обеспечении нормальной, отвечающей современным требованиям жизни обширного городского района - с другой.


Иными словами, идея создания Заповедника на застроенной и деформированной "строителями коммунизма" территории Бабьего Яра должна быть основана на четкой научной концепции, а это недостижимо из-за нереальности его существования, поскольку слишком большая и обжитая городская территория нереальна для государственной опеки. Невозможно превратить сложившуюся послевоенную застройку, пронизанную тремя транспортными артериями, огромным комплексом зданий телецентра, включая телевизионную башню; значительным жилыми массивом на месте концлагеря "Сырец"; линиями и станцией метро, построенными в местах массовых расстрелов и, застроенные различными зданиями и сооружениями территории бывших Лютеранского, Братского и Еврейского кладбищ - в городской музей-заповедник столь крупных масштабов.
При этом нет необходимости доказывать очевидное: постановка подобной задачи - удел не политиков, а, в первую очередь, архитекторов и градостроителей - профессионалов. Именно их работа является основой формирования городской среды, тем более историко-культурной. Поэтому вмешательство непрофессионалов в сложившуюся городскую ткань Киева чревато непредсказуемыми последствиями, которые лишь подтверждают подозрения в абсурдности поставленной задачи.
Особенно важно предостеречь лоббистов будущего структурно-бюрократического решения судьбы Бабьего Яра и его предполагаемого исторического наследия в особенности, и задаться вопросом: во благо или во зло может обернуться реализация такой идеи, предлагаемой, казалось бы, из лучших побуждений? Как убеждает прошлый и настоящий отечественный опыт, весьма далекий от идеала, ответ на этот вопрос далеко не прост. В связи с этим, прежде чем отнестись к готовящемуся решению, необходимо оценить следующее:

а) насколько будет осуществимо и целесообразно создание Заповедника с организационно-экономической точки зрения, не говоря уже о моральной стороне вопроса, высказанной выше;

б) благом или злом может обернуться стремление учредить Заповедник, границы которого должны будут охватить значительный массив современного "живого" города, т.е. каковы могут быть вторичные, третичные последствия принятия подобного решения?

Уже в силу перечисленного создается устойчивое подозрение, что неизбежно даже частичная реализация такого решения принесет больше проблем, чем его отсутствие, однако даже полное гипотетическое осуществление решения не может иметь достаточной обоснованности.

* * *

Во всем мире проблема реконструкции сложившихся городских кварталов является источником боли для городских властей. Во всем мире давно убедились, что решить вопросы создания городского заповедника без разрушения устойчивого ядра жителей, остающихся на месте при реконструкции территорий, невозможно и, наконец, во всем мире, даже в богатых городах, обладающих куда большими ресурсами, чем Киев, речь, тем не менее, не выходит за рамки работы с отдельными крупными объектами и никому не приходит уже в голову пытаться враз решить крупные фрагменты городских территорий вроде Сохо в Нью-Йорке, Арбата в Москве или же Подола в Киеве. По-видимому, к этому опыту следует внимательно прислушаться.
В мире есть города-заповедники, имеющие экономический смысл в этом и только в этом качестве. В мире есть четкие законоуложения относительно охраны памятников и (уже гораздо гибче) зон вокруг них, но нет ни одного примера, чтобы застроенный и обжитой район крупного города получил статус заповедника, поскольку такое решение ослабило бы его функционирование. Все задачи, которые декларируют инициаторы идеи "заповедника", могут быть успешно и даже более чем успешно выполнены без утверждения ложно понятой задачи охраны и без создания такой специальной структуры и соответственных управляющих органов.
В вопросе увековечения памяти жертв Бабьего Яра существует иная точка зрения, другая психологическая позиция, которая заключается в том, чтобы понять и художественно осмыслить это трагическое место, как единый организм, развивающийся во времени и овеществляющий связь человеческих поколений. Её сверхзадача - вызвать уважение современников к своей истории и ощутить свою неразрывную связь с ней. В этом вообще заключается существенный воспитательный аспект и культурный смысл исторической городской среды - синтез ее пространства, истории и деятельности людей, живших здесь ранее и живущих сейчас. Однако авторы идеи Заповедника пассивно пошли на поводу лоббирующей группы, заинтересованной законсервировать идею создания Мемориала "Бабий Яр" на неопределенное время, а, по сути, навсегда.
Несомненно, для определения будущего этого многострадального места нужно пойти другим путем:

- Обратиться к идее создания мемориального комплекса "БАБИЙ ЯР" на принципах Мемориальной миссии, которые изложил Международный мемориальный совет по увековечению памяти жертв Холокоста (ММС) в 2005 году.
- Для подготовки будущего решения правительства Украины по поводу мемориализации территории Бабьего Яра воспользоваться результатами Международного закрытого архитектурного конкурса на создание Генеральной концепции Мемориала "БАБИЙ ЯР" и музея Холокоста Украины, который сейчас объявлен по поручению ММС Украинской Академией архитектуры.
- Совместно с национальными общинами и представителями различных социально-политических групп, заинтересованных в увековечении памяти всех людей, похороненных на территории Бабьего Яра, под патронатом правительства Украины провести 2-й открытый этап международного архитектурного конкурса на создание проектов архитектурно-художественного решения конкретных задач по увековечению памяти других жертв Бабьего Яра.

Думая о происходящем, нельзя не заметить, что очередной виток активности вокруг проблемы мемориализации трагедии Бабьего Яра с целью создания Государственного историко-культурного заповедника есть продукт интенсивного давления политически заинтересованных лиц и групп при некритическом отношении некоторых общественных организаций или, по крайней мере, недостаточном привлечении мнения квалифицированных специалистов извне. Обладая известным мастерством и уменьем ставить и решать проектные задачи, возможно, они, силой архитектуры и искусства, сочетая историко-культурное знание и художественное решение, смогут создать органическую целостность Мемориала на территории Бабьего Яра.

Евгений ОЛЕНИН,
член-корреспондент
Украинской Академии архитектуры

Октябрь 2006 г.
Нью-Йорк - Киев


+ 1(917) 543 2752;
+38(097) 219 6233;
+38(048) 726 7670;
+38(048) 726 3249.

Вернуться на главную страницу



Бабий Яр, сентябрь 2006

27 сентября 2006 года президент Украины Виктор Ющенко вместе с супругой госпожой Екатериной Ющенко принял участие в церемонии памяти жертв Бабьего Яра. Церемония состоялась непосредственно в урочище Бабий Яр в Киеве в рамках мероприятий по случаю 65-й годовщины трагедии. Президентская чета поставила к мемориалу жертв Бабьего Яра свечу вечной памяти.

Память более чем 100 тысяч погибших почтили также почетные гости, прибывшие в Украину из многих стран мира. Среди них - президент Израиля Моше Кацав с супругой, президент Хорватии Степан Месич, президент Черногории Филипп Вуянович с супругой. С украинской стороны участие в церемонии приняли премьер-министр Виктор Янукович, председатель Верховной рады Александр Мороз, члены правительства, народные депутаты, представители религиозных и общественных организаций и др. Свечи к подножию памятника также поставили председатель Милли Меджлиса Азербайджана Октай Асадов, председатель Совета Федерации России Сергей Миронов, заместитель председателя Сейма Литвы Видас Гядвилас, вице-премьер-министр Болгарии госпожа Эмел Этем, вице-премьер-министр Словакии Душан Чаплович. Почтить память жертв Бабьего Яра приехали представители правительств Бельгии, Великобритании, Кипра, Нидерландов, Венгрии, Финляндии, Франции, Грузии, Польши, США. Участие в церемонии также приняли координатор системы ООН в Украине Френсис О'Доннел, глава Представительства Еврокомиссии в Украине Иен Боуг, персональный представитель действующего председателя ОБСЕ Герт Вайсскирхен. Среди участников церемонии - представители дипломатического корпуса и еврейских общин разных стран. Присутствующие почтили память погибших минутой молчания. После этого представители разных религиозных конфессий прочитали молитву по жертвам Бабьего Яра.
В тот же день президент Украины Виктор Ющенко в Оперном театре открыл Международный форум "Жизнь моему народу", приуроченный к 65-годовщине трагедии Бабьего Яра. Выступая на форуме, Виктор Ющенко сказал: "С каждым из вас, с представителями всех народов, чья боль покоится на украинской земле, я разделяю чувство общей скорби. Особое братское послание обращаю к мировому еврейскому сообществу, с которым наш народ живет неделимым горем единой трагедии. Трагедии Украины с расстрелянным еврейским сердцем. В течение целых десятилетий память о Бабьем Яру превращали в безликий, безымянный и безнациональный прах. Из этого праха, из сотен яров, которыми посечена наша судьба, Украина поднимает неистлевшее слово о своих детях и впервые, в полный голос обращается к человечеству именем Катастрофы, чье значение - планетарное. Именно так, именно в глобальном контексте я вижу тяжкую печать Бабьего Яра. В 65-ю годовщину трагедии, от души и совести всего украинского народа я склоняю голову перед всеми невинно погибшими жертвами террора".
В тот же день к мемориальному памятнику "Менора" венки возложили президент Израиля Моше Кацав, от имени мировых еврейских организаций президент Европейского еврейского конгресса Серж Цвайгенбаум, от имени Российского еврейского конгресса Вячеслав (Моше) Кантор, руководители американских еврейских организаций, Джойнта, а также руководители еврейского агентства Сохнут. От Еврейской общины Украины венок к мемориальному памятнику "Менора" возложил ее президент Вадим Рабинович. После церемонии прозвучали траурные мелодии в исполнении специально приглашенного хора.

***

Президент Украины Виктор Ющенко наградил орденом "За заслуги" 3-й степени двух жителей Луганской области, спасавших евреев в период Холокоста. Как подчеркивается на сайте главы украинского государства, "Юрий Ермоленко и Мотря Веприцкая награждены за мужество и самопожертвование, проявленные в годы Великой Отечественной войны в спасении лиц еврейской национальности от фашистского геноцида, сохранение памяти жертв Холокоста".

http://jn.com.ua

Вернуться на главную страницу



МЕЖДУНАРОДНЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ СОВЕТ ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА
(США, НЬЮ-ЙОРК)

О Б Ъ Я В Л Я Е Т

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЗАКРЫТЫЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ КОНКУРС
НА СОЗДАНИЕ ПРОЕКТА МЕМОРИАЛА "БАБИЙ ЯР"
В г. КИЕВЕ, УКРАИНА

КОНКУРС ОРГАНИЗУЕТ И ПРОВОДИТ

УКРАИНСКАЯ АКАДЕМИЯ АРХИТЕКТУРЫ

ПРИ УЧАСТИИ :

СОВМЕСТНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ "ИНТЕРПРОЕКТ"

ОТ ИМЕНИ МЕЖДУНАРОДНОГО МЕМОРИАЛЬНОГО СОВЕТА ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ
ПАМЯТИ ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА (ММС)

СРОКИ ПРОВЕДЕНИЯ: СЕНТЯБРЬ - НОЯБРЬ 2006 г.

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОБЕДИТЕЛЯ И ВЫСТАВКА ПРОЕКТОВ: ДЕКАБРЬ 2006 г.

ОРГКОМИТЕТ КОНКУРСА:

А.Бураковский, США. Писатель, Координатор ММС
А.Васильев, Украина. Генеральный директор СП "Интерпроект"
А. Сусленскии, Израиль. Общественный деятель
Д. Павлычко, Украина. Поэт, государственный и общественный деятель
В. Токарева, Россия. Кинорежисер
В.Штолько, Украина, Академик, Президент Украинской Академии архитектуры


СЕКРЕТАРЬ КОНКУРСА:

Б. Ерофалов-Пилипчак, Украина. Член-корр УАА, Главный редактор журнала "А+С"

ТО, ЧТО ВЗЫВАЕТ К СОВЕСТИ

26 июля Ивану Михайловичу Дзюбе исполнилось 75 лет. Он родился на Донбассе, окончил Донецкий педагогический институт и аспирантуру Института литературы им. Т. Г. Шевченко. Преследовался во времена тоталитаризма, находился в заключении. Был министром культуры Украины. Академик Национальной академии наук Украины. Лауреат Национальной премии имени Т.Г.Шевченко. Лауреат премии имени О. Билецкого и фонда семьи Антонович.
В конце 1965 года Иван Дзюба послал к ЦК КПУ письмо с протестом против арестов среди интеллигенции, объясняя, что это не решает проблем, которые вызывают критику властей. К письму была приложена рукопись статьи "Интернационализм или русификация?".

Оставаясь в пределах советской системы, не отступая от основных положений официальной идеологии, Иван Дзюба в этой своей работе пытался обратить внимание власти на положение украинской нации в СССР. Самыми сильными местами книги были сюжеты, посвященные русификации, примерам украинофобии, истории российской экспансии и великодержавного шовинизма. Достаточно быстро книга "Интернационализм или русификация?" попадает за границу. В 1968 году издательство "Современность" в Мюнхене впервые опубликовало труд Ивана Дзюбы отдельной книгой, а позже она была переведена на множество языков и издана во многих странах, что привело к преследованиям автора на родине.
В сентябре 1966 года, в день 25-летия начала расстрела евреев в Бабьем Яру, Иван Дзюба вместе с Виктором Некрасовым, Гелием Снегирёвым и Владимиром Войновичем принял участие в несанкционированном траурном митинге и выступил там.
Иван Дзюба - лауреат премии им. О.Билецкого (1987) и Государственной премии Украины им. Т.Шевченко (1991).
Иван Дзюба - президент Национальной ассоциации украинистов, сопредседатель Главной редакционной колегии "Энциклопедии современной Украины", один из самых авторитетных деятелей украинской культуры.
Редакция "МЗ" сердечно поздравляет Ивана Дзюбу с днем рождения и желает ему здоровья и новых творческих успехов!

Я рос в Донбассе, где национальные предубеждения и нетерпимость не были заметными явлениями. Во всяком случае, в юности я даже не подозревал об их существовании и впервые столкнулся с ними в 1952 году, будучи студентом Сталинского пединститута (ныне Донецкий университет) - и воспринял их как явления, привнесенные извне ("сверху"). Дело в том, что я был секретарем комитета комсомола и при проведении некоего важного собрания предложил в состав президиума, в числе других, и своих сокурсниц Асю Каплан и Майю Гехт - образцовых студенток, отличниц. Секретарь парткома Козлов вычеркнул их из списка (как и одного грека), а мне объяснил: "В президиум избираются только лица коренных национальностей". Это выражение - "лица коренных национальностей" - я услышал впервые и не сразу сообразил, в чем тут дело. Но вскоре последовали события, которые все разъяснили. С началом чудовищного "дела врачей" сравнительно вяло протекавшая (по крайней мере, "на местах") кампания против "сионизма", "Джойнта" и прочих "агентов американского империализма" с особыми физиономическими приметами получила огромный государственно-вдохновенный размах. Понятие "еврейский буржуазный национализм", возбуждающе новое (дотоле нам долдонили только об "украинском буржуазном национализме") планомерно внедрялось в быт. Проводились политинформации и собрания, на которых нам втолковывали, сколь велика идеологическая опасность сионизма и сколь коварны методы его агентов.
Помню, после одного из таких собраний я утешал плачущих Асю и Майю, моих хороших подруг, что не стоит им принимать всю эту ругань на свой счет: вот, дескать, сколько уже поносят "украинский буржуазный национализм", но мы же, украинцы, не принимаем этого каждый на свой счет. На что кто-то из них резонно возразил: "Когда говорят об украинском буржуазном национализме, то не имеют в виду, что это здесь, у нас, - а где-то, на Западной Украине или в Киеве. А когда говорят об еврейском национализме, то имеют в виду каждого еврея".
Так мне открылась незащищенность еврея перед самыми бессмысленными обвинениями и, соответственно, его ранимость, - мне это было тем более понятным, что и бесконечная казенная ругань в адрес "украинских буржуазных националистов", в конце концов, бросала тень на весь украинский народ и вызывала чувство некоей ущемленности. И желание во всем разобраться самому.
Это постижение проблемы происходило постепенно и с трудом - ведь если история украинского народа фальсифицировалась, то история еврейского народа и его культура просто замалчивались, их вроде бы и не существовало. К некоторому пониманию "еврейского вопроса" я приходил, читая украинских классиков - Ивана Франко, Лесю Украинку, Михаила Коцюбинского, Степана Васильченко. Иван Франко, анализируя национальные конфликты в Австро-Венгерской империи, углублялся в их социально-экономическую подоплеку и был объективен и нелицеприятен в своих суждениях о каждой из национальных групп и их сословиях, их хозяйственных и культурных интересах. Леся Украинка обращалась к драматическим эпизодам истории Израиля, чтобы иносказательно выразить идеи украинского освободительного движения (впрочем, то же самое сделал Иван Франко в своей великой поэме "Моисей") и ввести украинскую историю в контекст мировой через библейские мотивы; аналогия Украина - Израиль принадлежит к числу излюбленных и наиболее плодотворных в ее поэзии и драматургии. Михаил Коцюбинский и Степан Васильченко изображали ужасы погромов, страдания еврейской бедноты, взывали к солидарности с гонимыми.
Разумеется, этого было очень мало для полноты знания о еврействе и о положении евреев в российском, а затем советском обществе; но этого было вполне достаточно для понимания, чувствования несправедливостей, выпавших на их долю, - тем более, если ты остро чувствуешь несправедливости, выпавшие на долю твоего собственного народа. Впрочем, чтобы отвергать любые предпочтения или уничижения по национальному признаку, чтобы исключить национальный признак из оценочных суждений о человеке, чтобы не видеть вообще этого "признака" в своем общении с людьми, - для этого не надобно никакой "теоретической подготовки", достаточно иметь незамутненную и неозлобленную душу. Осмелюсь сказать, что она у меня была. И еще осмелюсь сказать, что я ее сохранил, - если, разумеется, я не ошибаюсь.
Мне кажется, хороший урок преподали и плодотворную традицию заложили наши "шестидесятники", будущие диссиденты. Ведь мы все тогда вдохновлялись общими идеалами демократии и гуманизма, причем, украинские участники этого общего движения подчеркнуто выступали против антисемитизма, а наши еврейские друзья - против украинофобии. В лагерях Мордовии еврейские и украинские диссиденты были рядом, поддерживая друг друга и друг у друга научаясь, - трогательно рассказал об этом в своих воспоминаниях Михаил Хейфец.
...В конце 80-х годов, в условиях "перестройки" и "гласности", происходит легализация общественных движений. Я возглавил Республиканскую ассоциацию украиноведения (РАУ), задачей которой было изучение истории и культуры Украины, проблематики межнациональных отношений. В числе наших первых больших акций было проведение (в 1989 году) международной научной конференции "Украинско-еврейские отношения". В следующие годы несколько таких конференций было проведено поочередно в Киеве и в Иерусалиме; в них принимали участие видные ученые и общественные деятели Украины, Израиля, Канады, США и других стран. В самом Израиле выходец из Украины, бывший диссидент Яков Сусленский на протяжении многих лет издавал журнал "Диалоги", на страницах которого евреи и украинцы многих стран в духе свободной дискуссии обсуждали больные вопросы своей истории, своих взаимоотношений.
В настоящее время в Украине действует множество еврейских общественных и культурных организаций, успешно работает Институт иудаики, издающий массу интересной научной литературы, выходит на украинском и русском языках журнал "Егупец", посвященный украинско-еврейской тематике. Между еврейской и украинской интеллигенцией достигнута высокая степень взаимопонимания и сотрудничества в вопросах межнациональных взаимоотношений. Тем не менее проявления антисемитизма не исчезли ни на бытовом уровне, ни, что особенно опасно, на уровне политического любительства - в публикациях некоторых "радикальных" органов печати - пусть и малопопулярных, но крайне крикливых. Более того, обострение израильско-палестинских отношений некие темные элементы восприняли как удобный повод заявить о себе политической провокацией: хулиганским нападением на Киевскую синагогу (так называемую "синагогу Бродского"). Тут вспоминается, что и в 1990-91 годах, на фоне обострения борьбы за независимость Украины, были попытки спровоцировать инциденты антисемитского характера с явной целью: скомпрометировать украинское национальное движение. Тогда украинская общественность дала решительный отпор этим проискам. Противостояние любым проявлениям антисемитизма остается одним из необходимейших условий морального и политического здоровья нашего общества.
...Это - так сказать, объяснение моей причастности к теме, о которой идет речь: Холокост и Бабий Яр как один из его зловещих символов. А теперь - главное: воспоминание о том, как киевская общественность впервые столь масштабной публичной акцией (нелегализированной!) напомнила властям о том, что негоже и преступно забывать.

Бабий Яр, 1966

...В 20-х числах сентября 1966 года Виктор Платонович Некрасов передал мне через общих знакомых записку, в которой просил зайти к нему в первой половине дня 29-го. Я разумеется, догадывался, в чем тут дело. Ведь 29 сентября было особенным днем в жизни многих киевлян. Одни киевляне шли в этот день с букетами цветов и траурными лентами на ту окраину города (тогда еще окраину), название которой стало печально известным во всем мире: Бабий Яр. Некоторые другие киевляне сушили головы над тем, как не допустить большого скопления первых в этом месте. Третьи киевляне по приказу вторых ревностно следили за первыми, а в случае необходимости - и принимали "соответствующие меры" в отношении самых беспокойных среди них. А 20 сентября 1966 года было не просто очередной годовщиной начала трагедии в Бабьем Яру, а ее 25-летней годовщиной. Четверть столетия скорбной памяти - не то чтобы прямо запрещенной, но нежелательной, как бы злоумышленной с точки зрения власти (это последнее подчеркивалось и государственным размахом работ по изменению самой топографии Бабьего Яра, превращению его в некий увеселительный парк).
В назначенный час я был на квартире у Виктора Платоновича. Застал у него его друзей из Киевской киностудии документальных фильмов. Вместе с писателем Гелием Снегиревым они готовились снимать документальный фильм: ожидалось, что народу будет более обычного и, если не запретят и не разгонят, то событию будет придан характер некоей ритуальности.
Но когда мы приехали к Бабьему Яру, то были поражены увиденным. Все окрестные холмы и склоны облепили многочисленные и поначалу разрозненные группки людей - их были тысячи и тысячи. Но эта неуправляемая стихия была словно одно живое существо. На лицах людей застыла память страдания, а глаза их были нездешние: смотрели в глубину времени и видели жуткую картину того, что не стало и никогда не станет для них прошлым. Тень давнего ужаса и какой-то человеческой потерянности витала над Бабьим Яром, и тысячи безмолвных в окаменелой возбужденности людей были словно бы воплощенным немым воплем целого народа. Люди молчали. Но это было требовательно-вопрошающее молчание. Люди хотели слушать, слушать, что-то важное услышать. Но от кого? И когда полетел слух, что "приехали писатели", к нам кинулись, нас растащили каждого в разные стороны (к нам присоединился и Борис Дмитриевич Антоненко-Давидович, пришедший по собственной инициативе), обступили тесной толпой и требовали: "Скажите хоть что-нибудь". Пришлось импровизировать - хотя речь шла о наболевшем и выношенном. Кто-то записал выступления на магнитофон, и через несколько дней они появились в самиздате, делавшем тогда первые шаги. И, конечно же, "соответствующие инстанции" снова проявили всю свою "бдительность" и "боевитость", взявшись принимать "воспитательные" и административные меры против провинившихся. Первыми жертвами стали работники киностудии - снятый ими фильм был конфискован, а их самих постигли административные кары. А мое выступление было присоединено к тому "криминалу", который уже подсобрали на меня в КГБ,- впоследствии оно фигурировало в обвинительном заключении против меня как одно из доказательств антисоветской деятельности.
Ниже я даю русский перевод своего выступления:
насколько я знаю, на русском языке оно не публиковалось.

Выступление в Бабьем Яру 29 сентября 1966 года

Есть вещи, есть трагедии, перед безмерностью которых любое слово бессильно и о которых больше скажет молчание - великое молчание тысяч людей. Может быть, и нам пристало бы тут обойтись без слов и молча думать об одном и том же. Однако молчание много говорит там, где все, что можно сказать, уже сказано. Когда же сказано еще далеко не все, когда еще ничего не сказано, - тогда молчание становится сообщником неправды и несвободы. Поэтому мы говорим, и должны говорить об этом - везде, где можно и где нельзя, используя всякий повод, случающийся нам так нечасто.
И я хочу сказать несколько слов - тысячную часть того, о чем я сегодня думаю и что мне хотелось бы тут сказать. Я хочу обратиться к вам - как своим братьям по человечеству. Я хочу обратиться к вам, евреям, как украинец - как член украинской нации, к которой я с гордостью принадлежу.
Бабий Яр - это трагедия всего человечества, но свершилась она на украинской земле. И потому украинец не имеет права забывать о ней так же, как и еврей. Бабий Яр - это наша общая трагедия, трагедия прежде всего еврейского и украинского народов.
Эту трагедию принес нашим народам фашизм.
Но не надо забывать, что фашизм начинается не с Бабьего Яра, им и не исчерпывается. Фашизм начинается с неуважения к человеку, а заканчивается уничтожением человека, уничтожением народов, - и необязательно только таким уничтожением, как в Бабьем Яру.
Представим себе на минуту, что Гитлер победил бы, немецкий фашизм победил бы. Можно не сомневаться в том, что они создали бы блестящее и "процветающее" общество, которое достигло бы высокого хозяйственного и технического развития, знало бы все те научные и другие достижения, которые знаем и мы. И, наверняка, бессловесные рабы фашизма со временем "освоили" бы космос и летали бы на другие планеты представлять человечество и земную цивилизацию. И этот режим все сделал бы для того, чтобы утвердить свою "правду", чтобы люди забыли, какой ценой куплен этот "прогресс", чтобы история оправдала или забыла неизмеримые преступления, чтобы бесчеловечное общество показалось людям нормальным и даже наилучшим в мире. И уже не на руинах Бастилии, а на оскверненных, утрамбованных толстым слоем песка и забвения местах народных трагедий стояла бы официальная вывеска: "Тут танцуют". Поэтому мы должны судить о том или ином обществе не по его внешним техническим достижениям, а по тому, какое место в нем занимает и что значит в нем человек, как ценятся в этом обществе человеческое достоинство и человеческая совесть.
Сегодня в Бабьем Яру мы вспоминаем не только тех, кто тут погиб. Мы вспоминаем миллионы советских воинов - наших отцов, отдавших жизнь в борьбе против фашизма. Мы вспоминаем о жертвах и усилиях миллионов советских людей всех национальностей, самоотверженно трудившихся для победы над фашизмом. Мы должны думать о том, чтобы быть достойными их памяти, чтобы быть достойными того долга, который налагает на нас память о безмерности человеческих жертв, утраченных надежд, неосуществившихся порывов... Достойны ли мы этой памяти? Видимо, нет, если и сегодня среди нас находят место различные формы человеконенавистничества, в том числе и та, которую мы называем истертым, ставшим банальным, но страшным словом - антисемитизм. Антисемитизм - явление интернациональное, существовавшее и существующее во всех обществах. К сожалению, не свободно от него и наше общество. В этом, возможно, и не было бы ничего удивительного, ведь антисемитизм - плод и спутник бескультурья и несвободы, первейшее и неминуемое порождение политического деспотизма, и преодолевается он - в масштабах целых обществ - нелегко и не сразу. Но удивляет другое: то, что на протяжении послевоенных десятилетий против него по сути не велось действенной борьбы, более того - он часто искусственно подпитывался.
А во времена Сталина были откровенные, очевидные попытки сыграть на взаимных предубеждениях части украинцев и части евреев, попытки под видом еврейского буржуазного национализма, сионизма и т.д. - обрубать еврейскую национальную культуру, а под видом украинского буржуазного национализма - украинскую национальную культуру. Эти хитро обдуманные кампании принесли немало вреда обоим народам и не способствовали их сближению, они только прибавили еще одно горькое воспоминание в тяжелую историю обоих народов и в сложную историю их взаимоотношений.
Как украинцу мне стыдно, что и среди моей нации - как и среди других наций - есть антисемитизм, есть те позорные, недостойные человека явления, что называются антисемитизмом. Мы, украинцы, должны в своей среде бороться с любыми проявлениями антисемитизма или неуважения к еврею, непонимания еврейской проблемы.
Вы, евреи, должны в своей среде бороться с теми, кто не уважает украинца, украинскую культуру, украинский язык, кто несправедливо видит в каждом украинце скрытого антисемита.
Мы должны изжить всякое человеконенавистничество, преодолеть всяческие недоразумения и всей своей жизнью утвердить истинное братство.
Казалось бы, кому как не нам понимать друг друга и кому как не нам преподать человечеству урок братского сожительства? История наших народов настолько похожа в своем трагизме, что в библейских мотивах своего "Моисея" Иван Франко изобразил путь украинского народа в одеяниях еврейской легенды, а Леся Украинка одну из самых прославленных своих поэзий о трагедии Украины начала словами: "I ти колись боролась, мов Ізраїль...".
Великие сыновья обоих народов заповедали нам взаимопонимание и дружбу. С украинской землей связана жизнь трех наибольших еврейских писателей - Шолом-Алейхема, Ицхока-Лейбуша Переца и Менделе Мойхер-Сфорима. Они любили эту землю и учили творить на ней добро. Блестящий еврейский публицист Владимир Жаботинский выступал на стороне украинского народа в его борьбе против российского царизма и призывал еврейскую интеллигенцию поддерживать украинское национально-освободительное движение и украинскую культуру. Одним из последних гражданских актов Тараса Шевченко было известное выступление против юдофобской политики царского правительства. Леся Украинка, Иван Франко, Борис Гринченко, Степан Васильченко и другие выдающиеся украинские писатели хорошо знали и высоко ценили величие еврейской истории и еврейского духа, с искренней болью писали о страданиях еврейской бедноты.
К сожалению, есть ряд факторов, не способствующих укоренению и расширению этой благородной традиции солидарности. Среди них - отсутствие действительной публичности, гласности в национальном деле, в результате чего вокруг наболевших вопросов создается своего рода "заговор молчания". Мы не можем оставлять вне своего внимания факты антисемитизма, шовинизма, неуважения к любой национальности, хамского отношения к любой национальной культуре и любому национальному языку. Хамства у нас премного, и нередко оно начинается с отказа от самого себя, от своей национальности, культуры, истории, хотя такой отказ не всегда бывает добровольным и не всегда человек в нем виновен.
Путь к истинному, а не фальшивому братству - не в самопопирании, а в самопознании. Не отрекаться от себя и приспосабливаться к другим, а быть собою и других уважать. Евреи имеют право быть евреями, украинцы имеют право быть украинцами в полном и глубоком, а не только формальном значении этих слов. Пусть евреи знают еврейскую историю, еврейскую культуру, язык и гордятся ими. Пусть украинцы знают украинскую историю, культуру, язык и гордятся ими. Пусть они знают историю и культуру друг друга, историю и культуру других народов, умеют ценить себя и других - как своих собратьев.
Достигнуть этого тяжело, но лучше стремиться к этому, чем безразлично махнуть рукой и плыть за волнами ассимиляторства и приспособленчества, добра от которых не будет, а будет лишь хамство, кощунство и скрытое человеконенавистничество.
А мы должны всей своей жизнью отвергнуть цивилизированное человеконенавистничество и общественное хамство. Ничего важнее этого теперь для нас нет, иначе все общественные идеалы теряют смысл.
Это наш долг перед миллионами жертв деспотизма, это наш долг перед лучшими людьми украинского и еврейского народов, призывавших к взаимопониманию и дружбе, это наш долг перед украинской землей, на которой нам жить вместе, это наш долг перед человечеством.

Постскриптум
На стилистике и логике моего выступления в Бабьем Яру 29 сентября 1966 года лежала, разумеется, печать времени. У меня были еще иллюзии относительно перспектив общества, в котором мы жили. Но никаких иллюзий, в том числе и относительно меня самого, видимо, не было у властей предержащих. Одно из свидетельств этому - "рецензия" на мое выступление, написанная ученым человеком (разумеется, по принуждению) для КГБ, когда я уже пребывал в спецапартаментах оного. Перевод "рецензии" (как и своего выступления) даю по публикации в журнале "Егупец" (Киев, 1995, 1; с.с. 4 - 8; 9 - 10).
"Текст выступления представляет собой 6 страниц машинописи и начинается словами "Есть вещи, есть трагедии..." и заканчивается словами "...это наш долг перед человечеством". Кроме призыва к дружбе украинского и еврейского народов, отвергания антисемитизма, фашизма, речь содержит, так сказать, подтекст, направленный на то, чтобы запятнать нашу советскую действительность. На стр. 1, говоря о трагедии Бабьего Яра, которую нам принес фашизм, автор многозначительно замечает: "Однако не надо забывать, что фашизм начинается не с Бабьего Яра и им не исчерпывается. Фашизм начинается с неуважения к человеку, а кончается уничтожением человека, уничтожением народов - но не обязательно только таким уничтожением, как в Бабьем Яру" (стр. 1). После этого автор по сути пытается определенным образом отождествить (очевидно, "это" - логический пропуск в оригинале. - И.Дз.) с характеристикой существующего социалистического строя в нашей стране. С одной стороны, он утверждает, что освоение космоса, хозяйственное и техническое развитие, блестящее и "процветающее" общество могли бы быть созданы и Гитлером, если бы фашизм победил.
Следовательно, надо "судить о том или ином обществе не по его техническим достижениям, а по тому, какое место занимает и что значит в нем человек, как ценятся в нем человеческое достоинство и человеческая совесть" (стр. 2). А дальше начинает говорить о том, что среди нас имеют место такие формы человеконенавистничества, как антисемитизм, что во времена Сталина делалась попытка сыграть на взаимных предубеждениях между украинцами и евреями, а после второй мировой войны борьба с антисемитизмом прекратилась, что в национальных делах отсутствует в нашей стране публичность, что не осуществляется настоящее, действенное интернациональное воспитание.
Этот подтекст придает речи антисоветскую направленность. 20.ІV.72"

Иван ДЗЮБА

Вернуться на главную страницу


ПАМЯТЬ БАБЬЕГО ЯРА

Президент Украины Виктор Ющенко пригласил руководителей государств и международных организаций к участию в государственных мероприятиях, которые состоятся в Киеве 26-27 сентября по случаю 65-й годовщины трагедии Бабьего Яра. Как сообщила киевская газета "Зеркало недели" со ссылкой на пресс-службу главы государства, речь идет о Международном форуме памяти жертв Холокоста, других преступлений против человечности, и о церемонии памяти погибших в Бабьем Яре. По мнению президента, подобные мероприятия "станут составной частью большой работы, которая проводится в последние годы силами общественности и мировых лидеров для увековечения жертв нацизма". В. Ющенко напомнил, что массовые расстрелы в киевском урочище Бабий Яр стали одной из первых трагических страниц геноцида еврейского народа, а для народа Украины это также и память о гибели десятков тысяч советских военнопленных разных национальностей. "Мы имеем возможность еще раз напомнить миру, и особенно молодому поколению, как важно сегодня помнить уроки истории и предотвращать любые проявления антисемитизма, ксенофобии, нетерпимости в межнациональных отношениях", - считает президент.

Этой же теме было посвящено заседание Всеукраинского Совета руководителей еврейских организаций Украины. События, предстоящие в августе-сентябре 2006 года, прокомментировал лидер Совета Вадим Рабинович.
- Постановление Всеукраинского Совета руководителей еврейских организаций Украины о торжественной церемонии закладки 23 августа 2006 года первого камня на месте будущего мемориала явилось своеобразным краеугольным камнем и в нашем решении об открытии мемориала. Это огромное событие. Такого же мнения придерживаются и многие зарубежные представители еврейских общественных организаций. Мы все готовимся к этому. Я разговаривал со многими из них, и все мы сошлись во мнении, что подобное мероприятие ни в коем случае не должно быть возведено в ранг только приватной инициативы. Мы хотим построить мемориал за деньги украинских меценатов - и приветствуем любую бескорыстную помощь. По окончании строительства мы намерены передать этот музей в дар городу, чтобы мемориальный комплекс не являлся частной собственностью какой-то одной организации. и это, конечно, правильно: надо строить для страны, для людей, которым можно все это передать как общее достояние. Приведу пример: на площади у метро "Кловская" в Киеве расположен мой офис, я построил памятник жертвам террора 11 сентября - и теперь с теплотой в сердце вижу, как к монументу приходят люди, молодые и пожилые, приводят детей и внуков, приносят цветы, читают на памятнике надпись "Не убий!" на 70 языках мира и пр. Все это принадлежит Киеву, Украине...
Другое дело, что любому благому намерению всегда оказывается противодействие. По своему опыту знаю, что оппоненты бывают нескольких видов. Есть оппоненты, которые действительно хотят как лучше, и я могу понять таких людей, которые искренне считают: что-то сделано не так, они всегда открыты для диалога и мотивируют свою позицию. К таким, к примеру, относится Илья Михайлович Левитас. Несмотря на рабочие разногласия, мне всегда совершенно очевидно, что это человек, который отстаивает свое видение того или иного вопроса, что в определенной мере относится и к вопросу о строительстве мемориала, но, в конечном счете, - нам по пути, мы партнеры.
Есть и другого плана люди, которые ничего не делали и только зарабатывали на чужих несчастьях, дрязгах или на том, что выносили подробности еврейской жизни на страницы явно не еврейской прессы, забывая о том, что в еврейском мире подобные действия считаются преступными. А есть те, кто полностью олицетворяет известную пословицу: "Собака лает, а караван идет". Но независимо от их позиции, определять, что строить и где строить для народа, будет Еврейская община Украины, а не "отдельные товарищи", которые, если разобраться, нам совсем не товарищи... и в этом нет ничего удивительного. Перечитывая труды еврейских мудрецов, я усвоил прописанную ими истину: чем лучше дело, которое ты делаешь, тем больше проблем. Применительно к тому, с чего мы начали разговор, это радует: если бы не было проблем, то, значит, наше дело какое-то не такое... Вспомните, у Любавичского ребе написано, что если в начале любого дела нет никаких проблем и препятствий, следует внимательно посмотреть, то ли ты делаешь! Поэтому я очень рад пусть даже самым трудным препятствиям на пути возведения мемориала в Бабьем Яру. Кстати, недавно в беседе главный раввин Израиля сказал мне, что наше намерение построить мемориал в Бабьем Яру не просто соответствует еврейским законам, но и является блестящим их воплощением.

Странное заявление "интернационалиста" В. Рабиновича
комментируют профессионалы

К очередным инсинуациям вокруг Бабьего Яра

Желание г. В.Рабиновича единолично представлять еврейский народ - увы, уже не происки антисемитов. За время существованния независимой Украины это уже вторая попытка "приватизации" права говорить от имени всего народа. Первая была осуществлена 14 лет тому назад. Разница лишь в том, что тогда власть не только поддерживала эту инициативу, но и всячески поощряла ее. Сегодня это ей не нужно. Ибо у нее тогда и сейчас была и есть возможность вытащить вовремя нужную "карту" руками "карманных евреев" из потрепанной колоды еврейских "профессионалов". Все это, к огромному стыду и сожалению, вот уже 65 лет не дает Украине достойно увековечить трагедию Бабьего Яра. Как это ни анахронично выглядит, политика советской власти по умалчиванию еврейской трагедии в Бабьем Яре (а их, больших и малых, тысячи по всей Украине: забытых, заброшенных, запаханных, покрытых асфальтом новых дорог и фундаментами строений) полностью совпадает с политикой новой демократической власти в независимой Украине. К сожалению, для коммунистов и национальных демократов Бабий Яр - это "братская" могила. Но для любой европейской страны такое утверждение кощунственно, ибо не соответствует исторической правде. Не говоря уже о морали. В оврагах Бабьего Яра никого и никогда до 29 сентября 1941 года массово не расстреливали. И в первые пять дней расстрелов дно Бабьего Яра было устлано исключительно телами почти ста тысяч евреев: женщин, детей и стариков, которых демонстративно вели на бойню по улицам Киева. Лишь после того, как Киев был объявлен "свободным от евреев", туда стали свозить тела других людей, уничтоженных нацистами - цыган, военнопленных, моряков Днепровской флотилии, коммунистов, борцов за независимую Украину. Некорректно сравнивать масштаб жертв, однако они не сопоставимы. Весь цивилизованный мир знает,что в соответствии с христианской и иудейской традициями невозможно посещать могилы и чтить память мертвых, когда под одним камнем лежит сто тысяч разных людей. Мы говорим об этом с позиции нормальной человеческой морали. Послевоенная история Бабьего Яра доказала,что на этом месте нельзя строить интернациональный мемориал, не нарушая морально-этических норм разных народов.
Международный Мемориальный Совет по увековечению жертв Холокоста (ММС) представлен, в большинстве, евреями украинского происхождения. Для нас Украина была и остается Родиной, где мы родились и прожили большую часть жизни. И решение проблемы Бабьего Яра: что строить, а что не строить на этой территории, какой возводить здесь Мемориал в память о Холокосте - не может быть принято без нашего участия. Большинство убиенных в отрогах Бабьего Яра - это наши близкие родственники: дедушки и бабушки, матери и отцы, братья и сестры. Мы - это те миллионы евреев, кто живет сегодня вне границ Украины, нас намного больше ста тысяч "паспортных" евреев, живущих сегодня на территории страны. И поэтому никто не может лишить нас права увековечить память о жертвах Холокоста в своих традициях. Мы организовали ММС, не собирая "всемирный съезд евреев", однако это дело нашей совести и чести, цивилизованных представлений о добре, зле и памяти. Мы взяли на себя эту миссию бескорыстно, без политиканства и указки со стороны, но с пониманием того факта, что если не мы, то кто? Мы последнее поколение тех, кто знает о еврейской трагедии не понаслышке. ММС впервые заявил о своих целях в феврале 2004 года. В силу обстоятельств мы были вынуждены начать самостоятельно процесс мемориализации Бабьего Яра, обратившись к мировой общественности с "Принципами мемориальной миссии", учитывающими все обстоятельства и все жертвы Бабьего Яра. Сейчас, готовясь к 60-летию трагедии Бабьего Яра, мы планируем объявить Международный архитектурный закрытый конкурс, в котором будут участвовать мастера архитектуры международного класса, а оценивать его будет компетентное международное жюри в составе известных архитекторов, интеллектуалов и общественных деятелей из разных стран мира. Пора начать "собирать камни" Холокоста, разбросанные по всей Украине.

От имени МСС:

Александр БУРАКОВСКИЙ, координатор по международным связям;
Евгений ОЛЕНИН, координатор архитектурных программ

2 июля 2006, Нью-Йорк

Постскриптум

У них своя "правда"

Откровенно антисемитские публикации, в том числе содержащие отрицание Холокоста, опубликованы 10 июля на сайте Украинской национально-трудовой партии. Так, в частности, в статье "Что было в Бабьем Яру? Факты против мифа (или почему "поэт" Евтушенко никогда не был безденежным человеком"), принадлежащей перу живущего в США украинского националиста Михаила Никифорука, отмечается: "По данным официальной версии тогда 250 тысяч киевских евреев были убиты и закопаны немцами в Бабьем Яру. Данные аэрофотосьемки, обнаруженные в Национальном архиве США, говорят о том, что это сознательная ложь". Также размещены статьи "Еврей стремится разделить Украину (о В.Жириновском), "Иудейские корни марксизма", "Кто правит Америкой?" и другие. В качестве иллюстрации к статьям используются постоянно пополняемая коллекция нацистских плакатов 1930-х годов.

Районный суд Печерского суда Киева признал "клеветнической" статью редактора газеты "Столичные новости" Сергея Ковтуненко, посвященную ситуации с пропагандой расизма и антисемитизма в Украине. В судебном решении подчеркивается, что руководитель МАУП Георгий Щекин, упоминаемый в статье, на страницах журнала "Персонал" лишь анализировал сионизм и историю еврейского народа, однако его рассуждения не выходят за рамки законодательства. Теперь редакция "Столичных новостей" обязана выплатить Георгию Щекину и Межрегиональной академии управления персоналом в качестве компенсации морального ущерба пятнадцать тысяч долларов США. А недавно Сергей Ковтуненко получил письмо с угрозами убийства в том случае, если он не перестанет писать об антисемитизме в Украине.


Не прекращается кампания слежки и преследования киевского журналиста - корреспондента Jewish Telegraph Agency Владимира Матвеева. Корреспондент продолжает замечать возле дома посты наблюдения с участием неизвестных, возможно вооруженных лиц. Как предполагается, данная компания организована при содействии властей. Ранее журналист JTA был жестоко избит в своем подъезде неизвестными, получив серьезные переломы, после которых долго лечился. Исполнители и заказчики этого преступления до сих пор не обнаружены.
Вооруженные молодчики, имеющие при себе липовые удостоверения сотрудников милиции, были замечены также возле домов других еврейских журналистов в Киеве.

Статья "Свобода в ярме", иллюстрированная антисемитской карикатурой времен Третьего рейха, вышла на страницах киевской газеты "За украинскую Украину!".
В статье поднимаются вопросы политической реабилитации воинов УПА, сечевых стрельцов, воинов дивизии "СС-Галичина". Приводятся обвинения в адрес нынешнего руководства Украины. Как отмечается, в частности, в данной статье, опубликованной в № 18 издания: "Большинство украинцев воспринимала Ющенка как настоящего национального лидера. Однако при таком высоко народном доверии Виктор Андреевич "отплатил" празднованием Хануки в синагоге Бродского, что является грехом согласно христианским и моральным канонам".

(По сообщениям АЕН, 10-11 июля 2006)

Вернуться на главную страницу


Размышляя об одном приглашении

10 мая 2006 года президент Украины Виктор Ющенко обратился к президентам России и США с приглашением принять участие в международном форуме, посвященном памяти жертв Холокоста в Бабьем Яре.
Внезапность этого приглашения вызывает смешанные чувства.
С одной стороны, поднятие планки подобных мероприятий на столь высокий уровень, по всей вероятности, поможет Украине и ее президенту объявить, наконец, о долгожданной реакции демократического украинского правительства по поводу мемориализации Бабьего Яра. Тогда непонятно, почему это событие нужно освятить присутствием только двух мировых лидеров, а не, скажем, лидеров всех цивилизованных стран и представителей мировой, в том числе и еврейской общественности, как это происходило во всех подобных случаях в послевоенной Европе и в Израиле.
С другой стороны, предположение о проведении очередного форума по поводу Бабьего Яра, о программе которого практически ничего не известно ни еврейской, ни украинской, ни мировой общественности, может заново вскрыть "ящик Пандорры" ксенофобии и антисемитизма, продолжив, таким образом, "парад символов" различных политических групп. Этого было более чем достаточно за всю 65-летнюю историю трагедии Бабьего Яра. Подобная постановка вопроса может лишь спровоцировать очередной заряд бессмысленной полемики и отдалит в безнадежное будущее создание Мемориала Холокоста Украины, о создании которого много лет беспокоится еврейская общественность и близкие жертв Холокоста, рассеянные по всему миру…
В своих обращениях в 2004-2005 г.г. к президентам Украины Л. Кучме и В. Ющенко Международный Мемориальный совет по увековечению памяти жертв Холокоста обстоятельно и четко изложил свою позицию по поводу создания Мемориала и Музея Холокоста Украины. Эта позиция подтверждена Принципами мемориальной миссии, которые являются главными тезисами Программы Международного архитектурного конкурса на создание Мемориала и Музея Холокоста Украины, который ММС объявит в самое ближайшее время. Остается надеяться, что значительная часть энтузиазма и решительности президента Виктора Ющенко по поводу проведения мероприятий, посвященных 65-летию трагедии Бабьего Яра, будет обращена и к мировой еврейской общественности в лице ММС, который искренне надеется на подобное сотрудничество.


МЕЖДУНАРОДНЫЙ
МЕМОРИАЛЬНЫЙ СОВЕТ
ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА,
11 мая 2006

Вернуться на главную страницу


МЕЖДУНАРОДНЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ СОВЕТ
ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА НА УКРАИНЕ

МЕМОРИАЛ "БАБИЙ ЯР"
ПРИНЦИПЫ МЕМОРИАЛЬНОЙ МИССИИ

Мы считаем, что сложившаяся ситуация вокруг мемориализации Бабьего Яра является отражением не только наследия советской эпохи, но и резкого обострения межэтнических, межнациональных, межконфессиональных отношений во всем мире, связанного с эскалацией международного терроризма, ксенофобией и антисемитизмом.
Широкой общественности во всем мире известно, что Бабий Яр - общепризнанный символ начала массового геноцида евреев Европы. В то же время Бабий Яр стал нацистским символом окончательного решения "еврейского вопроса", когда евреи уничтожались не по политическим, военным, религиозным или социально-экономическим причинам, а исключительно по расовым.
Общеизвестно, что нацисты первые пять дней целенаправленно уничтожали в Бабьем Яре только евреев г. Киева. Затем на протяжении двух с половиной лет здесь были захоронены многие, в том числе и люди, расстрелянные в других местах в разное время: военнопленные, речники Днепровской военной флотилии, цыгане, украинские патриоты и многие другие. Безусловно, что все люди, которые нашли здесь могилу, имеют неоспоримое право на мемориализацию. Но еврейское начало Бабьего Яра как целевого места массового уничтожения евреев г. Киева неоспоримо, и в этом заключается трагический "еврейский приоритет".
Мы считаем, что если в послевоенные годы, благодаря преднамеренным и кощунственным действиям советской власти, которая деформировала и частично застроила эту территорию, сегодня топографически невозможно выделить еврейскую трагедию, трагедию военнопленных или любую другую, это не означает, что на бывшей территории Бабьего Яра должен быть построен очередной "общий" или "интернациональный" мемориал. К сожалению, подобный безымянный "памятник" с 1976 года уже стоит на этой территории. Мы считаем такой подход к решению еврейской трагедии в Бабьем Яре - еще одной формой завуалированного умолчания геноцида украинских евреев, когда была уничтожена одна из значимых европейских культур, давшая миру Шолом-Алейхема, Бялика, Дубнова, Мойхер-Сфорима, многих других выдающихся носителей культуры идиш, которой в современном мире больше не существует.
Взвешивая все "за" и "против", мы пришли к выводу, что для создания проекта Мемориала на бывшей территории Бабьего Яра - места самой страшной трагедии ХХ века, произошедшей на Украине во время ее оккупации нацистами, - должен быть проведен независимый международный архитектурный конкурс, состоящий из двух самостоятельных этапов.
Первый этап - закрытый, с приглашением мастеров архитектуры мирового класса, подготовленный объединенными усилиями Международного мемориального совета (ММС), заинтересованных еврейских и других общественных организаций всех стран мира при желательном содействии Президента и Правительства Украины.
Второй этап конкурса - открытый, он проводится Президентом и Правительством Украины (с привлечением ММС), и всех лиц и организаций, заинтересованных в увековечении памяти захороненных на территории Бабьего Яра цыган, военнопленных, моряков Днепровской флотилии, украинских патриотов и всех других.
1-й этап Международного закрытого архитектурного конкурса на создание Генеральной концепции Мемориала "Бабий Яр" объявляет ММС. Программа и условия 1-го этапа конкурса должны содержать в себе как первостепенную задачу мемориальные принципы увековечения памяти жертв Холокоста и создания Музея Холокоста Украины. Помимо этого, программа 1-го этапа конкурса должна рекомендовать его участникам, чтобы будущая Генеральная концепция Мемориала "Бабий Яр" и ее архитектурно-планировочная структура предусматривала возможность и обозначила конкретные места для достойного увековечения памяти других народов (социально-политических и этнических групп населения) Украины, похороненных на территории Бабьего Яра.
2-й этап Международного открытого архитектурного конкурса должен быть объявлен на создание мемориальных объектов или памятников, увековечивающих память представителей других народов, похороненных в Бабьем Яре. Архитектурно-планировочной подосновой 2-го этапа конкурса должна стать как обязательное условие архитектурная концепция Проекта-победителя первого этапа конкурса.
Вопросы приглашения участников конкурса из числа широко известных архитекторов и архитектурных студий, равно как и организации финансирования и проведения 1-го этапа конкурса, берет на себя ММС.
Организацию и финансирование 2-го этапа конкурса - Правительство Украины при содействии международных общественных организаций и экспертном участии ММС.
Для финансирования строительства мемориального комплекса "Бабий Яр", включающего Музей Холокоста и другие мемориальные сооружения, согласно проектам, победившим в архитектурном конкурсе, ММС, при организационной поддержке Правительства Украины, берет на себя обязанность обратиться к соответствующим международным организациям и правительствам других стран с целью получения Украиной соответственной целевой финансовой помощи.
Мы надеемся, что независимая и демократическая Украина поддержит нашу инициативу, покажет пример нового отношения к увековечению памяти одной из самых мрачных трагедий ХХ века.


Почтовый адрес ММС:
P.O. Box 2367
New York, NY 10108
USA

e-mail: sovet1941@yahoo.com

Вернуться на главную страницу


ОБРАЩЕНИЕ ИНИЦИАТИВНОЙ ГРУППЫ
МЕЖДУНАРОДНОГО СОВЕТА
ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ ПАМЯТИ
ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА НА УКРАИНЕ

июнь, 2005

Мы обращаемся к президенту, правительству Украины, к главам правительств отдельных стран, к лидерам международных еврейских организаций, ко всем евреям, проживающим в разных странах мира, по поводу увековечения памяти жертв Холокоста на территории Украины.

Общеизвестно, что на территории Украины, оккупированной нацистами в период 1941- 44 годов, было безжалостно уничтожено по расовому признаку, при молчаливом попустительстве правительств многих стран и активном участии местных коллаборационистов, более 1,5 миллионов евреев - стариков, женщин и детей. Именно на Украине 29 сентября 1941 года уничтожением евреев г. Киева в Бабьем Яре положено начало европейскому Холокосту, унесшему более 6 000 000 жертв.

Десятилетиями многие сакральные места массовых казней евреев сознательно умалчивались коммунистической властью, планомерно сравнивались с землей, кощунственно застраивались жилыми домами, дорогами, стадионами. В некоторых местах под давлением мировой общественности советская власть устанавливала памятники, превращая места гибели евреев в интернациональные "братские могилы" с циничными надписями: "здесь похоронены тысячи советских людей". Ничто не указывало на то, что в этих могилах лежат евреи, ставшие жертвами расового геноцида.

Сегодня родственники и близкие тех, кто погребен в бесчисленных "бабьих ярах" от Бершади и Белой Церкви до Богдановки и Балты, от Дробицкого Яра, Доманевки и Винницкой Иерусалимки до Одессы, Томашполя и Яновского лагеря, проживают, в основном , за пределами Украины. Их поддержкой и усилиями отдельных еврейских и украинских патриотов появились в местах массовых казней евреев скромные обелиски, стелы памяти, очищаются заброшенные могилы. Однако большая часть массовых захоронений жертв Холокоста остается без какой-либо их мемориализации.

В последние годы многие из этих скорбных мест, где, согласно еврейской и христианской традициям, следует молиться о невинно убиенных, приватизируются различными группами людей, преследующих коммерческие, спекулятивные или политические цели. Примером этому может служить "парад символов" различных социально-политических групп, разгоревшийся вокруг предполагавшегося бездумного строительства на средства Еврейского объединённого распределительного комитета ДЖОЙНТ общинного центра "Наследие" на охраняемой законом территории Бабьего Яра в г. Киеве.
Этот "парад" активизировал и поляризовал еврейскую общественность во многих странах мира, открыл "ящик Пандоры" антиеврейских выступлений, показал, насколько разобщено украинское общество, как глубоки нравственные проблемы шестидесятилетнего прошлого.

Сложившаяся ситуация вокруг Бабьего Яра и сотен других больших и малых "яров", разбросанных по всей Украине, является не только наследием советской эпохи, но и резкого обострения межэтнических и межнациональных отношений во всем мире, связанных с эскалацией международного терроризма, ксенофобией и антисемитизмом.
Проходит время, уходят в мир иной последние поколения людей, помнящих злодеяния нацистов. Будущие поколения смогут узнать о чудовищном истреблении евреев Украины только из произведений искусства, литературы или, посетив Мемориалы Холокоста в местах массовых казней и захоронений жертв геноцида.

Мы уверены, что сегодня наступило время, когда международная еврейская общественность способна консолидировать мнения и усилия всех групп евреев, проживающих в разных странах мира и, при активном участии украинских властей, достойно увековечить память о жертвах Холокоста на Украине в своих национальных традициях.

Эти мемориалы будут не только местом поминовения жертв нацизма, но и местом национального примирения. Они нужны не только евреям, они необходимы Украине, всему цивилизованному человечеству.

Митинг 29 сентября 2003 года у офиса "Джойнта" в Нью-Йорке

В связи с этим мы считаем необходимым:

- объединить усилия заинтересованных еврейских и других организаций во всех странах мира в вопросе увековечения памяти жертв Холокоста как в Бабьем Яре, так и во всех местах массового захоронения жертв Холокоста на Украине. Только наши объединенные усилия смогут прекратить "войну символов" и деструктивные действия различных личностей, групп людей и организаций;

- создать Международный Совет по увековечению памяти жертв Холокоста на Украине, включающий известных интеллектуалов и бизнесменов для выработки программ и формирования жюри международных архитектурных конкурсов. Этот Совет должен стать профессиональной и моральной основой для властей Украины и международных еврейских организаций в определении статуса и архитектурного характера мемориальных сооружений в местах массовых захоронений жертв Холокоста;

- просить содействия у президента и правительства Украины, глав областных администраций Украины, у лидеров крупнейших международных еврейских организаций, у всех людей, кому небезразлична память о Холокосте, поддержать нашу инициативу, придав ей необходимые правовые и организационные формы.

Мы надеемся, что независимая и демократическая Украина покажет пример нового отношения к памяти одного из самых многострадальных этносов, составляющих её народ. Пора собрать камни Холокоста, разбросанные по всей Украине, и, в первую очередь, камни Бабьего Яра!


1. Игорь Безчастнов, арх., кандидат архитектуры, член-корр. УАА, Нью-Йорк, США

2. Андрей Боков, арх., доктор архитектуры, член-корр. РАА и МАА, Москва, Россия

3. Александр Бураковский, писатель, к.т.н., Нью-Йорк, США

4. Яков Готтисман, бизнесмен, Иерусалим, Израиль

5. Леонид Грош, общественный деятель, Иерусалим, Израиль

6. Михаил Хейфиц, общественный деятель, писатель, Иерусалим, Израиль

7. Ирма Каракис, арх., кандидат архитектуры, Нью-Йорк, США

8. Сэм Клигер, доктор социологии, Нью-Йорк, США

9. Альберт Крыжопольский, арх., Бонн, Германия

10. Дэниел Либескинд, арх., Нью-Йорк, США

11. Григорий Манюк, телепублицист, Берлин, Германия

12. Евгений Оленин, арх., член-корр. УАА, Нью-Йорк, США

13. Леонид Розенберг, ветеран 2-й Мир.войны, общественный деятель, Нью-Йорк, США

14. Софья Шнейдер, еврейский общ. деятель, Торонто, Канада

15. Фира Стукельман, еврейский общ. деятель, Нью-Йорк, США

16. Яков Сусленский, общ. деятель, совет.диссидент, Иерусалим, Израиль

17. Виктор Топуз, арх., кандидат архитектуры, Сидней, Австралия

18. Вера Токарева, кинорежиссер, Москва, Россия

 

"Круглый стол" на радио "Свобода"

Быть ли музею в Бабьем Яру?

Проект Музея Холокоста в Бабьем Яре (архитектор - А.Крыжопольский)

Ведущий Лев Ройтман: Передо мной фотографии музея, имеющего форму шестиконечной звезды - щит Давида, еврейская звезда. Музей вырастает из холма. Своим основанием звезда уходит в землю - символ гибели шести миллионов евреев, истребленных нацистами за то и единственно за то, что они евреи. На других фотографиях внутренние помещения музея-мемориала. Нет, это не музей Холокоста в Вашингтоне и не Яд Вашем в Иерусалиме, это музей Катастрофы в Киеве, в Бабьем Яру, где началось массовое уничтожение евреев. Но этого музея там нет, и передо мной - снимки макета. Его создал архитектор Альберт Крыжопольский, киевлянин, лауреат Государственной премии Украины, автор киевского музея Михаила Булгакова, Педагогического и Медицинского музеев Украины. Сейчас он живет в Бонне, в Германии, откуда и прислал мне фотографии своего проекта, проекта для Киева, для Бабьего Яра. Альберт Крыжопольский участвует в нашей передаче по телефону из Бонна. Другие участники разговора: из Киева наш корреспондент Сергей Киселев; из Москвы Роман Спектор - президент Еврейской культурной ассоциации, президент Конгресса национальных объединений России. С первым вопросом к автору проекта - Альберту Крыжопольскому. Альберт Михайлович, не буду спрашивать, почему этот музей нужен. Я вспоминаю стихотворение Ильи Эренбурга "Бабий Яр", оно было написано еще в 44-м году, за семнадцать лет до знаменитого "Бабьего Яра" Евгения Евтушенко. Вот строки Эренбурга:

Мое дитя! Мои румяна! Моя несметная родня!
Я слышу, как из каждой ямы вы окликаете меня...

Этим все сказано. Какая поддержка, по-вашему, должна прийти от украинских властей, чтобы музей-мемориал в Бабьем Яру стал реальностью?

Альберт Крыжопольский: Мы отлично понимаем, что Украина сейчас находится в таком экономическом положении, что ей очень сложно строить такой музей. Поэтому в Германии в настоящее время де-факто существует уже организация, которая готова взять на себя все заботы о строительстве музея: сбор средств, организацию строительства и так далее. Вот мы уже сделали этот проект, именно эта организация сделала. Что нужно от Украины? От Украины мы просим, чтобы нам выделили место в районе Бабьего Яра, где бы можно было это создать. Конечно, если Украина пожелает и сможет чем-то еще помочь, если сможет выполнить, допустим, "нулевой" цикл или любые другие работы - прекрасно! Это уже надо конкретно обговаривать, что она в состоянии, и что она хочет сделать. Все остальное мы берем на себя. Мы постараемся организовать работу, собрать необходимые средства и все необходимое сделать.

Лев Ройтман: Спасибо. А теперь в Киев к Сергею Киселеву. Сергей Владимирович, вы живете в Киеве, вы киевлянин. Ваша оценка ситуации на Украине - психологической, в частности? Насколько реально ожидать поддержку от украинских властей?

Сергей Киселев: В принципе, украинские власти могут поддержать идею создания музея Холокоста, потому что, если это за чужие деньги, то нет и особых проблем. Место для этого музея есть. Между памятником, который поставлен в Бабьем Яру в 77-м году по распоряжению Щербицкого (этот памятник не имеет к еврейской трагедии никакого отношения), и самим местом расстрела, где в начале перестройки еврейская община Киева поставила свой памятник, большую менору, места достаточно, чтобы построить музей, и нужно именно там этот музей строить. Сложнее, мне представляется, будет с проблемой мировоззренческо-идеологической, потому что, если это музей Холокоста, тогда нужно говорить и об участии украинского полицейского батальона в расстреле евреев в Бабьем Яру, и о транспарантах, которые там висели: "Выполняя волю украинского народа". Нужно говорить об антисемитизме в Украине, о его истоках, о том, что украинская литература второй половины Х1Х века была в значительной степени литературой антисемитской, что наш великий поэт Тарас Григорьевич Шевченко писал столь неуважительно о евреях, что это воспитало многие поколения антисемитов в Украине. Нужно говорить о ситуации с жертвами Холокоста, о тех, кто пережил Бабий Яр - 25 человек таких осталось, из них четверо проживают в Киеве, и живут они в ужасных условиях. Нужно говорить и о том чудовищном памятнике, о котором я сказал. Нужно говорить о тех, кто сегодня извращает трагедию Бабьего Яра и пишет в газете "Вечерний Киев", что вообще там никаких евреев не расстреливали. То есть, нужно так много сказать, если делать честный музей... А вряд ли экспозиция может отличаться от того замечательного внешнего вида этого музея, о котором только что было сказано. И значит, здесь должна быть экспозиция тоже честная. А честную экспозицию в Украине, мне кажется, пробить, создать, заставить, чтобы она была такой, будет достаточно сложно. Вот в этом я усматриваю сегодня главную проблему музея Холокоста.

Лев Ройтман: И, тем не менее, Сергей Владимирович, думается, что лучше обо всем открыто сказать и тем самым подвести черту под тем историческим периодом, о котором вы говорили - под замалчиванием и извращением истории. Так, наверное, будет лучше всем. В первую очередь, быть может, Украине. С вопросом в Москву: Роман Спектор, подобный проект - это проект памятника не только евреям, погибшим в Бабьем Яру, киевским евреям. Бабий Яр - это начало массовой Катастрофы европейских евреев. Их уничтожали гитлеровцы и до Бабьего Яра, но Бабий Яр - это место первого массового уничтожения. С вашей точки зрения, чем могут быть полезны Москва, московское еврейство, московские еврейские организации в реализации подобного проекта?

Роман Спектор: Мне представляется, что Украина, как независимое государство, не может отмахнуться от своего советского прошлого, и здесь необходима принципиальная позиция властей, независимо от того, насколько это будет отягощать бюджет. Именно принципиальная позиция, честный подход к тем лживым формам памятования, к тем странным памятникам, которые стояли не только в Украине, но и в других ныне независимых государствах. Это вопрос моральной ответственности государства. И оно должно опереться на общественность. Это не просто важно, это решительно необходимо, ибо без широкой общественной поддержки деятельность такого музея будет невозможна. Потому что музей - это не только архитектура, музей это не только его экспозиции. Это те реальные программы просветительского и разъяснительного характера, которые должны выйти далеко за пределы музея, должны вторгнуться в систему образования и сделать ситуацию необратимой. Холокост как еврейская проблема имеет значение не только для евреев - это факт геноцида в ХХ веке, это продукт государственной доктрины уничтожения народов и меньшинств, потому что в эту доктрину попали не только евреи, но и цыгане, и другие социальные группы. Именно это обстоятельство должны учитывать профессионально действующие институты во всех странах. И ведь это очень характерно, и вы это упомянули, что в Вашингтоне был построен первый музей Холокоста, первый центр, который имеет очень широкую просветительскую программу. Мне представляется, что сегодня, когда так называемый "большой договор" между Россией и Украиной имеет массу, как недоброжелателей, так и сторонников, когда есть масса резонов, чтобы его принятие ускорить или его заморозить, в этот договор следовало бы включить и положение о взаимной ответственности за правду, за историю, в которой мы вместе жили. А сейчас каждый старается на свой лад и на свой вкус отмывать эту историю. Мне представляется, что, безусловно, первенство здесь должно быть у Украины, потому что именно там впервые за всю историю восточной кампании гитлеровского рейха была предпринята акция массового уничтожения евреев. И мне кажется, что пример Украины был бы замечательным первым шагом, которому могли бы последовать и другие, ныне уже независимые государства.

Лев Ройтман: Спасибо, Роман Спектор. Отсюда, из Праги, добавлю, что подобный музей, если он будет создан в Киеве, в Бабьем Яру, будет и символом позора для российских деятелей типа баркашовых, макашовых, илюхиных и прочих. Альберт Крыжопольский, вы уехали из Киева два года назад. Кроме нескольких музеев в Киеве, вы были автором дизайна для экспозиции о жертвах чернобыльской катастрофы, эта экспозиция ездила по всему миру. Уже оказавшись в Бонне, вы создаете проект музея-мемориала жертвам Катастрофы, который, по вашему замыслу, должен быть поставлен в Киеве. Естественно спросить: почему подобный проект не был создан, когда вы жили в Киеве?

Альберт Крыжопольский: Дело в том, что я пытался поднять этот вопрос еще в Киеве, но везде почему-то всегда наталкивался просто на стену молчания. А молчать дальше нельзя, ведь вы смотрите - почти 25 лет понадобилось для того, чтобы поставить хоть какой-нибудь памятник, для того, чтобы зафиксировать факт того, что это вообще произошло, и то с такими очень большими оговорками. Но уже прошло больше пятидесяти лет после войны, и до сих пор нет музея. Ведь недостаточно зафиксировать только факт, надо дать возможность людям осознать, почему это произошло, как это произошло, что надо сделать, чтобы этого не повторилось никогда. Нацисты, которые в 33-м году пришли к власти, нашли в евреях козла отпущения. Но могут появиться - и появляются! - другие идеологии, которые найдут кого-то другого. Уже появилось понятие "люди кавказской национальности", очень нехорошее отношение к туркам, к полякам, ко многим другим. Ведь каждый из этих народов может стать следующей жертвой. Надо осознать, почему и как трагедия произошла, чтобы больше не допустить этого. И если будет создан такой музей, он напомнит, он заставит людей задуматься: как можно только за национальное происхождение уничтожать миллионы людей! Уничтожено 6 миллионов. Для того, чтобы только назвать их имена, если говорить круглосуточно, 24 часа в сутки, необходимо больше года. Только вдуматься в эти цифры! А ведь сейчас мы живем в других условиях, другие орудия уничтожения и если произойдет новая подобная катастрофа, будет намного больше погибших. Поэтому, мне кажется, этот музей необходимо делать. И еще хочу добавить к тому, что было сказано: да, были и полицаи, которые занимались этим, но и были же сотни, тысячи людей, которые, рискуя своей жизнью, спасали евреев. Да, было разное, но возьмите - Америка тоже проявила в свое время безразличие к евреям, когда закрыла двери для въезда тех, которые хотели эмигрировать из Германии после прихода нацистов к власти. Но это не помешало им создать музей Холокоста. В Германии, на территории которой зародился нацизм, на территории которой он вырос, на территории которой созрела эта идеология уничтожения евреев, чуть ли не в каждой земле есть памятник погибшим евреям, чуть ли не в каждой земле есть музеи, сейчас создается в Берлине музей Холокоста. Если даже были ошибки, проще их признать, чем все время замалчивать и делать какие-то непонятные движения.

Лев Ройтман: Спасибо, Альберт Крыжопольский. Думаю, что подобный музей в Киеве, в Бабьем Яру будет и местом поминовения жертв, и местом национального примирения. И он необходим не только Украине, он необходим всему бывшему Советскому Союзу, России, необходим всему миру. И, кстати, что касается подобных мемориальных проектов, то Стивен Спилберг, великий, можно сказать, американский режиссер и продюсер, который снял в 93-м году фильм "Список Шиндлера", после этого три года не мог приступить к другим кинопроектам, настолько был потрясен. Он выделил 85 миллионов долларов на сбор документов, кинодокументов, свидетельств тех, кто пережил Катастрофу. И этот архив постоянно пополняется, собранная документация будет выставлена вот в том музее-памятнике, который планируется строить в Берлине. Спилберг хочет, чтобы все это было выставлено именно в Германии. Так что, и в Киеве не поздно, никаких непреодолимых препятствий, наверняка, нет, и дело, это необходимое.

Сергей Киселев: Я совершенно согласен с Вами, что музей Холокоста может стать в Киеве местом национального примирения. Но, тем не менее, он должен стать и местом национального покаяния. Ведь, в конце концов, смогла же католическая церковь Франции несколько лет назад попросить прощения у еврейского народа за то, что ее иерархи молчали, когда в годы Второй Мировой войны 76 тысяч французских евреев вывезли в нацистские лагеря смерти. Украина сегодня является как бы замкнутой на себе страной, где так много проблем самого украинства, которые тоже очень долгие годы замалчивались, что Украине иногда кажется, что ей не до евреев, благо, осталось их всего-то менее 200 тысяч человек, а по переписи 89-го года их было более полумиллиона здесь. Следовательно, это, действительно, музей не только для евреев, не только о трагедии еврейского народа, это музей о трагедии человечества. Это музей для украинцев, для русских, для всех. Но без национального покаяния, без того, чтобы на примере этого музея воспитывались новые поколения граждан Украины, вряд ли сегодня можно себе представить, что этот музей будет в Киеве важен для кого бы то ни было, кроме как для Запада, и для тех евреев, которые сюда приезжают или здесь живут. Кстати, в Украине 633 братских могилы расстрелянных евреев. В Украине сегодня ситуация парадоксальная: в Киеве поставили за Бессарабским рынком замечательный памятник Шолом-Алейхему, рядом открыли мемориальную доску на доме, где родилась Голда Меир, и в то же время Украина, украинское государство пока не готовы к тому, чтобы трагедию еврейского народа, трагедию Холокоста воспринимать как трагедию собственную.

Лев Ройтман: Спасибо, Сергей Киселев. Ну что ж, те, кто захотят откликнуться на эту передачу, пусть пишут на Радио Свобода, мы перешлем ваши отклики Альберту Крыжопольскому в Бонн. А для тех, кто захочет написать ему непосредственно в Германию, вот его адрес: Albert Krischopolskij, 53229 Bonn Am Ennertbad 34. Телефон в Бонне: (0228) 43-20-24.

 

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА БУДУЩЕЕ

Архитектурный проект мемориала жертвам Холокоста в селе Богдановка Николаевской обл.
Авторы - Е. Оленин, Г. Кац и др.
1992 - 2001

Сегодняшняя вспышка национального достоинства на Украине не должна заставить нас забыть тот транснациональный деспотизм, который 60 лет назад поставил европейских евреев на грань уничтожения. Речь идет именно о транснациональном геноциде евреев, т.к. вопреки распространненому убеждению, в тотальном уничтожении евреев участвовали не только нацисты Германии, но и Польши, Румынии, Венгрии, Литвы, Украины. Но только лидеры Польши, Литвы и католической церкви публично принесли извинения евреям за участие в этих злодеяниях.
Сейчас, после трагедии 11 сентября 2001 года, когда мы как бы учимся заново думать, прошлое кажется нам намного сложнее цинично придуманного мифа об "интернациональных жертвах нацизма". Увы, этим прошлым продолжают дорожить бывшие советские функционеры и навсегда прилипшие к ним некоторые члены многочисленных национально-культурных обществ и землячеств, действующих в постсоветской Украине. Великое лицемерие и в России, и в сегодняшней Украине заключается в том, что там всё еще имеются значительные силы, которые хотят, чтобы геноцид евреев был стёрт или же в значительной степени нивелирован в памяти потомков.
Давайте называть вещи своими именами. Обладая некоторым знанием вопроса, берусь утверждать, что современным антисемитам очень выгодна "интернациональная" постановка вопроса об увековечении трагедии украинских евреев. Ведь тогда будет окончательно "закрыт" вопрос об ответственности других народов перед евреями за геноцид. Никогда не надо забывать, что в массовых казнях евреев на Украине, в том числе и в Бабьем Яре, в большинстве случаев участвовала украинская полиция. Именно здесь висели их транспаранты "Выполняя волю украинского народа...".
При этом нельзя не вспомнить и о традиционном антисемитизме на Украине, о его истоках и о том, что украинская литература с середины 19 века была литературой в значительной степени антисемитской: великий поэт Тарас Шевченко писал о евреях столь неуважительно, что это воспитало многие поколения антисемитов на Украине. Нужно говорить об этом так же внятно, как и о многом другом, что мешает становлению межобщинных отношений и, соответственно цивилизованному развитию украинского общества.
Десятки лет большевики старались стереть память о погибших евреях. Поэтому нужно и должно говорить об увековечении всех многочисленных и забытых мест на Украине, где покоятся останки жертв Холокоста. Нужно говорить и о тех, кто, извращая трагедию, лжет, что в Бабьем Яре евреев вообще не расстреливали. Нужно рассказать миру и о циничной истории памятника, поставленного в 1977 году в Бабьем Яре по распоряжению советских властей, который не имеет к еврейской трагедии никакого отношения. Достаточно вспомнить, что до последнего времени над большинством из 663 (!) братских могил жертв Холокоста на Украине находились стыдливые таблички с лицемерными штампами: "Здесь похоронены тысячи советских людей". Ничто не говорило о том, что в этих местах похоронены евреи - жертвы геноцида. Нужно рассказать и о других забытых местах Катастрофы украинских евреев не менее масштабных, чем трагедия в Бабьем Яре.
Нужно также понять, что Холокост как еврейская проблема имеет значение не только для евреев - это самый значительный факт геноцида в 20-м веке, это продукт государственной доктрины уничтожения народов и меньшинств, потому что в эту доктрину попали не только евреи, но и цыгане, и другие этно-социальные группы. Эта доктрина имела место и в Кампучии, и в бывшей Югославии, и в Ираке. Вот почему Украине так необходим свой Мемориал и свой Национальный музей Холокоста.

* * *

На протяжении почти 60 лет другая прогрессивная Украина пытается создать Мемориал на месте Бабьего Яра. Прошло достаточно много лет с тех пор, когда известный украинский дизайнер, автор экспозиций музея Булгакова, Педагогического и Медицинского музеев в Киеве, лауреат Государственной премии Украины Альберт Крыжопольский создал проект мемориально-музейного комплекса "Бабий Яр", вызвавший глубокий интерес у профессиональной общественности. Я был свидетелем той бешеной работы, когда мастер и его коллеги, запутавшись в смене дней и ночей, творили столь необходимый образ Мемориала. Выполненный, что называется, на международном уровне, он с большой художественной точностью выражал значение этого места и событий, которые здесь происходили.
Мы все хорошо помним, что трагедия Бабьего Яра стала частью истории правозащитного движения на Украине. Именно с ней была связана история противостояния украинской интеллигенции государственному террору. Достаточно вспомнить, что еще в 1959 году Виктор Некрасов в ответ на попытку властей застроить эту территорию выступил с призывом не допустить издевательства над памятью погибших и построить достойный мемориал. Так была предотвращена первая попытка застройки Бабьего Яра.
В 1965 году в архитектурном конкурсе на создание мемориала в Бабьем Яре лучшими были признаны проекты известных киевских архитекторов И. Каракиса и А. Мелецкого. Однако самым впечатляющим был проект, выполненный скульптором А. Рыбачук и архитектором В. Мельниченко под названием "Когда рушится мир", который несколько десятилетий тревожил умы украинской общественности. И это все постарались забыть нынешние геростраты! Увы, если говорить образно, таких "забывчивых" и одновременно суетных людей всегда гораздо больше, чем их деяний. Печально, но их достаточно и в еврейских организациях. Вот и сейчас честный и профессиональный проект они заменили бесконечной словесной шелухой "о границах охранной зоны", "о строительстве мемориально-просветительского комплекса с новой концепцией", "об интернациональном характере экспозиции" и т.п. В результате был наскоро слеплен новый архитектурный "конкурс", так же быстро определены "победители" и оглашено решение о строительстве "Общинного культурно-просветительного центра". Никто не сомневается, что методология проведения подобных мероприятий позаимствована пиарщиками "джойнтовского" проекта у большевиков.
А ведь известно, что организация подобных архитектурных конкурсов формируется на ином, более весомом международном уровне. Смотрите, как в пылу жарких дискуссий, максимально публично, на глазах у всего мира, в обстановке высочайшей компетентности и профессионализма рождается сейчас в Нью-Йорке Мемориал "11 СЕНТЯБРЯ"!
В Киеве все произошло с точностью до наоборот. В итоге тема Мемориала вышла из-под контроля общественности и перешла в русло чисто коммерческого проекта. Трагедия Бабьего Яра переросла в циничный фарс. Так деградирует общество и так деградирует мораль, ибо проектировать и строить культурный центр в местах массовых казней и захоронений людей есть непростительное кощунство, которое противоречит основным канонам иудейско-христианской этики.
С подобной профанацией "стройки во имя стройки" (разумеется, и получения многомиллионных грантов) столкнулись и мы, когда в течение 12 лет продвигали проект мемориала "Дорога смерти" в Одессе, Одесской и Николаевской областях.

На месте массовых расстрелов евреев

Новоиспеченные энтузиасты из наскоро сколоченного культурного общества, состоящего только из них самих и подпитываемого из-за рубежа финансовыми идеями "Джойнта", вот уже несколько лет торпедируют нашу многолетнюю работу проектированием дублирующего мемориала на месте старого еврейского кладбища, спекулируя на том, что оно действительно было сначала закрыто властями в 1949 г., и в последующем, в 70-е годы, неоправданно снесено, но где ничто и никогда не было связано с известными событиями Холокоста в г. Одессе. 240 000 одесских и бессарабских евреев были согнаны со своих мест и уничтожены румынскими оккупационными властями в отдаленных местах Одесской и Николаевской областей: Дольник, Березовка, Виноградное, Мостовое, Доманевка, Карловка, Сухой Яр, Ахмечетка, Богдановка и многих др. Однако устроители этой кощунственной затеи, преследуя по подобию киевлян те же коммерческие цели, упрямо пытаются привлечь к этому, казалось бы, бесперспективному делу деньги и влияние "Джойнта".
Подобных примеров может возникнуть великое множество, когда нищета постсоветской интеллигенции заставляет ее становиться прислужницей идей и дурного вкуса любого заезжего спонсора, способного задешево "пристроить" любую халтуру к очередной скорбной годовщине или к приезду vip-персон различного масштаба. Отсюда и тиражированные меноры и "раздирающие душу" скорбящие матери, унижающие своим ремесленным штампом значимость подобных сооружений.
Представляют ли подобные функционеры украинскую еврейскую общественность на местах, когда известно, что к их структурам причастно не более 10% евреев, проживающих на территории современной Украины? И могут ли отдельные, порой одиозные личности представлять волю большинства еврейской общественности и, таким образом, всей диаспоры, проживающей сегодня в разных странах мира?
Таких вопросов возникает великое множество, и ответ на них постоянно повисает в воздухе...
В этой связи можно согласиться с идеей, что решение таких важных вопросов как создание мемориалов в столь значимых местах как Бабий Яр, Богдановка, Одесса, Доманевка, Мостовое, Ахмечетка, Бершадь, Дробицкий Яр, Винницкая, Иерусалимка, где соответственно было уничтожено более 100 000, 50.000, 20.000, 10.000 жертв, нельзя делегировать ни политическим организациям, ни властям, ни, тем более, отдельным заинтересованным личностям.
Может быть, действительно, по примеру Нью-Йорка, выработать другие формы создания Мемориалов, объявляя международные конкурсы, программу и жюри которых должна сформировать неправительственная, компетентная и независимая организация - возможно, созданный для этих целей Международный Мемориальный совет по увековечению памяти жертв Холокоста на всем постсоветском пространстве.
При этом трудно не разделить тревогу украинского правозащитника Зиновия Антонюка, который, опасаясь спекуляций на параде символов, происходящих сейчас в Киеве, считает Бабий Яр, прежде всего, местом еврейской скорби: "Это место скорби нужно оставить в покое, сохранив в нём все как есть...", возможно, создав зону для раздумий (примеч. автора). Мне кажется, что в этом предложении есть определенный, возможно, даже философский смысл и одновременно - отправной тезис к созданию конкурсной программы для определения будущего этой территории. Вот только кто возьмет на себя роль сталкера, ответственного за будущее этого страшного места? Наверное, только международная общественность в лице упомянутого Международного Мемориального совета, на который будет возложена особая миссия в этом многотрудном процессе. Только тогда можно будет заставить центральную власть пойти по такому пути, т.е. взять на себя ответственность за будущее Бабьего Яра, направляя решение конфликта в цивилизованное русло.
Ну, а если вдуматься, то становится ясным ещё и другое. Наверное, ещё долго народ Украины не будет готов сооружать интернациональные мемориалы. И, в первую очередь, с позиции нормальной человеческой морали. Послевоенная история Бабьего Яра доказала, что на этом месте нельзя строить подобный комплекс, не нарушая морально-этических норм разных народов. Действительно, очень трудно посещать могилы, особенно когда под одним камнем лежит 100 000 разных людей. При этом я уверен, что и правительство Украины, и мировая еврейская община, предки и близкие которых уничтожены нацистами, в состоянии выполнить свой моральный долг, остановив вакханалию вокруг Бабьего Яра, изыскать возможности и призвать в свои ряды лучших интеллектуалов мира, чтобы честно и достойно возвести столь значимый для человечества Мемориал и Музей Катастрофы украинских евреев.

Евгений ОЛЕНИН,
член-корреспондент
Украинской Академии архитектуры,
е-mail: eolenin@hotmail.com
тел: (917) 543-2752

Вернуться на главную страницу


 
СЕРДЕЧНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ
mz
Слово редактора
mz
mz
У нас в Америке
mz
 
Дайджест "МЗ"
mz
mz
mz
mz
mz
mz
mz
АтлантИдиш
mz
mz
Парк культуры
mz
Почти Серьезно
mz
Будьте здоровы
mz
mz
mz
mz
mz
Архив
 
 
israelinfo.ru - Израиль на ладони
Dolfi
Ben Zion. Еврейский ответ на еврейский вопрос. Все о сынах Сиона в мире и пост-советском пространстве. Обсуждение актуальных проблем антисемитизма и шовинизма. Множество статей о еврейской культуре. Еврейские анекдоты. Еврейская музыка. Еврейская литература

Ami 24273 байт

redlights.gif
languages-study.gif
jew_p.gif
supreme.jpg
Jerusalem Chronicles

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Электронный адрес, по которому вы можете обращаться к нам :

shkolnik2002@yahoo.com

Главный редактор – Леонид Школьник   

 © Все права на материалы, находящиеся на сайте   http://www.newswe.com     охраняются  в соответствии  с международными законами, в том числе положением об авторском праве.  При любом использовании материалов сайта  ссылка на www.NewsWe.com обязательна.