Наши традиции

 

Раввин Пинхас Гольдшмидт
о генно-модифицированных продуктах

Глава раввинского суда в странах СНГ и Балтии, главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт принял участие в дискуссии, организованной по инициативе фракции "Единая Россия" Московской городской Думы. Участники "круглого стола", ученые, эксперты, представители конфессий рассмотрели различные аспекты предложенной для обсуждения организаторами актуальной проблемы: "Продовольственная безопасность. Генно-модифицированные организмы (ГМО) -скрытая угроза здоровью москвичей".

Выступающие отметили, что идея использования ГМО, возникшая как путь для обеспечения беднейших стран продовольствием, приобрела на современном этапе очертания угрозы здоровью миллионам российских граждан.
Исследования показали, что отсутствие контроля над производителями и безответственность в погоне за коммерческой выгодой могут привести к резкому росту числа онкологических заболеваний, бесплодию, аллергии, высокому уровню смертности и заболеваемости новорожденных, уменьшению численности и даже исчезновению многих видов животных и растений.
Было отмечено, что границы нашего государства сегодня прозрачны для проникновения генно-модифицированных технологий, необходимы исследования отдаленных последствий применения этих технологий, реальна опасность использования ГМО в качестве генетического оружия. Участники "круглого стола", депутаты, ученые и религиозные деятели приняли обращение к мэру Москвы с призывом объявить столицу России зоной, свободной от ГМО. Предлагаем вам текст доклада главы раввинского суда Пинхаса Гольдшмидта.

Здравствуйте, уважаемые господа!
Я, главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт, имею честь поблагодарить вас за приглашение на "круглый стол", где обсуждаются проблемы, связанные с проникновением на рынок большого количества трансгенной продукции, и попытаюсь высказать позицию иудаизма на этот счет. Начну с небольшого предисловия.
Еврейская традиция включает в себя письменную и устную Тору. Письменная Тора - это Пятикнижие Моисея, книги Пророков и Писаний, в нееврейской терминологии именуемые "Старым Заветом". Устная Тора - это подробнейшее разъяснение 613 заповедей, источником которых является Тора письменная, комментарий и своего рода инструкция к их исполнению. Положения устной Торы собраны в Мишне (кратком своде положений устной Торы, записанном в I-II веках нашей эры) и Талмуде (всестороннее обсуждение положений Мишны, окончательно отредактирован и записан в IV веке нашей эры). Также во все эпохи появлялись новые кодификации Галахи (религиозного законодательства), конкретизирующие положения Талмуда, адаптирующие их к реалиям изменяющегося мира (точнее адаптирующие реалии той или иной эпохи к Торе), и процесс этот продолжается до сих пор как ответ на новые вопросы и вызовы.
Итак, 613 заповедей Торы включают в себя как предписания, так и запреты; одна из запрещающих заповедей - запрет так называемых Килаим - смешений разных видов растений и животных. В частности, эта заповедь включает в себя запрет засевать поле одновременно двумя или более видами растительных культур, случать животных двух разных видов (например, лошадь и осла) с целью получения потомства и даже запрягать животных разных видов в упряжку или плуг. Запрещено также изготовлять и носить в качестве одежды ткань, сделанную одновременно из шерсти (имеющей, как известно, животное происхождение) и льна (ткани растительного происхождения). Отметим, что этот запрет не касается смешения, к примеру, льна и хлопка, которые оба имеют растительное происхождение, не говоря уже о синтетических тканях. Итак, является ли генная инженерия нарушением запрета Килаим? Если сформулировать вопрос шире - является ли попытка человека "усовершенствовать" Б-жественное Творение легитимной с точки зрения закона и религиозной этики?

Генная инженерия: научная основа и галахический взгляд

В Вавилонском Талмуде, трактат Ктубот (111-б), находим: "В будущем пшеница будет высокой, как пальма, и будет достигать вершин гор. И чтобы не сказал ты, что будет невозможно жнецам скашивать ее… Вс-вышний будет посылать ветер, который будет дуть на нее и сдувать вниз ее зерна, и люди будут выходить в поле и приносить ее домой горстями, и будет от этого пища им и их семьям…" Также сказано: "В будущем зерно пшеницы будет величиной с две почки большого быка".
Рамбам (Маймонид, родился в 1135 году в Кордове, Испания, умер в 1204 году в Каире) в комментарии к Мишне (трактат Сангедрин, глава "Хелек") пишет, что в этих словах можно видеть намек на необычайное изобилие, которое наступит в будущем. Можно было бы предположить, что таким образом Галаха предвидела возможность совершенствования Творения посредством генной инженерии (действительно ли так?) и выражение стремления к тому, что создания достигнут своей совершенной формы.
В Иерусалимском Талмуде мы видим еще более смелые высказывания: "Сказал рабби Йегошуа Бен Ханания: могу я взять кабачки и арбузы и превратить их в оленей и ланей, и будут они порождать оленей и ланей".
Однако, когда мы переходим от талмудических притч к практическим вопросам, современные раввины говорят: "Вопрос дозволенности занятием генной инженерией - принципиально новая тема, требующая досконального изучения".

Вмешательство в процесс Творения

Дискуссия по этому вопросу возвращает нас в какой-то мере к теме Килаим. В центр этой дискуссии можно поставить высказывание Рамбана (известного как Нахманид, жил в XI веке в Испании, умер на Земле Израиля в 1270 году) в комментарии на заповедь Торы касательно запрета Килаим: "Говорит Тора: "Скотину твою не случай два разных вида, поле твое не засевай двумя разными видами". Рамбан дистанцировался от мнения Раши (известнейшего комментатора Торы и Талмуда, жившего в IX веке во Франции), который утверждал, что эта заповедь - как "царский приказ", в котором нет рационально объяснимой причины. Рамбан считал, что даже в "необъяснимых" заповедях присутствует смысл и польза, которые мы можем для себя сформулировать. Он объяснял эту заповедь так: "Творец Вселенной создал разные виды, дав им силу плодиться и размножаться таким образом, чтобы они производили себе подобное и не изменялись вовеки. Потому скрещивающий два разных вида подвергает сомнению в совершенстве Б-жественного Творения, будто пытаясь создавать "новые создания". Как доказательство тому, что скрещивание разных видов растений и животных противоречит природе, Рамбан привел факт, что животные особи, получаемые путем скрещивания различных видов (мулы - и т. п.), не способны давать потомство.
Еще одно, дополнительное объяснение запрета Килаим, которое можно рассматривать как углубление первого, заключается в том, что скрещивающий разные виды аннулирует действие небесных законов, управляющих каждым из видов созданий.
Слова Рамбана имели большой резонанс. Его объяснение приводится также в книге "Сефер а-Хинух", в Заповеди 62 он пишет: "Мы удерживаемся даже от допущения мысли - несмотря на то, что сделано нашими руками, - совершить действие, указывающее на желание "заменить" что-либо в деяниях Вс-вышнего".
Однако Рамбан высказал эту идею в качестве "объяснения смысла заповедей", а такие объяснения обычно мало влияют на установления Галахи. Тем не менее с мнением Рамбана считались, вынося различные галахические решения. Вместе с тем здесь место упомянуть, что даже в отношении производства мулов (гибридов лошади и осла) мы находим у мудрецов положительное отношение: "На исходе Субботы дал Вс-вышний разум человеку, подобный Высшему… И привел двух животных, скрестил их друг с другом и родился от них мул". Согласно этому подходу можно видеть в занятии генной инженерией как бы соучастие с Творцом в процессе творения.
Весьма целесообразно было бы рассмотреть позицию Рамбана с точки зрения современного научного знания. Рамбан утверждал, что скрещивание видов - действие отрицательное, так как противоречит природе Творения. Однако на это можно возразить, что, как известно сегодня, различные процессы, изменяющие наследственность видов, происходят и в природе. Например, это различные вирусы и микробы, обосновывающиеся и паразитирующие в организмах растений и животных (по сути, природным путем используется возможность микроорганизмов быть посредниками, способными передавать растениям или животным желаемые качества, как и при создании трансгенной продукции). Также могут происходить наследственные изменения в самом данном виде посредством мутаций, изменяющих конфигурацию молекул ДНК без вмешательства человека.
Скрещивание - в своей самой примитивной форме, форме привития - происходит иногда и в природе. В свете всего этого можно прийти к заключению, что принцип передачи генетического материала (ДНК) от одного биологического вида другому не является в обязательном порядке нарушением законов, установленных Творцом в мире, а лишь использованием заложенного Им же потенциала. Таким образом, подобная передача может быть разрешена Торой, если соблюдаются два обязательных условия:
а) нет прямого галахического запрета на данное изменение вида;
б) действие направлено на то, чтобы принести пользу человеку, действительно способно ее принести, не представляет собой опасности для здоровья и т. п.
Эта идея выражалась в разных формах известными раввинскими авторитетами, и р. А.И. Кук, первый главный раввин Израиля, высказывался на эту тему.
Тем не менее, несомненно, нужны большая осторожность и ответственность тем, кто занят в данной области и в любых других областях человеческой деятельности по преобразованию мира. Этим людям надо помнить, что сказали еврейские мудрецы: "Смотри на деяния Творца, ибо кто может исправить то, что испорчено? Когда сотворил Вс-вышний первого человека, выкорчевал Он у него на глазах все деревья Сада Эденского - и тут же вернул обратно. И сказал Вс-вышний человеку: "Смотри на деяния Мои, как хороши они; и все, что сотворил Я - для тебя сотворил. А потому - будь осторожен, чтобы не испортить и не разрушить этот мир, данный тебе Мной в подарок!"
В нашем обсуждении мы сосредоточились на галахическом и религиозно-этическом взгляде на биотехнологию растений. Но на практике помимо галахических вопросов проблема эта имеет также международное значение. Опасаясь ущерба, который мы можем нанести окружающей природе изменением биологических видов, авторитетные международные круги (особенно в Европе) стараются ограничить проникновение трансгенных продуктов в пищу, в одежду, в другие области потребления как по религиозным соображениям, так и по медико-экологическим. Время покажет, удастся ли пресечь или ограничить распространение трансгенной продукции в обиходе людей.

"Еврейский журнал", Москва

Вернуться на главную страницу


О заповеди почитания родителей

Дмитрий ПОЗНЯК, http://www.moshiach.ru

Мы знаем, как было наказано потомство Хама (прародителя всех чернокожих людей) за то, что он "опозорил своего отца" [комм. РАШИ на Берейшит 9:23] - ведь именно из-за этого греха наказание получили все его потомки, как сказано: "Так поведет царь Ашура (Ассирии) пленников из Мицраима (Египта) и изгнанников из Куша (Эфиопии), юношей и старцев, нагими и босыми и с обнаженными ягодицами". Мы помним, что написано о Лаване, брате Ривки - "злодей, ведь опередил ответом своего отца" комм. РАШИ на Берейшит 24:50].

В Торе прямо сказано (Дварим 27:17): "Проклят позорящий отца своего и мать свою". И, напротив, благословение, полученное Шемом (прародитель всей белой расы) и Йефетом (прародитель всей азиатской расы) служит ярким примером награды за то почитание своего отца, которое они проявляли (см. Берейшит 9:23). Однако самой огромной наградой, полученной кем-либо и когда-либо за почитание отца является награда Эсава, он же Эдом (родоначальник всех западно-европейских народов) - в Талмуде прямо говорится, что никто и никогда не оказывал своему отцу таких почестей, как Эсав - величину его награды можно видеть на примере благословения, дарованного всем его потомкам даже и сегодня.

Но попробуем разобраться, в чем же состоит эта заповедь почитания отца и матери, за которую полагается такая награда либо наказание?

Строго говоря, в отношении родителей существует две заповеди. В одном из библейских отрывков (Ваикра 19:3) сказано: "Всякий мужчина матери своей и отца своего бойтесь". Десять же заповедей дают нам наставление (Шмот 20:12): "Чти отца своего и мать свою". Прежде всего, почему, когда Тора повелевает бояться родителей, мать названа прежде отца, в то время как в стихе, где говорится об обязанности чтить своих родителей, первым назван отец?

Дело в том, что дети, как правило, боятся матери меньше, чем отца, и поэтому Тора в данном случае ставит мать на первое место. С другой стороны, ребенку от природы свойственно чтить мать больше, чем отца, и потому в Торе, когда дается повеление чтить своих родителей, отец поставлен на первое место. Все это сказано для того, чтобы мы почитали родителей и благоговели перед ними одинаково. Единственное исключение - это случай, когда мать и отец одновременно дают своему ребенку разные поручения, в такой ситуации он должен сперва выполнить поручение отца, ибо мать тоже обязана чтить своего мужа. Если же отец и мать живут порознь, ребенок обязан выполнять, в первую очередь, поручение того из родителей, с кем он живет либо проводит большую часть времени.

Какова же разница между "бояться" и "чтить"?

"Бояться" означает не перечить словам родителей и не подтверждать их слова, произнося: "Мой отец говорит верно!" или "Мне кажется, что отец прав" - это нарушение заповеди бояться родителей, так как чадо не имеет права давать какую-бы то ни было оценку словам своих родителей. Нельзя стоять или сидеть на месте, которое особо отведено для кого-то из родителей (как дома, так и в любых общественных местах).

"Чтить" означает, что дети должны смотреть за тем, чтобы их родители были обеспечены едой, одеждой и кровом, и заботиться о них, проявлять к ним внимание. Так, их кормят и помогают им одеваться, если они в этом нуждаются, встречают их, когда они приходят в дом детей, и провожают, когда они уходят. Причем очень важно, делать все это доброжелательно, с приветливым выражением лица. Говорят мудрецы, что даже если чадо ежедневно кормит своего отца самой изысканной и вкусной пищей, но делает это сердито, с раздражением - Всевышний наказывает его.

До какой степени дети обязаны почитать родителей? Даже если отец или мать возьмет у своего сына (дочери) принадлежащую ему (ей) полную сумку золотых монет и выбросит ее в море прямо у чада на глазах, то нельзя выставить родителей на позор, сокрушаться перед ними из-за этого или разгневаться на них. Следует снести обиду молча, убоявшись Всемогущего, повелевшего об этой заповеди.

До какой степени дети обязаны бояться родителей? Даже если отец или мать при людях подойдет к своему сыну (или дочери) и разорвет на нем одежду, оскорбит или даже ударит его, то нельзя выставить родителей на позор или как-либо еще причинить им огорчение. Следует снести обиду молча, убоявшись Всемогущего, повелевшего об этой заповеди. Однако, если родитель причиняет своему отпрыску убытки, то разрешается призвать его в суд.

Хотя заповедь относится как к сыну, так и к дочери, написано (Ваикра 19:3): "Всякий мужчина матери своей и отца своего бойтесь". Тора употребляет здесь слово мужчина, дабы научить нас, что мужчина всегда должен слушаться своих родителей, в то время как девушка, выйдя замуж, подчиняется, прежде всего, своему мужу. Ее обязанности в отношении родителей отходят на второй план. Она продолжает исполнять их, только если это не вызывает недовольство мужа. Поэтому, если замужняя девушка получает противоположные повеления от мужа и от родителей, она обязана выполнить желание своего мужа прежде родительской воли.

Некоторые частные моменты выполнения заповеди:

Дети обязаны разговаривать с родителями стоя.

Детям запрещается будить родителей без веской причины.

Если ребенок просит кого-то об одолжении и знает, что его просьба будет исполнена в любом случае - обращается ли он от своего имени или от имени своего отца - следует обратиться от имени отца, чтобы таким образом проявить к нему свое почтение.

Когда мать говорит чаду: "Сделай то-то и то-то", и ребенок исполняет ее просьбу, а потом приходит отец и спрашивает: "Кто просил тебя делать это?!", чадо должно взять всю ответственность на себя и не говорить, что сделало это по просьбе матери, если знает, что отец рассердится на нее.

И даже если отец - негодяй и нечестивец, беззастенчиво нарушающий семь заповедей, дети, тем не менее, обязаны почитать и бояться его. Самое большее, на что имеет право чадо, увидев, что отец поступает неправильно, это спросить его: "Отец, не написано ли в Библии то-то и то-то?" Иными словами, не упрекать отца, а просто задать ему вопрос - то есть поступить тактично.

Детям запрещается позорить своих родителей. Этот запрет относится не только к тому, кто явно неуважительно отзывается о своих родителях, но и к тому, кто проявляет это лишь намеком.

Заповедь о почитании родителей обязательна не только для детей, но и для внуков, правнуков и даже праправнуков, то есть распространяется на четыре поколения. Но все же обязанность почитать отца и мать важнее обязанности почитать деда и бабушку.

Библейский закон запрещает отцу бить своих совершеннолетних детей: таковыми считаются девочка, достигшая двенадцати лет и мальчик, достигший тринадцати лет. Также отец не имеет права создавать в семье тяжелую атмосферу, вследствие которой возникает постоянная боязнь домашних перед ним. Надо быть снисходительным и иногда не замечать, что домашние ведут себя не так, как ему хотелось бы, и не придираться по каждому поводу, требуя уважения и безоговорочного подчинения себе.

Дети обязаны уважать отчима точно так же, как родного отца все время, пока их родная мать жива, а мачеху - точно так же, как свою родную мать все время, пока отец их жив. Согласно библейскому закону, мужчина начинает считаться отчимом с того момента, как они с матерью станут жить вместе (то-есть вступят в близкие отношения). Женщина начинает считаться мачехой с того момента, как они с папой станут жить вместе (то есть вступят в близкие отношения).

Каждый, у кого есть родной или сводный старший брат, обязан проявлять к нему уважение независимо от того, брат ли он по отцу или по матери.

Библейский закон разрешает детям ослушаться родителей только в двух случаях: когда те приказывают им преступить одну из семи заповедей, обязательных для исполнения всем человечеством, или когда чадо хочет жениться (выйти замуж), а родители не дают своего согласия. Тем не менее, даже в этих двух случаях дети обязаны, по мере возможности, соблюдать заповедь о почитании родителей - не ссориться с ними, не грубить им, постоянно подчеркивать свою любовь и свое уважение к ним.

Муж обязан чтить родителей жены, равно как жена - родителей мужа.

Исполнение заповеди о почитании родителей не прекращается после их смерти. В течение 12-ти месяцев после смерти родителей дети, упоминая покойных в разговоре или в письме, должны прибавлять: "Я - искупление его (ее) смертного ложа". Это означает: я готов принять на себя муки, которые грозят душе покойного в духовных мирах. По истечении 12-ти месяцев при упоминании имени покойных родителей прибавляют: "Память о нем (о ней) благословенна на всю жизнь в будущем мире".

Тора проводит четкую параллель между почитанием родителей и чувством боязни перед ними и благоговением перед Всевышним. Смысл этого сопоставления объясняет Талмуд. Отец и мать равноправны со Всевышним в создании человека: родители создают тело ребенка, а Всевышний дает ему душу - оба "вклада" важны в равной степени, так как при отсутствии любого из них человек не может существовать. По словам мудрецов, Всевышний награждает детей за почитание родителей так же, как Он награждает за благоговение, проявленное по отношению к Нему Самому. РАДБАЗ указывает в своем комментарии на Мишнэ Тора (Сефер Мамрим 6:1), что в Иерусалимском Талмуде даже приводится, что человек должен быть более строг в деталях почитания и страха по отношению к родителям, чем в тех же аспектах по отношению ко Всевышнему. Хорошо известно, что наградой за тщательное выполнение заповеди почитания отца и матери является долголетие в этом мире, более того эта награда распространяется и на собственных потомков.

Худ. Виктор Бриндач, "Еврейская музыкальная семья"

Вернуться на главную страницу


ВОСПОМИНАНИЕ
О ВИНОГРАДНЫХ КУЩАХ

Реувен МИЛЛЕР, Иерусалим

Надоело барахтаться в блевотном болоте политики. Хочется иногда и о чем-то радостном! Да и жизнь окружающая способствует. Праздники. Дело святое. И в прямом, и в переносном смыслах. Большая политика затихла. Многочисленные кланы, воюющие по принципу "все против всех", иногда кучкуясь в неискренне-кратковременной дружбе против кого-нибудь, затаились, ушли с авансцены, на которой остались после них лишь кучи грязи и мусора, периодически перелопачиваемые рыскающими среди них средствами массовой информации, дабы миазмы не давали зрителям, то есть нам, простонародью, отвлечься, забыться.
Но и это - так, по инерции. На самом деле, не увлекает. Праздники, господа! Нечего голову политикой забивать! Хоть две-три недели!

И вот уже настает Суккот - предпоследний осенний праздник! Кому-то достанется неделя отпуска, кому-то - для празднования лишь день первый, день последний, но кто-то в середине праздника сможет трудиться по полдня. Нет равенства в Государстве Израиль - явный почерк социалистической его генетики: от каждого, сколько не удержит, каждому - сколько урвет!
"Ибо бывает, что человек трудится мудро, со знанием и умело, а отдает свою долю человеку, кто над этим не трудился; - это - тоже тщета и большое зло!" - осознал и записал Великий Мудрец всего-навсего какие-то три тысячи лет назад. И что с тех пор изменилось? Почему-то в Суккот принято читать соломонову книгу "Коэлет", известную русскоязычному читателю и под названием "Екклесиаст", что переводится с греческого как "проповедник".

А Коэлет, вроде бы, - одно из настоящих имен царя, известного под прозвищем Шломо, то есть "мирный", ибо за период его царствования не случалось военных конфликтов - крупных, по крайней мере. Страна обустраивалась и обстраивалась, развивались науки, искусства и ремесла. На горе Мориа воздвигли великолепный Храм. И когда знаешь обо всем этом, тем более поражает горечь книги "Коэлет", которую даже жаль цитировать, препарируя вивисекторски гениальный текст, на мой взгляд, лучшее, что было вообще написано человеком о природе людской во всей существующей литературе. Она цельна и нераздельна.
Мне кажется, что чтение книги "Коэлет" приобщили к ритуалам Суккот, поскольку она своим пафосом жизненной неудовлетворенности демонстрирует осознание тщетности идеи быстрого преобразования человеческой натуры, с которой в глубине своей связан этот праздник. Ведь откуда он взялся, почему был учрежден?
Начало его ровно на полгода отстает от празднования Песаха, знаменующего Исход евреев из Египта, из рабства.
Исходу предшествовали множество чудес, десять казней египетских, ниспосланных Господом на народ египетский и их фараона. Множеством чудес Господних сопровождались и первые два месяца пути в Землю Обетованную, но эти чудеса лишь ненадолго и неглубоко проникали в сознание, по сути, беглых, испугавшихся фараоновских репрессий и распропагандированных Моше рабов-ассимилянтов, евреев по крови, египтян по ментальности. И стоило Моше, вождю евреев, отлучиться в командировку на вершину горы Синай для получения у Господа законов и подробных инструкций еврейского этоса, как внизу произошел бунт, и слабовольный Аарон, оставшийся врио вождя, пошел на популистскую меру - изготовил золотого тельца, которому евреи стали с радостью поклоняться.
Чем кончилось - известно. Моше спустился с горы со скрижалями Завета, а там, внизу - черт-те что, идолопоклонство сплошное! Изваяли себе золотого тельца и объявили эту скульптуру тем самым Господом, что вывел рабов из Египта. И устроили половецкие пляски с тимпанами и кимвалами!
Увидев такое дело, Моше в сердцах разбил скрижали Завета, ибо понял, что вся его предыдущая деятельность - не более, чем суета сует.
И позвал Моше сынов Леви, и поведал им о гневе Господнем, и приказал пройтись с мечами по лагерю беженцев. И пошли они, выполняя приказ, и уложили там три тысячи бузотеров.
Так закончилась первая попытка быстрого создания нового человека.
И поднялся Моше вновь на гору. И сорок дней молился Господу о милости к жёстковыйному еврейскому народу (именно "жЁстковыйному", а не "жестОковыйному", как тиражируется всем русскоязычным миром очевидная ошибка неизвестного "полкового писаря", ибо выя, она же - шея, может быть жЁсткой, негнущейся, но никак не - жестОкой!).
И отмолил. Но уже на новых условиях. Евреи для наказания и, главное, перевоспитания были приговорены к динамической ссылке - блужданию по Синайской пустыне сроком на сорок лет. Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал. Но до евреев до поры, до времени не доведен. Оглашен он был позже, после дела о дезинформации разведчиков.
И затем сорок дней Господь лично писал новый кодекс для евреев, и доставлены были им Заповеди, вторая редакция, как раз именно в тот день, который в последующие времена отмечается как Йом-Кипур. А далее надлежало усадить весь народ за изучение Господних заповедей.
Несколько дней ушло у Моше и прочего беженского начальства на восприятие и реализацию указаний Господа, записанных в Книге "Ваикра" ("Левит") по поводу праздников: еженедельной Царицы Шабат, ежегодных Песаха, Шавута, Йом Кипурим и Суккот. И были тогда впервые построены для инструктажа по новому законодательству временные сооружения из подручных материалов. Насколько мне запомнилась Синайская пустыня, там, в основном, растут кустарники вроде саксаула и верблюжьей колючки. Поскольку Господь был на еврейское племя рассержен, чудес на сей раз он делать не стал, и, по-видимому, первые сукки были устроены из этих малоэстетичных растений. Впрочем, в редких оазисах Синая растут пальмы, и впоследствии, за сорок лет блужданий и изучения Заветов, евреи, надо полагать, отработали конструкцию этих сооружений, приближенную к современной.
На первичное, и сдается мне, откровенно формальное и, грех сказать, но, очевидно, халтурное, изучение Законов было отпущено всего шесть дней. Господь, тайно приговоривший евреев к сорокалетнему блужданию и полному вымиранию этого, как Он уже понял, неисправимого поколения, вышедшего из Египта, решил, видать, что сорокакратного повтора таких праздников изучения Закона, да еще и с младых ногтей, с открытия сознания, будет достаточно если и не для полного, то для приличного усвоения Божественной мудрости. Еще по дню: в начале и конце праздника Суккот отводилось на подготовку и проводы его. И восьмой день объявлен был радостным праздником сдачи выпускного экзамена. Он так и называется "Симхат Тора" - "Радость Торы". Есть у него и другое название - "Шминит ацерет" - "Торжественное собрание восьмого дня". И это торжественное собрание завершает цикл осенних праздников, знаменующих первый компромисс между жёстковыйным народом и Господом.
Ибо Господь, несмотря на проявленные нашими предками вероломство, неискренность, жёстковыйность, упрямство, рабскую психологию и плохую обучаемость, сохранил все-таки Союз именно с евреями. Но ему так и не удалось создать новую породу человека - Homo idealis. И по сей день остались, в целом, неизменными природа и повадки Homo sapiens, о которых с горечью писал Коэлет лет через 400 после первого празднования Суккот, бывшего на самом деле принудительно-показательной зубрежкой Заповедей в порядке демонстрации Господу утопического процесса быстрой перековки рабского сознания...
Что делать? Так выглядело начало перехода наших предков от осознания себя племенем Израиля к будущему осознанию себя государствоообразующей нацией, которая вот уже после 3300 раз празднования Суккот всё еще толком не сформировалась... Впрочем, в этом немало причин исторических, о которых как-нибудь в другой раз. Уж одно то, что 2000 раз мы вынужденно праздновали (если праздновали!) Суккот на чужой земле...
Кстати, о празднике в галуте.
Мой тесть (благословенна его память), родившийся в начале прошлого века в г. Екатеринославе в сравнительно состоятельной семье, рассказывал, что в доме, которым его родители владели до большевистского переворота и гражданской войны, был специальный мезонин с раскрывающейся крышей, в котором ставили сукку. И в любую погоду (а Екатеринослав в октябре - не Беэр-Шева) хоть ненадолго, но семья собиралась посидеть в сукке.
А мое ташкентское детство протекало в районе Миробадских улиц: Большой и Малой, густо заселенных евреями, особенно бухарскими. Это был район частной одноэтажной застройки - особняки разного качества, в зависимости от достатка хозяев, со дворами, засаженными деревьями и цветами. У узбеков и бухарцев обязательным элементом была виноградная беседка, в которой нашим жарким летом ужинали, а нередко и спали душными ночами.
В наших ашкеназских, достаточно ассимиллированных, а точнее, манкуртированных Старшим братом, семьях еврейские праздники были практически забыты. Если даже моя бабушка, а после ее смерти - моя жена и устраивали праздничный семейный обед в день седера Песаха, то ни о его историческом, ни о религиозном смысле и речи не было, не говоря уже о правилах кашрута. Главное - мацу купили, она на столе, гефилте фиш - тоже. Вот вам и Песах... А об остальных праздниках и говорить нечего!
Иное дело было у бухарцев. Попадая когда-то в древности в Среднюю Азию то как ссыльные персидских царей, то как маркитанты, врачи, ученые - в обозе Александра Македонского, эти евреи принесли в Маверанахер (пародируя популярный в антиизраильской прессе топоним, можно перевести как "Западный берег реки Сыр-Дарья"), главные достижения античной, еврейской и египетской культур и, осев, они немало способствовали процветанию древних царств Согдианы и Бактрии. Эти евреи пережили множество экономических и политических формаций региона: нашествие кыпчаков-тюрок, арабов, монголов, персов, колонизацию Россией, советскую власть. В отличие от других народов, перемешавшихся, принявших под страхом смерти ислам, бухарские евреи сохранили верность Господу и благодаря этому остались самым древним сформированным народом во всем регионе. Это стоило им дорого - изоляции в гетто Бухары, Самарканда, Худжанда, Ташкента, Ферганы, гуманитарных унижений, поборов и нередко - жизней. Но более 2500 лет после того, как их предков вавилоняне увели в плен из Эрец Исраэль, и куда они начали возвращаться в позапрошлом веке, они оставались верны Торе, которую изучают в шатрах в праздник Суккот.
Так как же поступали в Суккот бухарцы - по крайней мере, наши, миробадские? А очень просто - временными жилищами им служили естественные виноградные беседки! Их готовили к празднику, украшали. Не так, как в Израиле, где используют гирлянды и, по сути дела, елочные игрушки. Их обычно украшали цветами и фруктами, расставленными на столе. Да и неснятые спелые грозди винограда до чего же бывают красивы!
А вот как люди праздновали, что за этроги, лулавы, адасы и аравот были в советском Ташкенте, сие прошло мимо меня. И тайной осталось, хотя все эти приготовления и украшенные беседки у своих друзей-одноклассников видывал не раз. Сказано же: ленивы мы и нелюбопытны... А жаль, но время то не вернешь, а место - и вовсе не хочется!
Хаг Суккот самеах, дорогие читатели!

Иерусалим, 05.10.06

Вернуться на главную страницу


Глава Пинхас
19 Тамуза 5766
"На стенах твоих, Иерусалим..."

Бейн а-мецарим ("узкий проход между двумя препятствиями") - так называют время от 17-го Тамуза до 9-го Ава. 17-го Тамуза римские войска пробили стены осажденного Иерусалима, а 9-го Ава был сожжен Храм (да будет он восстановлен в ближайшее время в наши дни!).
После разрушения Второго Храма мы были изгнаны с нашей земли. А причиной была пустая ненависть, распространившаяся в нашем народе. Исправлением этого греха может стать только великая любовь к своему народу и к Земле Израиля. И с ее помощью мы отстроим нашу страну, Иерусалим и Храм.
В наше время пробитой стене, с которой началось разрушение города, соответствует потеря единства народа, которое должно быть нашей защитной стеной, не позволяющей врагам проникнуть в наш стан и добраться до самого святого. Наши недоброжелатели прилагают немало усилий, чтобы посеять вражду в нашем стане, и нам следует приложить все свои силы, чтобы объединить народ и выйти на защиту Иерусалима и Земли Израиля. "На стенах твоих, Иерусалим, поставил стражей".
Мы должны довести до сознания многих и многих людей, что такое Иерусалим для еврейского народа и для всего мира. Он - свет для всего мира, и он же - сердце еврейского народа. Мы не можем отказаться от единства Иерусалима, ибо тысячи лет мы молились, чтобы вернуться в него. Мы пролили реки слез и крови, чтобы жить в этом городе и беспрепятственно и без опаски передвигаться по его улицам. Эта кровь и эти слезы не могут стать напрасными.
Не пройдет много времени, и Вс-вышний ответит на наш постоянный призыв в ежедневной молитве: "И в Иерусалим, город Твой, по милости Твоей вернись и пребывай в нем, как Ты обещал, и отстрой его быстро в наше время навечно". Приближая день строительства Храма, мы сможем удостоиться того, что "Вс-вышний даст силу Своему народу, Вс-вышний благословит Свой народ миром".

Раввин Дов БИГОН, иешива "Махон Меир", Иерусалим

ЗА СУББОТНИМ СТОЛОМ

СОЮЗ С Б-ГОМ

Две части союза
У союза с Б-гом есть две части: одна предполагает распространение знаний о Нем, прославление Его имени и раскрытие Его величия среди народов, а другая - защиту Его достоинства от любых возможных посягательств.
Первая "часть" союза была осуществлена Авраамом. Через него были совершены чудеса, прославившие имя Вс-вышнего. Он был известен как "князь Вс-сильного" и распространял знания о Б-ге среди всех народов. И он удостоился того, что к его имени была добавлена буква "гэй", входящая в четырехбуквенное имя Вс-вышнего. Его дело продолжил Йосеф. Он спас египтян от голода и стал для них свидетельством Б-жественной мощи, как сказано: "Свидетельство положил Йосефом по выходе его на землю египетскую…" (Теилим). Он также удостоился того, что к его имени была добавлена буква "гэй". Впоследствии, после исхода, когда был создан Мишкан, переносной Храм, на драгоценных камнях нагрудника первосвященника, на которых были выгравированы имена колен, значилось Йегосеф.
Пинхас принадлежит к тем людям, которые осуществили вторую часть союза с Б-гом: отстоял честь Его имени. Он вошел в шатер Зимри, князя колена Шимона, и пронзил его копьем за то, что тот привел идолопоклонницу из чужого народа в стан и разрешил всем сыновьям Шимона поступать так же. Моше, после подвига Пинхаса получивший повеление отомстить народу Мидьян, не мог найти более подходящего человека и послал Пинхаса во главе войска в страну, откуда пришел Билам, посоветовавший народам Моава и Мидьян развратить сыновей Израиля. Перехитрить Б-га и посмеяться над Ним - это то, что задумал Билам. И он был убит мечом. Для того чтобы подчеркнуть, что это не вооруженная борьба с опасным и коварным народом, а война Б-га, Пинхас взял с собой ковчег завета. Пинхас удостоился того, что к его имени была прибавлена буква "йод" (Зоар, глава Пинхас).
"Гэй" добавляется к имени тех, кто распространяет знание о Б-ге, а "йод" - к имени тех, кто защищает Его достоинство.

Пинхас в эпоху судей
Пинхас отстаивал достоинство Вс-вышнего на протяжении всей своей жизни. И не случайно именно он стал тем посланцем, которого Бог отправил к сыновьям Израиля в начале эпохи судей, чтобы обратиться к ним со словами упрека. Такая необходимость возникла из-за нежелания евреев исполнить до конца заповедь завоевания Земли.
В конце жизни Йеошуа каждое колено отправилось в свой надел, как сказано (Шофтим 2:6): "…и пошли сыновья Израиля - каждый в свой надел - завоевывать землю". Не возвеличивать имя Вс-вышнего, не изгонять народы из Святой земли, не искоренять идолопоклонство, а отвоевывать жизненное пространство. Частное возобладало над общим, тяга к благополучию - над ненавистью к идолопоклонству, стремлением к истине, потребностью служить Богу, желанием стать народом, способным искоренить зло.
Каждое колено понимало, что оно должно контролировать завоеванную территорию и не может бездействовать. Но вместе с тем проявилась тенденция не изгонять и не истреблять племена, а заключать с ними союзы и облагать их данью. Казалось, что это стабилизирует положение и способствует экономическому развитию. Сыновья Израиля, уверенные в своей силе, не видели в остатках местных народов, проживавших среди них, опасности и начали относиться к ним как великодушные хозяева и покровители.
Несмотря на все положительные качества сыновей Израиля, живших в начале эпохи судей, их нежелание довести до конца дело завоевания и освоения всех территорий, расположенных в пределах святости, может быть приравнено к отказу поколения исхода подняться на войну за Святую землю. После смерти Йеошуа была упущена возможность объединить колена, создать мощное государство и заставить окружающие народы принять на себя исполнение семи заповедей Ноаха. Сыновья Израиля удовлетворились достигнутыми успехами и забыли о том, что только начинания, продиктованные духовным порывом и поиском справедливости, могут быть успешными. Терпимость к идолопоклонству, выгода от заключения союзов и взимания дани стали для них ловушкой.
И Б-г послал к сыновьям Израиля посланца со словами упрека. Мидраш (Эйха раба, 11) утверждает, что этим посланцем был Пинхас, сын Элазара, который после смерти отца стал первосвященником.
Он пришел из Гильгаля в Шило, туда, где стоял Мишкан и куда сыновья Израиля собирались на праздники. Но первосвященник не должен был бы проделывать долгий путь - его постоянным местом проживания должно было быть Шило. И то, что Пинхас пришел из степей Ярдэна, приводит к выводу о том, что он оставил служение в Мишкане. К этому его побудило трагическое события, произошедшее после смерти Йеошуа.

Из-за чего Пинхас отказался от первосвященства
В городе Гива Биньямина несколько жителей совершили насилие над женой путника. В то время еще были живы многие люди поколения, ступившие на Землю Израиля после перехода через Ярдэн. Среди них было немало тех, кто знал Моше и впитывал слова его Торы, а также тех, кто учился у Йеошуа. И больше всего они боялись, что в результате перехода от жизни в пустыне, где Б-жественное Присутствие обеспечивало сыновей Израиля всем необходимым, к жизни на земле, которую надо обрабатывать, отдавая труду все свое время, будут потеряны все моральные ценности. В конце концов, было принято решение уничтожить всех жителей города, в котором произошел этот ужасный случай. Колено Биньямина поднялось на их защиту, и против него выступили все сыновья Израиля. Кровопролитная война унесла десятки тысяч жизней. Пинхас считал, что он не справился со своей задачей первосвященника, призванного устанавливать мир между сыновьями Израиля и Вс-вышним.
Но мидраш возлагает ответственность за произошедшее не только на него, но и на всех мудрецов поколения: "Почему пострадали сыновья Израиля, принадлежавшие к поколению, жившему после времени старейшин? Потому что следовало членам Верховного суда (созданного еще в пустыне Моше, Йеошуа и Пинхасом, сыном Элазара) препоясаться, подобрать одежды свои выше колен, и пойти, и обходить все города Израиля: в один день посетить Лахиш, в другой - Бейт Эль, один день быть в Хевроне, а другой - в Йерушалаиме. И так, по очереди, во всех местах, где проживали сыновья Израиля. И следовало им делать это и год, и два, и три, пока не научатся сыновья Израиля жить на своей земле. Тогда возвеличилось бы имя Б-га во всех мирах, которые Он сотворил. А они не сделали так. И когда вошли в землю, каждый пошел в свой виноградник и к маслине своей, и сказал: "Мир тебе, душа моя". И когда начали сыновья Израиля делать непристойные дела, хотел Пресвятой уничтожить весь мир…" (Элияу раба, 11).
Пинхас, осознавая, что на нем лежит большая доля ответственности, передал первосвященство сыновьям Итамара, сына Аарона, и оно вернулось к потомкам Элазара только во времена царя Давида.

Посланник Вс-вышнего
Пинхас жил в уединении, но помогал всем, кто обращался к нему с вопросом как к авторитету Торы. Вс-вышний не случайно сделал его своим посланником. Только человек, которого никто не может упрекнуть в том, что, судя других, он забыл посмотреть на себя, и который доказал, что готов отдать жизнь во имя святости Израиля, имеет право поучать народ.
Пророков нередко называли малах ("посланец"), так как они приходили с конкретным поручением или известием от Вс-вышнего. Это слово также означает "ангел". Возможно, что в данном контексте оно указывает на то, что с годами Пинхас достиг такого уровня святости, что не был похож на обычных людей.
Пинхас обратился к сыновьям Израиля от имени Всевышнего: "Поднял Я вас из Египта, и привел вас в землю, о которой клялся Я отцам вашим". И сказал: "Не разорву Свой союз с вами никогда. А вы не заключайте союза с жителями земли этой. Жертвенники их разбейте. А вы не послушали Моего голоса. Что такое вы сделали? (Шофтим, 2:2-4).
Это восклицание напоминает сожаление отца, предостерегавшего своих детей от совершения недостойного поступка и в какой-то момент узнавшего, что они уже сделали нечто непоправимое. В этих словах содержится и гнев, и упрек, и желание сохранить хоть какую-то связь, и сожаление о непоправимости случившегося. Невозможность расторгнуть союз с идолопоклонниками на долгие годы задержит завоевание земли. Соседские отношения постепенно начнут перерастать в отношения торговые, и очень быстро распространится обычай брать жен из числа местных жителей и отдавать за них замуж своих дочерей.
И добавил посланник: "Я также сказал: "Не прогоню их от лица вашего, и будут вам колючками, а божества их будут вам западней". И было, когда говорил посланец Б-га слова эти всем сыновьям Израиля, и возвысили (все из) народа голос свой, и заплакали (там же, 5-6).

Причины плача
Проблемы, возникшие из-за нерешительности, проявленной при завоевании и освоении земли, были хорошо известны сыновьям Израиля, но до этого момента у них оставалась надежда найти выход из создавшегося положения. Услышав слова пророка, люди поняли, что время упущено и им придется пережить немало тяжелых событий, прежде чем они станут (как духовно, так и физически) единым и сильным народом.
А Пинхас ушел на долгие годы. Он оставался учителем великих мудрецов, которые всегда знали к нему дорогу, но предпочитал жить в уединении, полагая, что он не сможет возвеличить имя Всевышнего в еврейском народе так, как это должно было быть сделано.

Раввин Зеэв МЕШКОВ, иешива "Махон Меир", Иерусалим

Глава Балак
12 Тамуза 5766
"Вот народ как молодой лев..."

"И увидел Балак бен-Ципор всё, что сделал Израиль (народу) эмори" (Бемидбар, 22:2). Раши разъяснил этот стих: "Так сказал Балак: "Вот два царя: Сихон, правивший эмори, и Ог, царствовавший в Башане. Мы были уверены в их силе и в том, что они смогут противостоять сыновьям Израиля, - и вот они не устояли против них. А мы-то, те, кто намного слабее их, - тем более, не сможем оказать сопротивление евреям".
Моавитяне настолько испугались сыновей Израиля, что "жизнь им стала не в радость". И из-за страха перед сыновьями Израиля Моав заключил союз с народом Мидьян, с которым они до сих пор постоянно враждовали. О том, насколько были напуганы окружающие народы победой евреев над Сихоном и Огом, свидетельствовала Рахав, разговаривая с разведчиками, посланными Йошуа со стоянки в Эвель-Шитим: "Напал на нас страх от вас, и растаяли все жители земли перед вами… ибо слышали мы, что осушил Бог перед вами море Суф, когда вы вышли из Египта, и то, что вы сделали двум царям эморейским, которые за Ярдэном, Сихону и Огу, ибо истребили вы их. И услышали, и растаяло сердце наше, и не поднимался больше дух ни у одного человека из-за нас" (Йошуа, 2:9 - 11).
Как в прошлом победы сыновей Израиля расплавляли сердца врагов наших эморейцев, моавитян, мидьян и кнаани, и не было в них духа, чтобы восстать против нас, так и сегодня сила сыновей Израиля способна привести в трепет врагов и заставить их раз и навсегда оставить мысли о том, что можно стереть государство евреев с лица земли.

Раввин Дов БИГОН, иешива "Махон Меир", Иерусалим

ЗА СУББОТНИМ СТОЛОМ

Последний аргумент

Для того чтобы выбирать пути, которые ведут к Б-гу, а не уводят в темноту и хаос, нужно от рождения обладать определенными качествами души. Ведь вести диалог с Тем, Кто отличается абсолютным единством и совершенством, не так-то просто. Для этого нужно быть хоть немного похожим на Него, ибо только подобный понимает подобного. А подобие определяется силой души. И вот свет Б-жественного желания и мудрости ставший основой еврейской души, проявляется в способности народа признавать существование единого Б-га и исполнять Его повеления.
Избранность еврейского народа начала раскрываться в мире со времени рождения нации - исхода из Египта. "Вс-сильный евреев" (Шмот, 5:3) - так называет Моше Вс-вышнего, обращаясь к фараону. Б-г всего мира - Б-г евреев. И фараон отказывается принять это заявление, как само собой разумеющееся. Египетские божества, по его утверждению, поставили египтян во главе всего человечества и тем самым определили направление его развития. Египетская цивилизация, ведущая за собой все народы, - не шуточное дело. Египет способен и накормить весь мир, и выстроить его по правильной схеме. Что дал еврейский народ человечеству? Он находится в рабстве, и служит египтянам, и укрепляет их мощь. И Б-г евреев, если Такой и есть, еще не проявил Себя как идея и как сила. И поэтому: "Кто такой Б-г, чтобы я послушался голоса Его и отпустил Израиль? Не знаю я Б-га и Израиль не отпущу" (Шмот, 5:2).
Тогда сама природа вступила в диалог с фараоном, проявив свою духовную сущность и силу суда, заложенную в ней: воды Нила и вся вода в Египте превратились в кровь для египтян, но не для евреев. Это указало на то, что самая просвещенная в древнем мире нация - убийцы, а евреям не присуще это свойство. Лягушки заживо варились и пеклись в горячих квашнях египтян. Своим подвигом они как бы сказали им: даже земноводное осознает величие Б-га настолько, что готово умереть, прославляя Его, а вы, люди, которые могли бы рассказать о Нем всему миру, утверждаете, что не знаете Его. И то, что лягушки не проникали к сыновьям Израиля, доказало их принципиальное отличие от египтян: они очень хорошо знали своего Б-га - им нужно было только вырваться на свободу, чтобы возвеличить Его Имя. И так каждое наказание - выделяло евреев, и указывало на их высокие качества, и поражало египтян, доказывая их низость. Еще один пример - аров - дикие животные: львы, медведи, волки - которые пришли вместе и заполонили города, нападая только на египтян. Это доказало, что сыновья Израиля не смешиваются с другими народами, сохраняя свои высокие качества и отказываясь быть такими же, как они. Темнота, окутавшая египтян в то время, как в жилищах евреев был свет, доказала, что Израиль создан находиться на стороне света. И, наконец, казнь первенцев раскрыла, что Сам Б-г избрал евреев еще до сотворения мира, и они начало всего - первенец Вс-вышнего. Изначальное, ни от чего не зависящее нельзя отменить - оно вечно, потому что связано с целью творения. И евреям, а не египтянам, чьи первенцы погибли, предопределено вести за собой мир.
Даже колдун Билам объявил: "Вот народ один живет и среди наций не числится". Сыновья Израиля другие, их нельзя назвать семьдесят первым народом. Можно только сказать: "Есть семьдесят народов и один". Не еще один, а просто "народ один" - единый, неделимый, отражающий свойство своего единого Б-га и потому не становящийся в один ряд с теми, кто поклоняется множеству сил природы и похож на них своим характером: так же ограничен, как они. Билам, взглянув на шатры Израиля, провозгласил: "Как хороши шатры твои, Яаков, жилища твои, Исраэль". И не существует более сильного доказательства избранности еврейского народа, чем признание злейшего врага.
Но неужели Б-г, наделив сыновей Израиля качествами души, которые дают им способность понимать Его единство, тянуться к Нему, осознавать Его величие, забыл обо всех остальных народах? И у них нет возможности обрести истинную веру, потому что не хватает на это сил души, и они обречены вечно распространять зло, страдая от этого и постоянно ввергая в бездну страданий весь мир. Нет, это не так.
Если они не могут понять истину сами и подчинить ее требованиям свою жизнь, пусть прислушаются к еврейскому народу, который назван "царством священников". И для этого им дано достаточно сил интуиции и разума. "И сделал тебя светом для народов, чтобы спасение Мое было до края земли" (Йешаяу, 49:6). И заслуга их будет велика, если только они пойдут за сыновьями Израиля, преодолев свою склонность следовать за силами природы, подчиняться им и обожествлять их. Присоединятся ли они к еврейскому народу, приняв гиюр, ограничатся ли соблюдением семи законов Ноаха - в любом случае они будут великими праведниками и удостоятся наград и в этом и в будущем мире.
Осознав значение избранности еврейского народа, можно представить себе, насколько велико преступление человека, поднявшегося на стоянке в Эвель Шитим в стане евреев и заявившего: "Все равны". И женщина из любого народа годится еврею в жены, и ее можно привести в стан, и она будет проживать в шатрах Израиля - в тех самых шатрах, о которых было сказано: "как хороши шатры твои, Яаков". И это был не просто "кто-то", а князь колена Шимона по имени Зимри. И все колено Шимона и многие другие из сыновей Израиля с восхищением смотрели на него. Он разрешил им брать жен из Мидьян, Моава, Амона. А женщины этих народов расположились станом, якобы, для торговли, недалеко от лагеря евреев, и "было из кого выбирать".
И, согласно утверждению Зимри, от этих женщин не нужно было требовать, чтобы они отказались от идолопоклонства. Зачем? Все равны, у каждого своя душа, и она подсказывает ему, какому богу служить. И каждый имеет право на свое мнение. Если бы Зимри победил в этом споре, мир превратился бы в хаос.
Не все народы равны, потому что "не все боги равны". И Б-г евреев не числится среди богов других народов, как и сыновья Израиля не числятся среди других наций. Но как это доказать?
Все аргументы были исчерпаны еще при исходе из Египта, переходе через море, даровании Торы. И устами колдуна Билама была подтверждена эта истина. Теперь только оставалось начать всю историю сначала и пройти тот же урок второй раз. Но так не бывает.
Спасти ситуацию мог только человек. Остался лишь единственный довод в пользу избранности еврейского народа - копье. Его взял в руки Пинхас, сын Элазара, сына Аарона. И он убил и Зимри и Касби - женщину, которую тот привел в стан.
Поступок Пинхаса был не менее значителен, чем дарование Торы. Вернуть еврейскому народу веру в особенность своей души и свою избранность - это то же самое, что вернуть ему веру в Б-га. Ведь если все народы равны, то и все "боги" равны.
Но поступок Пинхаса стал убедительным доказательством только потому, что Вс-вышний сделал для него много чудес. Все могли убедиться, что копье он взял сам, а руку его направлял Б-г, избравший еврейский народ до сотворения мира. В тот момент, когда Пинхас совершил свой подвиг, прекратился гнев Бога, уничтоживший в среде колена Шимона двадцать четыре тысячи человек.
Однако многие люди, даже став свидетелями чудес, обвиняли Пинхаса в убийстве. И если бы не союз мира, который Б-г заключил с ним, обещав ему особую защиту, они бы набросились на него.
Нам стоит задуматься о том, кто же убийца: Зимри, вызвавший своей наглостью гнев Б-га, способный стереть с лица земли весь народ, или Пинхас, остановивший его и прекративший гибель людей? И кто остановит гнев Вс-вышнего в следующий раз, когда в "стане евреев" начнется ассимиляция? Поскольку наша избранность вечна, вопрос всегда остается актуальным.
Во всех последующих поколениях, когда Б-жественное Присутствие не раскрывается столь же явно, как в пустыне, бесполезно брать в руки копье. Этим никого не убедишь.
Что же остается?
Ничего.
Все аргументы исчерпаны. Тот, кто не верит в избранность еврейского народа, оставляет его.
Можно только, рассказывая об исходе из Египта молодому поколению, объяснять природу избранности еврейского народа и напоминать о том, что на стоянке в Эвель-Шитим Вс-вышний был готов уничтожить всех сыновей Израиля. И Пинхас смог остановить Его гнев, убив Зимри. И еще: нужно делом доказывать свою избранность: раскрывать прекрасные потенциалы еврейской души и прокладывать свою дорогу, а не идти на поводу у очередной империи, претендующей на мировое господство и собирающейся осчастливить человечество.

Раввин Зеэв МЕШКОВ, иешива "Махон Меир", Иерусалим

Глава Корах
28 Сивана 5766

Тот, кто достоин уважения

Корах и его последователи, которых жажда почета свела с ума, обвиняли Моше и Аарона в том, что они возвысились над всем народом, и говорили: "Довольно вам, ибо все собрание - все святы, и в их среде Б-г. И почему вы возвышаетесь над обществом Б-га?" (Бемидбар, 16:3).
Утверждение, что все собрание или общество евреев - все святы, представляется абсолютно правильным. Но, как бы справедливо оно ни было, оно не может отменить дополняющего правила, согласно которому, каждый стоит на своей ступени, у каждого есть свое предназначение, и к нему следует относиться с предельным уважением. И это относится и к Моше и Аарону, являвшимся руководителями всего народа Израиля. "Основной метод истинного исправления существующего порядка заключается в том, чтобы отдать должное уважение тем, кого следует уважать. Уважение к мудрецам Торы приводит к любви к Торе, к мудрости, хорошим качествам души и трепету перед Вс-вышним. Воспитав уважение к родителям, можно ожидать, что наставления будут восприняты, посеют семена в сердцах детей и дадут свои плоды. Из уважения к царю проистекает истинное исправление в жизни общества и нации".
Можно продолжить эту мысль и сказать: когда нет уважения к мудрецам, родителям и руководителям, возникает анархия в обществе и разрушаются основы семьи. Корах и его сообщники стремились лишить уважения тех, кто его достоин в первую очередь. И произошло с ними то, что предсказывали наши мудрецы: "Зависть, дурные желания и погоня за уважением изгоняют человека из мира" (Авот, 4:21).

Рав Дов БИГОН, иешива "Махон Меир", Иерусалим

ЗА СУББОТНИМ СТОЛОМ

Рассказ о восстании Кораха против Моше приводится в Торе после заповеди цицит: запрета пользоваться одеждой, у которой есть четыре угла, без того чтобы сделать в них отверстия и продеть в них нити из того же материала, что и сама одежда. Однако шерсть и лен представляют исключение: нити, скрученные из них, будучи закреплены на каждом из четырех углов, могут заменить нити из того же материала, что и сама одежда. На каждом углу должны быть три белые льняные нити, обвитые одной шерстяной синей.
Мидраш рассказывает, что Корах, возмущенный назначением Аарона, брата Моше, на должность первосвященника, решил, что пророчество Моше часто исходит не свыше, а является плодом его воображения. Неумение подавить свое "я" и разделить между собственными мыслями и Высшей волей привело к тому, что вся Тора, по мнению Кораха, несла отпечаток гордыни Моше. "Вот, например, заповедь цицит, - разъяснял он людям, - это не что иное, как плод властолюбивых желаний Моше". И для того, чтобы убедить в этом сыновей Израиля, Корах спрашивал у Моше: "Скажи, талит из голубой материи нуждается в голубой нити?" - "Да", - отвечал Моше. - "Но как же так? - указывал Корах на логическое противоречие. - Одна голубая нить делает любую одежду разрешенной для ношения, а целый голубой талит не обладает той же силой и запрещен для употребления, пока не проденут в его углы еще одну голубую нить?".
Мидраш также рассказывает, что Корах спрашивал у Моше, нуждается ли дом, который заполнен свитками Торы, в мезузе на косяке двери, чтобы им можно было пользоваться. Моше ответил: "Да". А Корах смеялся. Он хотел подчеркнуть, что вся Тора Моше построена на том, что частное важнее общего. Весь народ - как дом, наполненный книгами, а Моше - как отрывок текста при входе в него. Конечно, мезуза важна, но ведь это не значит, что весь дом, полный мудрости, не имеет никакой ценности! Так и весь народ, получивший Тору с горы Синай, когда Б-г говорил с каждым, не зависит напрямую от знаний Моше и его заслуг. Весь народ - как голубой талит: все евреи близки к Б-гу как небеса, и пред Б-гом все равны. Моше - один из многих и похож на одну нить, а хочет представить дело так, будто все нити должны зависеть от одной, и весь народ ничего не стоит без Моше. Только человек, переполненный гордыней и считающий себя самого той частностью, в которой нуждаются все, мог создать такие теории! Бунтовщики, поверившие словам Кораха, обратились к Моше и Аарону: "Полно вам, ведь вся община, все святы, и среди них - Б-г".
"И услышал Моше, и пал на лицо свое". Моше действительно был частностью, но у каждой частности есть свое определенное место, и роль Моше заключалась в том, чтобы соединять все частности в единое целое. Он представлял собой единое целое всех душ еврейского народа. Когда он поднялся на гору Синай, все ангелы дали ему подарки. И в Псалмах царя Давида он назван иш а-элоким - "человек, состоящий из силы всех ангелов" (Маараль, Гвурот а-Шем). Ошибка Кораха была вызвана непониманием того, что святость возникает только там, где есть единство, а единство отдельных душ может быть достигнуто только в том случае, если есть душа, объединяющая их.
Моше предупредил народ, что Вс-вышний Сам определит, кто прав. Пусть Корах принесет воскурения в Святая Святых вместе с Аароном - тот, чья жертва будет принята, станет первосвященником. 250 человек из сыновей Леви поддерживали Кораха и добивались, чтобы и им, наряду с сыновьями Аарона, было разрешено приносить жертвы - они тоже хотели стать коэнами. Моше велел им взять совки с углями и состав пахучих трав и принести воскурения на золотом жертвеннике в первом притворе Храма. Моше предупредил, что бунт против Царя во дворце наказывается смертной казнью, но бунтовщики настаивали на своем. "И взяли они каждый свой совок, и положили в них огня, и положили на них воскурения, и встали у входа в шатер, также Моше и Аарон". Корах и пришедшие вместе с ним сгорели, как только попытались приблизиться к Мишкану. От них не осталось и следа, а совки с приготовленными воскурениями расплавились, превратившись в пластины. Аарон вышел из этого испытания живым и невредимым. Затем Моше направился к Датану и Авираму, которые не претендовали ни на должность коэнов, ни на место первосвященника, но, как и Корах, обвиняли Моше в гордыне и властолюбии: "Разве мало нам того, что ты вывел нас из земли, текущей молоком и медом, чтобы уморить нас в пустыне, что еще и властвовать хочешь над нами?" - говорили они. Моше просил у Вс-вышнего, чтобы произошло чудо, какого не было от сотворения мира, и унесло этих людей. Только чудо, никому до сих пор неизвестное, которое уничтожит этих людей, могло быть доказательством истинности его пророчества, а, следовательно, и истинности Торы. Земля расступилась и поглотила Датана и Авирама и их шатры, а после этого сомкнулась над их головами. А они, оказавшись под землей живыми, кричали: "Моше - сама истина, и Тора его истинна".
Говорят, что на том месте в пустыне, где это произошло, до сих пор звучат их голоса. Гибель этих людей должна была стать не только угрозой, под влиянием которой народ из страха примет Тору Моше, но и доказательством истинности его пророчества.

Рав Зеэв МЕШКОВ,
иешива "Махон Меир", Иерусалим

Об эпохе судей и нашем времени

Эпоха судей, последовавшая за стремительными войнами Йегошуа, уничтожившего города тридцати одного царя, стала временем многих неудач, последствия которых не исправлены до сегодняшнего дня. Началом всех проблем этого времени, охватывающего период в триста пятьдесят четыре года (1244 г.-879 г. до н.э.), стали мирные договоры с остатками племен Кнаана, следствием которых стало укрепление семи народов и распространение их влияния на значительную часть еврейского населения.
В результате характерной чертой эпохи судей стало разделение народа на тех, кто полностью привержен идеям Торы, и тех, кто несет в своем сердце сомнения, оглядывается на окружающие народы, всерьез воспринимая их верования и идеи, и присоединяется к служению их божествам.
Настоящий период нашей истории, последовавший за провозглашением государства после упорной борьбы за независимость, похож на эпоху судей. И, если бы мы во время сумели увидеть исторические параллели между XIII - IX вв. до н. э. и 50 - 90 гг. XX в., можно было бы избежать многих ошибок. Но незнание своей истории и неумение извлекать из нее выводы, обрекло нас проделать тот же путь, по которому мы уже однажды прошли.
Мирные договоры с непримиримыми врагами поставили еврейский народ перед лицом тех же неразрешимых проблем, которые возникли у сыновей Израиля из-за клятвенных обещаний, данных остаткам кнаани. И точно так же, как после смерти Йегошуа народ разделился на людей, верных идеям Торы, и сомневающихся в их правильности, евреи в современном Израиле разделился на два лагеря. В одном верят в Бога и готовы прикладывать силы для возрождения нации на своей земле. В другом, попавшем под влияние западной культуры, исповедуют новые религии - "демократию" и "атеизм", и подвергают сомнению правильность идей Торы (в частности, необходимость создания еврейского государства на Святой земле).
Рав Зеэв Султанович, остановившись в одной из своих лекций на проблеме утраты евреями национальной идеи и отказа большей части населения Израиля от своего предназначения, сказал: "Наше движение по пути, на который нас вывели повороты истории, является продолжением похода толпы бывших рабов к горе Синай. Но в наше время скорость развития событий возросла настолько, что мы стали похожи не на тех, кто идет пешком, а на тех, кто мчится на автомобиле по скоростной трассе. Но проблемы наших дней остаются прежними и очень похожи на трудности эпохи судей: накапливая экономическую и военную мощь, мы задыхаемся от недостатка знаний и понимания. Если мы будем умножать силы и одновременно проявлять слабость, заключая унизительные договоры с врагами, мечтающими уничтожить нас, мы утратим свое лицо и вместе с этим - понимание стоящих перед нами целей. И тогда появится народ, который воспользуется плодами всех наших достижений и заставит работать на себя тех, кто не сумел осознать своего места и назначения в мире".

Суббота, которая освобождает

Несмотря на то, что еще до ареста я решил соблюдать субботу, мне не очень-то удавалось претворить свое решение в жизнь. Да я и не знал, как это следует делать. Одно только было ясно: если я намерен бороться со следователем и с собственной слабостью, если я хочу остаться евреем - мне следует соблюдать субботу. Но вот ведь вопрос: "Как соблюдать субботу в следственной камере КГБ?"
Первое, что приходит в голову, - не зажигать свет. Но ведь выключатель и так находится у тюремщиков. Когда мы ложились спать, лампочка горела над нашими головами всю ночь. Мы были обязаны спать лицом вверх, положив руки на грудь. Это давало тюремщикам уверенность, что ночью под одеялом мы не вскроем себе вены. У заключенных было много причин для такого поступка, и руководители КГБ хорошо знали об этом. Погасить ослепляющий свет было мечтой.
И все же я нашел способ, как отделить субботу от будних дней. Я попросил у тюремщика тряпку, чтобы вымыть пол и протереть стены камеры. Она, на самом деле, была очень грязной. Однажды я пожаловался на тяжелые условия в камере следователю, который держался как настоящий интеллигент. Он, конечно, ничего не предпринял, но счел необходимым оправдаться: "Это не мы строили помещения для заключенных. Это нацисты построили здесь помещение для арестантов гестапо во время войны".
Это было правдой. И я не раз представлял себе безымянного еврея, пойманного нацистами и ожидавшего своей участи в этом же помещении за много лет до меня.
И все же ни тяжелая атмосфера камеры, ни мысли о евреях, пребывавших в ней до меня, ни страх за будущее не заставили меня оставить намерение соблюдать субботу. Более того, суббота стала для меня убежищем, которое позволяло отгородиться от враждебной среды. Любая мелочь, которую я использовал, чтобы выделить субботу, становилась для меня подобной кирпичу, который кладут на другие кирпичи, чтобы возвести защитную стену.
У меня была белая рубашка, которую мне передали родственники. Она надевалась через голову как майка. Я отложил ее, чтобы пользоваться ею только в субботу, и на исходе субботы каждый раз стирал ее под краном. Найдя гвоздь, я выцарапал им на стене изображение двух свечей, а благословение при зажигании субботних свечей я помнил наизусть.
Почти все одиннадцать лет я бережно хранил килограмм изюма, который мне передал моей отец, благословенной памяти, когда меня только арестовали. Я не мог пользоваться изюмом свободно, так как в лагерь его запрещалось передавать. Несколько изюмин заменяли мне вино для кидуша. У друзей в подполье я выучил благословение на вино борэ при а-гафен -"творящий плод виноградной лозы". Я полагал, что поскольку изюм - плод виноградной лозы, то на него можно говорить такое же благословение, как и на вино. Так я и делал. Это была ошибка, так как на изюм следует говорить благословение боре при а-эц - "творящий плод дерева", а под плодом виноградной лозы понимается только вино. Но эта ошибка послужила для исполнения важнейшей заповеди: благодаря ей я исполнял обязанность каждого еврея вспомнить о субботе.
Тюремщики тщательно следили за всеми моими необычными привычками, и все они были записаны в мое уголовное дело. Все это должно было служить доказательством того, что я закоренелый преступник и мне полагается самое суровое наказание. В процессе следствия о заключенных собирают информацию самыми разными способами: скрытое подслушивание, "подсадная утка" и т.п.
Так же было и со мной. На суде мне дали определение "религиозный фанатик". Это сыграло не самую положительную роль в моем приговоре, но с того дня и до сих пор я не удостаивался более почетного "звания".

Рав Йосеф МЕНДЕЛЕВИЧ, Иерусалим

Глава Шлах леха
21 Сивана 5766
"Прости грех народа этого…
Взойдем, поднимемся и унаследуем ее…"

Поколение потопа не хотело войти в Землю Израиля и воевать за нее. Они поверили словам разведчиков, которые представили дело так, будто эта борьба обречена на неудачу. Они говорили о том, что, с рациональной точки зрения подобная война невозможна, и перед народом поставлена невыполнимая задача. "И распустили дурной слух о земле, по которой прошли они, чтобы высмотреть ее: земля, пожирающая живущих на ней" (Бемидбар, 31:32). Люди настолько были впечатлены и поражены словами разведчиков, что ночью плакали во всех шатрах, и говорили: "Зачем Б-г ведет нас в эту землю, чтобы мы пали от меча, жены наши и дети станут чужой добычей, разве не лучше нам вернуться в Египет?". И стали говорить один другому: "Выберем главу и вернемся в Египет" (14:1-4).
Поколение пустыни не захотело прислушаться к словам Йешуа бин Нуна и Калева бен Яфунэ: "Взойдем, поднимемся и унаследуем ее, ибо сможем превозмочь, осилить ее…" (13:30); "Земля, по которой прошли мы, чтобы высмотреть ее, - земля хорошая очень-очень" (14:4). И, понимая, что слабость поколения проистекает от слабости веры в Б-га, они добавили, обращаясь ко всем сыновьям Израиля: "Если желает нас Б-г, то приведет нас в эту землю и даст ее нам, землю, которая течет молоком и медом. Только против Б-га Вс-сильного вашего не бунтуйте. И вы не бойтесь народа земли этой, ибо они - хлеб наш, ушла их тень от них, и Б-г с нами, не бойтесь их".
Но народ вместо того, чтобы послушать Йешуа и Калева, двух мудрых людей, хотел забросать их камнями.
Моше, любивший народ Израиля, узнав, что Вс-вышний готов уничтожить всех, обратился к Нему с молитвой, прося проявить милость. Когда у него кончились все аргументы, он сказал Вс-вышнему: если Он решит уничтожить всех сыновей Израиля, народы мира скажут, что Он не в состоянии ввести их в Землю Израиля, так как у Него Самого не хватает сил противостоять многочисленным царям, укрепившимся в городах земли Кнаан. "Не может Б-г привести народ этот в землю, о которой он поклялся им, и потому уничтожил их всех в пустыне", - будут говорить они. Тогда осквернится имя Б-га в мире. И Моше просил прощения за весь народ: "Прости грех народа этого".
Слова разведчиков, распустивших дурную молву о земле, настолько ослабили народ, что сыновья Израиля были готовы отказаться от своей заветной мечты - вернуться в землю праотцев, завоевать и обжить ее.
К великому сожалению, слова древних "разведчиков" о невозможности завоевать Землю Израиля и заселить ее повторяют последние главы правительства. Из-за неверия в возможности народа Израиля, опирающегося на обещание Б-га, они разработали многочисленные планы. Но несмотря на весь рациональный подход, все их разработки так же утопичны, как предложение тех, кто хотел повернуть обратно от границ Земли Израиля и вернуться в Египет. Все эти планы не только нереальны, но и предельно опасны.
Об их несостоятельности свидетельствует постоянное изменение названий этих планов: нам и всему миру пытаются продать один и тот же негодный товар, но, чтобы никто не распознал, что этот продукт устарел и срок годности его истек, его постоянно заворачивают в разные обертки. То его называют "план отделения", то "план размежевания", то "план свертывания", то "план консолидации". Все эти "разработки" политического курса страны дают надежду только нашим врагам, что они когда-нибудь смогут уничтожить Израиль, усиливая террор, провокации и международное давление. Это воодушевление арабов приводит к активизации их деятельности и к новым терактам.
В наши дни, как никогда, мы нуждаемся в руководителях политических, духовных, народных, способных вдохнуть новый дух в народ Израиля, укрепить его веру и объединить его, и провозгласить, что земля эта может и должна быть завоевана: "Взойдем, поднимемся и унаследуем ее, ибо сможем превозмочь, осилить ее…". И кто-то должен молиться так же, как Моше, учитель наш: "Прости грех народа этого по милости Твоей. И как ты выносил народ этот от (исхода из) Египта и до сих пор… ".

Рав Дов БИГОН, иешива "Махон Меир", Иерусалим

ЗА СУББОТНИМ СТОЛОМ


"И все люди, которых послал Моше для обозрения Земли, и которые, возвратившись, возмутили против него всю эту общину, распуская худую молву о земле. Эти люди, распустившие худую молву о земле, умерли от мора перед Б-гом" (Бемидбар, 14:36-37).
Ни для кого не секрет, что с проблемами, описанными в Торе, мы сталкиваемся постоянно в самых разных вариантах. Они меняют свое обличие в разные периоды времени и в разных поколениях проявляются по-разному, но, по сути, остаются теми же. Недаром говорят, что "то, что происходило с отцами, - знак для их детей". И знак этот: "Берегись: история может повториться".
Это объясняется тем, что корень всех проблем - в нас самих, а от себя, как известно, не убежишь. И этот корень проблем передается с генным кодом и впоследствии закрепляется воспитанием за школьной партой, на студенческой скамье или в иешиве. И те трудности, с которыми не справились предыдущие поколения, ложатся на плечи всех последующих. И, пожалуй, самая серьезная из всех психологических проблем, встающих перед нами, - это отношение к Земле Израиля.
Все хорошо знают из Торы, что нежелание войти в землю, завоевать ее и очистить от идолопоклонства имело тяжелые последствия для народа Израиля. Все хорошо знают… Но значительная часть народа ведет себя так, будто никогда не слышала об этом, будто не для нас написана Тора, в которой рассказывается, как за грех разведчиков Вс-вышний наказал целое поколение смертью в пустыне. А говорить о суровых наказаниях, которые обрушиваются на еврейский народ за отказ от Земли Израиля на физическом, словесном или психологическом уровне, как-то не принято.
Мы готовы признать все свои исторические ошибки, кроме этой. Погромы Богдана Хмельницкого, гайдаматчина и другие ужасы нашего бытия в изгнании объясняются тем, что мы недостаточно прилежно изучали Тору, разговаривали во время молитвы, не отвечали "Амен" на кадиш, не носили капоту, не достаточно сильно верили в приход Машиаха… И ни слова про Землю Израиля, про нашу обязанность быть в ней и о том, как на протяжении веков мы пренебрегали ею. Мы напоминаем преступника, который перед следователем готов признать все свои мелкие преступления, но забывает о крупных "делах". Он готов рассказать о карманных кражах, но при этом забывает о том, как ограбил банк. И забывает настолько искренне, что если кто-то ему напомнит, то он обидится, будет отрицать свою причастность и не сможет вспомнить, когда и как было дело. И, получив наказание, он объявит его незаслуженным, непонятным, жестоким. Так и мы обижаемся, когда кто-то говорит о том, что наши беды, в основном, связаны с нежеланием значительной части народа приехать и бороться за Землю Израиля, заселять ее и уничтожить в ней проявление всех видов идолопоклонства.
А в наше время приходится говорить и о новой форме старого греха, которая не проявлялась раньше: о нежелании тех, кто проживает в Земле Израиля, оставаться в ней и бороться за нее, о тенденции жертвовать Землей во имя каких-то непонятных ценностей (таких, как никогда не достижимый мир, демократия или любовь ко всем подряд).
Однако великие мудрецы Торы, такие как РАМБАМ, Ор а-Хаим, Агра "не стеснялись в выражениях", когда упоминали о стремлении еврейского народа оставаться в добровольном изгнании.
Одним из великих мудрецов последнего времени, посвятившим свой труд теме отказа от Земли Израиля и тем наказаниям, которые выпали на долю еврейского народа в двадцатом столетии, был рабби Иссахар Тайхтель. Он опубликовал книгу "Радостная мать сыновей" в 1943 году в Будапеште, а в 1944 разделил судьбу всего еврейства Венгрии. Ниже приводится отрывок из его книги, который должен был бы стать книгой "Шулхан арух" нашего времени.
"И вот сделал в наши дни Тот, Кто составляет все планы, производит все действия, является причиной всех причин, - сделал Он так, что все наши соседи-неевреи принимают жестокие законы против нас и преследуют нас настолько жестоко, что невозможно больше оставаться среди них. И всякий из евреев был бы счастлив и считал бы себя удачливым человеком, если бы только мог вернуться в нашу Святую землю. И с какой любовью и с каким желанием он внял бы голосу, зовущему совершить восхождение и переселиться в Землю Израиля. И представляется, что об этом говорит мидраш на "Песнь песней", где сказано: "Потяни меня - за Тобою побежим". Имеется в виду, что не один год жили мы спокойно среди наших соседей-неевреев, которые неожиданно превратились в наших врагов, преследующих нас. И это не произошло по какой-то одной видимой причине, а лишь благодаря скрытому от глаз, мудрому плану Вс-вышнего, чтобы мы "побежали за Тобой" в Землю Израиля. Ибо Земля Израиля - она из всего существующего ближе всего стоит к Б-гу - сразу после Него. Так разъясняется в святой книге "Црор а-мор", написанной мужем дочери учителя нашего Йосефа Каро, составившего труд "Бейт Йосеф". А мидраш говорит так: "Зачем ты натравил на меня всех злых соседей? Я и так понимаю, что нам следует бежать за Тобой". И пойми эти слова, потому что в них сама истина Торы.
Пророк Хагай отчаянно призывал: "И теперь так сказал Б-г воинств: "Обратите внимание ваше на пути ваши. Посеяли вы много, а собрали мало, едите, а не насыщаетесь… одеваетесь, а не можете согреться, а тот кто зарабатывает, зарабатывает в узелок дырявый (из которого все высыпается)". Так сказал Б-г воинств: "Обратите внимание на пути ваши". А Раши привел на этот стих комментарий: "Вы должны обратить внимание на то, что дело рук ваших остается без благословения. Все, что вы приобретаете, - все это исчезает подобно тому, как исчезают деньги из дырявого узла, в который их завязал человек". И пророк велел нам не закрывать глаза на то, что все плоды трудов наших уничтожают наши враги. А в мидраше Танхума говорится так: "Обратился Эзра ко всем евреям, жившим в Вавилоне, чтобы они возвращались в землю Израиля, а они не хотели. Тогда сказал он им: "Посеяли вы много, а собрали мало, едите, а не насыщаетесь… одеваетесь, а не можете согреться, а тот кто зарабатывает, зарабатывает в узелок дырявый". А у пророка Цфаньи сказано: "И прикажу Я о людях, которые разбухают на дрожжах их и говорят в сердцах их: "Не сделает Б-г доброго и не сделает плохого". И будет сила их на разгромление, а дома опустеют. И будут строить дома и не будут жить в них, и посадят виноградники и не будут пить вина их" (1:12-13). И все это в точности сбылось в наши дни. Почти во всех европейских странах. И всё это из-за того, что утратили намерение вернуться в Землю Израиля, перестали думать об этом.
И гаон Явец выразил свои переживания в своем сидуре ("молитвеннике"), во введении к сидуру Бейт Яаков. Он сетовал на то, что пребывали мы в покое в чужих странах, и нам казалось, что мы уже нашли себе другой Иерушалаим. И праведен Б-г, ибо из их сознания ушло полностью, что они находятся в изгнании, и смешались с неевреями. И все это случилось с нами, потому что забыли мы Землю прекрасную, забыли вернуться на свою Родину. И мало того, что разграбили наше имущество в странах Европы, но и над телами нашими надругались и лишили нас жизни".

Рав Зеэв МЕШКОВ, иешива "Махон Меир", Иерусалим

Глава Ваякэль-Пекудей
25 Адара 5766

 

ВРЕМЯ ТРЕТЬЕГО ХРАМА

"Не удержит блага для тех, кто идет в простоте" (Теилим, 84:14).

О моменте окончания работ по изготовлению Мишкана сказано: "И принесли Мишкан к Моше" (Шмот, 39:33). Почему нужно было все детали конструкции переносного Храма принести к Моше? Потому что никто не мог его поставить. Доски были тяжелыми, и у людей не хватало сил поднять их. А Моше установил Мишкан.
Но сначала, увидев все детали изготовленной конструкции, он спросил у Вс-вышнего: "Кто же может собрать и установить все это?" Сказал ему Вс-вышний: "Ты начни заниматься этим делом, и Мишкан соберется и встанет сам". И об этом сказано: "И был установлен Мишкан". Не кто-то его собрал, а он поднялся и собрался сам. Но помощь Небес нужна не только для того, чтобы собрать переносной Храм. Во всех делах необходимо заручиться поддержкой свыше.
В нашем поколении мы стремимся построить Третий Храм. И даже, если иногда кажется, что мы заняты будничными делами или терпим неудачи, мы вступили в новую эпоху, которая называется "время Третьего Храма", и все движется к этой цели. И нам следует прикладывать усилия даже тогда, когда задача кажется непосильной. И Моше, учитель наш, - лучший пример для нас. И о людях, которые не боятся прикладывать усилия там, где другие отказываются начать работу, потому, что она кажется непосильной, сказано: "Не удержит блага для тех, кто идет в простоте" (Теилим, 84:14).

Рав Дов БИГОН

ЗА СУББОТНИМ СТОЛОМ

"И собрал Моше все общество сыновей Израиля, и сказал им: "Вот те дела, которые Б-г повелел сделать их" (Шмот 35:1).
Моше собрал сыновей Израиля, чтобы построить переносной Храм. Как и перед дарованием Торы они были объединены одним стремлением: быть рядом с Б-гом. Но они не стали строить Храм соответственно своему пониманию, а получили свыше все детали его конструкции и правила служения в нем. И возведенный ими Храм стал моделью мира, в которой все его сущности представлены символами. Точность этих символов была абсолютной, так как они не были плодом воображения людей, а были даны Б-гом. Кроме того, сыновья Израиля получили обещание: "Сделайте мне святилище, и Я буду пребывать среди вас". Без этого все усилия были бы бессмысленными. Если бы голос Б-га не звучал для Моше между крыльев ангелов на крышке ковчега, сооруженный в пустыне Храм ничем не отличался бы от святынь народов мира, которые они не только построили, но и заселили своими божествами.
Когда в Йерушалаиме был возведен Храм, подобный Мишкану, созданному в пустыне, было запрещено приносить жертвы или воскурения в любом другом месте, так как только в Храме проявлялось Б-жественное Присутствие, а любое служение, которое не дает человеку отблеск Его света, сродни идолопоклонству.
Только стремление к высокой духовности может превратить отдельных людей в народ, как сказано: "И буду ходить среди вас и буду вам Вс-сильным, а вы будете Мне народом" (Ваикра, 26:12). Другие народы выдумывают себе божества, и их существование кратковременно и иллюзорно, так как ложь не может родить ничего вечного. Но, не желая увидеть истину и принять ее такой, как она есть, люди создают себе новых идолов, которыми пытаются заменить тех, которые отжили свой век. И в результате образуются новые народы, которые также погибают, как и их предшественники. Те нации, которые кажутся древними, на самом деле не так давно родились заново, так как изменили свою веру и язык.
Многие историки удивляются, как получилось так, что евреи превратились в вечный народ. А секрет прост: у нас вечный Б-г. Мы отличаемся от всех народов тем, что мы не создали себе бога силой своего ограниченного разума, а стремились к тому, чтобы Он раскрылся нам. Наш праотец Авраам, наблюдая за окружающим миром, не стал делать логические выводы, каким должен быть Б-г, и не пытался представить Его образ, исходя из своих соображений. Всматриваясь в окружающую природу., он не стал искать бога, скрывающегося за силой огня, воды, за светом солнца, или луны. Он понял, что кто-то создает гармонию противоположных друг другу сил: "Не может быть, чтобы у города не было хозяина", - сказал он. Но он не стал приписывать Ему никакие свойства. И тогда "раскрылся ему Вс-вышний, и сказал: "Я - хозяин". И Авраам понял, Кто говорит с Ним, так как у человека есть не только сила разума, но и сила души. И именно с ней устанавливается прямая связь, когда Б-г обращается к человеку. Душа обретает новые возможности, которые находят свое выражение в способностях человека понять и представить себе то, что не укладывается в обычные рамки, определенные ограниченной силой его разума. А мы, не удостоившиеся услышать голос Б-га, молимся "Вс-сильному Авраама, Вс-сильному Ицхака и Вс-сильному Яакова…", Тому, с Кем разговаривали они. Но не только…
Мы еще обращаемся к "Вс-сильному нашему", потому что и нам не чужд опыт общения с Ним. Мы получили силы души от Авраама, Ицхака и Яакова, и мы учим Тору, дарованную у горы Синай, в которой Бог Сам рассказал о Себе. Поэтому мудрецы Талмуда сказали: "Если сыновья Израиля не пророки, то все же они - дети пророков". И у нас нет необходимости, не дай Б-г, придумывать себе божество, опираясь на силу своего воображения, которая способна за каждым деревом, животным и уж тем более звездой увидеть повелителя растений, жизненных потенциалов и руку, вращающую небесные тела. Разум человека ограничен и, всякий раз, когда он пытается на основе логических рассуждений определить место Б-га или представить Его, исходя из известных ему образов, он придумывает ограниченное божество.

Рав Зеэв МЕШКОВ


МАТЕРИАЛЬНОЕ НА СЛУЖБЕ У ДУХОВНОГО

Великий еврейский ученый Маарал из Праги пишет в своем сочинении "Нецах Исраэль", рассматривающем причины галута: в то время, как остальные народы являются носителями материализма, у еврейского народа духовное превалирует над материальным. Как раз об одном случае, когда было доказано преимущество духовного, я хочу рассказать.
Было это в давнее советское время. 1980 год. Меня по этапу направляли из Чистопольской "крытки" на 36-ю зону Дубравлага для политзаключенных в Уральских горах. Казалось бы, у меня были все основания радоваться - на зоне под свежим воздухом гораздо приятнее сидеть, чем в закрытой камере. Но, как всегда, полного счастья не бывает. А мешало мне то, что в день, когда меня "выдернули" на этап, должен был быть опубликован проект новой конституции, в которой ожидались большие послабления в вопросе выезда в Израиль - веяние начавшейся горбачевской "перестройки". А на этапе-то кто даст мне газету?
Вот прибывает наш этапный "Столыпин" на пересылку в Бугульме поздней ночью и ведут меня в камеру. Причем, не просто в камеру, а в карцер, так как меня, как особо опасного сиониста, надо изолировать от простых воров и убийц. В Бугульме конвоировал меня какой-то пожилой старшина, по всему виду хороший дядька, не какой-нибудь кагебист. Вот я у него как-то невзначай и спросил: "Нет ли сегодняшнего номера "Известий"?
Старшина сразу просек, что мне нужно.
- Да газеты-то еще утром все раздали. Конституцию, что ли, хочешь посмотреть?
- Угадал, дяденька.
- Сынок, ничего в этой конституции нет, что было, так всё и осталось. (Видно, старшина был тоже критиком советской власти, как и я).
- Ну, да ладно, - продолжил он, - бери вот мою, читай. И с этими словами он вытащил из кармана свернутые в трубку "Известия".
Прибыв в камеру, я с нетерпением развернул газету и стал искать раздел, посвященный выезду.
Старшина был прав, ничего нового в этом проекте не было. Те же суконные слова, которые как дышло. И так, с глубоким чувством разочарования, я свернулся калачиком на нарах в беспокойном зэковском сне. Но не тут-то было! В эту майскую ночь карцер оказался инкубатором-эскадрильей комаров, которые с жужжанием истребителей атаковали меня один за другим.
Но зэк всегда готов к неожиданностям. Тут-то и пригодился мне проект конституции. Благо, старшина уже придал "Известиям" форму оружия, и мне оставалось только пустить это оружие в действие. Так материальное - газетка материалистов - стала на службу еврейскому духу. Это был неравный бой. Комарам некуда было деться от точных ударов советской конституции. Через час стены были покрыты пятнами крови зэков, высосанной тюремными комариками. А я с чувством заслуженной победы пошел спать, чтобы успеть завтра встать до начала этапа и в нормальных условиях помолиться еврейскому Б-гу.
Это был, наверное, единственный случай, когда советская конституция послужила мировому сионизму.

Рав Йосеф МЕНДЕЛЕВИЧ

СТРАНИЦЫ ЕВРЕЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Есть такое понятие в еврейской философии - "простое желание Б-га". "Когда поднялось в Его простом желании сотворить миры…". (Аризаль, Эц а-хаим). "Простое" - значит "не состоящее ни из каких составных компонентов". Простота и единство - синонимы, и как одно, так и другое - свойства абсолютной бесконечности. Это желание изначально и едино. Оно заключается в том, чтобы дать благо. Оно и есть бесконечность. Нет такой любви, как любовь Б-га. Она - Его изначальное свойство и не зависит ни от чего. А потому - она истинна, так как все, что черпает силы существования в чем-то или ком-то другом - обманчиво. А любовь Б-га была всегда, и никто ее не породил. Человек сотворен, чтобы он мог воспринять то благо, которое стремится излиться на него. Но по сути своей человек так же изначален, как и желание давать благо. Ведь в бесконечном совершенстве не может быть неудовлетворенных желаний. И, следовательно, воспринимающий был слит в одно целое с изливающим благо. Как это может быть? Он ничего не брал для себя, а стремился удовлетворить желание дающего. Следовательно, он сам был по своей сути дающим.
Какое благо может быть выше приближения к Б-гу? "Тогда будешь наслаждаться Б-гом" (Йешаяу, 5:14). Но зачем же нужно было творить человека, или, иными словами, отделять его от Б-га?
Поскольку бесконечный свет и достиг своей цели и стремится к ней одновременно (движение с бесконечной скоростью является и движением и покоем), ему свойственно и совершенство и стремление к нему. И, проявившись, стремление к совершенству постепенно выделило желание еще большей любви и взаимности. Для его претворения нужно было отделить того, кто впитывает любовь, ограничив его и сделав неспособным воспринимать все благо сразу, а затем вернуть в бесконечный свет. Возвращение в прежнее состояние должно было не только восстановить целостность, но и вывести бесконечное единство на новый уровень совершенства, любви и блага. Поэтому говорят, что возвращение предшествовало творению. Идея "вернуться" предшествует идее "разделиться". Возвращение - цель, отделение - средство.

Рав Зеэв МЕШКОВ

(Материалы любезно предоставлены
иерусалимской иешивой "Махон Меир")

Глава Ки-Тиса
18 Адара 5766

 

ПУТЬ К ОСВОБОЖДЕНИЮ


Возвратившиеся из Персии в начале эпохи Второго Храма переживали тяжелый кризис, который явился следствием, с одной стороны, того, что происходило внутри еврейского народа, а, с другой стороны, - того, что произошло с ним во время пребывания среди других народов. Самой тяжелой внутренней проблемой было отдаление от Торы, утрата высокого уровня нравственности и смешанные браки. Внешней проблемой было то, что окружающие народы и те, кто в их отсутствие поселился в Шомроне, поднялись против них. Они хотели воспрепятствовать строительству Второго Храма и добиться отмены даже тех ограниченных прав, которые были даны еврейскому народу Корешем. Эзра и Нехемья прикладывали много усилий, чтобы укрепить народ и сплотить его. Одним из предпринятых ими действий было составление декларации, которую подписали главы народа. И об этом сказано: "И вместе с этим мы принимаем декларацию и подписываемся под написанным - князья наши, ливиты наши, коэны наши" (Нехемья, 10:1). "В этой декларации они обязались верить в Б-га, полагаться на Него и идти путями, проложенными Торой Его" (Раши).
Декларация укрепила веру в вечность Израиля, соединила заново народ с его Торой и традицией, и дала нам силу стоять против внешних и внутренних врагов, поставивших своей целью разрушить Второй Храм.
И (да отделится святое от скверны) Аман тоже написал декларацию, целью которой было "уничтожить, убить и истребить всех евреев (Мегилат Эстер, 3), а подписал это Ахашверош. Эта декларация угрожала евреям, пока не появилась Эстер и не обязалась отменить ее, а вместо нее написать то, что будет на пользу евреям: "А вы напишите о евреях, как считаете нужным" - обратилась она к мудрецам (Мегилат Эстер, 8).
В наше время тоже составляются декларации, призывающие истребить еврейский народ. Это декларация нацистов (да сотрется их имя) об истреблении евреев, декларация палестинцев об уничтожении Израиля, декларация ХАМАСа, призывающая к джихаду. "Мусульмане будут воевать с евреями и убивать их, пока те не станут прятаться за камнями и деревьями. И тогда камни и деревья скажут: "Эй, мусульманин, эй, слуга Алла, еврей прячется за мной. Приди и убей его" - такие слова записаны в декларации ХАМАСа (перевод "Леморешет а-модиин").
В ответ на такую декларацию следовало бы составить декларацию, направленную на укрепление еврейского народа, как это сделал Нехемья.
Когда было создано государство, "отцы-основатели" подписали декларацию, которая известна, как Мегилат ацмаут ("Свиток независимости"). Она была призвана объявить всему миру, что еврейский народ вернулся на свою родину после двух тысяч лет изгнания. Но в наше время, когда наш народ переживает тяжелый духовный и нравственный кризис, и единство дает все больше трещин, а правительственная система все быстрее утрачивает доверие общества, необходимо составить новую декларацию, а не удовлетворяться той, которая была создана в период образования государства. В новой декларации, которую подпишут представители всех слоев общества, должны быть отражены особенности еврейского народа, его чаянья и надежды, его отношение к народам мира. Если правильно наметить цели, то станет понятным, какая культура и какая образовательная система нужны еврейскому народу, чтобы он мог исполнить свое предназначение в мире. Эта декларация вдохнет новый дух и единство и наметит продолжение нелегкого пути Государства Израиль к полному освобождению.

Раввин Дов БИГОН, иешива "Махон Меир", Иерусалим


ЗА СУББОТНИМ СТОЛОМ

"И было, когда он приблизился к лагерю, и увидел тельца и пляски, возгорелся гнев Моше, и бросил он скрижали, и разбил их у подножия горы… И стал Моше в воротах лагеря и сказал: "Кто за Б-га - ко мне!" И собрались к нему все сыновья Леви. И сказал им: "Так сказал Б-г Вс-сильный Израиля: "подвесьте каждый меч свой на бедро свое, и пройдите туда и обратно от ворот до ворот в лагере, и убейте - каждый человек - брата своего, ближнего своего и родственника своего". И сделали сыновья Леви, как велел Моше. И пало в тот день около трех тысяч человек" (Шмот, 32:19-28).
Слова "пройдите… от ворот до ворот" указывают на то, что не было резни, а был произведен суд (в воротах древних городов всегда вершили суд, и, даже если в лагере сыновей Израиля не сложился такой обычай, сыновья Леви, услышав слово "ворота", поняли, чего Моше требует от них). Казнили только тех, против кого были показания свидетелей, изобличавшие их в нарушении запрета идолопоклонства.
Однако сознание современного человека, воспитанного на понятии "свобода вероисповедания", не успокаивается даже и в том случае, если все решения принимались в суде. "Думай, что хочешь - только не вреди другим!" - таков лозунг современного мира. Но ведь всякий, кто предпочел десяти заповедям идола, объявил, что оправдывает ритуальные убийства, совершенные в прошлом и жаждет новой крови мужчин, женщин и детей в настоящем.
Приблизившись к идолопоклонству даже из любопытства или ради "научного" исследования, человек не мог не встать на путь кровавых преступлений: "Когда истребит Б-г Вс-сильный твой народы там, куда ты идешь, чтобы изгнать их от лица твоего, и изгонишь их, и будешь жить в земле их, берегись, чтобы не расследовать вслед за ними после истребления их перед лицом твоим, и чтобы не искать их божеств, говоря: "Как служили народы эти своим божествам - и я буду делать так же". …Все отвратительное для Б-га - то, что Он ненавидит, - делали они для своих божеств. Ибо и сыновей своих, и дочерей своих сжигали огнем для божеств их" (Дварим, 12: 29 -31).
Не только дикие народы, но и классический цивилизованный мир умерщвлял людей в честь божеств, истязал их и калечил. В Греции ахейские племена приносили людей в жертву со времен минойской культуры (2500 г. до н. э): миф о минотавре, человеко-быке, жившем в подземелье на Крите, которому ежегодно из покоренных Афин отправляли на растерзание семь девушек и семь юношей, - лучшее доказательство широкой практики ритуальных убийств. И, действительно, легенда была подтверждена археологическими раскопками, проведенными на Крите, которые доказали существование на этом острове обычая принесения людей в жертву божествам стихий.
Во время Троянской войны (12 в. до н. э.) Агамемнон, микенский царь, победитель Трои, чтобы задобрить богиню Артемиду, задержавшую попутный ветер для его кораблей, принес ей в жертву свою дочь Ифигению.
Фемистокл из Афин перед сражением при Саламине (550 г. до н. э.), принес в жертву трех персов для того, чтобы умилостивить богов и получить предсказание об исходе предстоящего сражения. По рассказу Страбона (греческий историк 63-23 гг. до н. э), на острове Левкае ежегодно в виде жертвы со скалы сбрасывали одного преступника; так же поступали и на острове Родос. Павзаний (3 в. до н. э.) записал следующий случай принесения в жертву людей, происходившие в Греции: жрица Артемизии по имени Комоито была принесена в жертву за разврат в храме своей богини, и кроме того, жителям трех городов заповедано было для очищения от этого преступления ежегодно из своей среды приносить в жертву самую красивую девушку и самого красивого юношу.
Ранние римляне приносили различные человеческие жертвы. От этрусков они унаследовали ритуальные сражения, в которых жертва погибала в неравном бою. Пленных закапывали живьем в честь божества Манеса, считавшегося духом предков. В его же честь погребали заживо девушек. Врагов, побежденных в сражениях, после триумфального шествия убивали перед статуей Марса, божества войны. В здания замуровывали живых людей, чтобы строительство было успешным. По свидетельству Плиния старшего, человеческие жертвоприношения были запрещены постановлением Сената только в 97 году. С расширением римской империи человеческие жертвоприношения запрещались в провинциях, как варварский обычай. Однако практика отставала от закона, и Тертулиан (2 в.) говорит, что принесение преступников в жертву Юпитеру, верховному божеству правосудия, определяющему небесный закон, продолжалось в Риме до времен императора Константина (4 в.). Римские источники свидетельствуют о человеческих жертвоприношениях, совершаемых плиштим и в Карфагене, что подтверждается раскопками.
В городах Цор и Цидон, а также в завоеванных ими странах принесение людей в жертву было повсеместным и превратилось в массовое явление. Финикийцы способствовали распространению этого обычая на берегах Средиземного моря. Богатые карфагенцы, обязанные по обычаю своей страны приносить в жертву своих детей, тайно покупали чужих детей и выдавали их за своих. Агафокл из Сиракуз разбил карфагенские войска (310 г. до н. э) и стал лагерем под стенами города. Осажденные; раскаявшись в том, что они обманывали свои божества, решили умилостивить их великим жертвоприношением. В раскаленную медную статую Бааля было брошено 200 детей, выбранных из самых знатных семей.
Человеческие жертвы были в обычае у древних персов, египтян и у других восточных народов, у которых имя жреца и имя палача были синонимы. У многих народов мира погребение правителей и вождей сопровождалось ритуальным убийством их жен, слуг и рабов.
До сих пор еще не уничтожен обычай самосожжения жен на похоронах мужей: еще в 1803 г. число таких сожжений в Индии доходило до 30 тыс. в год.
Если в современном мире общепризнано, что распространяющий идеи фашизма или оправдывающий террористов-смертников достоин сурового наказания, то почему же не согласиться с тем, что убежденный идолопоклонник подлежит суровому наказанию?
Для Торы любая форма принесения в жертву человека неприемлема. История поднятия на жертвенник Ицхака (1673 г. до н. э.) часто воспринимается неверно. Она не имеет никакого отношения к другим народам и, являясь испытанием Авраама, осталась не понятой никем из окружавших его людей. Но, если вчитаться в текст Торы, то можно заметить, что Вс-вышний изначально сказал Аврааму: "Иди себе в землю Мория и подними его там в качестве "поднимаемого" на одной из гор, о которой Я тебе скажу" (Берешит, 22:2). И Авраам, будучи праведником и не ища для себя легких путей, понял это повеление, как обязанность принести сына в жертву, хотя Вс-вышний не требовал от него этого, а лишь хотел, чтобы он положил Ицхака на жертвенник.
И через пророка Йермиягу Б-г обратился к тем, кто, ссылаясь на связывание Ицхака, оправдывал человеческие жертвоприношения, утверждая, что Он хотел бы человеческих жертв, но из милости не стал принуждать людей: "И построили высоты баалю, чтобы сжигать сыновей ваших в огне, вознося баалю - то, о чем Я не повелевал и не говорил, и что не приходило на сердце Мне" (19:5).
Мидраш Танхума говорит, что слова "не приходило на сердце Мне" относятся к случаю Авраама, когда Б-г изначально не хотел его сожжения на жертвеннике, "не приказывал" - к поступку Ифтаха, посчитавшего, что он обязан в благодарность за дарованную ему победу принести в жертву свою единственную дочь (981 г. до н. э.), хотя по закону ему следовало отменить свой обет.
Христианский теолог Серен Кьеркегор в своей работе "Страх и трепет" с пониманием относится к поступку Ифтаха и видит в его действиях исполнение религиозного долга, который обязан был бы исполнить каждый на его месте. "Когда храбрый судья израильский, спасший народ свой в час бедствия, связал одним и тем же обетом и Б-га, и себя, ему предстояло вооружиться всем мужеством, чтобы превратить в скорбь ликование девушки, радость любимой дочери. И весь Израиль печалился с ней, жалея ее девственную юность. Но каждый благородный муж должен был понять Ифтаха, каждая великодушная женщина должна была быть на месте его дочери: ибо какой же прок был бы от победы Ифтаха, одержанной в силу его обета, если бы он не сдержал его? Разве победа не могла бы тогда быть вновь вырвана из рук народа?"
Это высказывание свидетельствует о том, что христианские мыслители не смогли приподняться над мировоззрением язычества: главное - это исполнение обета, данного божеству. Оно помогло человеку ради того дара, который он обещал ему, и его во что бы то ни стало нужно принести. Человеческая жизнь и страдания отступают на задний план. Они не важны перед лицом божества. Человек ничтожен и должен подчиниться судьбе.
Это в корне расходится с философией иудаизма: мир создан ради того, чтобы человек получал благо. Богу не нужна ни смерть человека, ни его страдания. Каждый человек - это целый мир, и убивающий одного разрушает мироздание. Б-г не нуждается в дарах человека, и тот может отменить свое обещание в любом случае. Человеку прощаются его необдуманные поступки, как только он раскаивается в них.

Раввин Зеэв МЕШКОВ, "Махон Меир", Иерусалим

Вернуться на главную страницу


Среди читательских пожеланий, прозвучавших в дни годовщины выпуска нашего издания, было немало просьб публиковать беседы раввинов, посвященные недельным главам Торы. Сегодня при информационнной поддержке иерусалимской иешивы "Толдот Йешурун" мы открываем эту рубрику беседами двух известных иерусалимских раввинов Дова Бегона и Зеэва Мешкова
Тецавэ-Захор
11 Адара 5766

И свет, и радость, и величие

Раввин Дов БЕГОН, Иерусалим

В субботу перед Пуримом читают главу Захор: "Помни, что сделал тебе Амалек, по дороге, при выходе из Египта" (Дварим, 25:17).
Что же сделал нам Амалек?
Объясняет Тора: "…который случился тебе по дороге и преследовал всех плетущихся за тобой, а ты устал, и утомился, и не боялся он Всесильного" (Дварим, 25:18).
Амалек хотел показать всем народам, что Израиль ничем не отличается от них и даже стоит на более низкой ступени, чем все остальные. Поэтому он и напал на нас, и воевал с нами. Раши, пользуясь близостью корней слов "кара" ("случилось") и "кар" ("холодный"), делает вывод: "Все народы боялись воевать с вами, но пришел Амалек и показал, что это возможно. Амалек похож на человека, который прыгнул в бассейн с такой горячей водой, что ни один человек не мог зайти в него. И, хотя он сам обжегся, но остудил его, так что другие могли опуститься в него вслед за ним".
У Амалека была наглость воевать с сыновьями Израиля сразу после того, как они вышли из Египта и море расступилось для них. Его нападение стало возможным только после того, как сыновья Израиля проявили слабость на стоянке в Рефидим. Почему так названо это место? В его названии сочетаются два слова "рефу" и "ядаим" ("опустились руки"). Сыновья Израиля начали спрашивать: "Есть ли Бог среди нас?", и тут же пришел Амалек. И только после того, как Моше укрепил веру народа, была одержана победа.
Моше сел на высоком месте и поднял руки над головой. Все то время, что его руки оставались поднятыми, сыновья Израиля побеждали, но когда они начинали слабеть и опускаться, Амалек теснил их. Мудрецы Талмуда говорят, что не руки Моше приносили победу, а понимание сыновей Израиля, что их сила только в прочности веры. А руки Моше лишь заставляли помнить об этом (Рош ха-шана, 29а).
Цель Амалека и всех, кто идет по его стопам на протяжении всех поколений, показать, что сыновья Израиля - такой же народ, как и все остальные, и можно воевать с ними, побеждать их и даже стремиться уничтожить всех, как хотел того Аман или как хотели нацисты.
И в наши дни арабы, отнявшие у нас часть земли, преследуют именно такую цель. И в такой момент нужно, чтобы во главе государства стояли люди, осознающие особенности еврейского народа, его предназначение в мире и его право на землю, определенное Богом. Врага останавливает не только оружие, не только сильная армия, но, прежде всего, твердый дух. Правительство Израиля должно было бы провозгласить на весь мир, что Б-г - Он Вс-сильный, и Его власть распространяется повсюду. Он избрал нас и дал нам Его Тору и Его Землю. И тогда мы увидим, как тьма превратится в свет, и "будет у евреев и свет, и радость, и веселье…"


Пурим 5766: ПИТЬ "ДО", НО НЕ "ПОСЛЕ"


Рав Зеэв МЕШКОВ, Иерусалим


Мудрецы заповедали выпить чуть больше обычного, вспоминая день, когда над еврейским народом нависла смертельная угроза, и ни один человек на свете не знал, что делать. Обязанность перестать на короткое время мыслить логически, рассуждать и делать правильные выводы должна напомнить нам, что не все можно рассчитать и предугадать - спасение в безвыходном положении приходит неожиданно.
Но принцип "я ничего не понимаю - пусть Б-г меня спасает" не всегда работает. Им можно пользоваться только в безвыходной ситуации. Пока ты можешь продвигаться по жизни сам - "иди себе… ходи передо Мной" (Берешит, 12:1; 17:1). Но там, где закончились твои силы, не строй нелепых планов - положись на Б-га. Мидраш говорит, что Йосеф был наказан двумя лишними годами в темнице за то, что попросил виночерпия напомнить о нем фараону. И вроде бы он сделал все правильно, приложив усилия, чтобы освободиться из плена. Его ошибка заключалась в том, что он хватался за соломинку. Разве от египтянина можно ждать добра, особенно, если ты сделал ему что-то хорошее! Поэтому его действие было похоже на поиск соломинки среди бурных волн океана. Оно было продиктовано его отчаянием, а отчаяние - преступление перед лицом Небес.
Мудрецы, благословенна их память, заповедали пить в день Пурима, пока человек не перестанет различать между "арур Аман" и "барух Мордехай" ("проклят Аман" и "благословен Мордехай"). Это означает, что нет у нас права опираться на злодеев, чтобы искать спасения. Все равно ничего не выйдет - как у Йосефа. Даже, когда исчерпаны все планы и не остается никакой надежды, нельзя жать руку злодею и говорить при этом, что он праведник: мол, благословен Аман, потому что много хорошего сделал людям. Так же нельзя ради собственного спасения начать преследовать настоящих праведников: мол, все беды из-за Мордехая. Такой ценой спасение не покупается - лучше не строить никаких планов и молиться.
Как бы хотелось напомнить это правило многим израильским политикам и сказать им: "Вы продолжаете хвататься за соломинку вместо того, чтобы обратиться к Б-гу. Но, не найдя соломинки, вы давно начали благословлять злодеев в надежде, что они вам помогут, и преследовать праведников, которые по-прежнему напоминают вам, кто есть кто".
Нельзя снабжать электричеством, водой, медикаментами, деньгами и, наконец, оружием злодеев, а праведников - выгонять на улицу из собственных домов. Это не выход.
Но оказывается, что эта проблема существовала во все времена, и еще пророк Йешаяhу призывал сыновей Израиля: "Скажите, что праведник хорош… Горе злодею, ибо воздастся ему по делам рук его" (3:10, 11). Иными словами: "Благословен Мордехай, и проклят Аман". Это нужно повторять, не путаясь даже в том случае, если как следует выпил.
Однако изначально есть заповедь, которую следует исполнять постоянно, и даже в Пурим она требует от человека ясности мысли и понимания. Одна из 613 заповедей Торы: "Помни то, что сделал тебе Амалек!". И вот мы раз в году, в субботу читаем строки: "Помни, что сделал тебе Амалек по дороге, когда ты вышел из Египта. И он встретился тебе на дороге и преследовал всех слабых твоих…" (Дварим, 25:18).
Но ведь вспомнить один раз в году - это минимальное исполнение важнейшей заповеди - так, для проформы, чтобы отделаться. А тот, кто хочет исполнить ее по-настоящему, должен помнить постоянно, что сделал нам Амалек, и что Аман происходил из его племени, и он проклят навеки.


 

Слово редактора
mz
mz
Аналитика
mz
 
Недельная
глава Торы
 
Дайджест "МЗ"
mz
mz
mz
mz
mz
mz
mz
На еврейской улице
mz
mz
Парк культуры
mz
Почти Серьезно
mz
Будьте здоровы
mz
mz
mz
mz
mz
Архив
 
 
israelinfo.ru - Израиль на ладони
Dolfi
Ben Zion. Еврейский ответ на еврейский вопрос. Все о сынах Сиона в мире и пост-советском пространстве. Обсуждение актуальных проблем антисемитизма и шовинизма. Множество статей о еврейской культуре. Еврейские анекдоты. Еврейская музыка. Еврейская литература

Ami 24273 байт

redlights.gif
languages-study.gif
jew_p.gif
supreme.jpg
Jerusalem Chronicles

 

Электронный адрес, по которому вы можете обращаться к нам :

shkolnik2002@yahoo.com

Главный редактор – Леонид Школьник   

 © Все права на материалы, находящиеся на сайте   http://www.newswe.com     охраняются  в соответствии  с международными законами, в том числе положением об авторском праве.  При любом использовании материалов сайта  ссылка на www.NewsWe.com обязательна.